Гражданско правовые аспекты международного похищения детей

Обзор практики рассмотрения судами дел о возвращении ребенка на основании Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 18 декабря 2019 г.)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

[1]

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Гаагская конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей — Hague Convention on the Civil Aspects of International Child Abduction

Гаагская конвенция Похищение
Конвенция о гражданских аспектах международного похищения детей
подписанный 25 октября 1980 Место нахождения Нидерланды эффективный 1 декабря 1983 Стороны 99 (ноябрь 2018) депозитарий Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов Языки Французский и английский Конвенция о гражданско — правовых аспектах международного похищения детей в Викитеке

Гаагская конвенция о гражданско — правовых аспектах международного похищения детей или Гаагском Похищение Конвенции является многосторонним договором , разработанный Гаагской конференцией по международному частному праву (ГХЦГ) , который обеспечивает оперативный метод для возвращения ребенка на международной похищен родителем из одной страны — члена другой.

Конвенция была заключена 25 октября 1980 и вступила в силу между подписавшимся на 1 декабрь 1983 года Конвенции была разработана с целью обеспечения скорейшего возвращения детей , которые были похищены из своей страны постоянного проживания или неправомерно удержанные в договаривающемся государстве , а не их страны обычное место жительство.

Основная целью Конвенции является сохранением любого статуса — кво опеки над ребенком договоренность существовала непосредственно перед предполагаемым незаконным перемещением или удержаниями , таким образом , сдерживание родителей от пересечения международных границ в поисках более симпатического суда. Конвенция применяется только к детям в возрасте до 16 лет .

По состоянию на ноябрь 2018 года, 99 государств являются участниками Конвенции. В 2018 году, Куба присоединилась к конвенции.

содержание

Специальные правила доказывания

Конвенция предусматривает специальные правила приема и рассмотрения доказательств независимо от доказательственных стандартов, установленных любой страны-члена. Статья 30 предусматривает, что заявление на оказание помощи, а также любые документы, прилагаемые к этому приложению или представляемые или Центральному орган допустимы в любом разбирательстве для возвращения ребенка. Конвенция также предусматривает, что ни одна страна-член не может требовать легализации или других аналогичных формальность базовых документов в контексте производства конвенции. Кроме того, суд, в котором действие Конвенции идет «может принять уведомление непосредственно из закона, и судебных или административных решений, официально признанных или нет в государстве обычного проживания ребенка, не прибегая к специальным процедурам для доказательство этого закона или признания иностранных решений, которые иначе были бы применимы»при определении того, есть противоправное удаление или сохранение в соответствии с Конвенцией.

Привычное место жительства

Мандаты конвенции возвращение любого ребенка, который был «постоянным жителем» в сжимающейся нации непосредственно перед действием, которое представляет собой нарушение содержания под стражей. Конвенция не определяет термин «обычное место жительства», но он не предназначен, чтобы быть техническим термином. Вместо этого, суды должны широко прочитать этот термин в контексте целей Конвенции препятствовать односторонний удаление ребенка из того места, в котором ребенок жил, когда Удаляется или оставляются, что в целом следует понимать как ребенок «обычное место жительства.» «Постоянное место жительства» ребенка не определяется после инцидента предположительно представляет собой противоправное удаление или сохранение. Родитель не может в одностороннем порядке создать новое постоянное место жительства путем неправомерно удаления или секвестрации ребенка. Поскольку определение «обычного местожительства», прежде всего, «факт на основе» определение, а не один, который обременен юридическими тонкостями, суд должен смотреть на этих фактах, общие намерения сторон, история детского места и оседлая характер семьи ранее фактам, послуживших основанием для запроса о возврате.

Неправомерное удаление или сохранение

Конвенция предусматривает, что удаление или сохранение ребенка является «противоправным» всякий раз, когда:

а. Это является нарушением прав опеки, приписываемой лица, учреждения или любого другого органа, либо совместно или в одиночку, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок был постоянно проживаете непосредственно перед удалением или удержания; а также

б. во время удаления или сохранения этих прав фактически осуществляются, либо совместно, либо в одиночку, либо были бы так осуществляются, но и для удаления или сохранения.

Эти права опеки могут возникнуть по закону или по причине судебного или административного решения, или по причине соглашения, имеющего юридическую силу в соответствии с законодательством страны постоянного проживания.

С точки зрения Конвенции, удаление ребенком одним из совладельцев без согласия других, это . противоправное, и это противоправность происходит в данном конкретном случае, а не от каких-либо действий в нарушении конкретного закона, но из того, что такие действий игнорировали права другого родителя, которые также охраняются законом, и мешали их нормальной тренировке.

Процессуальная природа

Конвенция не изменяет какие — либо существенные прав . Конвенция требует , чтобы суд , в котором подается действие Гаагской конвенции не следует рассматривать достоинства любого основной опеки над ребенком спора, но должен определить только ту страну , в которой эти вопросы должны быть услышанной. Возвращение ребенка является страной — членом , а не конкретно к левому сзади родителю.

Читайте так же:  Жена подала на алименты живем вместе

Конвенция требует возвращения ребенка, который был «привычный житель» в договаривающейся стороны непосредственно перед действием, которое представляет собой нарушение опеки или прав доступа. Конвенция предусматривает, что все договаривающиеся государства, а также любые судебные и административные органы тех договаривающихся государств, «должны действовать оперативно в ходе всех судебных ищут возвращение детей» и что эти институты должны использовать самый ускоренные процедуры, которые доступны до конца, что окончательное решение будет сделано в течение шести недель с момента начала производства.

Ограниченные средства защиты, чтобы вернуться

Конвенция ограничивает защиту против возвращения неправомерно Удаляется или оставляется ребенка. Чтобы защититься от возвращения ребенка, ответчик должен установить в той степени , требуемой в соответствии с действующим стандартом доказательства ( как правило , определяется закон суда , т.е. закон государства , в котором находится суд):

(А), что истицы не было «на самом деле осуществления прав опеки на момент снятия или удержания» в соответствии со статьей 3; или же

(Б), что Проситель «дали согласие или молчаливо в удалении или сохранении» в соответствии со статьей 13; или же

(С), что более чем один год прошел с момента незаконного перемещения или удержания до даты начала судебного или административного разбирательства, в соответствии со статьей 12; или же

(d) , что ребенок достаточно стар , и имеет достаточную степень зрелости сознательно объект для возвращения в Ходатайствующему и что уместно прислушаться к этому возражению, в соответствии со статьей 13; или же

(Е), что «существует серьезный риск, что возвращение ребенка подвергнет ребенок к физическому или психологическому вреду или иным образом поместить ребенок в невыносимом положении,» в соответствии со статьей 13 (б); или же

(е) , что возвращение ребенка подвергнет ребенка с нарушением основных прав человека и основных свобод , в соответствии со статьей 20.

Государства-участники

По состоянию на ноябрь 2018 года, есть 99 участников Конвенции. Последнее государство присоединиться к Конвенции была Куба в 2018 году.

Проблемные вопросы законодательства РФ, связанные с исполнением Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей

Рубрика: Международное право

Дата публикации: 08.04.2019

Статья просмотрена: 61 раз

Библиографическое описание:

Васильева, Е. И. Проблемные вопросы законодательства РФ, связанные с исполнением Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей / Е. И. Васильева. — Текст : непосредственный, электронный // Новый юридический вестник. — 2019. — № 3 (10). — С. 50-52. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/125/4028/ (дата обращения: 16.04.2020).

Чем больше в современном мире развивается коммуникация с другими государствами, тем больше растет количество на территории РФ так называемого «иностранного элемента» — иностранных граждан, вступавших в различные отношения с нашими соотечественниками, соответственно, растёт и количество межнациональных браков. Большинство из них, на сегодняшний день, приходится на граждан ближнего зарубежья (Украины, Казахстана, Молдавии, и т. д.). Ежегодно около двухсот бракосочетаний фиксируется с гражданами Турции, и ста пятидесяти с гражданами Германии. Конечно же, данные семьи являются определенной «группой риска» для общества. Различия в культурных ценностях, традициях, языке не добавляют стабильности подобным союзам. Потому в таких отношениях часто наступает разлад и за ним следует расторжение брака и, самое тяжелое, определение места жительства ребёнка. И, естественно, согласия удается достичь далеко не всегда…

Нашим гражданам, оказавшимися в такой ситуации, до недавнего времени приходилось особенно тяжело. Российская Федерация вплоть до 2011 года не участвовала в Конвенции 1980г., а процессуальное законодательство не содержало описанных в Конвенции 1980г. процедур до 2014 года. Т. е. в случае, если иностранный гражданин решил бы вывезти ребенка за рубеж и не возвращать его в Россию, второй родитель был практически беспомощным в попытке вернуть его.

[3]

Значимость этого события нельзя переоценить как для наших граждан, так и для иностранцев, так как нормы Конвенции 1980г. распространяются и в обратную сторону, заставляя РФ считаться с общепринятыми международными стандартами, правилами и процедурами возвращения детей. Многие ученые и общественные деятели говорят о положительном эффекте участия России в этом соглашении. «Благодаря этой Конвенции мы получаем возможность защищать наших детей, которые рождены в смешанных браках — браках российских граждан с иностранцами» — утверждает председатель комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина. Главный специалист-эксперт Министерства образования и науки РФ Юлия Зотова в своем докладе, состоявшемся во время круглого стола в Государственной Думе, также отстаивала официальную позицию законодателя. По ее мнению, Конвенция 1980г. единственный правовой документ, дающий возможность защитить интересы насильственно удерживаемых за границей детей, и практика ее применения еще не приводила к отрицательным последствиям. Однако так ли все хорошо на самом деле?

В первую очередь нужно сказать о наиболее глубокой проблеме, идущей из самих основ правовой системы России. Речь идет об отношении к термину «похищение», и о восприятии с точки зрения права тех отношений, которые складываются в результате похищения ребенка. С ратификацией Конвенции 1980г., стало очевидным отнесение дел по возвращению ребенка и данных правоотношений в целом к гражданско-правовой сфере. Но так было далеко не всегда. Специфика существующих в России правовых норм часто наталкивала многих правоведов на то, что, в случае с незаконным перемещением детей в другое государство и их удержанием на этой территории, следует обращаться к уголовному законодательству [1, 336–345]. Именно это обстоятельство было одним из тех препятствий, что не давали законодателю свободно ратифицировать Конвенцию 1980г. Данная точка зрения не лишена смысла, ее поддерживали многие специалисты в области юриспруденции. В качестве примера можно привести работу О. Н. Городновой, где она выступает за применение жестких санкций к нерадивому родителю, приводя пример некоторых зарубежных стран, а также сетует на беззащитность российских несовершеннолетних граждан перед лицом угрозы удержания собственным опекуном на территории чужого государства [3].

Еще одно препятствие на пути создания условий эффективного действия Конвенции 1980г. на территории РФ — это разница в значении некоторых терминов, часть из которых российскому праву вообще неизвестны. В Российском законодательстве и в Конвенции 1980г. по-разному трактуется термин «опека». А в связи с отсутствием дробления родительских прав на «право опеки» и «право доступа» складываются предпосылки считать, что по смыслу Конвенции 1980г. оба родителя обладают правом опеки и это обстоятельство не зависит от того, в каком статусе они на данный момент пребывают (заключен ли брак или же он расторгнут).

Читайте так же:  Доверенность от имени ребенка

Следующий неразрешенный вопрос применения в России Конвенции 1980г. касается возраста несовершеннолетнего, пользующегося защитой международного документа. Как указывалось выше, данный возраст авторами соглашения установлен императивно и указано, что ребенок попадает под действие Конвенции 1980г., если ему еще не исполнилось 16 лет. Это вполне объяснимо, ведь в некоторых развитых странах юноша или девушка, достигшие 16 лет считаются достаточно зрелыми, самостоятельными и поэтому обладают большинством прав и обязанностей взрослых людей, и тут возникает противоречие. Согласно российскому законодательству совершеннолетие наступает в 18 лет. Таким образом, считающийся по законодательству России ребенком, то есть не имеющим, например, ряда правомочий, необходимых для самостоятельно перемещения через государственные границы, молодой человек 16-летнего возраста лишается возможности защищать свои права согласно Конвенции 1980г., а родитель не имеет права требовать его немедленного возвращения. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что подобный недостаток является скорее коллизией внутри международных правовых норм, так как в Конвенции ООН о правах ребенка также упомянут возраст 18 лет, как критерий совершеннолетия.

Также нужно понимать, что в связи с международной обстановкой даже в тех ситуациях, когда имеется соглашение и признание РФ страной-участницей, ребенка не обязательно вернут в Россию. Тот негативный имидж нашего государства, который уже долгое время формируется в западных СМИ, является серьезным препятствием на пути к взаимопониманию даже по вопросу похищения ребенка. Таким образом, суд другого государства вполне может признать небезопасным или несоответствующим интересам ребенка его возвращение и проживание на территории РФ, даже в тех случаях, когда веских оснований так полагать не имеется.

Подводя итог рассмотренным проблемам, нужно непременно упомянуть, что часть из них являются следствием недоработки авторов Конвенции 1980г. и российская национальная правовая система не имеет возможности как-либо действенно обойти эти трудности, как и правовые системы большинства других государств.

Новое в блогах

О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей

В нашей стране проходит бурная дискуссия о возможности для России присоединения к Гаагской конвенции 1980 г. «О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей», основной вопрос которой остается актуальным и открытым. 13 мая 2011 года большинство депутатов Государственной Думы проголосовало за присоединение к конвенции.

Похищение людей сегодня является серьезной проблемой для многих стран мира, в том числе и для России. Особенностью таких преступлений является их повышенная общественная опасность и высокая латентность. Однако конвенция «О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей» содержит ряд положений, прежде всего правового характера, вызывающих серьезные сомнения в возможности и правомерности присоединения к ней.

В первую очередь существенным недостатком конвенции, по нашему мнению, можно назвать некоторую не ясность «сферы действия конвенции». В ст. 3 вводится понятие «права попечительства над ребенком» (в другом переводе, который также встречается — «права опеки над ребенком»). При этом само понятие не раскрывается.

Ст. 5 анализируемого документа не существенно разъясняет это понятие, указывая лишь, что «»права попечительства» включают права, относящиеся к заботе какого-либо лица в отношении ребенка, и в частности, право определять место жительства ребенка». В связи с эти возникает вопрос: что имеется в виду под этим понятием?

В Российской Федерации законодательно закреплено понятие опеки и попечительства (ст.145 Семейного кодекса РФ), которые устанавливаются над детьми, оставшимися без попечения родителей, в целях их содержания, воспитания и образования, а также для защиты их прав и интересов. При этом опека устанавливается над детьми, не достигшими возраста четырнадцати лет, попечительство — над детьми в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет.

Буквальное понимание Конвенции свидетельствует, что в этом случае в круг защищаемых конвенцией лиц не попадают родители, что представляется не законным, поскольку согласно ст.38 Конституции РФ «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей». То есть в Российской Федерации приоритетное право заботы и воспитания детей принадлежит родителям, в связи с чем, и защита прав родителей должна быть поставлена на первое место, в том числе и в международных договорах. В случае если данное понятие является результатом неправильного перевода, то необходимо исправить эту ошибку, в противном случае в таком виде, без уточнения одного из основных понятий данного международного правового акта, он не соответствует Конституции РФ, а, следовательно, не подлежит принятию нашей страной и применению.

Необходимо учитывать и тот важный факт, что Конвенция не ограничивается сферой урегулирования споров между бывшими супругами, родителями или иными лицами, имеющими права попечительства, права опеки или права доступа к ребенку. В Конвенции сказано лишь, что она применяется при нарушении «права попечительства над ребенком, принадлежащие какому-либо лицу, учреждению или иному органу, коллективному или индивидуальному, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или захвата» (п. «а», ст. 3), но не упомянуто о том, кем могут быть нарушены перечисленные права. Таким образом, вследствие отсутствия прямого указания лиц, нарушающих права попечительства над ребенком, похитителем может быть любое лицо, в том числе, не имеющее никакого отношения к конкретной семье и ребёнку, не имеющее никаких прав воспитывать ребенка, заботиться о нём, а также прав доступа к нему.

В свете этого весьма серьезные сомнения вызывает положение ст. 12 Конвенции, в которой говорится о возможности невозвращения ребенка в страну его постоянного проживания, если имеются доказательства того, что «ребенок уже вполне прижился в новой среде».

Этот тезис представляется спорным, потому что может провоцировать со стороны преступников (здесь речь идет не только о родителях, которые оспаривают право совместного проживания с ребенком) намеренное создание таких обстоятельств, которые не позволят обнаружить ребенка в течение года с момента его похищения, создавая искусственную возможность привыкания ребенка к новым людям, к «новой среде». А после того, как ребенок «вполне прижился в новой среде», преступники уже на вполне законных основаниях смогут требовать от судебных и административных инстанций своей страны отказать в выдаче распоряжения о возвращении ребенка в страну его постоянного проживания.

Читайте так же:  Охарактеризуйте усыновление удочерение ребенка

Соглашение с этим положением для России представляется не возможным, поскольку будет означать отказ от конституционного принципа обеспечения государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства (ч. 2 ст. 7 Конституции РФ). Указанное в Конвенции решение проблемы противоречит и семейному законодательству Российской Федерации, согласно которому «родители вправе требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или не на основании судебного решения» (ч.1 ст. 68 Семейного кодекса РФ).

Помимо нарушения национального законодательства, рассматриваемое положение может привести к серьезному нарушению прав детей, которых для того, чтобы скрыть могут в течение года содержать в обстановке отсутствия необходимых для его полноценного развития условиях: прогулок на свежем воздухе, общения со сверстниками, квалифицированного медицинского обслуживания, диагностики, необходимого образования и пр., дабы не обнаружить местонахождения ребенка. Таким образом, рассмотренное положение, создавая условия возможности таких нарушений прав детей, не может быть принято.

Видео (кликните для воспроизведения).

Возможная перспектива оставить у себя ребенка, если он «уже вполне прижился в новой среде», по сути, поощряет преступников оттачивать своё мастерство в сокрытии преступления. Криминологическая оценка рассматриваемой статьи Конвенции позволяет сделать прогноз о том, что её применение может способствовать росту криминальной активности, появлению новых организованных преступных групп и преступных сообществ, занимающихся похищением детей. Данная норма в настоящем изложении в случае её реализации, может выступать в качестве криминогенного детерминанта.

Не правомерным, на наш взгляд, является положение, содержащееся в ст. 13 Конвенции. Данное положение является концептуально неверным относительно отечественного законодательства и противоречит государственным интересам.

Мы согласны с тем, что не допустимо возвращать детей в семьи, в которых существует опасность причинению ребенка физического или психического вреда. Но считаем, что категорически нельзя согласиться с невозможностью возвращения ребенка в страну его постоянного проживания. При таком способе решения проблемы защиты прав детей, затрагивается сфера национальной безопасности России. Одной из составляющих национальной безопасности является состояние правовой защищенности национальных интересов — жизненных интересов многонационального народа Российской Федерации. Представляется, что невозвращение в страну ребенка грубейшим образом нарушает национальные и международные нормы о защите прав человека.

В Конвенции содержится указание на то, что «при рассмотрении обстоятельств, указанных в настоящей статье, судебные и административные органы принимают во внимание информацию, относящуюся к социальному положению ребенка, предоставленную Центральным органом или другим компетентным органом государства постоянного проживания ребенка». Таким образом, можно предположить, что если родная семья ребенка имеет низкое социальное положение, то судебные и административные органы смогут не вынести предписание о возвращении ребенка в страну его постоянного проживания. Однако подобное положение не учитывает тот факт, что социальные стандарты одной страны отличаются от социальных стандартов других стран. В России уровень жизни населения гораздо ниже европейских, поэтому подавляющее число семей нашей страны могут попасть в категорию неблагополучных по материальному критерию, жилищным условиям и иным показателям.

[2]

Данное положение Конвенции нарушает важнейшее конституционную гарантию равенства прав и свобод граждан, провозглашённую в статье 19 Конституции Российской Федерации и запрещающую любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Статья 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод также запрещает дискриминацию по социальному признаку.

Согласно статье 13 Конвенции в возвращении ребенка может быть отказано и в том случае, если лицо, учреждение или организация, выступающие против его возвращения, докажут, что родители или законные представители ребенка на момент его незаконного перемещения или удержания фактически не осуществляли свои права. Это означает, что родители, которые на момент вывоза ребенка за границу были по каким то причинам разлучены со своими детьми (органами опеки и попечительства, находились в больнице, в отъезде, проживали по иному адресу и т.п.) практически теряют право требовать своих детей назад. Такое решение может быть принято независимо от того, имеются ли родительские права у указанных лиц на основании законодательства или судебных или административных решений, принятых в государстве постоянного пребывания ребенка.

Эти положения согласно тексту самой Конвенции, не подлежат оговоркам.

В статье 20 содержится указание на то, что «в возвращении ребенка в соответствии с положениями статьи 12 может быть отказано, если это противоречит основополагающим принципам запрашиваемого государства, касающимся защиты прав человека и основных свобод».

Такое положение ставит не в одинаковое положение представителей разных стран, если законодательная система какого-либо государства в настоящее время не достаточно развита. Также подобный подход, по сути, принуждает государства к унификации правовых норм, что лишает их индивидуальности, в том числе в подходе к защите прав и свобод несовершеннолетних. Это, по нашему мнению, нарушает права государств, поскольку каждое из них имеет свою правовую историю и правовую традицию. Требовать же его оставления в стране пребывания могут любые лица, «имеющие право взять ребенка на ограниченный период времени в место иное, чем место его постоянного проживания». Таким образом, поездка ребенка за границу с любым лицом, кому он временно доверен (родственник, воспитатель, тренер и т.п.) в случае возникновения спора может привести к потере ребенка.

Гаагская конвенция также приравнивает к похищению перемещение детей за пределы Российской Федерации родителем или иным родственником. В случае присоединения к Конвенции Российская Федерация будет вынуждена привести в соответствие с ней внутреннее законодательство своей страны. Мы полагаем, что Конвенция не должна быть принята в России и просим Президента РФ не подписывать Федеральный закон «О присоединении к конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей».

Елена Михайловна Тимошина,
кандидат юридических наук, эксперт общественного центра правовых экспертиз и законотворческой деятельности
(примерное письмо)

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Представляя интересы родительской общественности вписать город или регион, мы выражаем категорический протест против принятия федерального закона «О присоединении к конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей», который расширит полномочия органов опеки и попечительства, предусмотренные семейным законодательством, приведет к коррупции, разрушению семей, нарушению прав детей и родителей.

Читайте так же:  Управление по защите прав ребенка

Конвенция предусматривает, в частности, дополнительные основания для отобрания детей у родителей, в случае, когда судом рассматривается дело о лишении или ограничении их родительских прав. К сожалению, нередки случаи, когда иски о лишении или ограничении родительских прав подаются недобросовестными чиновниками на ложных или надуманных основаниях. Мы уверены, что недопустимо давать им дополнительные полномочия, нацеленные на разрушение семьи до принятия судебного решения.

Указанная конвенция не содержит прямого указания на защиту прав родителей, защищая лишь «права опеки и попечительства», что противоречит Конституции РФ, согласно которой «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей». На основании этого в Российской Федерации приоритетное право заботы и воспитания детей принадлежит родителям, в связи с чем, и защита прав родителей должна быть поставлена на первое место, в том числе и в международных договорах.

Кроме того, конвенция (ст. 12) содержит скрытые угрозы криминального характера, предусматривая возможность невозвращения ребенка в страну его постоянного проживания, если прошло больше года с момента похищения и установлено, что «ребенок уже вполне прижился в новой среде». Такая формулировка статьи конвенции может способствовать активизации деятельности организованной преступности в сфере похищения детей и вывоз их за рубеж.

Применение ст. 13 конвенции, в которой говорится о возможности отказа в возвращении ребенка, если «имеется очень серьезный риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда, или иным образом поставит его в невыносимые условия» способно создать угрозу национальной безопасности России, поскольку будет способствовать массовому вывозу генофонда из страны. Мы полагаем, что ребенок, даже если его семья не надлежащим образом выполняет обязанности по его воспитанию и содержанию, в любом случае должен быть возвращен в страну его постоянного проживания, где его судьба должны быть решена на законном основании.

Мы убеждены, что подобные законопроекты, фактически, направлены на постепенное уничтожение предусмотренного Конституцией РФ права семьи на защиту со стороны государства и, в конечном итоге, на подрыв института семьи и разрушение российского общества и государства.

Убедительно просим Вас не подписывать федеральный закон «О присоединении к конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей».

Подпись
Название организации (город)
Как обратиться к Президенту?

Конвенция о международном похищении детей: ещё две страны — ЮАР и Великобритания — признали присоединение России

Поделиться:

Я писал об этом много и подробно. Повторю лишь кратко.

В России действует международная Конвенция (1980 года), которая позволяет ставить перед судом вопрос о возврате ребёнка, незаконно увезённого заграницу, и эффективно добиваться такого возврата.

Особенностью Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей является её достаточно сложный способ вступления в силу. Каждая страна, присоединившаяся к Конвенции, фактически, просто подтверждает, что она готова соблюдать её, но вступление Конвенции в силу между ней и другими странами происходит строго попарно, и только тогда, когда это присоединение признаёт соответствующая страна.

Например, Нидерланды подписали Конвенцию в 80 году, Россия — в 2011, но для пары Россия — Нидерланды она вступила только 1 апреля 2016 года, когда вступление России Нидерландами было признано.

Таким образом, Конвенцию постоянно подписывают разные страны, а потом те, кто подписал ранее потихонечку начинают признавать такое присоединение. Новости приходят нечасто, но иногда — весьма интересны.

Итак, с 1 мая Конвенция вступила в силу для пары Россия — Южно-Африканская республика. Это значит, что дети, перемещённые 1 мая 2016 года и позднее как из России в ЮАР, так и из ЮАР в Россию, могут быть перемещены обратно. Во всяком случае, суды должны принимать такие решения почти во всех случаях.

С 1 июля 2016 года Конвенция вступит в силу между Россией и Великобританией, включая все её прекрасные острова, вроде Бермуд, Джерси, и Каймановых островов.

И это значит, что дети, перемещённые после 1 июля 2016 года между РФ и UK должны будут по предписанию суда возвращены обратно в рамках Конвенции. То есть быстро, и без особенных разбирательств.

А те, что были и будут перемещены до — под Конвенцию, напомню, не подпадают.

Похищение детей — аспекты Гаагской конвенции и практика

Поделиться:

Вопросы похищения и вывоза детей за границу всегда актуальны. Не все знают, но большинство стран связаны международной конвенцией, которая позволяет ускорить возвращение ребенка в страну, из которой его забрали. Решил написать про аспекты Гаагской конвенции о похищении детей и о том, как нужно вести себя родителю, у которого похитили ребенка.

Итак, для начала, кроме Азербайджана, Киргизстана и Таджикистана, Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей действует во всех странах постсоветского пространства.

Целями Конвенции является обеспечение незамедлительного возвращения детей, незаконно перемещенных или удерживаемых в стране-участнице Конвенции.

Согласно положениям Конвенции, государства-участницы Конвенции назначают Центральный орган для выполнения обязанностей, согласно Конвенции. В Российской Федерации, например, это Министерство образования, а в Израиле — международный отдел прокуратуры при Министерстве юстиции.

Статья 7 Конвенции указывает, что в обязательства Центральных органов стран входит обнаружение местонахождения ребенка, предотвращение причинения дальнейшего вреда ребенку или ущерба заинтересованным сторонам, обеспечение добровольного возвращения ребенка или содействие мирному урегулированию спорных вопросов, инициирование судебных процедур, чтобы добиться возвращения ребенка, обеспечение оказания юридической помощи, предусмотрение необходимых административных мер.

На практике – во всяком случае, в Израиле – все происходит несколько иначе, и назначение Центрального органа отнюдь не означает, что пострадавшая сторона может полагаться на немедленное возвращение удерживаемого ребенка. Центральные органы договорившихся стран скорее выполняют функции надзора, в то время как основные действия для возвращения ребенка придется инициировать именно пострадавшей стороне, не зря говорят «спасение утопающих дело рук самих утопающих», а прокуратура лишь может содействовать обратившемуся при выборе адвоката.

Содействие при выборе адвоката также происходит довольно пассивно – список адвокатов, специализирующихся в делах, связанных с Конвенцией, опубликован на официальном сайте международного отдела прокуратуры при Министерстве юстиции и все они платные, а процесс получения бесплатной юридической помощи тем, кто отвечает на соответствующие критерии, может занять долгое время, которое не всегда есть.

Читайте так же:  Смена фамилии в отделе кадров какие документы

Согласно статье 3 Конвенции, перемещение или удержание ребенка рассматриваются как незаконные при нарушении прав опеки пострадавшей стороны и при условии, что права опеки эффективно осуществлялись. В отдельных случаях, защитой матери, которая без разрешения отца увезла ребенка в другую страну, может послужить аргумент, что отец не интересовался им и не принимал участия в его жизни и воспитании.

При разбирательстве суд рассмотрит, являлась ли страна, из которой увезли ребенка, страной постоянного проживания ребенка. При этом, например, если на момент разбирательства ребенок уже проживает длительное время в стране, где его удерживают, эта страна все еще не превращается в страну постоянного проживания ребенка и, за исключением редких случаев, суд не учитывает настоящие условия проживания ребенка – достаточно, что ребенка увезли из страны его постоянного проживания.

Заявление о похищении ребенка или удержании его в другой стране нужно подавать в Центральный орган по месту проживания, который со своей стороны обратится в Центральный орган страны, где удерживается ребенок.

Статья 15 Конвенции указывает, что судебные органы страны, где удерживается ребенок, вправе потребовать, чтобы заявитель получил от органов государства постоянного проживания ребенка решение или определение, подтверждающее, что перемещение или удержание ребенка были незаконными.

Вопреки положениям Конвенции, я настоятельно рекомендую пострадавшей стороне самой действовать согласно 15 статье Конвенции, не ожидая предписания от судебных органов страны, где удерживается ребенок, и немедленно обращаться в суд по месту жительства с просьбой вынести решение о незаконности перемещения или удержания ребенка в другой стране. Такое решение может быть чрезвычайно полезным при разбирательствах в судах страны, где удерживается ребенок.

В случае, если Центральному органу страны, где удерживается ребенок, не удастся привести к добровольному возвращению ребенка – а Центральному органу, скорее всего, не удастся даже установить, где находится ребенок –, пострадавшей стороне придется самостоятельно узнать, где удерживается ребенок и самой обратиться в суд по месту его удержания.

Согласно Конвенции, суд страны, где удерживается ребенок, должен предписать указ о немедленном возврате ребенка, если не прошел один год со дня незаконного перемещения или удержания.Доказательства того, что ребенок адаптировался в новой стране, суд будет рассматривать только в том случае, если иск о возврате ребенка подан по истечению года со дня незаконного перемещения или удержания.

Суд имеет право отказать в удовлетворении иска о возврате несовершеннолетнего в случае, если лицо, подавшее иск, фактически не осуществляло свои права опеки или в случае, если доказан риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда или иным способом поставит его в невыносимые условия. Так же суд может отказать в возвращении ребенка в случае, если ребенок достиг должного возраста и степени зрелости, при которых следует принимать во внимание его мнение, и ребенок возражает против возвращения.

Отмечу недостаточность голословных утверждений, что отец/мать, у которых забрали ребенка, способны нанести ему вред – именно сторона, которая увезла или удерживает ребенка, утверждая, что возвращение создаст угрозу причинения физического или психологического вреда, несет особо тяжкое бремя доказательства таких утверждений в суде. В большинстве случаев, если сторона не приводит доказательств произошедшего в прошлом насилия, такие утверждения отклоняются судом.

Первое заседание суда назначается не позже пятнадцати дней после подачи иска. Уже на этом заседании суд уполномочен вынести ордер о немедленном возврате ребенка в страну его постоянного проживания. При выносе ордера о возврате несовершеннолетнего, суд имеет право задействовать социальных работников и полицию, а Центральный орган страны, где удерживается ребенок будет координировать их действия.

В случае задействования социальных служб и полиции, все расходы, связанные с возвращением ребенка в страну его постоянного проживания, будет нести похитившая/удерживающая ребенка сторона.

Конвенция указывает, что судебные органы страны, где удерживается ребенок, должны вынести решение в течение шести недель со дня подачи иска, но данная статья не всегда соблюдается, и, указав обстоятельства, которые помешали ему вынести решение в должный срок, суд имеет право отложить вынос решения в деле.

Подытоживая сказанное, в случае, если вашего ребенка похитили или незаконно удерживают в другой стране, рекомендую предпринимать следующие действия:

1) Подать жалобу в полицию. Похищение и незаконное удержание ребенка являются уголовным преступлением. В Израиле, например, суд арестовал мать, которая незаконно увезла и оставила сына в Украине.

2) Обратиться в Центральный орган страны постоянного проживания ребенка, проследить за обращением в Центральный орган страны, где удерживается ребенок, но не ждать их действий, а продолжать заниматься вопросом самостоятельно.

3) Немедленно, не ожидая предписания от судебных органов страны, где удерживается ребенок, подать в суд иск с просьбой вынести решение, что перемещение или удержание ребенка в другой стране являются незаконными.

Видео (кликните для воспроизведения).

4) Немедленно обратиться к адвокату (желательно не выбирать самого первого, а провести опрос и получить несколько предложений) в стране, где удерживается ребенок, и как можно скорее подать иск в уполномоченный суд.

Источники

Литература


  1. Историческая наука и методология истории в России XX века. — М.: Северная Звезда, 2016. — 415 c.

  2. Малько, Александр Васильевич Теория государства и права в вопросах и ответах. Учебно-методическое пособие / Малько Александр Васильевич. — М.: Дело, 2016. — 445 c.

  3. Шумега, С.С Технология столярно- мебельного производства; М.: Лесная промышленность, 2012. — 288 c.
  4. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах / М.Н. Марченко. — М.: ТК Велби, Проспект, 2007. — 240 c.
  5. Борисов, А. Н. Комментарий к Федеральному закону «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» / А.Н. Борисов. — М.: Юстицинформ, 2009. — 272 c.
  6. Гражданско правовые аспекты международного похищения детей
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here