Инициаторы закона о домашнем насилии

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

Депутаты Госдумы, правозащитники и адвокаты подготовили поправки к последней версии законопроекта о профилактике домашнего насилия, которая была раскритикована общественностью. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров. «Предполагаются реальные меры защиты жертв насилия и системная работа с агрессором. Мы выступали и будем выступать за работающий закон, который действительно спасет и защитит пострадавших от домашнего насилия», — написала на своей странице в Facebook соавтор поправок, правозащитница Алена Попова.

Основные положения поправок к законопроекту

1. Определение семейно-бытового насилия. Авторы поправок пишут, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, если это деяние причиняет пострадавшему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет психические страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред. Сюда же относится угроза совершения подобного деяния.

Оговариваются виды домашнего насилия: физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. Право на необходимую оборону предлагается не считать семейно-бытовым насилием. Кроме того, уточняется, что если родители, например, не разрешают своему ребенку слишком много времени проводить около компьютера или записали его в спортивную секцию, то они не совершают насилия.

«Более того, важно понимать, что „не купил ребенку трансформера“ или „не купил жене шубу“ также не является ни в коем случае экономическим насилием», — говорится в поправках к законопроекту. Под экономическим насилием предлагается понимать умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарств или иных предметов первой необходимости

К физическому насилию относятся любые умышленные насильственные действия (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ, причинившие вреда здоровью и физической боли), а также отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего. Психологическое насилие — это, в том числе, оскорбления и распространение клеветы, высказывание угроз, шантаж, преследование, изъятие личных документов. Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе посредством силы, угроз или шантажа.

2. Преследование. Еще один термин, который, как и семейно-бытовое насилие, пока не закреплен юридически. Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых телефонных звонках (сообщениях в интернете), в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы или лечения пострадавшего.

3. Право на защиту и профилактика. Закон о домашнем насилии должен распространяться не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов, их иждивенцев, близких и свидетелей правонарушения, работников соцслужб, если есть основания полагать, что им тоже может быть причинен вред.

[2]

В профилактике домашнего насилия, по мнению авторов поправок, могут принимать участие как органы власти, надзорные органы и полиция, так и общественные и кризисные некоммерческие организации. Меры профилактики нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Среди мер профилактики называются индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

4. Защитные и охранные предписания. Защитные предписания должны выдавать сотрудники полиции. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

Документ запрещает нарушителям преследовать и вступать в любые контакты с жертвой, приближаться к пострадавшему на расстояние ближе, чем на 50 метров. Действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранные предписания будут выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться максимум на срок до двух лет и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также нельзя будет контактировать с жертвой, приближаться на расстояние ближе, чем на 50 метров, а еще приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Агрессора могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма). Кроме того, абьюзера могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу.

За первое нарушение защитного предписания нарушителей предлагается наказывать штрафом, а за повторное или игнорирование охранного ордера — привлекать к уголовной ответственности, предусмотрев один год лишения свободы. Также могут быть назначены исправительные или обязательные работы.

5. Временное жилье. Авторы поправок считают, что органы власти обязаны «незамедлительно обеспечить» временным бесплатным жильем жертву домашнего насилия, если такая просьба поступила от потерпевшего. Оговаривается срок — минимум на два месяца. Он может быть продлен, если угроза жизни и здоровью потерпевшему не устранена.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, Елена Вторыгина, Татьяна Касаева, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также правозащитница Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной Совфедом версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта — до 15 декабря

Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия была опубликована на сайте Совфеда 29 ноября. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое продлится до 15 декабря. К размещенному на сайте Совфеда документу уже поступило более 5 тыс. комментариев.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

«В нынешнем виде закон нерабочий»

Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

[3]

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Читайте так же:  При лишении родительских прав платятся алименты

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Свердловские общественники и полиция жестко раскритиковали законопроект о домашнем насилии

    Сегодня в Общественной палате Свердловской области обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который был разработан депутатами Госдумы, сенаторами и экспертами. Уральские общественники обрушились на документ с критикой, которая в итоге вышла за пределы разумного. Вместе со вполне справедливыми замечаниями о размытости формулировок, о необходимости финансирования и о небольших противоречиях с федеральным законодательством участники круглого стола утверждали, что закон навязывают стране из-за рубежа, а цель его — дать заработать «феминизированным особям», разрушить семьи и уничтожить Россию. Подробности — в репортаже Znak.com.

    «Это часть глобалистского проекта по сокращению народонаселения»

    Первой на встрече выступила Людмила Виноградова — член Общественной палаты РФ, эксперт движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и лидер «Родительского всероссийского сопротивления». Она сказала, что законопроект ни в коем случае нельзя принимать, потому что его текст «дефектный», он приведет к коррупции, к желанию заинтересованных НКО нажиться на гражданах России, а также ко вмешательству во внутренние дела семьи. «Лоббисты» закона, к которым она относит политолога Екатерину Шульман, общественницу Алену Попову и «других представителей феминистского сообщества», продвигают инициативу на деньги Евросоюза, уверена она.

    «Проводились общественные мероприятия. И Крым, и Кавказ высказались ну просто очень отрицательно против этого законопроекта, — заверила Виноградова, а затем неожиданно сделала категоричное заявление. —

    Когда-то Виноградова занимала должность председателя Красногорского районного суда Каменска-Уральского. По ее словам, в ее практике все конфликты супругов были связаны не с насилием, а с деньгами. «Женщины обращаются [в полицию] только в те моменты, когда не могли решить вопрос о разделе имущества: „Либо ты дашь мне машину и квартиру, либо я заведу на тебя уголовное дело“. Никогда в других случаях жена не ходила в суд и не заявляла о привлечении к ответственности. Никогда не было такого, чтобы один супруг ударил другого и они пошли в суд», — сказала она.

    В своей речи Виноградова упомянула и декриминализацию побоев в семье, сказав, что она «послужила на руку полиции» и «сократила преступность». С этим согласилась представитель свердловского главка МВД Лилия Будкевич.

    Патриарх Кирилл считает, что закон о домашнем насилии насаждается из-за рубежа

    «Количество особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в быту, у нас сокращается. За 2019 год их стало меньше на 7,5%, всего 147 таких случаев. Связана ли декриминализация с этим или не связана, но большинство дел заканчиваются примирением», — отчиталась она.

    Сотрудница МВД заверила, что правоохранители и так работают над профилактикой семейно-бытового насилия, причем успешно. Нарушителей ставят на учет, им также выдают официальные предостережения. Отдельной статистики по предостережениям, впрочем, нет, как нет и цифр о правонарушениях в семье — отдельной отчетности по ним также не ведут.

    «Я скажу однозначно: это (законопроект — прим. Znak.com) нарушение конституционных прав. Никогда органы внутренних дел не пойдут на то, чтобы без судебного решения ограничивать в конституционных правах других людей, даже временно. Такой закон не может быть принят, это однозначно!

    — заявила Будкевич. — В документе описывается какое-то виртуальное насилие. Это, по сути, не насилие». На последних словах двое сурово смотрящих мужчин плотного телосложения, сидящих на местах для гостей, зааплодировали.

    С обличительной речью выступила общественница из Санкт-Петербурга Ольга Баранец. Она продолжила слова Виноградовой о том, что законопроект навязывают нам из-за рубежа, сообщив, что все делается по требованию Совета Европы.

    «Хотела бы донести до вас сенсационные вещи, откуда ноги растут. Еще при Брежневе наша страна присоединилась к конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Россия обязана отчитываться перед комитетом по этой конвенции. И комитет недоволен, он настоятельно призывает Россию внедрить комплексную стратегию, чтобы искоренить стереотипы о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе.

    Этот закон направлен на уничтожение семьи! Еще они просят легализовать проституцию и принять секспросвет в рамках этого закона» — заявила она.

    Предыдущих ораторов горячо поддержал председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин. «В этом законе хозяином семьи будет НКО. Будут феминизированные особи, которые делают все, чтобы извлечь из этого деньги. Они будут насаждать свои порядки, свое видение. Секспросветы введут в школах, проституцию легализуют.

    Есть шутки о заговоре. Почитаешь про „Римский клуб“, про деньги, понимаешь, что это серьезно все. Мягкой рукой за наши деньги будут уничтожаться семьи!» — взволнованно говорил он.

    Самой спокойной и аргументированной была речь протоиерея Максима Миняйло, также выступившего против законопроекта. Он напомнил о том, что РПЦ считает документ разрушительным для семьи. И хотя священник также бросил несколько обвинений в сторону Запада, главным его опасением стала квалификация людей, которые бы занялись помощью и реабилитацией жертв насилия.

    Читайте так же:  Защита прав ребенка в сша

    «Семья — это тонкая вещь, регулирование должно быть самым деликатным. И даже сейчас я сюда ехал, мне мой священник рассказывал, что он, человек с высшим математическим, педагогическим образованием, имел серьезные проблемы, когда пытался примирить семью. Это сложная, деликатная тема. Нужно быть большим профессионалом и человеком с большим опытом, чтобы не навредить. А навредить очень просто», — сказал он.

    «Все они обращались в ОВД и не получили помощи»

    С предыдущими ораторами не согласилась советник уполномоченного по правам человека в регионе Ирина Литвинова. В пику представителю полиции она заявила, что ситуация с бытовым насилием даже в отдельно взятой Свердловской области «действительно просто страшная». Она рассказала об исследовании, которое социологи провели в колонии ИК-6. Там опросили 36 женщин, убивших сожителей, и еще трех из тех, кого осудили за покушение на убийство.

    «Все они признавали, что система профилактики не работает. Все они обращались в ОВД и не получили помощи. Трое из них обращались в полицию в день преступления — и также не получили помощи. Женщины сказали, что бесполезно обращаться в соцполитику. Страшная картина», — сказала Литвинова.

    Описывать жестокие реалии продолжил уполномоченный по правам ребенка в регионе Игорь Мороков. «Есть факты, когда действительно преступление не совершается, но так домогаются, что просто невозможно. Три случая я отобрал, в двух — бывшие мужья не дают жизни, в одном случае — дама. Ситуация с ней такая — по суду детей поделили, оставили с отцом. Но часть доли в жилье принадлежало даме. Она все время селила туда кого-то, чтобы навредить. Отец не успевает отбиваться, замки менять. Проблема существует, и позиции, озвученные в законопроекте, могут иметь место быть, может, в административном производстве», — сказал он.

    Но ни Мороков, ни Литвинова не поддержали законопроект. Детскому омбудсмену не понравились формулировки, отсутствие конкретных мер профилактики, а не наказания. Также он выступил против «защитных предписаний». Литвинова сообщила, что привлеченные уполномоченным по правам человека в Свердловской области эксперты заявили о дефективности проекта.

    Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

    Уральский депутат Госдумы Максим Иванов, выслушав уполномоченных, сразу же загорелся желанием настроить уже существующую систему профилактики преступлений и правонарушений. Но перспектив у законопроекта он не видит. «Я думаю, что его никто не примет. Президент что на послании сказал? Вопросы семьи, верховенство нашего права. То, что у них за рубежом, не надо принимать у нас», — заявил Иванов.

    Единственным голосом за законопроект был голос Ларисы Лазаревой, президента общественной организации помощи семьям «Аистенок». Она зачитала коллективное обращение от 33 НКО, в котором указано, что вопросов к закону много, но его надо принять хотя бы для начала процесса по защите членов семьи от насилия. «В случае принятия закона жертва хотя бы будет защищена государством, а не самой жертве придется собирать доказательства», — пояснила активистка.

    Лазарева единственная из всех вызвала оживление зала, который до этого, казалось, особо и не слушал докладчиков. Это был гул негодования. Поднялась женщина, назвавшая себя учителем школы, и задала вопрос, который начинался с «как работает такой закон в Европе», а заканчивался «ведь, насколько я знаю, в Европе практически разрушен институт семьи».

    Возмутилась и Баранец. Вступив в перепалку с Лазаревой, она буквально высмеяла ее. «Я вот сейчас над вами учинила психологическое насилие. Причем три раза. Я смотрела вам в глаза, я повышала интонацию, я махала руками в вашу сторону. В европейском законе это прописано как психологическое насилие. И где уверенность, что в закон, который под копирку слеплен по западному образцу, не потащат и такие же инструкции?» — выступала она.

    «Негативные последствия для общества и государства»

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. Последнюю его версию разработали представители Федерального Собрания РФ. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества, генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

    Против выступают радикальные патриоты, представители РПЦ. К этому списку присоединится и Общественная палата Свердловской области.

    Проект ее общественной экспертизы, в котором критикуется законопроект, был составлен еще до обсуждения. Первым пунктом в нем выражено мнение, что «законодательное предложение нарушает пределы вмешательства государства в семейные отношения». Общественники осуждают понятия, используемые в законопроекте, говорят о том, что они слишком размыты. Палата также не согласна с нормами о защитном предписании и судебном защитном предписании, считая, что они нарушают Конституцию РФ. Интересно, что все тезисы согласуются со словами Виноградовой.

    Отдельно общественников возмутило «создание „законопроектом“ (почему-то это слово в документе заключено в кавычки — прим. Znak.com) правовых основ и условий для частного бизнеса». Опасения слабо аргументированы, все сводится лишь к тому, что в законопроекте для профилактики планируют задействовать широкий круг социальных организаций. Это не помешало заявить, что проект нацелен «на обеспечение и сопровождение частных коммерческих, идеологических и иных интересов неких „общественных объединений“».

    «С учетом того, что „насилие“ по обсуждаемому „законопроекту“ включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, „угрозы“ создания таких ситуаций имеются в каждой квартире», — также говорится в проекте документа.

    В заключение указано, что принятие законопроекта повлечет «рост социальной напряженности, распространение семейных конфликтов, разрушение существующей системы профилактики правонарушений и преступлений, негативные последствия для общества и государства». «Действующих нормативных правовых актов в Российской Федерации в целом достаточно для защиты жертв домашнего насилия и наказания виновных лиц», — резюмировали там.

    К этим пунктам добавятся выдержки из сегодняшнего заседания. Дополнения будут принимать еще три дня.

    Разработчики закона о «семейном насилии» готовят майдан в России

    И какие таинственные монстры угрожают депутату Госдумы Оксане Пушкиной

    В минувшую пятницу, 15 ноября, в Совете Федерации прошло расширенное заседание рабочей группы по совершенствованию законодательства в сфере предупреждения семейного насилия, сообщает сайт СФ РФ. Заседание провела заместитель председателя Совета Федерации Галина Карелова.

    В мероприятии приняли участие председатель Комитета СФ по социальной политике Валерий Рязанский, первые заместители председателя Комитета СФ по социальной политике Игорь Каграманян и Инна Святенко, члены СФ, депутаты Государственной Думы, уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова, представители Министерства здравоохранения, МВД, Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, Министерства юстиции, Министерства просвещения, общественных организаций, эксперты.

    [1]

    На заседании выступили первый заместитель председателя Комитета СФ по социальной политике Инна Святенко, первый заместитель министра труда и социальной защиты Алексей Вовченко, статс-секретарь, заместитель министра здравоохранения Дмитрий Костенников, председатель Комитета Государственной Думы по контролю и Регламенту Ольга Савастьянова, заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, начальник отдела систематизации законодательства и анализа судебной практики в области уголовного судопроизводства Верховного Суда Михаил Шалумов и другие.

    На совещании обсуждался проект закона о профилактике семейно-бытового насилия в РФ, которым предлагается установить комплекс мер превентивного и защитного характера в целях противодействия семейно-бытовому насилию. Также обсуждались проекты законов «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в части профилактики семейно-бытового насилия», «О внесении изменений в статьи 19.3 и 23.3 КоАП» и «О внесении изменений в статью 20 Уголовно-процессуального кодекса РФ».

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Принято решение в ближайшее время подготовить предложения и поправки к указанным законопроектам. Рабочая группа по данному вопросу продолжит работу.

    Примечательно, что проходят вроде бы дискуссии, но на них не приглашают тех представителей общественности, которые выступают категорическими противниками принятия закона о «семейном насилии». В дурной советской традиции аргументы критиков замалчивают или оглупляют и высмеивают, пытаясь представить дело так, что против такого «прогрессивного» закона, принятого всем «прогрессивным человечеством», выступают откровенные маргиналы. И это происходит под разговоры о демократии, об интересах народа, которые якобы отстаивают эти «избранники народа».

    Читайте так же:  Сколько занимает развод с детьми

    Более того, депутаты Госдумы в поправках к законопроекту о «семейном насилии» идут дальше и добавили уже понятие «преследование», как сообщает РБК. По словам соавтора законопроекта Оксаны Пушкиной, эти поправки будут учтены в финальной версии документа.

    Согласно депутатским поправкам, под преследованием понимаются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем». Если перевести это на нормальный язык, разработчики закона пытаются воспрепятствовать любым попыткам находящихся в конфликте мужа и жены восстановить отношения и восстановить семью.

    Также под это определение подпадают любые действия, из-за которых потенциальная жертва может испытывать страх за свою безопасность. Эта норма очень важна, сейчас российское законодательство никак не защищает от преследования, утверждает эксперт организации «ООН-женщины» Елена Мезенцева. «За это спасибо ЕСПЧ, летом Европейский суд принял решение в пользу пострадавшей от домашнего насилия Валерии Володиной, она выиграла иск против России, темой иска было преследование», — подчеркнула Мезенцева. Тогда же появилась информация, что в ЕСПЧ находится более 100 жалоб на домашнее насилие, и часть из них связана с преследованием, сообщает Мезенцева.

    Оксана Пушкина в интервью РБК заявила, что работа над законопроектом о «семейном насилии» теперь связана с «делом Олега Соколова».

    Депутатка-феминистка также сообщила, что Санкт-Петербургский государственный университет участвовал в подготовке исследования по заказу Госдумы о семейно-бытовом насилии в России: «По возвращении в Питер, буквально через несколько дней, авторов исследования накрыло трагическое совпадение событий. Соколов оказался их коллегой по СПбГУ». Тогда руководитель исследования о домашнем насилии для Госдумы, профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков выступил с предложением создать при университете центр изучения проблем семейно-бытового насилия.

    Законопроект предлагает ввести защитные предписания, которые запрещают преследователю приближаться к жертве. Опять надо переводить на человеческий язык: законодатели запрещают бывшим или находящимся на стадии развода мужу и жене пытаться уладить конфликт . Предписание может быть выдано на срок от 30 дней до года, при необходимости суд может его продлить. Депутаты уверены, что штрафы — слишком мягкая ответственность за нарушение предписания. «Предлагаемая ответственность настолько ничтожна, что не будет являться сдерживающим фактором для правонарушителя, — говорится в документе. — Нами предлагается в случае первого нарушения ввести административную ответственность, а при повтором — уголовную».

    Авторы законопроекта собрали мнения регионов о готовящейся инициативе, говорится в справке, представленной в ходе обсуждения. Подавляющее большинство субъектов — 55 из 85 — выступают за принятие закона о профилактике семейно-бытового насилия. Это не мудрено: если обсуждение в регионах происходило также манипулятивно, без участия родительской общественности, что весьма вероятно, то результаты, конечно, будут такими, какими их хотят видеть лоббисты закона о «семейном насилии» .

    Пушкина уточнила, что дополнительные поправки к законопроекту еще предложат министерства, общественные организации (наверное, «иностранные агенты», те НКО, которые поддерживают провокационную идею законопроекта) и кризисные центры.

    Кстати, идея депутатки Пушкиной о внесении в скандальный законопроект понятия «преследование» — хорошее подспорье для разного рода шизофреников, одержимых манией преследования. Теперь они завалят суды заявлениями о преследовании. Сама Пушкина, связав законопроект с «делом Соколова», что называется, проговорилась. Теперь стало ясно, что речь идёт о попытке легализации в России блудных сожительств, политкорректно называемых «гражданскими браками». Из мирового опыта известно, что легализация блудных сожительств, к чему, очевидно, призывает Пушкина, приводит к демонтажу института семьи, ослаблению брака и депопуляции населения. Неужели эти цели и преследуют разработчики законопроекта?!

    Оксана Пушкина, не мудрствуя лукаво, решила использовать тот же приём, который пару лет назад она применила против «Русской народной линии». Напомним, что в сентябре 2017 года депутатка направила письмо Генеральному прокурору Ю.В. Чайке с требованием, чтобы прокуратура проверила, не скрывается ли за вывеской «Русская народная линия» экстремистское сообщество, готовящее антигосударственные действия. Пушкина попыталась поставить РНЛ в один ряд с несуществующей организацией «Христианское государство — Святая Русь», от имени которой в июле 2017 года были разосланы провокационные призывы поджигать кинотеатры.

    Тогда попытка дискредитировать православную общественность, выступавшую против кощунственного фильма «Матильда», с помощью фейковой организации «Христианское государство — Святая Русь» провалилась.

    В феврале 2017 года режиссер этого богопротивного фильма Алексей Учитель обратился с заявлением в Генпрокуратуру РФ с просьбой оградить коллектив фильма «Матильда» от «угроз и противоправных действий лиц экстремистской направленности».

    Теперь об угрозах заговорила и Пушкина. Депутатка сообщила РБК о том, что авторы законопроекта о т.н. «семейном насилии» получают угрозы на электронную почту и в соцсетях. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (причём, она отказалась уточнить, в какие именно).

    «Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По её словам, угрозы в соцсетях кроме неё получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова.

    По словам Пушкиной, вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода «Матильды», которой надо дать отпор. Непонятно, — то ли депутатка живёт в мире фантазий и верит в какие-то могущественные финансовые центры, которые пытаются не допустить принятия закона о «семейном насилии», то ли она по обыкновению пытается переложить ответственность с больной головы на здоровую. Вероятнее всего второе. Любому независимому эксперту известно, что существуют мощные центры, финансирующие принятие этого скандального закона, который нанесёт удар по традиционной семье, будет способствовать формированию, как они цинично говорят, «рынка детей». И у нас возникает убеждение, что сама Оксана Пушкина получает серьёзное финансирование от этих центров, занимаясь деятельностью по развалу семьи.

    Поднаторевшая в информационных провокациях, Пушкина пытается и тут использовать технологию, излюбленную инициаторами скандальных вбросов. Совершенно очевидно, что депутатка рассчитывает своими заявлениями об угрозах спровоцировать психически неустойчивых людей на необдуманные поступки. Ведь она и другие разработчики провокационного законопроекта не могут не понимать, что их проект носит провокационный характер. Они не могут не понимать, что подавляющее большинство нашего общества выступает за укрепление семьи. Поэтому есть все основания утверждать, что ими сознательно готовится провокация, направленная на дестабилизацию ситуации в России, провоцирование майдана и нестроений в российском обществе.

    Против законопроекта выступают не только представители родительской общественности и православных общественных организаций. Сам законопроект противоречит российскому законодательству. На «Русской народной линии» размещено экспертное заключение Игоря Владиславовича Понкина, доктора юридических наук, профессора, члена Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации, члена Экспертного совета при Комитете Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. Проект федерального закона «Об основах системы профилактики домашнего насилия в Российской Федерации» подвергается убедительной, аргументированной критике как содержащий массу юридических нелепостей.

    Заключение это выполнено по поручению председателя Комитета Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергея Анатольевича Гаврилова.

    Чуть позже «Русская народная линия» опубликовала экспертное заключение доктора юридических наук, профессора Михаила Николаевича Кузнецова и кандидата юридических наук Павла Алексеевича Якушева, которые, изучив законопроект, пришли к однозначному выводу: «Законопроект грубо противоречит российскому законодательству и обладает неустранимыми недостатками, будет способствовать не профилактике насилия в семьях, а провоцированию лишней напряженности и конфликтности».

    Читайте так же:  Развод с мужем взрослые дети

    Тем не менее, лоббисты закона о т.н. «семейном насилии» игнорируют даже экспертные заключения профессионалов и утверждают, что закон будет внесён в Госдуму к 1 декабря. Не иначе, как поставлена задача перед «спящими», которые проснулись, инициировать майдан в России, срочно дестабилизировать ситуацию в стране.

    Уведомления

    Мы добавили смайлики в комментарии 🙂

    Вести диалоги в комментариях стало проще!

    «Все новости» — в мобильном 74.RU

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Все новости

    На заводе пиротехники в Челябинске произошёл пожар

    Алтай пал. В России больше нет регионов без коронавируса

    Владимир Путин отменил парад Победы 9 мая

    Львёнок Симба, спасенный челябинским ветеринаром от фотоживодёров, начал самостоятельно ходить

    Путин объявил о программе льготной ипотеки

    «Есть примерно секунда, чтобы дать отпор»: учимся защищаться от нападающего с тренером по рукопашному бою

    Авто: Штрафной удлинитель: «льготный период» оплаты долгов перед ГИБДД предложили продлить втрое

    Банки будут обслуживать клиентов с просроченными паспортами

    Вы что, слова «карантин» стесняетесь? Как мутные указы чиновников распространяют заразу по всей стране

    О каникулах, экзаменах и школьных выпускных. В Минобре ответили на самые больные вопросы родителей

    Полиция завершила работу над делом водителя скорой, переехавшего мужчину в Магнитогорске

    74.RU покажет в прямом эфире пасхальную службу в кафедральном соборе Челябинска

    «Лучше почку продать, чем такой кредит взять»: как малый бизнес оценил путинские меры поддержки

    Второй пациент закрытого интерната в Челябинске попал в больницу с подозрением на пневмонию

    Нассим Талеб станет хедлайнером глобального онлайн-форума

    Министр под видом простого бизнесмена обратился в банк за помощью. Ему отказали

    Золотые южноуральцы в рейтинге Forbes. Кто вошёл в топ-200 богатейших бизнесменов России

    Минздрав остановил всю плановую вакцинацию из-за коронавируса

    Кто пополнил список вновь заболевших коронавирусом в Челябинской области

    Оставьте свой кашель себе: какие маски защитят вас от вируса, а какие бесполезны

    Смотрите на ноги: врачи рассказали о новом симптоме коронавируса

    Почти 28 тысяч россиян заразились коронавирусом. За последние сутки еще +3448 человек

    Челябинские хирурги избавили восьмимесячного ребёнка от кисты в мозгу

    На месте бывшего тубдиспансера в Челябинске, где обещали разбить сквер, начали делать парковку

    Какой запас продуктов на складах Челябинской области и что происходит с ценами во время пандемии

    Власти ответили, стоит ли ждать садовых маршрутов в Челябинске во время пандемии коронавируса

    В Челябинской области ввели карантин для прибывающих из Москвы и Санкт-Петербурга

    Минздрав рассказал, сколько человек за сутки заболели коронавирусом в Челябинской области

    «Челябинск пошёл в онлайн»: Лейла Табатадзе — как выжить бизнесу под ударом коронавируса

    Безработным выдают по 5000 песо и живую курицу: челябинский дайвер — о карантине на Филиппинах

    Будет ли доступно высшее образование: учиться и зарабатывать — это реально

    ММК организовал пошив многоразовых масок

    Учителя рассказали, на чем в ЕГЭ по математике заваливается каждый второй

    Агрохолдинг «Чурилово» предоставит пенсионерам 3 тонны овощей в качестве благотворительной помощи

    Эксперты назвали 5+ проверенных вариантов оперативного перевода бизнеса в онлайн-режим

    Авто: Эксклюзив по цене Lada Vesta: самые дикие автомобили, которые продаются в России

    Милый, ужин на подоконнике: как вырастить руколу, лемонграсс и микрозелень у себя дома

    Челябинцам начали выдавать продуктовые наборы во время пандемии коронавируса. Смотрим, что в них

    «Сказали сбивать температуру парацетамолом»: 3 истории больных коронавирусом

    «Бейте женщин, мы не будем их защищать»: почему закон о домашнем насилии опять не примут?

    Эксперты объясняют, зачем депутаты проигнорируют закон, который нужен всей стране

    Декриминализация домашних побоев сделала борьбу с насилием в семье еще более сложной

    Фото: Александра Савельева / 76.RU

    Законопроект о профилактике домашнего насилия хотели вынести на рассмотрение Госдумы еще в 2019 году, потом отложили до конца января 2020 года, но вот январь подходит к концу, а документ в повестку так и не внесен. Одной из причин называют его широкое обсуждение — у, казалось бы, полезного закона нашлось много противников.

    Вместе с авторами законопроекта, юристами и общественниками мы разбираемся, что не так с законом, который нужен всей стране.

    О чем этот закон?

    Закон о профилактике семейно-бытового насилия, по мнению авторов проекта, поможет защитить жертв домашних тиранов. В первую очередь речь идет о женщинах и детях. Он вносит ряд изменений в текущее законодательство:

    — вводит понятие семейно-бытового насилия;
    — обязывает медиков сообщать полиции, если полагают, что травма получена пациентом в результате домашнего насилия;
    — обязывает госорганы реагировать на информацию о домашнем насилии немедленно;
    — обязывает соцслужбы заниматься реабилитацией и социальной адаптацией жертв;
    — вводит профилактический учет и контроль для проблемных семей;
    — включает в число жертв домашнего насилия сожителей и бывших супругов;
    — разрешает выдавать защитное предписание — временный охранный ордер, запрещающий насильнику общаться с жертвой.

    Впервые законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда не прошел даже первое чтение. О необходимости такого закона заговорили вновь после того, как в 2017 году были декриминализированы побои в семье.

    Читайте так же:  Статья о совместно нажитом имуществе в браке

    — Я глубоко убеждена, что декриминализация побоев в отношении близких лиц — большая ошибка. Власть дала домашним тиранам опасный сигнал: «Бейте женщин, бейте детей, мы не будем их защищать!», — говорит один из авторов законопроекта, депутат и член профильного комитета Госдумы Оксана Пушкина. — Это сделало и без того латентную проблему домашнего насилия ещё более скрытой, а борьбу с ним — более сложной.

    По данным Совета Федерации, на которые ссылаются авторы закона, в 2018 году за помощью к государству обратились 33 тысячи жертв домашнего насилия. При этом речь идет только о людях, чьи отношения официально зарегистрированы, — супругах и прочих членах семьи. Люди, которые регулярно фигурируют в криминальной хронике под кодовым названием «сожитель», в этой статистике не учитываются. При этом число официальных браков уменьшается с каждым годом. По данным Росстата, в 2010 году было 1,2 миллиона свадеб, а в 2018-м — только 893 тысячи.

    Авторы законопроекта ссылаются на то, что, даже когда женщины пытаются обратиться в полицию, им не помогают. Оксана Пушкина говорит, что срабатывает убеждение «милые бранятся — только тешатся», что в конце концов приводит к трагическим последствиям. Буквально на днях резонансное убийство беременной женщины произошло в Новосибирске: в преступлении подозревают ревнивого бывшего возлюбленного, от которого ей приходилось скрываться. Знакомые погибшей говорят, что она не раз писала на него заявления в полицию, но на них никто не реагировал.

    В ноябре законопроект в новой редакции был опубликован на сайте Совета Федерации и сразу же вызвал бурный протест. Оппоненты заявили, что закон противоречит Конституции: в нем отсутствует презумпция невиновности, и вообще, он «направлен на разрушение семьи и общества». За две недели обсуждения только на сайте Совфеда было оставлено более 11 тысяч комментариев. Широко он обсуждался и в соцсетях.

    Пикеты проходят как в поддержку закона, так и против него

    Фото: Густаво Зырянов / NGS.RU

    Высказались о законопроекте не только полуанонимные пользователи интернета, но и публичные личности — общественники, депутаты и даже представители церкви. РПЦ выпустила официальное заявление, в котором однозначно осудила закон в текущей редакции, заявив, что он «несовместим с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями».

    — Он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей, в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект тем самым фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь», — заключили в Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

    Там убеждены, что статистика, которую используют авторы законопроекта, никак не связана с реальностью. Патриарх Кирилл тоже ознакомился с предложенным текстом закона и заявил, что такой документ не удержит от совершения преступлений. При этом он призвал священников не стесняться приходить в семьи, где «царят глубокие неурядицы».

    Не поддержали закон и некоторые депутаты. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что партия не будет голосовать за законопроект, потому что он приведет к увеличению разводов и отказов от брака. Лидер либерал-демократов убежден, что проблема в семьях из-за того, что мужчин в России мало, поэтому женщины терпят плохое отношение.

    — Да, обязательно нужно найти форму защиты женщин, потому что они чаще подвергаются насилию. Но жертвами в плане убийств по статистике чаще становятся мужчины. Хотя женщин такая ситуация тоже не радует, потому что им нужны мужья, отцы их детей. Он может бить её, пить горькую, но она будет соглашаться, потому что другого мужа может и не быть, — заключил Жириновский.

    Еще одним его аргументом стало то, что обратиться в полицию могут и родители, и дети.

    — Вот у ребёнка отобрали смартфон, сказали ему идти учить уроки. А он пожаловался на родителей, и тут уже его мать и отца упрекают, что они плохо воспитывают детей, — объяснил депутат.

    Противникам закона не нравится, что дети могут пожаловаться на родителей

    Фото: Тимур Шарипкулов / UFA1.RU

    Неожиданностью стало, что против закона в том виде, в каком он есть сейчас, выступили даже его соавторы из числа правозащитников. Активистку Алену Попову возмутило, что цели закона — «сохранять семью» и «содействовать примирению сторон». По ее словам, именно после формального примирения домашние насильники идут на убийство своих жертв. С ней во многом согласна член рабочей группы по созданию законопроекта при Совфеде, адвокат Мари Давтян.

    — Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами, — объяснила она.

    Закон критикуют преимущественно за его размытые, а местами и вовсе неверные формулировки, которые по факту лишают его всякого смысла. Например, семейно-бытовое насилие трактуется так: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но юристы утверждают, что все такие действия так или иначе попадают либо под административный кодекс, либо под уголовный. В то же время противники законопроекта обращают внимание, что в нем нигде не дается определение «психического страдания», что может привести к злоупотреблению этим законом на практике.

    Семейный юрист из Нижнего Новгорода Елена Прохорова, представлявшая в Госдуме доклад о своем регионе, пообщалась с депутатами и уверена, что шансов у этого законопроекта нет.

    — Я думаю, что не примут его в такой редакции. Нужно отредактировать, но пока никто не знает как — слишком сильное противостояние, — объясняет она. — Есть депутаты, которые поддерживают, есть те, кто категорически против. Они основываются на чем? Мы так жили и вроде выросли. Многие этого просто не понимают. Они придираются даже к тому, что если будет охранный орган, то женщины могут потом этим злоупотреблять, выгонять мужчин из своего жилья.

    Автор законопроекта, депутат Оксана Пушкина полагает, что все эти доводы необоснованны. Она считает, что законопроект полностью готов.

    — Я знаю, что России нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, и убеждаю коллег-депутатов принять его, чтобы чётко обозначить нашу позицию по этому важнейшему вопросу. Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

    Столкнулись с проблемой домашнего насилия? Пишите нам на

    Видео (кликните для воспроизведения).

    почту редакции , в нашу группу во « ВКонтакте », а также во все мессенджеры по номеру +7 93 23–0000–74.

    Источники

    Литература


    1. Воронков, Ю. С. История и методология науки. Учебник / Ю.С. Воронков, А.Н. Медведь, Ж.В. Уманская. — М.: Юрайт, 2016. — 490 c.

    2. Клименко, А. В. Теория государства и права / А.В. Клименко, В.В. Румынина. — М.: Высшая школа, Мастерство, 2000. — 224 c.

    3. Малеев, Ю.Н. Международное воздушное право: вопросы теории и практики; М.: Международные отношения, 2012. — 240 c.
    4. Малько, А.В. Теория государства и права. Гриф УМО МО РФ / А.В. Малько. — М.: Норма, 2015. — 203 c.
    5. Взаимодействие органов имущественного блока Санкт-Петербурга с юридическими и физическими лицами по вопросам оборота государственного недвижимого имущества и управления государственной собственностью. — М.: Леонтьевский центр, 2004. — 624 c.
    6. Инициаторы закона о домашнем насилии
      Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here