Как решиться на усыновление ребенка

как решиться на усыновление??

мечтаю усыновить или удочерить, взять под опеку ребенка любого возраста. я мать одиночка с кучей проблем финансовых(((( мама болеет очень без меня уже не может себя обслуживать… дочь оставить на маму уже не могу, только на час или два максимум, но это не главное.тут рулят деньги, ведь я даже на работу выйти не могу по сути.добиваюсь садика с осени, но не обещают… так мечтаю подарить малышу любовь и заботу, помочь ему с его болезнями, чтоб с мамой не в одиночку бороться за жизнь… смотрю анкеты и лица не выходят из головы… уже вижу себя рядом, как глажу по головке и шепчу, что все будет хорошо и я с тобой навсегда… но одной без папы нам не справится, понимаю сама… а папу нынче не найдешь, а тем более способного любить не родных детей… папы в дефиците может расскажите свой опыт. или посоветуйте хоть не лазить по этим сайтам, выйти из сообщества и стараться не читать по этому поводу ничего… старалась, но вот например зашла в библиотеку там стенд про усыновление… и я опять в мечтах

6 причин, которые (не) мешают усыновить ребенка

Приемных родителей становится все больше. Только в Москве за 2010 год количество приемных семей выросло в 15 раз. По данным Департамента семейной и молодежной политики города Москвы более 2000 детей оказались в семьях — были усыновлены, взяты под опеку, на патронатное воспитание или в приемную семью. Какие мотивы побуждают к решению взять одного, а иногда и нескольких детей?

«Конечно, бездетные пары таким образом получают возможность стать родителями, но для многих основной мотив — забрать ребенка из детского дома, стать для него семьей, — поясняет психолог Людмила Петрановская. — Все больше взрослых решаются взять приемного ребенка потому, что понимают, что у них есть силы, здоровье и ресурсы для того, чтобы изменить детство этого ребенка и отвечать за его судьбу».

Усыновление — непростое и длительное дело. Оно требует такой энергии, что родители зачастую выдерживают лишь потому, что сердце их греет идеальный образ долгожданного ребенка. Но, как и при появлении родных детей, неизбежно сталкиваются с тем, что их представления о ребенке в той или иной степени не соответствуют действительности.

Чем больше знают будущие приемные родители, чем меньше у них иллюзий, тем меньше разочарований им предстоит

«Опасно нагружать детей своими ожиданиями о том, какими они должны быть, — предупреждает психолог. — Слишком часто это заканчивается разочарованием родителей и протестом ребенка. Ведь ему, как и любому человеку, важно, чтобы его любили без условий, просто потому что он есть».

Когда приемный ребенок попадает в семью, то всем — и ему, и его новым родителям — необходимо время, чтобы сориентироваться и выстроить новый порядок. И он не всегда будет вести себя как тот, о котором мечтали его приемные родители. Чем более подготовленными к этой встрече прийдут взрослые, чем меньше у них будет иллюзий относительно будущего ребенка, тем меньше разочарований им предстоит.

1. Усыновлять лучше младенца

Грудной ребенок — вовсе не чистая страница, у него уже есть своя история. Ошибаются те, кто считает, что смогут полностью «переписать» ее и забыть о том, что ребенок приемный. До тех пор, пока ему не исполнилось полгода (а иногда и больше), трудно оценить риск того, что до или после рождения он мог перенести какие-либо заболевания или травмы.

«Не все родители могут справиться с таким уровнем неопределенности, да и не все готовы возиться с младенцем, — подчеркивает Людмила Петрановская. — Но для самого малыша, несомненно, важно, чтобы его забрали из дома ребенка как можно раньше — каждый день, который он проводит здесь, замедляет его развитие».

О физическом и психическом развитии старших детей, конечно, можно выяснить больше. И приемным родителям легче принять взвешенное решение. Кроме того, дети с опытом семейной жизни с биологическими родителями — пусть даже это был не самый лучший опыт, но их любили и о них заботились хотя бы изредка — быстрее адаптируются в приемной семье, у них раньше возникает искренняя привязанность.

[3]

«Такой ребенок знает, что значит «быть ребенком в семье», он ориентирован на взрослых, готов их слушать, довериться им, — продолжает психолог. — Он в каком-то смысле разделяет процесс усыновления. и сам тоже «берет в семью» новых родителей. А тому, у кого нет опыта близких отношений со взрослыми, труднее поверить, что его любят, такие дети просто не знают, что значит любить. Поэтому с ними легче справляться взрослым, у которых это не первый или не первый приемный ребенок».

«У меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок»

Семь лет назад 45-летняя Инна, руководящий работник в отельном бизнесе, решила усыновить ребенка. Сейчас вместе с гражданским мужем они воспитывают уже троих приемных детей.

[1]

«Я росла с братьями и сестрами и всегда мечтала о большой семье. Но долгое время это не удавалось. Когда после нескольких лет лечения от бесплодия врачи предложили мне сделать ЭКО, я решила, что уже достаточно издеваться над собственным телом. И отказалась. Но желание завести детей осталось — я задумалась над усыновлением. Чтобы лучше понять, что это такое и как все происходит, закончила школу приемных родителей. Однако документы на усыновление подала не сразу: мне понадобилось еще полгода, чтобы принять окончательное решение и подготовиться к появлению ребенка.

У гражданского мужа есть ребенок от первого брака, поэтому главным «идеологом» усыновления была именно я. Муж всегда поддерживает меня, с детьми у него замечательные отношения. Фотографию месячной Маруси я увидела на одном из форумов, где общаются приемные родители. На снимке было трое детей, но чем-то меня зацепило именно ее лицо, с трогательными бровками. Я поняла, что хочу познакомиться с девочкой, и позвонила в органы опеки.

Когда в больнице принесли Марусю, у меня сразу появилось ощущение, что это мой ребенок. Такое естественное чувство, словно утром я отнесла ее в ясли, а сейчас пришла забрать. Так в моей семье появилась первая дочка. Похожие чувства возникали, и когда я знакомилась с Макарушкой и с Иришей. С каждой из этих встреч была связана цепь случайностей и совпадений. И в то же время я понимаю: они вряд ли бы произошли, если бы у меня не было целеустремленности, некоторого напора и очень сильного желания завести детей».

Читайте так же:  Через сколько пришлют решение суда по разводу

2. Он должен быть похож на приемных родителей

Сходство внешности или характера не имеет никакого значения для отношений в семье. Любой ребенок, как только у него возникает привязанность к новым родителям, становится похож на них. «Он непроизвольно начинает копировать их мимику, жесты, — рассказывает Людмила Петрановская. — Я часто наблюдаю такие случаи. Поведение детей не зависит от их национальности или расы. Так, в любящей семье с двумя усыновленными детьми через какое-то время их, представителей совершенно разных национальностей, окружающие начали принимать за двойняшек».

И тем не менее детям с азиатской внешностью труднее найти семью. Это связано с предубеждениями потенциальных родителей.

«Неспособность принимать представителей иной культуры, страх перед людьми другой национальности, религии означает, что они также не готовы терпеть любое несовпадение с собственными взглядами и традициями семьи, — продолжает психолог. — И это серьезное противопоказание к приемному родительству. Ксенофобия редко ограничивается нетерпимостью лишь к той или иной национальности. А это значит, что родители будут так же пристрастны ко всему тому в ребенке, что отличается от привычного им стереотипа.

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть

Родители полные, а ребенок худенький, родители активные, а ребенок медлителен и нетороплив — заранее не предугадать, где может возникнуть неприятие. Чем больше черт и качеств родители отвергают в ребенке, тем хуже отношения между ними. У нетерпимых родителей меньше запас прочности перед возможными трудностями».

3. Мы обязаны полюбить его как родного

Когда мы говорим, что любим ребенка, это значит, что мы его принимаем безусловно, любим просто за то, что он есть и он наш ребенок. Иногда родители, особенно при наличии опыта «кровного» родительства, переживают, что у них «не получается полюбить приемного ребенка как родного». Как быть тогда?

«Эмоционально люди очень отличаются друг от друга, — отвечает Людмила Петрановская. — Кому-то удается полюбить легко и быстро, а у кого-то процесс возникновения привязанности растянут во времени. Мы не можем управлять чувствами. Остается ждать… и любить деятельно: заботиться о ребенке, прислушиваться к нему, вникать в детали его жизни вне дома, стараться понимать и принимать, радоваться его успехам».

Иногда неприятие возникает на телесном уровне: чтобы взять ребенка на руки, взрослому необходимо прилагать усилия. «Обычно такое неприятие впервые возникает еще в момент знакомства, — говорит Людмила Петрановская. — Не стоит бороться с собой: никто не виноват, и лучше дать возможность ребенку почувствовать себя желанным в другой семье, с другими родителями».

4. Ребенку лучше не знать, что он усыновлен

Обман искажает отношения. «Спросите себя, — предлагает Людмила Петрановская, — хотели бы вы, чтобы близкие скрывали от вас нечто очень важное? Трудно найти человека, который хотел бы остаться в неведении. А информация об усыновлении составляет важную часть личной истории, а значит, и личности ребенка».

Стараясь обойти этот факт, приемные родители отрицают то, что произошло с ребенком, лишают его возможности органично встроить это событие в знание о себе. Иногда взрослые объясняют свое поведение нежеланием травмировать сына или дочь.

«Такое бывает, только если сами родители видят в усыновлении проблему, — возражает Людмила Петрановская. — Ребенок не знает реальной картины мира, он ориентирован на то, как относятся к происходящему взрослые. К тому же, скрывая от ребенка правду, взрослые делают себя заложниками случая: «доброжелательная» реплика соседки, найденные документы, несовпадение группы крови… Рано или поздно тайное становится явным. И трудно предсказать, какой может быть реакция выросшего ребенка, когда он узнает, что ему лгали самые близкие люди».

5. У него будет плохая наследственность

Самый большой страх родителей — что их приемный ребенок унаследует какое-либо заболевание или некое «жизненное неблагополучие»: будет пить, гулять, не станет учиться. «Действительно, существуют заболевания, которые передаются по наследству, — констатирует Людмила Петрановская. — В случае с приемным ребенком потенциальных родителей пугает прежде всего неизвестность».

Сам факт усыновления — важная часть личной истории, а значит, и личности ребенка. Об этом с ним нужно говорить

В России трудно найти семью, в которой нет и не было хотя бы одного пьющего человека. У многих жителей нашей страны предрасположенность к возникновению алкогольной зависимости. Но это не означает, что каждый из них становится алкоголиком. «Существует предрасположенность, и то, что человек с ней делает, в какой атмосфере растет, — продолжает психолог. — Очень важно, чтобы родители не только поддерживали ребенка, но и могли ограничить, предупредить об опасности».

6. Он захочет найти своих биологических родителей

«Такое желание чаще возникает в подростковом возрасте, в период, когда ребенок старается понять, по-настоящему узнать себя, чтобы стать взрослым, — рассказывает Людмила Петрановская. — Оно может носить разный характер, от пассивного («хорошо бы знать») до очень активных действий. Иногда ребенку достаточно просто что-то узнать о родителях, иногда ему важно увидеть их, встретиться с ними. В этом случае стоит помочь ему найти родственников. В этом желании нет ничего опасного для приемных родителей — дети дорожат теми отношениями, которые у них есть».

У кого-то возникают фантазии, что их настоящие родители — известные люди, звезды кино или шоу-бизнеса, которые мечтают воссоединиться с ними. Необходима поддержка взрослых, чтобы пережить разочарование, которое может возникнуть после встречи с биологическими родителями. В то же время подростки, как правило, очень признательны приемным родителям, если эта тема обсуждается в семье, и тем более если взрослые готовы помочь им в поисках своей истории.

Дистанционные курсы школы приемных родителей «К новой семье» — здесь можно пройти обучение всем, кто хочет стать грамотным родителем.

«Я усыновила ребенка»

На этот шаг, усыновить ребенка, ее вдохновил пример сестры. Сегодня Анна, 37 лет, воспитывает сына Илью, 13 лет. И признается, что это придает ее жизни цельность и смысл.

С чего началось: наши первые шаги к усыновлению малыша

Консультации психолога нам помогли. Именно после разговоров со специалистом мы приняли окончательное решение взять ребенка на воспитание.

Мы решили так:

раз Всевышний не дал нам возможности родить своих детей, значит, такова наша судьба. И чтобы прожить жизнь не впустую, оставить после себя что-то доброе, сделать что-то полезное, мы решились на это непростое дело.

1 шаг – поход в органы опеки.

Узнав о нашем желании усыновить ребеночка, там предложили на выбор несколько вариантов: усыновление, опека, приемная семья, патронаж.

Усыновление представляет собой такую форму семейного воспитания, при которой усыновленный ребенок и его усыновители становятся родственниками, то есть между ними устанавливаются такие же отношения, как и между родителями и детьми.

Читайте так же:  Государство платит алименты на ребенка

В случае установления опекунства (для детей до 14 лет) и попечительства (после 14 лет) опекун принимает на себя обязательства по воспитанию, содержанию и образованию ребенка, а также осуществляет защиту его интересов.

Возможен вариант приемного воспитания. В этом случае приемные родители заключают с органами опеки договор, по которому приемный ребенок вместо детского дома проживает в новой семье.

Патронаж подразумевает заключение трехстороннего договора между органами опеки, потенциальным патронажным воспитателем и детским домом. Начиная с патронажа и заканчивая усыновлением, права и обязанности людей, взявших ребенка на воспитание, увеличиваются.

Мы решили сразу усыновить. Хотя можно было пойти от более легкого, например, взять опеку.

2 шаг- сбор документов.

Я написала заявление для получения заключения о том, что наша семья может стать усыновителем.

К заявлению мне понадобилось следующее:

  • автобиография;
  • паспорт;
  • справка о зарплате с места работы;
  • документы на дом (право собственности на жилье);
  • справка об отсутствии судимости;
  • справка с медицинского учреждения (прохождение медосмотра);
  • свидетельство о регистрации брака (копия);
  • характеристики с места работы, от участкового и соседей;
  • справки из ЖЕК, которые подтверждают место жительства соседей.

3 шаг – осмотр условий проживания.

Сотрудники социальной защиты через несколько дней приходят по нашему адресу и проверяют жилищные условия, выясняя таким образом, можем ли мы обеспечить приемному ребенку достойные условия жизни.

4 шаг — прохождение школы приемных родителей.

5 шаг — медосмотр.

6 шаг- получение заключения.

В течение 15-20 дней с момента написания заявления условные родители должны получить положительное или отрицательное заключение. В нашем случае заключение было положительным.

7 шаг- поиск ребенка.

В нашем городе один детский дом. Мы с мужем делали визиты несколько раз. Сначала искали, потом, когда нашли, присматривались. Хотя мой Дениска сразу нас покорил. Когда увидела его, сразу сердце защемило. Поняли: он наш. Казалось (да и сейчас кажется), что он на мужа моего похож. Хотели, чтобы привык к нам мальчишка, поэтому часто приходили в гости и брали на каникулы два раза. Не буду скрывать, я все о нем заранее узнала: говорила со специалистами, знакомилась с документами.

8 шаг – суд.

Так как мы решили стать усыновителями, требовалась судебная процедура. Только по решению суда мальчик стал законным сыном, получил нашу фамилию и был записан в наши паспорты.

Бумажная бюрократия: через что нам пришлось пройти, чтобы усыновить малыша?

Выше я обозначила основные шаги на пути к усыновлению. Но скажу честно, некоторые из этих шагов просто выбивали нас из колеи, приводили в бешенство. Например, курсы приемных родителей.

Там рассказывали, что такое детский дом, и как дети оказываются в нем, как нужно воспитывать приемного ребенка. Кстати, были там и юристы, которые давали бесплатные консультации.

С одной стороны, вроде все правильно, выдается нужная информация. Но вот организация этих курсов ужасная. Не учитывается, что все мы занятые люди, что нам приходится каждый раз отпрашиваться с работы, так как занятия по будним дням, в рабочее время.

И еще что напрягло моего мужа, так это экзамен, который мы должны были сдать по окончании школы. Он, конечно, сильно нервничал. Сами посудите: трижды в неделю в середине рабочего дня приходилось нам «бежать» на эти курсы, а тут еще и экзамен, как у школьников. Но ничего. Сдали с успехом, получили сертификаты.

Следующий круг ада – медосмотр.

Вот это, дорогие мои, ужас. По сравнению с ежегодным медосмотром, который мы обычно проходим, этот было нечто сверхъестественное. Я не знаю, как в больших городах, где практика усыновления более распространена, но в нашей районной поликлинике весь мозг «вынесли», загоняли и все силы выжали. Столько врачей и столько анализов я не проходила никогда. Плюс ко всему: нет то одного врача, то другого, нет нужных бланков, или врачи просто не знают, на каких бланках что заполняется. Ну и сроки. В теории быстро, от 15 до 30 дней. На самом деле, несколько месяцев. У нас весь процесс занял почти 4 месяца.

Семь шагов к прощению

Как простить тех, кто нас обманул, предал, причинил боль, принес нам горе? И действительно ли это прощение поможет нам самим?

«Приемный ребенок уничтожил всю мою семью». Откровения женщин, взявших детей из детских домов и вернувших их обратно

Видео (кликните для воспроизведения).

По статистике на 2016 год, более 148 тысяч детей из детских домов воспитывалось в приемных семьях. Пять тысяч из них вернулись обратно в детдом. Отказавшиеся от приемных детей женщины рассказали, каково это – быть матерью неродного ребенка и что подтолкнуло их к непростому решению.

Ирина, 42 года

В семье Ирины воспитывалась дочь, но они с мужем хотели второго ребенка. Супруг по медицинским показаниям больше не мог иметь детей, пара решилась на усыновление. Страха не было, ведь Ирина работала волонтером и имела опыт общения с отказниками.

— Я пошла вопреки желанию родителей. В августе 2007 года мы взяли из дома малютки годовалого Мишу. Первым шоком для меня стала попытка его укачать. Ничего не вышло, он укачивал себя сам: скрещивал ноги, клал два пальца в рот и качался из стороны в сторону. Уже потом я поняла, что первый год жизни Миши в приюте стал потерянным: у ребенка не сформировалась привязанность. Детям в доме малютки постоянно меняют нянечек, чтобы не привыкали. Миша знал, что он приемный. Я доносила ему это аккуратно, как сказку: говорила, что одни дети рождаются в животе, а другие — в сердце, вот ты родился в моем сердце.

Ирина признается, маленький Миша постоянно ею манипулировал, был послушным только ради выгоды.

— В детском саду Миша начал переодеваться в женское и публично мастурбировать. Говорил воспитателям, что мы его не кормим. Когда ему было семь, он сказал моей старшей дочери, что лучше бы она не родилась. А когда мы в наказание запретили ему смотреть мультики, пообещал нас зарезать.

Миша наблюдался у невролога и психиатра, но никакие лекарства на него не действовали. В школе он срывал уроки и бил сверстников. У мужа Ирины закончилось терпение и он подал на развод.

— Я забрала детей и уехала в Москву на заработки. Миша продолжал делать гадости исподтишка. Мои чувства к нему были в постоянном раздрае: от ненависти до любви, от желания прибить до душераздирающей жалости. У меня обострились все хронические заболевания. Началась депрессия.

По словам Ирины, Миша мог украсть у одноклассников деньги, а выделенные ему на обеды средства спустить в игровом автомате.

— У меня случился нервный срыв. Когда Миша вернулся домой, я в состоянии аффекта пару раз его шлепнула и толкнула так, что у него произошел подкапсульный разрыв селезенки. Вызвали «скорую». Слава богу, операция не понадобилась. Я испугалась и поняла, что надо отказаться от ребенка. Вдруг я бы снова сорвалась? Не хочу садиться в тюрьму, мне еще старшую дочь поднимать. Через несколько дней я пришла навестить Мишу в больнице и увидела его в инвалидном кресле (ему нельзя было ходить две недели). Вернулась домой и перерезала вены. Меня спасла соседка по комнате. Я провела месяц в психиатрической клинике. У меня тяжелая клиническая депрессия, пью антидепрессанты. Мой психиатр запретил мне общаться с ребенком лично, потому что все лечение после этого идет насмарку.

После девяти лет жизни в семье Миша вернулся в детский дом. Спустя полтора года юридически он все ещё является сыном Ирины. Женщина считает, что ребенок до сих пор не понял, что произошло, он иногда звонит ей и просит что-нибудь ему купить.

[2]

— У него такое потребительское отношение ко мне, как будто в службу доставки звонит. У меня ведь нет разделения — свой или приемный. Для меня все родные. Я как будто отрезала от себя кусок.

Читайте так же:  Образец искового заявления о лишении родительских прав

После случившегося Ирина решила выяснить, кто настоящие родители Миши. Оказалось, у него в роду были шизофреники.

— Он симпатичный мальчишка, очень обаятельный, хорошо танцует, и у него развито чувство цвета, хорошо подбирает одежду. Он мою дочь на выпускной одевал. Но это его поведение, наследственность все перечеркнула. Я свято верила, что любовь сильнее генетики. Это была иллюзия. Один ребенок уничтожил всю мою семью.

Светлана, 53 года

В семье Светланы было трое детей: родная дочь и двое приемных детей. Двое старших уехали учиться в другой город, а самый младший приемный сын Илья остался со Светланой.

— Илье было шесть, когда я забрала его к себе. По документам он был абсолютно здоров, но скоро я начала замечать странности. Постелю ему постель — наутро нет наволочки. Спрашиваю, куда дел? Он не знает. На день рождения подарила ему огромную радиоуправляемую машину. На следующий день от нее осталось одно колесо, а где все остальное — не знает.

После нескольких обследований у невролога Илье поставили диагноз – абсансная эпилепсия. Для заболевания характерны кратковременные отключения сознания.

— Со всем этим можно было справиться, но в 14 лет Илья начал что-то употреблять, что именно — я так и не выяснила. Он стал чудить сильнее прежнего. Все в доме было переломано и перебито: раковина, диваны, люстры. Спросишь у Ильи, кто это сделал, ответ один: не знаю, это не я. Я просила его не употреблять наркотики. Говорила: окончи девятый класс, потом поедешь учиться в другой город, и мы с тобой на доброй ноте расстанемся. А он: «Нет, я отсюда вообще никуда не уеду, я тебя доведу».

Спустя год ссор с приемным сыном Светлана попала в больницу с нервным истощением. Тогда женщина приняла решение отказаться от Ильи и вернула его в детский дом.

— Год спустя Илья приехал ко мне на новогодние праздники. Попросил прощения, сказал, что не понимал, что творит, и что сейчас ничего не употребляет. Потом уехал обратно. Уж не знаю, как там работает опека, но он вернулся жить к родной матери-алкоголичке. У него уже своя семья, ребенок. Эпилепсия у него так и не прошла, чудит иногда по мелочи.

Евгения, 41 год

Евгения усыновила ребенка, когда ее родному сыну было десять. От того мальчика отказались предыдущие приемные родители, но несмотря на это, Евгения решила взять его в свою семью.

— Ребенок произвел на нас самое позитивное впечатление: обаятельный, скромный, застенчиво улыбался, смущался и тихо-тихо отвечал на вопросы. Уже потом по прошествии времени мы поняли, что это просто способ манипулировать людьми. В глазах окружающих он всегда оставался чудо-ребенком, никто и поверить не мог, что в общении с ним есть реальные проблемы.

Евгения стала замечать, что ее приемный сын отстает в физическом развитии. Постепенно она стала узнавать о его хронических заболеваниях.

— Свою жизнь в нашей семье мальчик начал с того, что рассказал о предыдущих опекунах кучу страшных историй, как нам сначала казалось, вполне правдивых. Когда он убедился, что мы ему верим, то как-то подзабыл, о чем рассказывал (ребенок все-таки), и вскоре выяснилось, что большую часть историй он просто выдумал. Он постоянно наряжался в девочек, во всех играх брал женские роли, залезал к сыну под одеяло и пытался с ним обниматься, ходил по дому, спустив штаны, на замечания отвечал, что ему так удобно. Психологи говорили, что это нормально, но я так и не смогла согласиться с этим, все-таки у меня тоже парень растет.

Учась во втором классе, мальчик не мог сосчитать до десяти. Евгения по профессии преподаватель, она постоянно занималась с сыном, им удалось добиться положительных результатов. Только вот общение между матерью и сыном не ладилось. Мальчик врал учителям о том, что над ним издеваются дома.

— Нам звонили из школы, чтобы понять, что происходит, ведь мы всегда были на хорошем счету. А мальчик просто хорошо чувствовал слабые места окружающих и, когда ему было нужно, по ним бил. Моего сына доводил просто до истерик: говорил, что мы его не любим, что он с нами останется, а сына отдадут в детский дом. Делал это втихаря, и мы долго не могли понять, что происходит. В итоге сын втайне от нас зависал в компьютерных клубах, стал воровать деньги. Мы потратили полгода, чтобы вернуть его домой и привести в чувство. Сейчас все хорошо.

Сын довел маму Евгении до сердечного приступа, и спустя десять месяцев женщина отдала приемного сына в реабилитационный центр.

— С появлением приемного сына семья стала разваливаться на глазах. Я поняла, что не готова пожертвовать своим сыном, своей мамой ради призрачной надежды, что все будет хорошо. К тому, что его отдали в реабилитационный центр, а потом написали отказ, мальчик отнесся абсолютно равнодушно. Может, просто привык, а может, у него атрофированы какие-то человеческие чувства. Ему нашли новых опекунов, и он уехал в другой регион. Кто знает, может, там все наладится. Хотя я в это не очень верю.

Анна (имя изменено)

— Мы с мужем не могли иметь детей (у меня неизлечимые проблемы по женской части) и взяли ребенка из детского дома. Когда мы его брали, нам было по 24 года. Ребенку было 4 года. С виду он был ангел. Первое время не могли нарадоваться на него, такой кудрявенький, хорошо сложен, умный, по сравнению со своими сверстниками из детдома (не для кого не секрет, что дети в детдоме плохо развиваются). Конечно, мы выбирали не из принципа, кто симпатичнее, но к этому ребенку явно лежала душа. С тех пор прошло почти 11 лет. Ребенок превратился в чудовище — ВООБЩЕ ничего не хочет делать, ворует деньги у нас и у одноклассников. Походы к директору для меня стали традицией. Я не работаю, посветила жизнь ребенку, проводила с ним все время, старалась быть хорошей, справедливой мамой… не получилось. Я ему слово — он мне «иди на***, ты мне не мать/да ты *****/да что ты понимаешь в моей жизни». У меня больше нет сил, я не знаю, как на него повлиять. Муж устранился от воспитания, говорит, чтобы я разбиралась сама, т. к. (цитирую) «я боюсь, что если я с ним начну разговаривать, я его ударю». В общем, я не видела выхода, кроме как отдать его обратно. И да. Если бы это мой ребенок, родной, я бы поступила точно так же.

Читайте так же:  После заявления на развод когда суд

Наталья Степанова

Как мы с мужем решились усыновить ребенка: наш путь к усыновлению

Что может быть более важным в жизни человека, если не семья. Полноценная семья, состоящая из папы, мамы и детей. В доме, где раздаются детские голоса, рождается счастье. Хочу поведать историю о том, как приняла главное решение в своей жизни.

Сомнения и страхи: почему мы с мужем долго не решались усыновить ребенка

Решение усыновить ребенка было для нас с мужем одним из самых важных в нашей жизни. Так получилось, что своих детей мы иметь не можем. Семь долгих лет мы пытались жить для себя, строить отношения на двоих. Два раза он уходил от меня, но возвращался. Видимо, судьбе угодно было держать нас вместе.

Конечно, мы задумывались об усыновлении. Хотя, признаюсь, я думала об этом с ужасом. Не представляла, как смогу любить чужого ребенка. Еще этот груз ответственности и страха. Сегодня мы воспитываем двоих приемных детей. Скажете: как же так? Боялись одного взять, а в итоге — двое? Да, как ни странно. Со старшим сыном все шло сложно. Зато девочку через три года взяли с легкостью и радостью. Новорожденную, как будто сама родила. Но это было потом.

Решиться помог психолог. Попросил перечислить, чего мы боимся, какие страхи нас преследуют.

  • Как мы сможем полюбить чужого ребенка?
  • Как к этому отнесутся другие?
  • Какая наследственность?

Я долгое время считала, что любовь к ребенку у матери зарождается где-то на генетическом уровне, что мать не может не любить своего ребенка. Однако жизнь меня переубедила. Сколько вокруг женщин, бросающих собственных детей и сколько тех, кто посвящает свою жизнь вроде бы абсолютно чужим. Оказалось, что любовь зарождается со временем. Забота, ежедневный контакт с малышом, переживания за него – это и есть любовь.

Что касается сплетен, опасения были напрасными. Сегодня мои дети знают, что они приемные, и знают это от нас, своих родителей. Поэтому никакие пересуды нам не страшны.

С третьей причиной наших страхов было сложнее. Признаюсь, мы очень боялись, что наш ребенок может иметь плохую наследственность. Ведь в детские дома попадают дети из неблагополучных семей. Но, с другой стороны, у нас есть знакомые, вполне благополучные люди, у которых дети с различными синдромами. Что это? Экология, случайность? Не знаю. Я молилась, чтобы мне попались здоровые дети.

Не жалеем и вам не советуем! Наша жизнь после усыновления ребенка

Сегодня я уверена, что семь лет назад мы с мужем приняли одно из важнейших решений в нашей жизни. И оно оказалось верным.

Мы еще полны сил и энергии, впереди у нас интересная и полная впечатлений жизнь. Сын Денис пошел в первый класс. Мы вместе с ним проходим школьную программу. Не будь его, я не знала бы, чем школа живет.

Светочка в сад ходит. Такая умненькая и выдумщица. Мы не просто живем, мы каждому дню радуемся. Да, бывают и сложности. А как без них? Справляемся. Иногда, сравнивая наших малышей с другими, мне кажется, что Денис и Света особенно ласковы к нам. Не представляю своей жизни без моих малышей. Не раздумывайте! Столько детей ждут ласки и родительской заботы!

Усыновленные дети: что они хотели бы нам сказать

Мой опыт – это лишь мой опыт. Понятно, что все мы, приемные дети, разные, у каждого свой опыт, свои чувства – тут вся палитра эмоций от черного до белого. Я ни в коем случае не выступаю от имени всех. Но я за то, чтобы у каждого была возможность высказаться.

Первые месяцы своей жизни я провела в машине. Однажды мать оставила меня одну и не вернулась. Мне был год с небольшим, когда меня усыновили. Так я нашла свою настоящую семью. Обычно у окружающих возникает множество вопросов, стоит им узнать, что я приемный ребенок. Я слышала эти вопросы годами, сколько себя помню. И мне хотелось бы дать наконец ответы. Про все и всем сразу.

1. Сироты в жизни совсем не похожи на сироток с золотистыми кудряшками, которых вы видите в кино. Они просто дети. Они прошли через испытания, которые многим трудно даже вообразить. Им нужна защита, безопасность и любовь. Вообще всем нам нужна семья. Сейчас мне 42, а мне так не хватает моей мамы, ныне уже покойной. Мне так хочется к кому-то поехать на День благодарения. Мне нужно, чтобы кто-то волновался, приняла ли я витамины, чтобы где-то была та, кто всегда ждет меня. Нам всем это нужно, правда? Но в отличие от нас, те дети все еще мечтают о семье, нуждаются в семье.

2. У приемных детей могут быть разные чувства относительно их усыновления. Я никогда не спрашивала, почему моя родная мать оставила меня в тот день. Чувство, которое я испытываю, – благодарность. С момента усыновления я обрела семью, узнала, что такое любовь, с этого началась моя настоящая жизнь. Не все усыновленные чувствуют то же самое. Кто-то тоскует по своим биологическим родителям, по жизни, которая могла бы быть в родной семье. И они выбирают не быть благодарными. Это их право.

3. Усыновление – это не то, что надо скрывать или чего стоит стыдиться. Для меня тут не было вопроса. Я всегда знала, что я приемная. Ну и что? Благодаря этому я встретила свою семью. У меня никогда не было чувства, что от меня что-то скрывают. Ты просто знаешь, что это так. Это так же естественно, как, например, то, что у меня есть пупок. Он есть и всегда был. Если вы приемный родитель, скажите ребенку правду сразу. Будьте с ним честным и открытым. Помните: у него есть право на свою историю. Оберегать ее – ваша ответственность. Чужие люди и даже друзья должны понимать, что им не обязательно знать все детали этой истории.

Читайте так же:  Доверенность на ребенка от второго родителя

4. Усыновление вовсе не означает, что ты станешь ребенком второго сорта. Уверяю вас, хотя я была приемным ребенком, а моя сестра нет, я вовсе не чувствовала себя «номером два». Моя мама не стала в меньшей степени матерью, а я не была меньше ребенком из-за того, что не была родной по крови. Я не была из-за этого меньшей врединой в подростковом возрасте, как не была менее ласковой и любящей, когда была маленькой. Мама ничуть не меньше включалась в мою жизнь и готова была стоять горой за нас обеих. Мне уделяли столько времени, внимания, любви… Нет, я не была второй!

5. Одни из нас говорят «Меня усыновили» (раньше, когда-то), другие – «Я приемный ребенок» (сейчас). Это две большие разницы. Я не ношу на груди бейджик с надписью «Привет, я Мадлен, я приемный ребенок». Да, когда-то меня удочерили. Но кроме этого обо мне можно сказать еще миллион разных вещей, моя личность не определяется тем, что меня удочерили. Это лишь один кусочек моей истории. И то же самое можно сказать про всех приемных детей. Пожалуйста, не рассматривайте усыновленного ребенка исключительно как «приемыша». Он или она прежде всего просто ребенок, который сегодня, возможно, представляет себя в своих фантазиях балериной или ковбоем. Когда он вырастет, он может стать кем угодно: врачом, чьим-то другом, любителем собак, мастером, который плетет корзины. У него миллион возможностей, оставьте их ему.

6. Окружающие не упустят случая посудачить на ваш счет. Патронатные семьи, усыновление в своей стране, иностранное усыновление – хорош любой вариант, если его главная цель – дать ребенку любовь и дом. И только это имеет значение. Но можно не сомневаться: родителей будут расспрашивать, откуда они вас усыновили, в какую сумму им обошлось усыновление. Люди любопытны, невежественны и порой очень невоспитанны. Они всегда будут вас судить, предметом обсуждений будет все подряд: ваши сексуальные предпочтения, ваша стрижка и то, как вы украсили дом к Рождеству… Ваша семья важней всего, поэтому – игнорируйте досужие разговоры.

7. Кому-то из приемных детей необходимо найти кровных родителей – просто чтобы закрыть тему, но это нужно далеко не всем. Я никогда не видела своих родных родителей и не обдумывала, как бы разыскать их. Но именно этот вопрос страшно интересует тех, кто узнает, что я приемная дочь. Слушайте, я не персонаж из мыльной оперы. Пожалуй, я испытывала некоторое любопытство, но уж точно не болезненное желание найти их. Надеюсь, что моя родная мать в порядке, что ей досталась хотя бы толика того счастья, которое испытала я.

8. Очень важно, что говорят и как реагируют приемные родители. Никогда не отзывайтесь плохо о родных родителях ребенка. Он воспримет это так, как будто осуждают его самого. Будьте милосердны. Если вы член семьи или друг, умоляю: следите за своими словами в присутствии ребенка; прежде чем что-то сказать, остановитесь и подумайте, не раните ли вы его.

9. То, насколько родители настоящие, не определяется биологическим родством. Моя мама – моя настоящая мама. Она поддерживала меня, когда я плакала из-за домашней работы по математике, помогала выбрать платье на выпускной, лечила мои коленки, когда я падала с велосипеда. Она выслушивала мои сердечные излияния о том, как глупы мальчишки, она любила меня не за биологическое родство. Приемные мамы – настоящие мамы. Приемные папы – настоящие папы. Во всем настоящие. Это определяется не ДНК, а любовью.

10. Усыновлению часто предшествует боль или потеря. Боль родных родителей, то, из-за чего они решились отдать ребенка. Травма ребенка, которому довелось пережить то, что не должен переживать ни один ребенок. Нищета и смерть. Все эти трагедии не вызваны усыновлением, напротив – отдать ребенка в приемную семью зачастую становится лучшим исходом из всех возможных.

11. Никакое мнение об усыновлении не должно быть важнее для приемных родителей, чем мнение самого ребенка. Мне кажется, многие люди придают усыновлению слишком большое значение. Когда я росла, это был просто факт, был день удочерения, который мы отмечали. Я знала, что моя приемная мама всегда готова честно ответить на любые мои вопросы и что мои приемные родители были готовы сделать для меня все, что понадобится. Я не обязательно должна была страдать из-за каких-то проблем в связи с удочерением. Думаю, зачастую приемным родителям тяжело признать, что все может быть просто нормально. Если вы оказались в такой ситуации, в первую очередь прислушайтесь к ребенку! Его мнение по поводу усыновления важнее всех остальных. Пусть он ведет вас.

Когда вы услышите, что кто-то живет с приемными родителями, или сами заметите, что ребенок не похож на родителей, помните, что множество стереотипов, связанных с усыновлением, попросту неверны. Приемные дети – не герои дешевого телесериала, они – личности со своими особенностями. Мы настоящие люди, и у нас настоящие семьи, и усыновление – далеко не самая важная деталь нашей биографии и личности. А родители просто любят детей и отвечают их потребностям, будь то родные дети или нет.

Видео (кликните для воспроизведения).

Мадлен Мелчер (Madeleinе Melcher), автор двух книг об усыновлении, мать троих приемных детей, создатель сайта Our Journey to You, посвященного усыновлению. Подробней ее статью «What an adoptee wants you to know about adoption» читайте на сайте The Huffington Post.

Источники

Литература


  1. Суворов, Н. Об юридических лицах по римскому праву / Н. Суворов. — М.: Книга по Требованию, 2011. — 362 c.

  2. Договор мены. Официальные разъяснения, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2013. — 698 c.

  3. Ванская, Г.П. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. Практическое пособие. Выпуск 2: 65/68 У/Ц Экономика. Экономические науки; Политика. Политология; Право. Юридические науки; Военное дело. Военная наука / Г.П. Ванская. — М.: Либерея, 2017. — 883 c.
  4. Десницкий, С. Е. Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции. Юридическое рассуждение о вещах священных, святых и принятых в благочестие, с показанием прав, какими оные у разных народов защищаются… и др. / С.Е. Десницкий. — Москва: Гостехиздат, 2016. — 193 c.
  5. Кабинет информатики. Методическое пособие / И.В. Роберт и др. — М.: Бином. Лаборатория знаний, 2016. — 126 c.
  6. Как решиться на усыновление ребенка
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here