Ирина шихман домашнее насилие

Новости

«Хочется сделать так, чтобы о насилии можно было говорить». Вышла первая часть фильма Ирины Шихман «Бьет значит бьет»

Директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина стала героиней нового выпуска программы Ирины Шихман «А поговорить?». Фильм «Бьет значит бьет» посвящен проблеме насилия в российских семьях и отношению посторонних людей и системы к этой теме. Он состоит из двух частей, первую можно посмотреть уже сейчас.

В съемках приняли участие певица Наргиз, политолог Екатерина Шульман, жительница Серпухова Маргарита Грачёва, чей муж отрубил ей руки, и ее мать, юрист Наталья Туникова и другие. Женщины рассказали не только о самих происшествиях, но и о несовершенстве системы, в которой насильник может легко стать потерпевшим, а правоохранительные органы чаще всего говорят, что жертва «сама виновата».

В понедельник в Госдуме состоялась дискуссия о необходимости принятия закона против домашнего насилия, который в числе прочего вводит охранные ордера для защиты пострадавших от агрессоров. В тот же день Госдума запустила онлайн-опрос, где предложила гражданам проголосовать «за» или «против» закона, либо рассказать о своей позиции в комментариях под опросом. Законопроект поддержали 85,8% голосовавших.

[2]

«Бьет — значит бьет»: в «Одноклассниках» прошел эфир на тему гендерного насилия

В социальной сети «Одноклассники» прошел специальный эфир на тему гендерного насилия, приуроченный к международной акции «16 дней активных действий против насилия в отношении женщин». Звезды и эксперты в студии обсудили причины насилия, общественную реакцию и то, всегда ли агрессор выглядит как монстр.

Во время трансляции был проведен опросы на тему гендерного насилия. Зрители отвечали на вопросы о том, важно ли сохранять семью, если в ней происходит рукоприкладство.
Результаты показали, что абсолютное большинство пользователей соцсети (95,7%) считают, что нужно нужно уходить из семьи, если в ней происходит насилие. Кроме того, 90,6% пользователей OK не готовы прощать, если на них подняли руку, а 93,8% считают, что общество должно поддерживать женщин, которые подвергались насилию.

Эфир в OK провела главный редактор журнала «Домашний очаг» Наталья Родикова, участниками дискуссии стали телеведущая Юлия Меньшова, журналистка и автор фильма «Бьет — значит бьет» Ирина Шихман и директор центра «Насилию. Нет» Анна Ривина. Специальными гостями трансляции стали три доверительницы фонда «Насилию. Нет», которые рассказали о пережитом опыте. Спецэфир «Насилию — нет!» в OK посмотрели более 2 миллионов пользователей.

Анна Ривина, директор центра «Насилию. Нет» уверена, что одна из причин, по которой насилие вообще существует, это то, что оно передается из поколения в поколение: «Действительно дети, которые вырастают в такой семье, решают, что это проявление нормы. И когда они даже захотят попросить о помощи, мама и бабушка скажут: „Зачем тебе это нужно? Зачем сор из избы выносить? Свой все-таки». То есть это не работает и в том числе потому, что старшее поколение начинает отговаривать. Плюс, полицейские, судьи — также люди из общества, где насилие часто является нормой».

Телеведущая Юлия Меньшова тоже придерживается позиции — все начинается с семьи. Юлия уверена, что если родители позволяют себе самоутверждаться за счет самого слабого члена семьи, а это всегда ребенок, то такая модель поведения закрепляется, и женщина потом ждет, когда же ее ударят.

Еще одна важная тема, которую коснулись гости эфира — стереотипы на счет домашнего насилия. Например, Анна Ривина привела в пример исследование о том, что чем выше материальный статус семьи, тем больше насилие скрывают. По мнению активистки, насилие происходит не только там, где бегают с топорами и бутылками водки. Ирина Шихман, журналистка и автор фильма «Бьет — значит бьет», убедилась в словах Ривиной, когда снимала свое расследование про домашнее насилие. «В моем исследовании нет ни одной женщины-алкоголички, они все успешные».
На эфире гостьи затронули тему портретов домашних агрессоров.

«Важно отметить, что часто домашние агрессоры — это те люди, на которых подумаешь в последнюю очередь. Они прекрасно знают, что на людях надо вести себя иначе»,— говорит Ривина.

Еще одна важная тема, которую обсудили во время прямого эфира в OK — как женщины попадают в ситуации, где к ним применяют насилие. Ирина Шихман рассказала, что «все истории похожи, как под копирку».

«Есть не только физическое насилие, но и экономическое. Все начинается с того, что женщина зависима от мужчины, и он начинает за каждую копейку её отчитывать. Либо ситуация, когда женщина зарабатывает больше, и ее отчитывает за то, как она тратит деньги», — делится Ирина.

Запись эфира проходила в салоне Nail & Hair Spot, активно поддерживающим женщин, которые подверглись насилию. В январе 2020 года руководство салона запланировало тренинг персонала по работе с женщинами, у которых обнаружены следы насилия. В свою очередь, мастера студии будут проведут обучение доверительниц фонда «Насилию. Нет», чтобы женщины имели возможность избежать экономической зависимости и могли работать.

Прямой эфир был приурочен к Международному дню борьбы против гендерного насилия, который проходит 25 ноября. Социальная сеть «Одноклассники» на протяжении нескольких лет поддерживают кампанию против домашнего насилия от «ООН-Женщины». В прошлом году соцсеть совместно с телеканалом RTVi провела прямой эфир, в котором гости обсуждали вопросы абьюзивных отношений и реакцию общества на насилие. В 2017 ОК совместно с «ООН-Женщины» запустили анонимный режим в приложении для прямых трансляций OK Live, с помощью которого жертвы домашнего насилия могли поделиться своей историей.

Новости

Александра Митрошина

Блогерка и активистка подключилась к команде Поповой, чтобы помочь в продвижении закона и объяснить двухмиллионной аудитории читателей, почему именно он необходим.

Александра выходит на одиночные пикеты в поддержку законопроекта, помогает жертвам насилия, нуждающимся в совете, является одной из создательниц сервиса «ТыНеОдна», предназначенного для взаимопомощи пострадавшим от издевательств.

Лучший русский интервьюер на YouTube. Почему проект покинула Маша Вискунова?

Привет всем

Сегодня, я хочу вас познакомить с замечательным YouTube каналом, который уже наступает на пятки каналу Дудя. Итак, герой данного отзыва — ютюб канал А поговорить?

Читайте так же:  Можно ли отказаться от смены фамилии

Данный ютюб канал я начинала смотреть из-за Марии Вискуновой. Ибо там изначально было два интервьюера — Мария Вискунова и Ирина Шихман. Они вдвоем от снимали пару интервью, после чего Мария Вискунова покинула проект. Кто-то говорил, что гонорар не устраивал. Но я подписана была в иснтаграме на Марию, где в одной из сторис она сказала, почему покинула этот проект. По ее словам, ей надело делать контент другим людям и вкладываться не в себя, а в чужих людей. То есть для себя в этой программе она не видела роста личности, а лишь трату времени.

[1]

На данный момент Ирина Шихман является единственным ведущей программы на канале — А поговорить?

⭐О чем этот канал?⭐

Из контекста моего отзыва уже можно сделать вывод, что формат данного ютюб канал — это интервью. Где интервьюер Ирина Шихман задает каверзные вопросы своим гостям. На эту передачу приходит очень много разных людей, из разного сегмента профессий. Начиная от актрис, политиков, блогеров заканчивая священниками. Нового в формате интервью ничего нету здесь, все уже давно придумано Дудем. Ну этому каналу, тоже не нужно изобретать велосипед. Качественные интервью от Ирины Шихман тоже интересно смотрятся. Причем, хочу отметить, тот факт, что я начинала смотреть этот ютюб канал чисто из-за Машки Вискуновой, но потом она ушла, а смотреть даже без нее было интересно. Но мне как показалось Мария никакую особую роль там и не с играла, кроме как привода аудитории из инстаграма на ютюб канал — а по говорить? Роль интервьюера не для Марии. Во всех выпусках, которых она снималась, она либо молчала или кивала головой. То есть ее участие в этой программе можно считать номинальное. Ибо всегда задавала вопросы Ирина Шихман, поддерживала конструктивный диалог тоже Ирина Шихман. Вот и оказалось в итоге, что осталась Ирина Шихман.

Кстати в название видео, всегда написаны скандальные темы связанные с героем выпуска.

Лолита о пластике, наркозависимости, диетах, геях, Крыме и Навальном // А поговорить.

Яна Троянова: о наркотиках, алкоголизме, вере в Бога и ненависти к Мединскому // А поговорить?.

Интригующие шапки для видео. В них собрано все комбо вопросов, ради которых интересно включить или посмотреть тот или иное интервью .

Вопросы, которые задаются гостям всегда конкретные. Ирина Шихман отлично готовится к интервью, и почти хорошо знает всех своих гостей. То есть она может спросить за детство, и спросить, а помнишь в детве у тебя было то, пятое, десятое (образно говоря). То есть Ирина Шихман знает своего гостя до мелочей.

Разговоры всегда идут откровенные, без цензуры. Например, интервью с певицей Лолитой. Мне как женщина и певица, она очень импонирует. Но я никогда не знала про проблемы с наркотиками с ее стороны.

Самый чистый кокаин у самого главного борца с наркодилерами

То есть в этом шоу, узнаешь людей под другим углом. Очень интересно слушать такую беседу, где узнаешь много новое, о человеке, который тебе хоть в каком то плане был интересен.

Локации в кадре всегда разные, но больше почему то в лофт стиле. То есть на каждое интервью, всегда разная локация. Видимо чтоб фон не приедался.

Мое мнение по поводу данного ютюб канала

Мене нравится формат интервью у Шихман. Смотрела пару выпусков у Дудя, посматривала интервью у Собчак. Но на постоянной основе я смотрю ролики только у Шихман. А все потому, что Ирина очень открытый человек, всегда подкованная, ее интересно слушать. На нее приятно смотреть, она не когда не заваливат гостя жесткими вопросами. Она подносит вопрос гостю очень мягко, без всякой агрессии. Например, у Ксюши Собчак интервью идет в каком то стиле нападения, она прям дожимает напором на гостей, чтоб те ответили ей на вопрос. Но Ирине без этого напора, почти всегда гости отвечают. Единственное, что мне не нравится на этом канале, то, что слишком много политики идет. То есть, канал А поговорить? — собирает более зрелую аудиторию. Я например, смотрела видео ролик интервью с Варламовым, я думала помру со скуки. Хоть Илья по большей части является общественным деятелем, но вопросы все время были про политику.

⭐Интервью, которые мне понравились⭐

Я тут собрала свои любимые интервью:

Самое мое любимое интервью, это с Ириной Хакамадой. Обожаю саму Ирину, очень спокойный, умный человек. Обожаю ее книги. Даже интервью получилось в формате мотивации. Невероятно позитивный человек, которого хочешь слушать и вдохновляться.

Обожаю пересматривать интервью про Марину Федункив. Где она рассказала поразительную историю своей жизни. Кем она была и кем стала. Эта история невероятно тронула меня.Мне кажется, каждому надо посмотреть это интервью.

Так, же понравилось интервью с Настей Самбурской. Где она тоже рассказала, про свой извилистый жизненный путь. История на подобие через тернии к звездам.

На канале полно хороших интервью, но глубоко задели только эти.

Подытожу:

Очень хороший ютюб канал. С шикарной ведущей, которая видеть конструктивный диалог.. Всегда интересно включить и посмотреть. Бывает скучные выпуски, но исключительно про политику. Видимо, я не дозрела до таких интервью. В целом очень хороший ютюб канал. Смотрю с большим удовольствием. Гости канала всегда интересные личности. Всем советую!

Спасибо за внимание, надеюсь мой отзыв несет полезную информацию!

Ссора в избе: 25% россиян считают домашнее насилие семейным делом

Четверть россиян считают домашнее насилие внутрисемейным конфликтом, в который не стоит вмешиваться посторонним, в том числе государству. Такого мнения придерживается каждый третий мужчина и каждая пятая женщина, показал опрос аналитического центра НАФИ. 27% респондентов согласны с утверждением, что семейные конфликты должны расследоваться с послаблениями. Опрошенные «Известиями» эксперты отметили, что в условиях самоизоляции число конфликтов в семье вырастет, а из-за введения электронных пропусков их жертвы даже не смогут сбежать от обидчиков.

Некуда бежать

25% россиян расценивают домашнее насилие как сор, который не стоит выносить из избы. Таковы итоги опроса аналитического центра НАФИ. Правда, среди мужчин такого мнения придерживается каждый третий (31%), а среди женщин — лишь каждая пятая (20%).

29% опрошенных считают, что с женщиной что-то не так, если она подвергается насилию в семье. При этом мужчины в полтора раза чаще женщин соглашались с этим утверждением (38% и 21% соответственно).

Читайте так же:  Развод родителей глазами детей

В целом большую терпимость к домашнему насилию в своих оценках проявляют мужчины, люди старшего поколения и респонденты с низким уровнем образования, отмечается в исследовании.

Опрошенные «Известиями» эксперты считают, что количество семейных конфликтов и домашнего насилия в России может возрасти в период изоляции в рамках мер по борьбе с коронавирусом.

— О насилии в семье говорить не принято и даже стыдно, и это свойственно не только России, — сказала «Известиям» директор направления социально-экономических исследований НАФИ Елена Никишова. — Изоляция в замкнутом пространстве приводит к повышению агрессии, прежде всего в отношении женщин и детей. И если у женщин есть правовые рычаги, которыми они могут воспользоваться, чтобы защитить себя, то у детей таких рычагов нет.

По словам эксперта, за последний месяц в Китае на 30% возросло число поданных заявлений о разводе. А во Франции и Испании зафиксирован рост числа заявлений о насилии, поданных в полицию. Властям пришлось даже придумать специальную схему для жертв насилия: в любой аптеке, назвав специальное кодовое слово, можно получить защиту.

В изоляции жертвы домашнего насилия ограничены в возможностях получения и психологической помощи, подчеркнула преподаватель факультета социальных наук департамента психологии Высшей школы экономики (ВШЭ) Анна Иванова.

— Решить проблему с домашним насилием сложнее, когда не работают кризисные центры и нет места возможного убежища. Психологическая консультация в режиме онлайн не оказывает должного эффекта. Кроме того, чаще всего пострадавшие звонят, когда обидчика рядом нет, а в изоляции нет возможности куда-то убежать или уехать, особенно сейчас, когда для этого нужно получить электронный пропуск, — сказала она «Известиям».

Лояльное отношение мужчин к домашнему насилию психологи объяснили тем, что они просто не знают, как выстраивать отношения, если муж не главный в семье.

— Прежде всего, нужно отметить, что до патриархата семьи не было. При патриархате женщины были поставлены под контроль мужчин. Сейчас человечество переживает постпатриархат. Женщины пошли учиться, стали руководителями, депутатами, чиновниками, главами государств, — сказал «Известиям» психолог Павел Волженков. — Семей, в которых мужчина главный, сейчас всё меньше. Исключение — пары, где доходы мужа значительно превышают доходы жены. А если супруги зарабатывают одинаково, то почему женщина должна подчиняться мужчине?

По словам психолога, мужчины не понимают, как строить отношения в условиях, если ты не можешь оказать ни моральное, ни физическое давление на женщину.

— Поэтому они начинают хвататься за семейные конструкции предыдущих поколений. С привычными формулировками «бьет — значит любит», «стерпится — слюбится» и т.д. Это чистой воды манипуляция женщинами. И это объясняет, почему мужчины толерантнее относятся к домашнему насилию, — пояснил Павел Волженков.

Преступление без свидетелей

Проведенный НАФИ опрос также показал, что 27% россиян считают насилие в семье особым преступлением, которое нужно расследовать с поблажками. Работающие с такими делами адвокаты отметили, что до судов и так доходит очень низкий их процент и рассматриваются они в основном формально.

— Большую сложность в работе с жертвами домашнего насилия представляет невозможность физической защиты женщины. Правоохранительные органы неохотно берутся за расследование таких дел ввиду отсутствия эффективных правовых мер защиты и сложности в изоляции женщины, а чаще всего женщины с ребенком, от насильника, — рассказала «Известиям» руководитель проекта «Женское право» Федерального союза адвокатов России Татьяна Сустина.

Также расследование подобных дел осложняется и отсутствием очевидцев преступления, считает советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) России Нвер Гаспарян.

— Когда семейный конфликт происходит один на один, возникают сложности с доказыванием. Другая частая проблема заключается в том, что жертва домашнего насилия после обращения в полицию и возбуждения уголовного дела сама пытается смягчить ответственность своего законного или гражданского супруга. Например, изменяет показания, прощает его, — сказал «Известиям» адвокат.

Хотя, по его словам, с точки зрения скорости расследования и рассмотрения таких дел проблем возникать не должно, так как не требуется производить большой объем следственных и иных действий. Достаточно допросить потерпевшую, обвиняемого, получить заключение судебно-медицинской экспертизы.

Наказание за домашнее насилие зависит от степени тяжести причиненных телесных повреждений. По словам адвокатов, за побои положен штраф или арест до 15 суток. При систематических побоях может наступить ответственность за истязание (ст. 117 УК РФ), что при наличии квалифицирующих признаков может повлечь наказание от трех до семи лет лишения свободы.

При легком вреде здоровью (ст. 115 УК РФ) присуждают административный штраф либо исправительные работы. При средней тяжести (ст. 112 УК РФ), например переломах, — принудительные работы либо лишение свободы условно. При нанесении тяжкого вреда с применением предметов, используемых в качестве оружия (ст. 111 ч. 2 УК РФ), почти всегда наказывают лишением свободы до десяти лет.

Одноклассники поддержат день борьбы против гендерного насилия

Алена Попова

Общественная деятельница занимается помощью пострадавшим от насилия в семье и освещает все случаи, о которых узнает, в своем профиле Инстаграм. Она является одним из соавторов законопроекта о домашнем насилии: Попова выступала 21 октября на одном из главных слушаний, связанных с введением закона.

Правозащитница уверена: упразднение закона о насилии вредит людям.

Вместе с блогеркой Александрой Митрошиной Алена Попова запустила флешмоб #ЯНеХотелаУмирать и сервис «ТыНеОдна», с помощью которых сами девушки, пережившие издевательства, или их близкие получили возможность поделиться историями о насилии и найти поддержку. Активистка считает, что открытый и честный разговор о проблеме позволит взглянуть на нее под другим углом — без ущемления жертвы и восхваления насильника.

«О домашнем насилии нужно говорить». Интервью с новым амбассадором «Насилию.нет» Ириной Шихман

Новым амбассадором «Насилию.нет» стала Ирина Шихман — журналистка, ведущая YouTube-шоу «А поговорить?». Недавно вышел ее фильм из двух частей (1, 2) «Бьет значит бьет» о домашнем насилии в России, который собрал больше полутора миллиона просмотров и стал одним из самых ярких высказываний на эту тему. Мы поговорили с Ириной Шихман о съемках, реакции на фильм, о том, как он изменил жизнь зрителей, подруг и ее самой и почему она решила помогать пострадавшим.

— Как и кому пришла в голову идея снимать этот фильм?

— Как ни странно, она пришла в голову мужчине — нашему режиссеру Никите Лойку. Это было связано с новостной повесткой: тогда то ли только задержали сестер Хачатурян, то ли стало известно о Маргарите Грачевой.

Читайте так же:  Меняется ли номер снилс после смены фамилии

До этого Никита снимал подобное для телеканала «Домашний». Наташа Тунникова была одной из его героинь. Для «Бьет значит бьет» мы сняли ее одной из первых.

Фото: Алексей Фокин
Видео (кликните для воспроизведения).

— Вы лично с проблемой домашнего насилия не сталкивались?

— Да. Мне повезло, что ни один мой молодой человек на меня руки не поднял, и все мои отношение были более-менее партнерскими.

Был случай с моим теперь уже бывшим отчимом. Мы с ним периодически конфликтовали на словах. Когда мне было 16, я ему впервые ответила с матом, и он дал мне оплеуху. Я улетела, ударилась об батарею, а потом долго останавливала кровь из носа. После этого я сразу собрала манатки и ушла жить в папину квартиру.

Но это был единственный раз в моей жизни. В моей семье, если женщина сталкивалась с подобным, она сразу уходила, даже если у нее был маленький ребенок на руках. У нас никто не терпит. Надеюсь, что у меня это в крови.

— Отсутствие подобного опыта не мешало понимать героинь?

— Помогли человеческое сострадание и журналистское любопытство.

Мне было не по себе в Дагестане, потому что мы с женщинами оттуда очень разные. Это совсем другой мир, хоть и та же страна. Это видно в фильме, когда я говорю: «Мадин, я не понимаю. Если со мной такое случится, я встану и уйду. Я не буду терпеть и жить с человеком, которого видела раз в жизни». Но они женятся, не сходив ни на одно свидание, а потом всю жизнь мучаются. Для меня это странно, но это другая культура. Я пытаюсь это понять, но пока не могу.

Честно говоря, на съемку в мечеть я шла за спасением. Надеялась, что мулла скажет, что в исламе все не так, и ничего такого в Коране нет. Когда он сказал, что Коран позволяет бить женщин, у меня просто кончились аргументы. Мне нечего было сказать, потому что ругаться на религию — это странно. Но надо отдать ему должное за то, что он вытерпел мои «неприличные» вопросы в стенах мечети.

Фото: Алексей Фокин

— Тяжело было слушать истории о насилии?

— Конечно. Я удивлялась, спрашивала у героинь: «Почему ты терпишь?». Но легко говорить, не понимая, как работает психологическая зависимость.

Особенно тяжело было, когда после выхода фильма истории стали рассказывать мои подруги. Одна поняла, что долгие годы находится в экономическом и психологическом насилии. Другая рассказала, что избивали ее маму. Я даже разревелась.

Вместе с выходом фильма мы пытались запустить флешмоб «Бьет значит бьет». Мы призвали женщин рассказывать свои истории. Хотелось сделать эту проблему видимой, сделать такой, чтобы ее можно было обсуждать, как говорит Аня Ривина.

Мы получили пять публичных историй, а все остальные писали мне в личку. Они говорили: «нет, я не смогу», «мне до сих пор тяжело», «я никогда об этом не расскажу», «мне стыдно». Было обидно это слышать. Я-то хотела обратную реакцию.

Были две истории, которые повергли меня в шок. Одна девушка смотрела фильм с мамой, и та ей вдруг призналась, что убила отца. Девушка думала, что ее папа погиб в пьяной драке, а выяснилось, что мать годами терпела побои и однажды не выдержала.

Другая девушка написала, что ее подругу долгие годы избивал муж, и она ничего не могла поделать. Говорила подруге: «уходи, уходи». Она не уходила. И эта девушка насильно усадила подругу смотреть фильм. Та очнулась и подала на развод. Мне написали, что я спасла три жизни — этой девушки и двух ее детей.

После этого я еще раз убедилась, что о домашнем насилии нужно говорить. Поняла, что мы не просто покричали в пустоту, а действительно кому-то помогли. Это здорово.

— Женщины, которые рассказали свои истории для фильма, понимали, что нужно делать, когда они столкнулись с насилием?

— Когда ты с чем-то не сталкиваешься лично, ты об этом знаешь мало. Вряд ли кто-то до последнего времени стал бы ни с того ни с сего искать информацию о домашнем насилии. Но даже те, кто пострадал от этого, не знают, куда можно обратиться.

Те женщины были очень растеряны после того, как их избивали мужья. Во-первых, в этом зачастую стыдно признаться даже близким людям. Во-вторых, многие думают, что они одни такие, и с другими этого не происходит. В-третьих, пострадавшим кажется, что они во всем виноваты и не заслуживают помощи. Поэтому тем женщинам даже не приходило в голову, что им может помочь какой-то центр или психолог.

Фото: Алексей Фокин

— Вы хорошо разбирались в теме домашнего насилия до этого?

— Вообще нет. Мне в этом плане сильно помогла Аня Ривина, когда мы ее снимали. Она все разложила по полочкам. А дальше мы уже поняли, куда двигаться.

Сначала мы не планировали двух серий, но в процессе поняли, что нужно снимать про Кавказ. Мне хотелось осветить тему женского обрезания, но, к сожалению, невозможно найти героиню, которая решилась бы на съемки. Мы предлагали не снимать их лица, но женщины все равно боялись. Никакие деньги и уговоры не помогли.

— Чего конкретно они боятся?

— Я думаю, мести. Женщине-мусульманке ведь нужно на все спрашивать разрешения — у папы, брата, мужа. Сотрудницы «Теплого дома на горе» рассказывали о женщине, которая не может даже получить благотворительную помощь, потому что ее муж избивает каждый раз, когда она приближается к этому центру.

— Расскажите о сотрудницах центра.

— Они сподвижницы. Эти девушки про себя говорят: «Мы здесь опасные женщины». Они делают то, что другим нельзя и не положено, хотя им сложно.

Там большая проблема в том, что пострадавшие все время возвращаются к своим мужьям. Еще одна большая проблема — это селективные аборты. Мужчины настаивают на абортах, потому что хотят мальчиков, а получаются девочки. И еще там абсолютная сексуальная безграмотность. О чем говорить, если девушке нельзя объяснить, что такое презерватив?

— Почему женщины возвращаются?

— Возможно, жить негде. Хотя те девушки, которых мы снимали, работали. Мадину всю жизнь избивали — бабушка, первый муж, но при этом она всегда работала. Более того, был период, когда она сама содержала супруга.

Читайте так же:  Как правильно подать на алименты после развода

Я думаю, главная проблема в Дагестане —- не экономическая. Их больше волнует, что скажут соседи и родственники. Уйти от мужа — это позор. Мадину украл человек, с которым у нее ничего не было, но она от него не ушла, потому что это позор.

— А «Теплый дом на горе» — единственный в своем роде там?

— Мадина говорила: «Здесь много таких, но никто не сделал того, что мы». Девчонки сделали действительно хорошее убежище, развернули благотворительную деятельность, организовали гуманитарную помощь, стали сотрудничать с детскими магазинами. В общем, они самые активные.

— Как на вас реагировали в Дагестане? Вам пытались помешать?

— Нет. Там прекрасные люди живут. Меня второй раз встречают там на ура. Мы спокойно снимали, никто на нас не нападал.

Был эпизод, когда ребята собирали технику, и к ним пристали соседи, которые пишут заявления на «Дом на горе». Они начали жаловаться на приют, рассказывать, что там якобы мучают стариков. Когда Никита мне об этом рассказал, я ответила: «Что ж ты меня не позвал! Я бы с ними такое интервью записала!»

Фото: Алексей Фокин

— А была какая-то негативная реакция на фильм?

— Cильной не было. Естественно, в комментариях появились мужчины, которые писали «сама виновата», «женщина не до такого доведет». Но это просто «диванные» критики, которые сидят и что-то выкрикивают.

К моему удивлению, много мужчин спрашивали, почему мы не рассказали о мужчинах, страдающих от домашнего насилия. Но я делала фильм о женщинах. Темы детей мы тоже не касались, хотя их бьют родители. Об этом нужно рассказывать отдельно.

Странно, но почти не писали люди из Дагестана, хотя я ждала негативной реакции оттуда. Несколько девушек из других республик Северного Кавказа рассказали, что у них то же самое, только еще хуже. Они спросили, почему мы не приехали туда.

— Были какие-то моменты, которые не вошли в фильм?

— Мой коллега снимал для нас на петербургском митинге против домашнего насилия. Однажды мне пришло письмо от девушки, которую снимал наш корреспондент. Она рассказала, что в данный момент живет с насильником — ее отчимом. Девушка поняла, что если ее лицо появится в фильме, ей и ее матери будет грозить опасность. Поэтому девушка попросила это не публиковать. Я пообещала, что ее не выдам. Получается, что эта девушка приходит на митинг, стоит с плакатом, говорит на камеру, а потом приходит домой и снова боится. История была очень сильная, но увы.

Мы честно пытались взять интервью у Плетневой и у Мизулиной. Мне нужна была обратная точка зрения. Я хотела узнать, чем плох законопроект о профилактике домашнего насилия, против которого они выступают.

К сожалению, их помощники говорили: «перезвоните завтра», «мы потеряли ваше письмо, пришлите еще раз», «нам пока некогда», «перезвоните в понедельник». Мне кажется, дело в том, что они не готовы к открытому диалогу.

Фото: Алексей Фокин

— А с кем-то еще были сложности?

— Рита Грачева согласилась на интервью, но сказала, что не будет описывать, что с ней произошло. Ее можно понять — у нее уже нет сил рассказывать это в сотый раз.

— Как этот фильм повлиял лично на вас?

— Я часто в интервью со своими гостями обсуждаю отношения. Когда один герой рассказывал про отношения в его семье, я слушала и понимала, что там есть первые признаки домашнего насилия. То есть я научилась это видеть.

Есть еще один момент. Как правило, женщины любят, когда за ними ухаживают. Когда мы чего-то хотим, например, секса, то говорим «нет, не надо, что ты, зачем», а про себя думаем «если ты мужик, то озьмешь меня силой». Аня Ривина мне хорошо объяснила, что надо перестать быть женщинами, которые: «Я не сказала „да“, милорд», «Вы не сказали „нет“». Играть в эти игры — прошлый век. Женщина вправе сказать, что хочет секса. А если она секса не хочет, то нужно сказать об этом прямо.

Я хочу сказать всем девчонкам, что, хоть и приятно, когда тебя завоевывают, но гораздо приятнее, когда ты не говоришь с человеком намеками. Нужно помнить, что вы не плохие и не хорошие — вы такие, какие есть. Надо любить себя и искать человека, с которым будет комфортно. Не нужно утешать себя фразой «плохонький да свой», терпеть и ждать, что партнер все сам поймет и изменится.

Сейчас я в абсолютно равноправных отношениях, когда ты ничего не должна, тебе ничего не должны, и вам просто классно вместе. Вы можете сразу сказать, что вам что-то не нравится, вы чего-то хотите или не хотите. Это так облегчает жизнь! Когда я получила некую научную базу, я еще раз убедилась в том, что все делаю правильно.

— Поэтому вы решили стать амбассодором «Насилию.нет»?

— Когда мне это предложила Аня Ривина, я подумала, что мне было бы это интересно, и я хочу продолжать помогать женщинам, информировать их. Мне кажется, что в России еще очень мало людей о проблеме домашнего насилия. Каждый раз, когда кто-то с этим сталкивается, они наступают на одни и те же грабли. Поэтому хочется больше внимания уделять просвещению. Об этом нужно рассказывать.

Сайт А поговорить — www.youtube.com/channel/UCp2J7GRxQ36QLqW4ReLLt5g — отзыв

Социальная сеть Одноклассники совместно с журналом «Домашний Очаг» проведет прямой эфир в поддержку акции «16 дней активных действий против насилия в отношении женщин».

Акция приурочена к Международному дню борьбы против гендерного насилия, который проходит 25 ноября. Партнерами проекта стали центр «Насилию. Нет» и международная организация «ООН-Женщины».

В дискуссии примут участие известные гости: телеведущая Юлия Меньшова, журналистка и автор фильма «Бьет — значит бьет» Ирина Шихман, директор центра «Насилию. Нет» Анна Ривина. К ним присоединятся доверительницы центра «Насилию. Нет», которые расскажут о своем опыте. Ведущей трансляции станет Наталья Родикова, главный редактор журнала «Домашний Очаг».

Участники эфира обсудят, как распознать жертву насилия, что делать, если насилие происходит в семье, и к кому в таком случае обращаться за помощью. Во время эфира пользователи ОК смогут задать вопросы экспертам и обсудить тему в чате. При помощи интерактивных механик видеоплатформы OK во время эфира на экране будут появляться опросы на тему насилия. Пользователи смогут выбрать наиболее близкий вариант ответа и посмотреть, как проголосовали остальные зрители.

Читайте так же:  Смена фамилии как влияет на судьбу человека

Трансляция пройдет в официальной группе журнала «Домашний Очаг» в ОК 25 ноября в 18:00 по московскому времени. Эфир будет доступен в десктопной и мобильной версиях соцсети, приложениях OK на iOS и Android.

Социальная сеть Одноклассники на протяжении нескольких лет поддерживают кампанию против домашнего насилия от «ООН-Женщины». В прошлом году соцсеть совместно с телеканалом RTVi провела прямой эфир, в котором гости обсуждали вопросы абьюзивных отношений и реакцию общества на насилие. В 2017 ОК совместно с «ООН-Женщины» запустили анонимный режим в приложении для прямых трансляций OK Live, с помощью которого жертвы домашнего насилия могли поделиться своей историей.

Ирина Шихман стала амбассадором центра «Насилию.нет»

На официальном сайте центра «Насилию.нет» также появилось интервью с Ириной о ее фильме, который сразу же привлек к себе внимание общественности. В нем она рассказала о том, что современная девушка не должна чувствовать себя некомфортно в отношениях, ведь если с самого начала мужчина поднимает на нее руку или подвергает эмоциональному насилию, ничем хорошим это не закончится. Ирина призвала всех девушек не бояться рассказывать об опыте пережитого насилия и обращаться за помощью, когда это действительно необходимо.

[3]

На вопрос о том, почему она решила стать амбассадором центра, журналистка ответила:

«Избитую женщину превращают в преступника»: Маргарита Грачева, Наргиз и другие высказались о домашнем насилии

Журналистка и автор программы «А поговорить» Ирина Шихман выпустила цикл передач «Бьет — значит бьет», темой которых стало семейное насилие. В первом выпуске свои истории рассказали женщины, которые пережили это. Так, Ирина поговорила с певицей Наргиз, политологом Екатериной Шульман, Натальей Туниковой, Маргаритой Грачевой и другими.

Наргиз призналась, что второй муж избивал ее и однажды сломал челюсть. 49-летняя артистка была замужем за Ернуром Канайбековым. Мужчина впервые ударил супругу, когда она нашла в квартире чужую женскую расческу, и заподозрила его в измене.

«Я после работы села в такси, доехала практически до дома. Мы идем по тротуарчику. Вдруг абсолютно молча он разворачивается и бьет меня кулаком в челюсть.

Я падаю в изгородь, и он начинает меня пинать. К моему счастью, подъехала полицейская машина», — рассказала Закирова об одном из случаев насилия в ее семье.

Также Шихман пообщалась с Маргаритой Грачевой из Серпухова, которой муж отрубил кисти рук. Кроме того, в разговоре приняла участие мама Риты и поделилась подробностями личной жизни дочери: «Все началось, когда она работать пошла.

Пока она сидела в декрете, все было хорошо. Когда он ее избил впервые, я предложила ей пойти снять побои. Мы почти дошли до больницы, но Рита развернулась и сказала: «Я банально боюсь».

По словам Риты, ее сыновья видели, как их отец избивал маму. «Дети говорили: «Папа, ты плохой, тебя надо посадить в тюрьму»», — вспоминает героиня проекта.

Фото: @margoritka1211, @nargizzakirova_official

Супергероини, которых мы заслуживаем: активистки, продвигающие закон о насилии

По данным Росстата, за год от абьюза в семье пострадало 16 миллионов женщин, из них треть — от вербального. Только 10% из них обращаются в полицию: остальные либо терпят угнетение со стороны, либо под давлением забирают заявление обратно, не дожидаясь защиты.

Нормативная база призвана защитить жертв от повторных случаев ментального и физического насилия и предотвратить подобное еще на начальном этапе. Стоит отметить, что без поддержки активисток, создававших и продвигавших закон, о нем бы не упоминали еще долго. Heroine расскажет тебе о женщинах, которые меняют страну к лучшему и борются с мизогинигей и истреблением женщин.

Мари Давтян

Мари Давтян использует свой опыт и знания в юриспруденции и адвокатском деле, чтобы помогать пострадавшим женщинам отстаивать свои права в полиции и в суде. Она часто говорит о том, что жертвы не решают обращаться за помощью, потому как не могут сами пройти через шквал упреков и необходимости кому-то что-то доказывать.

Женщина не может доказать это самостоятельно, просто потому что не обладает властными полномочиями и не знает, как собирать свидетельства.

По мнению Давтян, декриминализация домашнего насилия направлена не на мнимую защиту духовных скреп и климата в семье, а на институциализацию власти физически сильного над слабым.

Екатерина Шульман

Политолог стала сопредседательницей временной рабочей группы по разработке проекта. Вместе с другими правозащитницами она открыто говорит о роли насилия в стране и о последствиях, которые оно несет: по ее мнению, домашние издевательства не просто декриминализированы — они считается нормой. Шульман также упоминает: Россия не патриархальна, а бесправна, поэтому побои поощряются на всех уровнях общества.

При этом женщина поддерживает декриминализацию ст.116 УК РФ, отвечающую за побои. На ее взгляд, это закономерно: одну статью упразднят, чтобы на ее место поставить новую, призванную не штрафовать обидчика, а заключать того под стражу и тем самым отдалять угрозу от жертвы.

Ирина Шихман

Авторка и ведущая шоу «А поговорить?» всего за два года добилась, чтобы к ней на интервью пришли Чулпан Хаматова, Андрей Макаревич, Тина Канделаки, которые весьма избирательно подходят к выбору интервьюеров. Кроме ток-шоу, на счету Шихман создание документальных фильмов — сразу два из них, выпущенные в октябре этого года, посвящены жертвам домашнего насилия, а не так давно и сама Ирина стала амбассадором центра «Насилию.Нет».

Видео (кликните для воспроизведения).

В выпусках программы «Бьет — значит бьет» Шихман поговорила с Наргиз, Натальей Туниковой, Екатериной Шульман, Маргаритой Грачевой и другими женщинами, которые так или иначе связаны с законопроектом. Вот как журналистка анонсировала проект:

Источники

Литература


  1. Лившиц, Р.З.; Чубайс, Б.М. Трудовой договор; М.: Наука, 2011. — 174 c.

  2. Майринк, Густав Кабинет восковых фигур / Густав Майринк. — М.: Terra Incognita, 2015. — 304 c.

  3. Золотов, Ю. А. История и методология аналитической химии / Ю.А. Золотов, В.И. Вершинин. — М.: Academia, 2015. — 464 c.
  4. Тихомиров, М. Ю. Защита жилищных прав. Комментарии, судебная практика, образцы документов / М.Ю. Тихомиров. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2016. — 144 c.
  5. Щеглова Л. В. Защита своих прав в судах общей юрисдикции; Омега-Л — М., 2014. — 232 c.
  6. Ирина шихман домашнее насилие
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here