Блоггер о домашнем насилии

#ЯНеХотелаУмирать — закон о домашнем насилии.

В сети блогеры Александра Митрошина и Алёна Попова запустили масштабный флешмоб #ЯНеХотелаУмирать — они призывают принять федеральный закон о домашнем насилии, который будет защищать жертв.

A post shared by Александра Митрошина (@alexandramitroshina) on Jul 19, 2019 at 7:57am PDT

«Совсем недавно погибла очередная жертва домашнего насилия. Оксану Садыкову начал бить муж. И когда чаша терпения переполнилась, она написала на него заявление о побоях и подала на развод. В полиции ничего не сделали, мужа отпустили, он подкараулил ее в подъезде и убил на глазах у 8-летнего сына. Трое несовершеннолетних детей остались без матери.

Оксана была бы сейчас жива, существуй у нас закон о домашнем насилии. После избиений и попытки удушения ее муж не должен был находиться на свободе, или же Оксану должен был защищать охранный ордер. Муж должен был носить датчик движения и проходить психологическую программу для агрессоров (они, кстати, работают великолепно. В других странах). Но наше государство не защитило Оксану, и она умерла при попытке уйти.

Таких Оксан у нас в стране много.

Ежегодно от домашнего насилия в России гибнут около 12.000-14 000 женщин (https://rg.ru/2012/10/23/nasilie.html)

В Америке, где сильно развита система профилактики и борьбы с домашним насилием, в 3-4 раза меньше. Хотя население там в два раза больше, чем у нас.

России нужен федеральный закон о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него.
Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью.
Чтобы это точно произошло, нам нужна максимальная огласка.

Внезапно я поняла, что действовать надо прямо сейчас, и что только моего голоса мало. И обратилась за помощью к другим блогерам. А сейчас хочу обратиться к вам.

Мы запускаем #ЯНеХотелаУмирать— флешмоб в поддержку закона о домашнем насилии, который спасает жизни уже в 146 странах. Мы требуем принять его в России.

РОССИИ НУЖЕН ЭТОТ ЗАКОН. Пожалуйста, если вы понимаете это, помогите нам добиться его принятия — выскажитесь публично о его необходимости.

Чтобы поучаствовать, надо сделать фото с надписью #ЯНеХотелаУмирать на себе или с табличкой с хэштэгом #ЯНеХотелаУмирать (можно сделать грим, но это не обязательно) и в посте тоже указать хэштэг. Табличка или надпись необязательна, если у вас нет возможности их сделать. Важна любая поддержка» — пост со страницы Александры.

A post shared by Алена Попова (Alena Popova) (@alenapopova) on Jul 19, 2019 at 8:06am PDT

Флешмоб поддержали многие блогеры, люди активно делают репосты в соцсетях и подписывают петицию.

#ЯНеХотелаУмирать: как российские блогеры начали кампанию против домашнего насилия

Активистки Алена Попова и Александра Митрошина призвали пользователей инстаграма делиться своими фотографиями с хештэгом #ЯНеХотелаУмирать и подписать петицию. Так они хотят добиться принятия закона о домашнем насилии. В феврале 2017 года в российское законодательство внесли изменения, и теперь за домашние побои обидчика ждет не уголовное, а административное наказание.

Чего уже удалось добиться активистам, кто выступает против закона о домашнем насилии и когда его могут принять, в эфире RTVI обсудили с блогером, организатором флэшмоба #ЯНеХотелаУмирать Александрой Митрошиной, сооснователем сети взаимопомощи для женщин «Проект W» Аленой Поповой и депутатом Госдумы Оксаной Пушкиной.

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

Читайте так же:  Верны ли суждения о защите прав ребенка

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

«Я не хотела умирать»: жертвы домашнего насилия делятся своими историями в Сети

От жертвы домашнего насилия до обвиняемой в нанесении тяжелых ран — лишь одно заявление в полицию. Кто быстрее его напишет, тот и окажется в более выгодной позиции. Так считает Виктория Школьникова из Челябинска. Она едва не погибла в очередной ссоре с мужем, закончившейся избиением. Пытаясь себя защитить, Школьникова схватила нож. Все произошло на глазах у маленького сына.

Теперь Школьникова не жертва, а подозреваемая в нанесении тяжких телесных повреждений. Бывший муж отказался идти на мировую и заявил, что это было нападение, а не самооборона. Вике грозит до 10 лет колонии.

Виктория Школьникова: «В этот момент он на меня еще с одним ударом пошел. Конечно, я жалею, наверное, мне стоило это вытерпеть, я вытерпела несколько раз, и стоило еще раз вытерпеть Конечно, он очень сильно пострадал, и у него такое тяжелое повреждение».

Вика сама вызвала скорую бывшему мужу. Пока она верит, что бывший муж ее простит, как прощала его она сама, забирая из полиции свои заявления о побоях. Она думала о сыне, который любит маму и папу одинаково.


Виктория признается, что ей пришлось согласиться на особый порядок рассмотрения дела. Она надеялась, что так сможет рассчитывать на смягчение наказания.

Светлана Костенко сбежала от мужа после его жестокой выходки. Попытка поспорить с ним привела к удару в челюсть. Годовалый ребенок видел, как отец с кулаками бросился на маму. Муж распускал руки и раньше, Светлана терпела — ей было стыдно выносить ссор из избы. Светлана прощала ради ребенка. С появлением малыша скандалы в семье участились.

Светлана Костенко: «Тема интима меня на время перестала интересовать вовсе. Врач сказала, что это нормально, потому что я кормлю ребенка, мне это не нужно сейчас. Я слышала, что я поломанная — ну на фига мне это надо, это реально разговоры незрелого мальчика».

[1]

Муж — бывший стриптизер, бывший сотрудник кальянной, а в статусе безработного ему, кажется, было комфортнее всего. Он хотел, чтобы деньги зарабатывала жена, а он бы в это время писал мрачные картины.

Против супруга Светланы возбудили уголовное дело. Это стоило ей здоровья. Она не может есть твердую пищу, ей сложно говорить: у нее на зубах шинирование. Но молчать нельзя. Ни себя, ни своего сына она больше не даст в обиду.

Таких историй много. Насколько — можно судить в Интернете по хештегу #янехотелаумирать. Синяки на фотографиях ненастоящие — грим, — а вот истории в постах реальные — о Маргарите Грачёвой, которой муж отрубил кисти рук, об Оксане Садыковой, которую убил муж, обо всех, кто до сих пор молчит и терпит.

Опубликован проект закона о домашнем насилии в России: основные принципы и первая критика

Сегодня Советом Федерации был опубликован проект будущего закона о профилактике семейно-бытового насилия. На официальном сайте приведены основные принципы защиты жертв. При этом уточняется, что все положения в документе неокончательны, а в дискуссии по их доработке может участвовать любой желающий.

Исходя из текста документа, будущий закон направлен на защиту жертв насилия в семье: женщин, мужчин, детей и стариков, которые подвергаются физическому или психическому страданию или получают угрозы на этот счет. В тесте законопроекта также вводятся такие понятия, как «примирение» и «запрет на общение с жертвой».

Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено: совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием информационно-телекоммуникационной сети интернет, предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося семейно-бытовому насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю,

— сказано в тексте законопроекта.

В документе также сказано, что виновного в домашнем насилии могут обязать покинуть место совместного проживания с жертвой или же добровольно позволить жертве самостоятельно покинуть общее жилье. В законопроекте также предложено обеспечить социальное обслуживание жертв и их реабилитацию.

Вышедший сегодня план закона о домашнем насилии уже был раскритикован активистами и многочисленными пользователями сети. Так, общественный деятель Алена Попова назвала понятие «содействовать примирению», прописанное в проекте, попыткой переложить вину за конфликты на жертв насилия.

Читайте так же:  Где брать сертификат на материнский капитал

Сам факт «содействовать примирению» — это опять сказать жертве: «Дура, сама виновата, ты чего это, не хочешь мириться, что ли? А дети? А закон?

— высказалась Попова в своем Facebook.

Прокомментировала текст законопроекта и юрист Мари Давтян. Она считает, что опубликованный документ — это урезанная, сокращенная и во многом юридически безграмотная информация. Давтян убеждена, что новый закон не имеет смысла, потому что его пункты исключают из-под действия закона все виды физического насилия, так как они содержат в себе признаки либо административного правонарушения, либо преступления.

«Ты не одна»: Саша Митрошина и Алёна Попова о сети взаимопомощи женщин

Цели движения:

  1. Реализация закона о профилактике домашнего насилия;
  2. Привлечение внимания общественности к проблеме домашнего насилия в России;
  3. Объединение фондов, экспертов, СМИ и волонтеров, которые могут оказать помощь жертвам домашнего насилия.

В рамках проекта #ТыНеОдна можно:

— найти активистов, блогеров, журналистов и лидеров мнений, которые могут предать огласке случаи домашнего насилия в месте, где этот случай произошёл (что очень важно, ведь насилие происходит везде, именно поэтому пострадавшие нуждаются в освещении событий людьми, которые находятся в конкретном городе, регионе);

— узнать, какие фонды и кризисные центры, созданные для помощи жертвам насилия, существуют в разных городах России;

— получить контакты юристов и юридических центров, предоставляющих бесплатные консультации по вопросам, связанным с домашним насилием;

— составить заявление в полицию с помощью доступной формы на сайте, которая адаптирована под экстренные случаи;

— найти курсы и онлайн-тренинги, направленные на психологическую и физическую адаптацию;

— узнать всю необходимую информацию о правах и возможных действиях при возникновении угрозы здоровью и жизни.

Летом 2019 года Александра Митрошина запустила масштабный флешмоб #ЯНеХотелаУмирать, в котором приняли участие более 16000 человек. Этот проект вскрыл реальные цифры и масштабы ситуаций, связанных с домашним насилием в стране. Флешмоб собрал более 30 упоминаний в СМИ, в том числе в иностранных изданиях и вызвал большой общественный резонанс: началась широкая дискуссия о необходимости закона и защите жертв насилия.

Однако проект не стоит на месте, а его создатели продолжают активно освещать случаи насилия.

«Сейчас мы работаем над организацией выставки, посвященной проблеме домашнего насилия, над созданием памятника жертвам» — поделилась Александра Митрошина, основатель движения #ТыНеОдна.

Приоритетная задача проекта заключается в борьбе с эпидемией насилия в России. Для этого представители движения агрегируют помощь жертвам и борются за введение закона о профилактике домашнего насилия.

Почему сеть взаимопомощи важна?

По данным МВД, в Российской Федерации 40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье. От домашнего насилия чаще всего страдают самые слабые и незащищенные члены семьи — женщины, дети, люди с инвалидностью и пожилые.

От домашнего насилия в России за год пострадали более 16 млн. женщин (официальные данные Росстата): 38% женщин в России подвергались вербальному насилию в семье в течение жизни, 20% женщин подвергались физическому насилию в течение жизни, 10% жертв обращаются в полицию. Для женщины вероятность стать жертвой насилия в своей семье выше, чем вне ее. Так, женщины составляют 75% жертв домашнего насилия.

Согласно данным департамента судебной статистики при Верховном суде за первое полугодие 2017 г., к административной ответственности по ст. 6.1.1. КоАПа РФ «Побои» были привлечены 51 689 человек, из них 40 477 – т. е. абсолютное большинство – были наказаны штрафом. При этом средний размер штрафа составил около 5000 руб. Как за две неправильные парковки в Москве.

Официальная статистика МВД России уже несколько лет демонстрирует усиливающийся рост числа преступлений, совершенных в семье, – примерно на 5000 случаев ежегодно. Если в 2013 г. в отношении членов семьи было совершено 37 476 преступлений, то в 2014 г. – 41 966, в 2015 г. – 49 579, а в 2016 г. – 64 421. Кроме того, побои – одно из самых распространенных правонарушений в семейно-бытовой сфере.

С домашним насилием необходимо бороться

Россия входит в число 18 стран, чьи законы меньше всего защищают жертв от насильника. Зафиксированы случаи, когда полиция игнорировала случаи обращения женщин до появления у жертвы серьезных травм, например, ножевых ранений.

В настоящий момент представители правоохранительных органов не принимают никаких профилактических мер. А факты уже случившегося насилия приводят в ужас: так, в прошлом году муж Риты Грачевой вывез ее в лес и отрубил ей кисти обеих рук, воткнул топор в бедро, хотя, что важно, героиня событий обращалась до инцидента в полицию.

В прошлом году собственным мужем была убита Алена Верба. Женщине было нанесено более 40 ножевых ранений. Особая жестокость заключалась еще и в том, что насильник накрыл тело жертвы и оставил маленького сына с телом, запертым в квартире. Известно, что убитая до этого обращалась в полицию с жалобами на мужа, однако соответствующие меры не были приняты. Очевидно, что подобные преступления можно было бы избежать, если в стране существовали законы, профилактические нормы, специальные службы, которые могли бы обезопасить пострадавших.

Более того, в 2017 году в России декриминализовали случаи побоев в семье. Сегодня первый факт бытового насилия наказывается штрафом, эквивалентным двум неправильным парковкам в Москве. Это никак не останавливает насильника и не защищает жертву от последующих случаев.

Нелепость ситуации заключается еще и в том, что государство не предусматривает бесплатную юридическую помощь жертве, а агрессору предоставляется бесплатный адвокат, оплаченный налогами граждан!

Что делать? Петиция

[2]

«В этом году нам уже удалось вынести новый законопроект на официальные слушания в Государственную Думу. Я убеждена, что теперь все зависит от нас. Именно поэтому сейчас как никогда важно подписать петицию за принятие закона о домашнем насилии» — прокомментировала Александра.

Читайте так же:  Социальная реклама против домашнего насилия
Видео (кликните для воспроизведения).

вводит определение «домашнего насилия» и его виды, а также легитимизирует предотвращение преступлений в отношении супругов, детей, близких родственников, близких партнеров.

В основе закона лежит запрос на введение охранных ордеров, позволяющих изолировать насильника от жертвы, запретить ему приближаться к жертве, месту ее работы и наиболее часто посещаемым местам. Подобные ордера существуют уже в 124 государствах и обеспечивают жертвам насилия безопасность. Так, жертвам не приходится терпеть насилие по принципу «некуда идти». Также в случае принятия закона, жертва будет защищена государством: правоохранительные органы, а не сама жертва, займется сбором доказательств.

Закон предусматривает конкретные меры по работе с насильниками: программы по работе с гневом, ограничительные меры по предотвращению рецидивов случаев жестокости, комплексная система профилактических мер для устранения форм агрессии на ранних стадиях.

Подобные законы уже несколько лет действуют на территории многих стран Западной и Восточной Европы, а также СНГ. Опыт Казахстана, Украины, Молдовы, Киргизии, Чехии, Литвы, а также других стран показал, что случаи внутрисемейного насилия сокращаются от 20 до 40% после принятия подобных законов.

Мировая практика в области борьбы с насилием в семье доказала, что специальный закон о профилактике насилия в семье более эффективен, чем отдельные статьи уголовного, гражданского, и административного законодательства.

Опубликован проект закона о домашнем насилии в России

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия в России, который в ближайшее время направят в Госдуму, опубликован на сайте Совета Федерации в пятницу, 29 ноября. Ранее спикер верхней палаты парламента Валентина Матвиенко заявила, что это необходимо для «открытого обсуждения» закона.

Авторы законопроекта предлагают ставить на профилактический учет виновных в семейном насилии, а также задействовать семьи в профилактических программах. Кроме того, суд может предписать виновному в домашнем насилии покинуть место проживания с жертвой и прекратить общение. Предлагается выдавать агрессорам предписание о запрете приближаться к пострадавшему на срок до одного года.

Материалы по теме

http://lenta.ru/news/2019/11/29/zakon/

Жертва домашнего насилия пробилась в телеэфир и пожаловалась на преследование

В эфир британской программы This Morning («Этим утром») позвонила женщина по имени Луиза (имя изменено), которая пожаловалась на издевательства со стороны бывшего мужа. Ведущие передачи пообещали помочь жертве домашнего насилия и заявили, что по окончании выпуска позвонят в полицию. Об этом сообщает The Sun.

Своими проблемами Луиза поделилась с Дейдре Сандерс — колумнисткой The Sun, которая из дома по видеосвязи общалась со зрителями в прямом эфире утреннего шоу. Пробившись в телеэфир, женщина рассказала, что несколько лет назад сбежала от домашнего насилия, однако бывший муж продолжает преследовать ее и утверждает, что не сдастся, пока она не будет мертва.

Читайте также

Сколько нужно молчания. Внимание к убийству аспирантки в Петербурге должно привести к общенациональной дискуссии о борьбе с домашним насилием

Меня зовут Маша, мне 21 год. Я выросла в многодетной семье. Меня били столько, сколько я себя помню. А помню я себя с двух лет. Не били только старшего брата. Били за все. По воскресеньям поднимали избиениями с кровати, чтобы отвести нас в церковь.

Папа бил перед сном. Папа бил, когда болела. За то, что заболела. Папа бил за кашель.

Родители очень много работали, поэтому не следили за нами. Били тогда, когда вздумается. В 17 лет я переехала к своей старшей сестре. Я жила у нее два года. Она тоже била своих двоих детей на моих глазах. И угрожала мне. Через полгода после того, как я съехала от нее, она избила другую мою сестру. Той было больше 20 лет.

Если бы был закон о домашнем насилии, мы обратились бы в полицию. Но мы не хотели попасть в детдом. А без этого закона выход только такой. Поэтому мне и таким детям, как я, нужен закон о домашнем насилии. Чтобы у них был выбор. Не побои или детдом, а помощь взрослых или молчание.

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Екатерина

Здесь холодно, но внутри нас холода гораздо больше. Мне холодно. Потому что в любой момент меня может не стать. Мне страшно. Потому что в нашей стране семья — это сакрально. Но насилие не может быть сакральным. Насилие должно быть наказуемым. Я приехала из Питера только для того, чтобы сказать: мне необходим закон о домашнем насилии. Каждому в стране необходим закон о домашнем насилии.

Девушка, пожелавшая остаться анонимной

Я не знала, что сегодня можно выступить, но расскажу свою историю. Она распространена статистически, но ненормальна в этическом смысле. Агрессором в нашей семье был отец. Он направлял все виды насилия на мою мать. Нам тоже доставалось. В семье не было любви и чувства защищенности.

Отец бил маму и меня. Он гонялся за мамой с ножом. Он унижал нас. Из-за него никто не заметил сексуального насилия в мою сторону от других членов семьи. Я говорила маме, что нужно уходить. Но она боялась. Я с детства защищала свою мать. Ей до сих пор снятся кошмары. Когда мама ушла от него, отец нашел ее и чуть не убил. Прямо в подъезде дома. В полиции ничего не сделали, несмотря на снятые побои. Из-за этого всего я заработала ментальное расстройство и череду абьюзивных отношений.

Семьи разрушает безнаказанность и жестокость, а не закон о домашнем насилии. Насилие плодит насилие. Я вышла сюда за себя и свою мать. Я хочу остановить насилие.

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Меня зовут Вера, мне 20 лет. Когда мне было семь, по дороге в школу меня пытались изнасиловать. На мне были джинсы и куртка. Мне повезло: моя мама меня спасла от насильника. Но мой отец обвинил меня из-за бабочки на кармане на попе — я завлекала насильника.

Так быть не должно. До последних лет я верила в свою вину. Я боюсь носить джинсы. Но виноват насильник. Жертву нужно защищать. Что бы на ней ни было надето. Даже если она голая и пьяная. Виноват насильник. Нет — значит нет.

[3]

У меня нет отца, он умер, когда мне был один год. С пяти лет у меня отчим. Мама работала допоздна. Когда я не успевала уснуть за определенное время, отчим лупил меня ремнем. Мне было пять лет (девушка прерывается и плачет, а потом в течение всего выступления слезы мешают ей говорить).

Читайте так же:  Решает семейные дела

Мама работала постоянно. Иногда на двух работах. Он все время сидел дома. Иногда я не знала, что мне поесть. За каждый съеденный лишний кусок он меня бил. Мне было семь.

Однажды я не вышла вовремя погулять с собакой. Он вытащил плечики из кладовки и лупил меня до тех пор, пока они не сломались. Мне было восемь.

Мой младший брат — его сын. Однажды он сломал телевизор. Отчим узнал об этом и лупил меня детской деревянной клюшкой. Он запугал меня до такой степени, что я не могла пожаловаться маме. Я терпела это до тех пор, пока не закончила школу и колледж. Я уехала в Москву из Екатеринбурга и всеми силами просила маму, чтобы она оставила его. Но всю жизнь мама говорила, что боится уйти от него. Боится, что сын будет осуждать ее за то, что мать выгнала отца.

На мое семнадцатилетие он накинулся на маму. Я хотела защитить ее. Набросилась на отчима. Он чуть не вытолкнул меня в окно с шестого этажа. Мы вызвали полицию — он убежал. Когда полиция приехала через час, никто не стал его искать. Мы просидели всю ночь в отделении. Через пару дней полиция приехала к нам с визитом. Он был дома, мама была на работе. И полиция настояла на том, чтобы я забрала заявление.

Моя мать все еще живет с ним. Она говорит, что я занимаюсь ерундой. Спрашивает, зачем я борюсь за этот закон: «Неужели у тебя в семье было насилие?» А я говорю: «Да. Оно было. И оно есть сейчас. Психологическое. И физическое». Нам нужен этот закон!

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Виктория

Я хочу напомнить случай с Татьяной Страховой. В январе прошлого года девушка Татьяна Страхова была убита своим бывшим парнем Артемом Исхаковым. Все начали ее обвинять в том, что она была откровенно одета. Я хочу сказать, что неважно, во что жертва была одета. Это не повод убивать.

Мне почти 19 лет, как и Тане было на тот момент. И я боюсь, что со мной может произойти то же самое.

Наташа

Меня зовут Наташа, и в пять лет мой отец впервые меня ударил. Это продолжалось до моих восемнадцати. И это бы не остановилось, если бы я не ушла из дома. Мои друзья говорят, что я глупая, потому что живу с человеком, который меня не любит. А я говорю, что моя сестра ушла из дома в свои двенадцать, потому что ее заявления не принимали. Побоев нет, а потому и дела нет.

Мой отец запретил делать аборт моей матери. И теперь моя третья сестра тоже подвергается ежедневному насилию. Однажды, когда мне было тринадцать лет, я пыталась остановить своего отца. Моя мать сказала мне, что это не мое дело. Но это мое дело! Мне нужен этот закон.

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Девушка, пожелавшая остаться анонимной — об Анастасии Ещенко

Убийца остается убийцей, даже если имеет два высших образования. Убийца остается убийцей, даже если лил крокодильи слезы и просил прощения. Убийца остается убийцей, даже если это белый мужчина с историческим образованием. Убийца остается убийцей, даже если есть защитники, желающие его оправдать. Убийца остается убийцей. Убийство — это убийство.

Его убийство жестоко и бесчеловечно. Его убийству нет оправдания. Его убийство — это преступление. Его убийство — это жизнь, которую не вернуть. Его убийство — это горе родственников и друзей Анастасии Ещенко.

Убийцы должны быть за решеткой.

Материалы по теме

http://lenta.ru/news/2020/04/16/abuse/

Девочкина рубрика. Закон о домашнем насилии. За и против.

Сегодня в рамках моей рубрики обсудим законопроект, который уже наделал много шума. Из названия вы уже поняли, что касается он домашнего насилия. Как всегда я сделаю небольшое предисловие: я замужем, мой муж — прекрасный человек, я не сумасшедшая феминистка. Точка.

Но я не могу пройти мимо ужасающей статистики, которая гласит, что ежегодно в России от рук мужей (любовников, сожителей) погибают 14000 женщин. Вчитайтесь, столько умирают, а сколько ещё мучаются всю жизнь и обрекают на страдания своих детей? Сколько заявлений в полицию не принимается с формулировкой «ещё помиритесь»?

Представили? Неужели ничего в груди не дёрнулось?

Законопроект о домашнем насилии нужен для защиты женщин и мужчин (семьи разные бывают!), а также детей, которые стали жертвами внутри своего дома. Таким людям некуда идти и негде искать защиты. Родители часто заявляют «иди в свою семью», «бьет — любит», «ну, психанул мужик. » и прочие фразы-пережитки прошлого, когда разводы не приветствовалось и считались позором. Как говорится, бабка терпела, мамка и у меня судьба терпеть. Нет! Мы живём в 21 веке и государство, социальные службы, волонтеры могут обеспечить жертвам насилия достойное убежище. Это нормально и во многих странах действует подобная практика: суд запрещает приближаться мучителя

Читайте так же:  Какой процент платят алименты на 1 ребенка

к жертве. Таким образом обеспечивается безопасность потерпевшей (или потерпевшего).

Как раз за подобные нововведения борется проект # тынеодна ! Я, как блогер, присоединилась к нему и готова оказывать информационную помощь! В Инстаграме проекта вы можете ознакомиться с ужасающими преступлениями, которые, к сожалению, уже не предотвратить. НО если бы действовал закон, возможно, убийств и травм удалось бы избежать.

Конечно, сейчас начинают приравнивать законопроект к будущему способу манипуляции. Якобы женщины, которым не купили шубы, прямо в пуховиках побегут писать заявления на жадных мужей. Или ребёнок, которого заставили делать уроки вместо мультиков, рванет к волонтёрам за защитой. Вы серьезно? Знаете, люди-манипуляторы везде найдут способ повернуть ситуацию в нужное русло, это им удастся и без закона. А вот настоящие жертвы. что им делать? Куда обращаться?

«Самое страшное — молчать»

Десятки женщин собрались в центре Москвы, чтобы публично рассказать о пережитом семейном насилии

Фото: Светлана Виданова / «Новая»

  • Видео: Светлана Виданова, Александр Лавренов / «Новая газета»

    Вечером морозного ноябрьского понедельника, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, на площадь Яузских ворот вышли активистки, чтобы потребовать принятия закона о домашнем насилии. Вместе с ними вышли поддерживающие их мужчины. Городские власти впервые согласовали массовые пикеты в центре столицы в поддержку закона, правда, организаторы сообщали, что число участников пытались снизить с двухсот до пятидесяти.

    Несколько десятков человек окружили памятник пограничникам Отечества, другие стояли напротив них. Почти все — с плакатами: «Плохо сопротивлялась — смерть, хорошо сопротивлялась — тюрьма», «В России быть замужем опасно», «Бьет — значит статьи 111, 112, 115 УК РФ», «Если этого не происходило с тобой, это не значит, что этого не существует», «Домашнее насилие — преступление, а не традиция», «91% против 3%».

    Акция в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Последние цифры — из исследования «Медиазоны» и «Новой газеты» о домашнем насилии. По данным исследования, 91% женщин, севших по 108-й статье УК («Превышение пределов необходимой обороны»), защищались от своих партнеров. Мужчин, превысивших оборону при защите от партнерш, только 3%. Четыре из пяти осужденных за убийство (статья 105 УК) женщин защищались от домашнего насилия. При этом Минюст считает проблему домашнего насилия в России «преувеличенной», а сторонники «традиционных ценностей» собирают митинг против закона о профилактике семейно-бытового насилия в Сокольниках.

    Московская мэрия пусть и согласовала массовые пикеты, но звукоусилительной техникой пользоваться не разрешила. Вместо этого на площади был «открытый микрофон»: выступить могла каждая желающая или желающий (в первую очередь, женщины). Остальные повторяли то, что произносили с импровизированной сцены — помоста обелиска.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Получился удивительный перформанс: на зимнем холоде больше двух часов десятки девушек и женщин рассказывают о своем или чужом опыте пережитого дома насилия. Им вторят другие. Требуют свободу: сестрам Хачатурян, Юлии Цветковой, вспоминают убитую Анастасию Ещенко и Татьяну Страхову или Маргариту Грачеву, которой муж отрубил руки.

    Кроме стандартных кричалок («Нам нужен закон!», «Кризисные центры — в каждый район!», «Самооборона — не преступление!», «Жертва невиновна!»), после каждой личной истории женщину поддерживали: «Мы с тобой!»

    Мы публикуем несколько историй из десятков рассказанных за этот вечер.

    Материалы по теме

    Материалы по теме

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу рассказать свою историю. Мне восемнадцать. На протяжении двух лет я была в абьюзивных отношениях. В первый раз нож был у моего горла за то, что на меня посмотрел другой парень. Я подумала, что я виновата сама. Мне было страшно. Он попросил прощения. Потом я получила удар по щеке из-за ревности. Это продолжалось очень долго. Он стал нападать на меня сверху. Толкать и избивать. Я боялась раздеться при маме, чтобы она не увидела синяков на теле.

    Каждый раз я думала, что я виновата. Его главным аргументом была… его любовь. Насилие — это не любовь! И жаль, что я поняла это поздно. Каждый раз, рассматривая свои синяки, я боялась, что в один день он меня убьет.

    Мне понадобилось очень много смелости, чтобы прервать эти отношения. И понять, что любовь — это не насилие.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая»

    Девушка, пожелавшая остаться анонимной

    Я хочу признаться. Меня изнасиловали, когда мне было восемь. Я молчала 16 лет до этого дня. Мы живем в стране, где виноват даже ребенок. Давайте изменим эту логику!

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Самое страшное — это тишина. Расскажите всем, кого вы знаете, о том, как важно говорить. Спасите друг друга. Спасите слабых. Давайте спасем нашу страну вместе. Сила — в смелости. Мы вместе. Мы вместе! Хватит молчать!

    Источники

    Литература


    1. Дьяченко, Е. Б. Контроль за корпорациями. Доктрина и практика / Е.Б. Дьяченко. — М.: Инфотропик Медиа, 2013. — 142 c.

    2. ред. Корельский, В.М.; Перевалов, В.Д. Теория государства и права; М.: Норма; Издание 2-е, испр. и доп., 2012. — 616 c.

    3. Чашин, А. Н. Лишение водительских прав. Как автовладельцу выиграть судебный процесс / А.Н. Чашин. — М.: Дело и сервис, 2017. — 969 c.
    4. Ивакина, Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов); М.: Юристъ, 2012. — 384 c.
    5. Басовский, Л.Е. История и методология экономической науки. Учебное пособие. Гриф МО РФ / Л.Е. Басовский. — М.: ИНФРА-М, 2017. — 773 c.
    6. Блоггер о домашнем насилии
      Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here