Домашнее насилие законодательство

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

Проекта закона о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах – текст и обзор законопроекта

Закон о домашнем насилии предлагали принять в России уже не один раз. До сих пор отдельный нормативный акт так и не принят. Многие эксперты полагают, что имеющихся на сегодня мер достаточно, чтобы бороться с насилием в семье, и дополнительный закон будет лишним.

Расскажем подробнее, какие нормы планируют ввести власти, и почему новый закон о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах (текст законопроекта можно скачать здесь) вызвал волну неудовольствия среди граждан.

Читайте так же:  Взыскание алиментов иск или судебный приказ

Почему в РФ нужен такой закон

Впервые текст закона появился еще в 2016 году (проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» от 28.09.2016). Тогда проект отклонили, а в 2019 году работа снова возобновилась, так как жертвы домашнего насилия в России неоднократно обращались в Европейский суд по правам человека. И ЕСПЧ посчитал, что в России отсутствует механизмы для эффективной защиты граждан от семейного насилия.

Концепция нового закона осталась прежней. Сегодня за домашнее насилие привлекают к административной ответственности (статья 6.1.1 КоАП РФ), если нанесенные физические повреждения не значительны и инцидент произошел впервые.

[1]

Ответственность предусмотрена в виде одной из трех мер:

  1. Штраф в размере от 5 000 рублей до 30 000 рублей.
  2. Административный арест до 15 суток.
  3. Обязательные работы до 120 часов.

Фактически виновник побоев может выплачивать штраф из общего (семейного) бюджета, что лишает наказание смысла. При повторном нападении или нанесении серьезных физических повреждений агрессора привлекают к уголовной ответственности за домашнее насилие (статья УК РФ 116.1 и 117).

Собственно, квалифицированная норма отсутствует, применяются статьи за побои, причинение легкого вреда здоровью. Существующие меры не оказывают должного результата, поэтому соответствующая петиция за закон о домашнем насилии в 2019 году была подписана многими.

На сегодня жертва вынуждена самостоятельно доказывать, что по отношению к ней было применено насилие, и собирать доказательства. В то время как во всем цивилизованном мире этим занимается суд. В России, как правило, и жертва, и агрессор продолжают проживать на одной территории. Закон не предусматривает никаких мер, чтобы обезопасить жертву от дальнейших посягательств.

Ответственность

Термин «домашнее насилие» в российской нормативно-правовой базе отсутствует, в то время как в других странах мира данная категория правонарушений широко освещена.

Административное наказание

В настоящее время административная ответственность за побои со стороны близких людей (супруга, сожителя, родителей), совершенные впервые и без причинения вреда здоровью, предусматривает один из следующих видов наказаний:

[2]

  • административный арест на срок от 10 до 15 суток;
  • штраф от 5 до 40 тысяч рублей;
  • обязательные работы на 60-120 часов.

Домашнее насилие статья УК РФ

Если близкий человек снова поднимет руку, его ждёт уголовная ответственность в соответствии со 116 статьёй Уголовного кодекса РФ (побои) в виде:

  • обязательных работ на срок до 360 часов;
  • исправительных работ на срок до 1 года;
  • ограничения свободы на срок до 2 лет;
  • принудительных работ на срок до 2 лет;
  • ареста на срок до 6 месяцев;
  • лишения свободы на срок до 2 лет.

Названные меры административной и уголовной ответственности применяются в России с момента вступления в силу поправок в Уголовный кодекс РФ от 7 февраля 2017 года (об исключении уголовной ответственности за побои или насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие причинение вреда здоровью, в отношении близких лиц совершенные впервые).

После принятия поправок Генсек Совета Европы направил руководству Госдумы и Совета Федерации письмо, в котором выразил обеспокоенность такими изменениями. В ответ такое давление на Госдуму было названо недопустимым .

При принятии закона депутаты руководствовались тем, что ранее побои, совершённые близкими людьми, наказывались более строго нежели те же самые, но совершённые посторонним человеком: близкому человеку — уголовная ответственность, постороннему — административная. Но принятие поправок не означает, что побои стали легализованы.

Мнение общественности разделилось, одни полагают справедливым не привлекать к уголовной ответственности за затрещину или шлепок. Другие напротив считают, что теперь домашние садисты останутся безнаказанными.

А каково ваше мнение на этот счёт? – Пишите в комментариях.

«Бьёт — значит любит» — историческая справка

Выражение уходит своими корнями в древнюю Русь. Многим покажется это удивительным, но физическое насилие мужей над жёнами фактически легализовалось после практически полного искоренения язычества. Считается, что при язычестве женщины имели больше прав.

Укоренилась модель поведения, в обоснование которой легла догма о том, что женщина является корнем зла и источником нечистых сил, для очищения её души и спасения от посмертных страданий мужчина должен поучать и бить свою жену, выражая таким образом заботу о ней. Отсюда вывод: если мужчина не бьёт жену — значит не любит её.

Это нашло своё отражение в «Домострое», своде предписаний и наставлений семейного быта 16 века. Мужьям советовалось «учить» своих жён методами физического воздействия, при этом не рекомендовалось бить по лицу, чтобы с женой можно было появиться в обществе, по животу, если женщина беременна, использовать деревянные и железные предметы, «многие беды от того случаются … у беременных женщин и дети в утробе повреждаются». Наносить удары лучше кнутом, а не кулаками, «и больнее, и наука лучше усвоится. А побивши, приголубить, пожалеть и показать как любишь».

Данный исторически значимый документ фактически закрепляет насилие и рукоприкладство, как одну из основ построения семейной жизни и взаимоотношений между супругами в то время. К счастью, в настоящее время подобные рекомендации никакими нормативными правовыми актами не закреплены, однако пережитки прошлого в сознании современных россиян всё же остались.

Жертвы домашнего насилия – дело Володиной

Члены Совета Федерации всё же не исключают, что в дальнейшем домашнее насилие может быть переведено в уголовную плоскость, причиной тому текущая правоприменительная практика.

Первое решение Европейского суда по правам человека по делу о домашнем насилии уже состоялось. ЕСПЧ обязал Российскую Федерацию выплатить 20 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда 6 тысяч евро в качестве компенсации судебных расходов россиянке Валерии Володиной, подвергавшейся насилию со стороны бывшего сожителя и так и не получившей никакой помощи от правоохранительных органов.

ЕСПЧ постановил, что российские власти нарушили статьи 3 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод — о запрете пыток и дискриминации.

Дело Володиной — наглядный пример того, как на практике реализуется защита правоохранительными органами жертв домашнего насилия.

Бывший возлюбленный угрожал, избивал, преследовал, похищал девушку, публиковал её интимные фотографии, нападал и портил личные вещи, караулил в подъезде, она находила у себя устройства слежки — за три года произошло огромное количество различных инцидентов. Но никакой защиты и помощи Валерия так и не смогла добиться, всё продолжалось снова и снова.

Девушка неоднократно обращалась в полицию, однако дело возбудили лишь по факту публикации её фотографий, квалифицировав это — как нарушение неприкосновенности частной жизни, и спустя несколько месяцев приостановили «в связи с невозможностью установить лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности».

«Заявленные Володиной В.А. угрозы являются результатом их личных неприязненных отношений, а также ревности со стороны Салаева Р.Э.», — прокомментировали ситуацию сотрудники МВД.

Так может быть, проблема не в законодательстве о домашнем насилии, а в соблюдении и практической реализации правоохранительными органами уже существующих законов?

Валерия Володина была вынуждена уехать из России.

В своём решении ЕСПЧ подчеркнул, «эти пробелы в законодательстве наглядно показывают, что власти не признают важность проблемы домашнего насилия в России и дискриминационного эффекта, который насилие оказывает на женщин».

Статистика домашнего насилия в России

«Частичная переквалификация семейных побоев в административные правонарушения введена для «исправления» статистики. Это сделано потому, что в 2019 году правительству надо будет отчитываться по CEDAW (Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированная СССР в 1982 году)», — полагает руководитель Санкт-петербургского кризисного центра для женщин.

Читайте так же:  Раздел имущества находящегося в долевой собственности

Официальные данные о домашнем насилии в России носят разрозненный характер, однако по ряду признаков можно сделать вывод о том, что оно широко распространено.

По результатам отчета о репродуктивном здоровье населения России, подготовленного Росстатом при поддержке Фонда ООН в области народонаселения и отдела репродуктивного здоровья Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC):

  • При расчете в 16 млн. пострадавших получается, что от насилия страдает каждая пятая женщина в России.
  • Вербальному насилию подвергались в своей жизни более трети российских женщин.
  • О случаях физического насилия сообщала лишь каждая пятая.
  • 4% женщин сказали, что в их жизни бывали случаи, когда их нынешние или бывшие партнёры силой заставляли их вступить с ними в половую связь против их воли.

Интересную взаимосвязь установили учёные между домашним насилием и уровнем образования женщин, так «уровень насилия, которое женщины испытали на протяжении своей жизни или за последние 12 месяцев, снижается по мере роста уровня их образования». Уровень домашнего насилия вдвое ниже среди женщин с высшим образованием по сравнению с теми, кто имеет неполное среднее образование.

Примерно четверть женщин, подвергшихся насилию, заявили, что травма была не настолько серьёзной, чтобы обращаться за помощью или, что это было бы бесполезно и не принесло бы ничего хорошего, 8% думали, что это принесло бы дурную славу семье, 6% боялись развода, прекращения отношений или потери детей, 5% боялись, что, если они расскажут о насилии, то подвергнутся ещё большему насилию.

Пережитый в детстве опыт насилия является признанным фактором последующей вовлеченности в отношения, сопряжённые с насилием.

Каждая четвёртая жертва домашнего насилия никому об этом не рассказывает, в полицию обращается лишь одна из 10 жертв, до суда доходят единицы.

Еще одну страшную цифру можно встретить на просторах интернета — «каждые 40 минут в России от домашнего насилия погибает одна женщина». Впервые она появилась в докладе организации Amnesty International. Однако проверить её достоверность какими-либо официальными данными у нас так и не получилось.

По данным официальной статистики в 2018 году было зарегистрировано 12 516 насильственных преступлений против женщин, 3 260 тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. С января по июнь 2019 года зарегистрировано 17 301 преступление в сфере семейно-бытовых отношений, 60 % из которых в отношении женщин.

Реальное положение дел оценить весьма сложно, так как достоверной аналитики в настоящее время нет.

Реакция на критику

Авторы законопроекта призывают не впадать в крайности. Если ребенок одет и накормлен, никто не расценит экономическим насилием отказ купить новую игрушку. Тем не менее, остаются противники, которые считают, что это антисемейный закон, и направлен он на то, чтобы подорвать существующие устои.

Немало вопросов возникает по поводу охранного ордера. Многие считают, что от такого закона могут пострадать собственники недвижимости.

Например, приводит мужчина сожительницу, она через несколько дней обвиняет его в насилии, а мужчина остается без жилья. Таким способом могут воспользоваться мошенники в корыстных целях.

Сторонники закона утверждают, что это невозможно. Решение о выдаче охранного ордера будет принимать суд, который будет рассматривать сложившуюся ситуацию всесторонне. Сфабриковать факт домашнего насилия будет достаточно сложно.

Уже не один митинг против закона о домашнем насилии прошел в России, хотя проект еще не начали рассматривать. В каком виде он будет принят и будет ли принят вообще, с учетом таких активных протестов общественности, пока неизвестно.

Скачать законопроект № 1183390-6 можно здесь.

Свердловские общественники и полиция жестко раскритиковали законопроект о домашнем насилии

Сегодня в Общественной палате Свердловской области обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который был разработан депутатами Госдумы, сенаторами и экспертами. Уральские общественники обрушились на документ с критикой, которая в итоге вышла за пределы разумного. Вместе со вполне справедливыми замечаниями о размытости формулировок, о необходимости финансирования и о небольших противоречиях с федеральным законодательством участники круглого стола утверждали, что закон навязывают стране из-за рубежа, а цель его — дать заработать «феминизированным особям», разрушить семьи и уничтожить Россию. Подробности — в репортаже Znak.com.

«Это часть глобалистского проекта по сокращению народонаселения»

Первой на встрече выступила Людмила Виноградова — член Общественной палаты РФ, эксперт движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и лидер «Родительского всероссийского сопротивления». Она сказала, что законопроект ни в коем случае нельзя принимать, потому что его текст «дефектный», он приведет к коррупции, к желанию заинтересованных НКО нажиться на гражданах России, а также ко вмешательству во внутренние дела семьи. «Лоббисты» закона, к которым она относит политолога Екатерину Шульман, общественницу Алену Попову и «других представителей феминистского сообщества», продвигают инициативу на деньги Евросоюза, уверена она.

«Проводились общественные мероприятия. И Крым, и Кавказ высказались ну просто очень отрицательно против этого законопроекта, — заверила Виноградова, а затем неожиданно сделала категоричное заявление. —

Когда-то Виноградова занимала должность председателя Красногорского районного суда Каменска-Уральского. По ее словам, в ее практике все конфликты супругов были связаны не с насилием, а с деньгами. «Женщины обращаются [в полицию] только в те моменты, когда не могли решить вопрос о разделе имущества: „Либо ты дашь мне машину и квартиру, либо я заведу на тебя уголовное дело“. Никогда в других случаях жена не ходила в суд и не заявляла о привлечении к ответственности. Никогда не было такого, чтобы один супруг ударил другого и они пошли в суд», — сказала она.

В своей речи Виноградова упомянула и декриминализацию побоев в семье, сказав, что она «послужила на руку полиции» и «сократила преступность». С этим согласилась представитель свердловского главка МВД Лилия Будкевич.

Патриарх Кирилл считает, что закон о домашнем насилии насаждается из-за рубежа

«Количество особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в быту, у нас сокращается. За 2019 год их стало меньше на 7,5%, всего 147 таких случаев. Связана ли декриминализация с этим или не связана, но большинство дел заканчиваются примирением», — отчиталась она.

Сотрудница МВД заверила, что правоохранители и так работают над профилактикой семейно-бытового насилия, причем успешно. Нарушителей ставят на учет, им также выдают официальные предостережения. Отдельной статистики по предостережениям, впрочем, нет, как нет и цифр о правонарушениях в семье — отдельной отчетности по ним также не ведут.

«Я скажу однозначно: это (законопроект — прим. Znak.com) нарушение конституционных прав. Никогда органы внутренних дел не пойдут на то, чтобы без судебного решения ограничивать в конституционных правах других людей, даже временно. Такой закон не может быть принят, это однозначно!

— заявила Будкевич. — В документе описывается какое-то виртуальное насилие. Это, по сути, не насилие». На последних словах двое сурово смотрящих мужчин плотного телосложения, сидящих на местах для гостей, зааплодировали.

С обличительной речью выступила общественница из Санкт-Петербурга Ольга Баранец. Она продолжила слова Виноградовой о том, что законопроект навязывают нам из-за рубежа, сообщив, что все делается по требованию Совета Европы.

«Хотела бы донести до вас сенсационные вещи, откуда ноги растут. Еще при Брежневе наша страна присоединилась к конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Россия обязана отчитываться перед комитетом по этой конвенции. И комитет недоволен, он настоятельно призывает Россию внедрить комплексную стратегию, чтобы искоренить стереотипы о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе.

Читайте так же:  Статья о совместно нажитом имуществе в браке
Видео (кликните для воспроизведения).

Этот закон направлен на уничтожение семьи! Еще они просят легализовать проституцию и принять секспросвет в рамках этого закона» — заявила она.

Предыдущих ораторов горячо поддержал председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин. «В этом законе хозяином семьи будет НКО. Будут феминизированные особи, которые делают все, чтобы извлечь из этого деньги. Они будут насаждать свои порядки, свое видение. Секспросветы введут в школах, проституцию легализуют.

[3]

Есть шутки о заговоре. Почитаешь про „Римский клуб“, про деньги, понимаешь, что это серьезно все. Мягкой рукой за наши деньги будут уничтожаться семьи!» — взволнованно говорил он.

Самой спокойной и аргументированной была речь протоиерея Максима Миняйло, также выступившего против законопроекта. Он напомнил о том, что РПЦ считает документ разрушительным для семьи. И хотя священник также бросил несколько обвинений в сторону Запада, главным его опасением стала квалификация людей, которые бы занялись помощью и реабилитацией жертв насилия.

«Семья — это тонкая вещь, регулирование должно быть самым деликатным. И даже сейчас я сюда ехал, мне мой священник рассказывал, что он, человек с высшим математическим, педагогическим образованием, имел серьезные проблемы, когда пытался примирить семью. Это сложная, деликатная тема. Нужно быть большим профессионалом и человеком с большим опытом, чтобы не навредить. А навредить очень просто», — сказал он.

«Все они обращались в ОВД и не получили помощи»

С предыдущими ораторами не согласилась советник уполномоченного по правам человека в регионе Ирина Литвинова. В пику представителю полиции она заявила, что ситуация с бытовым насилием даже в отдельно взятой Свердловской области «действительно просто страшная». Она рассказала об исследовании, которое социологи провели в колонии ИК-6. Там опросили 36 женщин, убивших сожителей, и еще трех из тех, кого осудили за покушение на убийство.

«Все они признавали, что система профилактики не работает. Все они обращались в ОВД и не получили помощи. Трое из них обращались в полицию в день преступления — и также не получили помощи. Женщины сказали, что бесполезно обращаться в соцполитику. Страшная картина», — сказала Литвинова.

Описывать жестокие реалии продолжил уполномоченный по правам ребенка в регионе Игорь Мороков. «Есть факты, когда действительно преступление не совершается, но так домогаются, что просто невозможно. Три случая я отобрал, в двух — бывшие мужья не дают жизни, в одном случае — дама. Ситуация с ней такая — по суду детей поделили, оставили с отцом. Но часть доли в жилье принадлежало даме. Она все время селила туда кого-то, чтобы навредить. Отец не успевает отбиваться, замки менять. Проблема существует, и позиции, озвученные в законопроекте, могут иметь место быть, может, в административном производстве», — сказал он.

Но ни Мороков, ни Литвинова не поддержали законопроект. Детскому омбудсмену не понравились формулировки, отсутствие конкретных мер профилактики, а не наказания. Также он выступил против «защитных предписаний». Литвинова сообщила, что привлеченные уполномоченным по правам человека в Свердловской области эксперты заявили о дефективности проекта.

Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

Уральский депутат Госдумы Максим Иванов, выслушав уполномоченных, сразу же загорелся желанием настроить уже существующую систему профилактики преступлений и правонарушений. Но перспектив у законопроекта он не видит. «Я думаю, что его никто не примет. Президент что на послании сказал? Вопросы семьи, верховенство нашего права. То, что у них за рубежом, не надо принимать у нас», — заявил Иванов.

Единственным голосом за законопроект был голос Ларисы Лазаревой, президента общественной организации помощи семьям «Аистенок». Она зачитала коллективное обращение от 33 НКО, в котором указано, что вопросов к закону много, но его надо принять хотя бы для начала процесса по защите членов семьи от насилия. «В случае принятия закона жертва хотя бы будет защищена государством, а не самой жертве придется собирать доказательства», — пояснила активистка.

Лазарева единственная из всех вызвала оживление зала, который до этого, казалось, особо и не слушал докладчиков. Это был гул негодования. Поднялась женщина, назвавшая себя учителем школы, и задала вопрос, который начинался с «как работает такой закон в Европе», а заканчивался «ведь, насколько я знаю, в Европе практически разрушен институт семьи».

Возмутилась и Баранец. Вступив в перепалку с Лазаревой, она буквально высмеяла ее. «Я вот сейчас над вами учинила психологическое насилие. Причем три раза. Я смотрела вам в глаза, я повышала интонацию, я махала руками в вашу сторону. В европейском законе это прописано как психологическое насилие. И где уверенность, что в закон, который под копирку слеплен по западному образцу, не потащат и такие же инструкции?» — выступала она.

«Негативные последствия для общества и государства»

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. Последнюю его версию разработали представители Федерального Собрания РФ. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества, генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Против выступают радикальные патриоты, представители РПЦ. К этому списку присоединится и Общественная палата Свердловской области.

Проект ее общественной экспертизы, в котором критикуется законопроект, был составлен еще до обсуждения. Первым пунктом в нем выражено мнение, что «законодательное предложение нарушает пределы вмешательства государства в семейные отношения». Общественники осуждают понятия, используемые в законопроекте, говорят о том, что они слишком размыты. Палата также не согласна с нормами о защитном предписании и судебном защитном предписании, считая, что они нарушают Конституцию РФ. Интересно, что все тезисы согласуются со словами Виноградовой.

Отдельно общественников возмутило «создание „законопроектом“ (почему-то это слово в документе заключено в кавычки — прим. Znak.com) правовых основ и условий для частного бизнеса». Опасения слабо аргументированы, все сводится лишь к тому, что в законопроекте для профилактики планируют задействовать широкий круг социальных организаций. Это не помешало заявить, что проект нацелен «на обеспечение и сопровождение частных коммерческих, идеологических и иных интересов неких „общественных объединений“».

«С учетом того, что „насилие“ по обсуждаемому „законопроекту“ включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, „угрозы“ создания таких ситуаций имеются в каждой квартире», — также говорится в проекте документа.

В заключение указано, что принятие законопроекта повлечет «рост социальной напряженности, распространение семейных конфликтов, разрушение существующей системы профилактики правонарушений и преступлений, негативные последствия для общества и государства». «Действующих нормативных правовых актов в Российской Федерации в целом достаточно для защиты жертв домашнего насилия и наказания виновных лиц», — резюмировали там.

К этим пунктам добавятся выдержки из сегодняшнего заседания. Дополнения будут принимать еще три дня.

Домашнее насилие в России «Бьёт — значит любит?»

Время чтения: 14 минут

Россия — одна из немногих стран, где до сих пор не принят закон против домашнего насилия, несмотря на то, что всё чаще можно услышать о женщинах, убитых или искалеченных своими мужьями, или детях, подвергшихся насилию со стороны родителей.

Читайте так же:  Как платят путинские выплаты на третьего ребенка

До начала 2017 года статистика таких преступлений в России только росла, 2012 год — 34 тысячи жертв, 2014 год — 42,8 тысячи, 2016 год — 65,5 тысяч. Но в связи с декриминализацией побоев в отношении близких людей в январе 2017 года число потерпевших резко сократилось до 36 тысяч. Домашние побои без причинения серьёзных травм, о которых заявляют впервые, перешли в категорию административных правонарушений и стали наказываться в большинстве случаев аналогично нарушениям за неправильную парковку — штрафом в размере 5 тысяч рублей. Да и практическая реализация данных мер правоохранительными органами носит весьма противоречивый характер …

«Дела о побоях являются сферой частного обвинения. Сами потерпевшие вынуждены идти в суд и доказывать факт насилия. Фактически закон защищает агрессора, а не жертву. Многие такие дела разваливаются, потому что женщина забирает заявление, часто — под давлением партнера. Сотрудники МВД, как правило, разделяют предрассудки о том, что «бьёт — значит любит», а судьи ставят целью примирить стороны, а не предотвратить дальнейшее насилие»

Основные идеи нового закона

Именно вышеуказанные недостатки и должен устранить новый закон о семейно-бытовом насилии. Нормативный акт, в первую очередь, направлен на профилактику преступлений. Предусмотрена даже работа психологов с лицом, которое выступило агрессором в семейных отношениях. Причем насилие может быть не только физическим, но и психологическим или экономическим.

Самым главным нововведением, которое предусматривает проект Закона о профилактике домашнего насилия в 2019-2020 годах, является охранный ордер.

Он позволяет разобщить жертву и агрессора:

  1. При обращении в полицию по поводу домашнего насилия правоохранительные органы выдают предписание, которое разрешает агрессору находиться на одной территории с жертвой, но запрещает причинять ей насилие.
  2. Предписание действует до принятия судом решения: выдавать охранный ордер или нет.
  3. Если ордер будет выдан, то агрессор будет вынужден покинуть жилье, в котором он проживал с жертвой, даже если он является его собственником.

Предполагается, что такая мера окажется эффективной, чтобы предупредить дальнейшее домашнее насилие в семье.

Чем руководствуются противники нового закона

Законопроект базируется на опыте других стран по данному вопросу, но в РФ нашлось немало тех, кто выступает против закона. Они утверждают, что это попытка разрушить такую ячейку общества, как семья, поскольку госорганы получат право вмешиваться в частную (семейную) жизнь. К тому же, государство будет реагировать не только на физическое насилие.

Много вопросов возникает по поводу новых для законодательства России способов насилия:

Пока не существует четких критериев, что же это такое. Поэтому противники опасаются, что закон будет работать против тех, кого должен был бы защищать. Ведь агрессором могут признать любого.

В качестве примера критики нового закона приводят следующие ситуации: не купили родители ребенку новый гаджет — это можно посчитать экономическим насилием, и ребенка смогут отобрать у родителей.

Закон о домашнем насилии в России

В 2016 году законопроект о домашнем насилии уже вносили в Госдуму, однако он не прошел и первое чтение. Более активное обсуждение необходимости создания законодательной базы в этой области началось после принятия закона о декриминализации побоев в 2017 году. От уполномоченного по правам человека в России неоднократно следовали публичные заявления о необходимости профилактики домашнего насилия и создании федерального законодательства в данной области.

До 1 декабря 2019 года планируется завершить подготовку законопроекта о семейно-бытовом насилии, который будет включать в себя в том числе и психологическое насилие. Законопроект направлен на защиту не только женщин, но и детей, инвалидов и пожилых людей.

Среди интересных моментов, которые вероятнее всего будут присутствовать в проекте закона, можно выделить следующие:

  • официальное закрепление понятия «домашнее насилие», и подразделение его на: сексуальное, физическое, экономическое, психологическое;
  • внедрение охранных ордеров, которые помогут изолировать агрессивного мужа или сожителя от женщины и запретят обидчику приближаться к ней;
  • судебное защитное предписание может обязать агрессора покинуть место совместного проживания, даже если он является его собственником;
  • создание курсов управления гневом для агрессоров, комплекса мер по предотвращению рецидивов насильственных действий и их профилактике.

Противники законопроекта обращают внимание, что закон по большей части будет направлен не на женщин-жертв насилия, а на детей. А его основная цель — получить право отбирать детей у родителей без суда и следствия. Второй момент касается психологического насилия, понятие которого весьма субъективно и будет средой для различного рода злоупотреблений.

Аналогичные законопроекты вносились в Госдуму уже 40 раз, однако ни один из них до сих пор не был принят.

По данным отчета Всемирного банка «Women, Business and the Law» за 2018 год, Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин, ввиду того, что в стране до сих пор не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, сексуальном насилии на работе. По данному показателю наша страна оказалась на одном уровне с Либерией, Габоном, Ираном, Йеменом и ОАЭ.

В России действует несколько десятков кризисных центров и убежищ для женщин, переживших насилие. Большинство из них — квартиры, где временно (на срок от нескольких месяцев до года) могут поселиться женщины с детьми, пока ищут работу, новое жильё или ждут окончания судебных разбирательств.

Осведомленность общества о проблемах насилия постепенно растёт, «женщины стали чаще обращаться в связи с психологическим насилием, когда партнёр кричит, бьёт посуду, не даёт выходить из дома», — отметил специалист по связям с общественностью «Кризисного центра для женщин» .

Появляется много литературы и интернет-ресурсов на тему домашнего насилия, не только физического, но и психологического.

Абьюзинг — это термин обозначающий насилие, выражающееся в различных формах унижения, оскорбления, плохого отношения, игнорирования личного мнения и желаний жертвы.

Абьюзер — человек, подвергающий других насилию, оскорбляющий, унижающий, шантажирующий или принуждающий их к чему-то против воли.

Специалисты МЦПИ «Планета Закона» готовы обеспечить как юридическую, так и психологическую помощь в любой сложной семейной ситуации. Не знаете, как поступить? Как оформить развод без согласия мужа? Боитесь, что супруг заберёт детей и лишит всего совместно нажитого? Звоните: + 7 (495) 722-99-33.

Юристы и адвокаты нашей компании много лет помогают людям в разрешении самых сложных семейных вопросов, вам не придётся ходить по судам, видеться и общаться с бывшим супругом, выслушивать сцены выяснения отношений, вновь испытывать чувства угнетения и страха, наши специалисты возьмут на себя решение всех ваших проблем.

В финальную версию закона о семейно-бытовом насилии вписали примирение

Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, обязаны будут содействовать примирению жертвы насилия с его виновником. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом говорится в подготовленной группой депутатов и сенаторов итоговой версии законопроекта о семейно-бытовом насилии, с которой ознакомился РБК. Позднее она была опубликована на сайте Совета Федерации.

Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что с законопроектом до внесения в Госдуму могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ. «В течение двух недель они могут представить свои замечания», — сообщила она.

Какая защита предлагается жертвам насилия

Читайте так же:  Неявка в суд при разводе

Согласно законопроекту, в профилактике и помощи пострадавшим от семейно-бытового насилия должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Участники процесса должны не только бороться с последствиями насилия, но и предупреждать его. Услуги по защите жертв насилия должны предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или есть угроза его повторения.

Поводом для профилактики насилия сможет стать заявление пострадавшего, обращение людей, узнавших о факте насилия, сведения органов власти, решение суда и так далее. Эти жалобы и заявления должны рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте. Для потенциальных нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь при социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры.

В законопроекте сохранилось понятие защитного ордера. Если закон будет принят, такой ордер будут выдавать пострадавшим от семейно-бытового насилия и тем, кому оно угрожает. Предписание, или защитный ордер, будет выноситься по согласию жертвы или ее законных представителей. Ордер запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его местонахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

Если у выписавшего ордер сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. Судебное предписание можно продлевать на срок до года. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшей или пострадавшим и передать жертве ее имущество и документы.

Проект предусматривает конфиденциальность как пострадавших от насилия, так и нарушителей закона.

Как изменился документ

Авторы законопроекта определяют семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений. По данным «Коммерсанта», Кремль настаивал на исключении из законопроекта описания нескольких видов семейно-бытового насилия. Но в финальной версии эти положения сохранились.

В законопроекте подчеркивается, что помощь пострадавшим от насилия может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Изначально такой нормы не было.

Из финальной версии исчезли положения о некоторых категориях лиц, отмечает адвокат Ольга Гнездилова. Из списка тех, кто может подвергаться насилию, исключены бывшие партнеры. «Остались только бывшие супруги, но нет тех, кто разорвал отношения, — отметила она. — А по делу Валерии Володиной, например, мы знаем, что ее преследовал именно бывший бойфренд».

Также из описания защитного ордера исключили норму, ограничивающую расстояние, на которое нарушитель может приближаться к жертве. «Сначала было 50 м, потом десять, сейчас вообще нет расстояния», — сказала Гнездилова.

За законопроект и против него

Соавтор законопроекта депутат Оксана Пушкина сказала РБК, что считает дискуссию вокруг документа ожидаемой и нормальной. Авторы надеются, что противники законопроекта смогут обсудить необходимые правки ко второму чтению. А у представителей Госдумы есть свои претензии к его нынешней версии.

«Считаем важным особое внимание уделить определению семейно-бытового насилия, так как в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия, потому что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — отметила Пушкина. — Также необходимо уточнить субъектный состав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию: в указанной формулировке отсутствует упоминание о парах, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но не связаны официально». Это важно, так как до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака, заметила депутат.

Особое внимание она предложила уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания. «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультатны, — считает Пушкина. — Штраф от 1000–3000 руб. — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения, нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет».

Претензии есть и у юристов. Одна из главных проблем законопроекта в нынешней редакции в том, что его основная цель — это защита семьи, а не максимальное обеспечение безопасности пострадавшей или пострадавшего, считает Гнездилова. Прописанная в документе норма, что общественные организации должны способствовать примирению сторон, может противоречить не ратифицированной в России Стамбульской конвенции, указывает адвокат.

«Кроме того, документ не распространяется на ситуации, которые содержат признаки административного правонарушения или уголовного преступления, — отметила юрист. — Это плохо, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления». Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема.

Вопросы у юриста вызвало и то, что судебный ордер может быть выписан только по заявлению полицейского. По мнению Гнездиловой, нужно, чтобы за ним могли обращаться и сами пострадавшие. «В несудебном защитном ордере нет запрета на пребывание в общем помещении, — уточнила Гнездилова. — Это не очень хорошо, потому что пребывание вместе чревато причинением нового вреда, а бумага не послужит серьезным сдерживающим фактором».

Ранее о поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что Кремль не занимается проблемой домашнего насилия, хотя таковая существует.

Реакция на закон

Разработка законопроекта о семейно-бытовом насилии вызвала бурное обсуждение и в том числе протесты. В конце ноября в московском гайд-парке в Сокольниках состоялся согласованный митинг движения «Сорок сороков» в защиту традиционных ценностей против законопроекта о семейно-бытовом насилии. Через несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников законопроекта, организованный правозащитницей Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Соавтор законопроекта депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась в полицию из-за поступающих авторам документа угроз.

Видео (кликните для воспроизведения).

Это не первая попытка разработать закон о домашнем насилии. Впервые соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017 года побои в отношении близких лиц фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Тогда Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

Источники

Литература


  1. Селиванов, Н.А. Справочник следователя; М.: Российское право, 2012. — 320 c.

  2. Краткий юридический справочник для профактива. — М.: Профиздат, 2012. — 432 c.

  3. Александр, Чашин Пособие по написанию курсовых и дипломных работ по теории государства и права / Чашин Александр. — М.: Дело и сервис (ДиС), 2008. — 932 c.
  4. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2012. — 240 c.
  5. Наследственные споры. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 816 c.
  6. Домашнее насилие законодательство
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here