Коммерсант домашнее насилие

Коммерсант домашнее насилие

​Правительство России ответило на вопросы Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по жалобам четырех женщин, пострадавших от домашнего насилия. Как пишет «Коммерсант», ознакомившийся в ответом, правительство считает, что проблема домашнего насилия «достаточно преувеличена».

В ответе, подписанном заместителем министра юстиции Михаилом Гальпериным, говорится, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране», но «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены».

«Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях. Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола», — продолжают авторы ответа.

«Участковый в отпуске или типа того». Почему полиция не смогла защитить жительницу Серпухова, которой ревнивый муж отрубил обе руки

Они также ссылаются на неназванную статистику, согласно которой, пострадавшими от насильственных преступлений, повлекших смерть или причинение тяжких последствий здоровью, в большинстве становятся мужчины.

«Российское государство полностью выполнило обязательство по созданию законодательной базы, эффективно решающей проблему домашнего насилия», — уверяют авторы.

По их мнению, женщины, которые обратились в ЕСПЧ, пытаются «неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

ЕСПЧ задал России вопросы по поводу домашнего насилия, объединив жалобы четырех россиянок. Первая заявительница — Наталья Туникова, которую муж избивал и пытался сбросить с 16 этажа. Сопротивляясь, женщина ударила супруга ножом. Ее признали виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, но позднее амнистировали.

Елену Гершман муж также избивал. Кроме того, он похитил у нее дочь, увез ее в другую страну и не давал матери полтора года видеть ребенка. Третья заявительница, Ирина Петракова, обратилась в ЕСПЧ из-за избиения и насилия.

Четвертая жалоба — от Маргариты Грачевой. Муж вывез ее в лес и отрубил ей кисти рук. Он получил 14 лет колонии строгого режима.

http://zona.media/news/2019/11/19/preuvelichena

Большинство из них считает необходимой законодательную защиту женщины в семье

Россияне признают важность проблемы домашнего насилия: 79% опрошенных полагают, что нужен закон, гарантирующий женщине защиту от насилия со стороны ее мужа или партнера. Это следует из опроса «Левада-центра», с результатами которого ознакомился “Ъ”. Социологи отмечают, что с домашним насилием россияне сталкиваются вне зависимости от своего возраста, достатка, образования или места жительства.

Опрос «Насилие над женщинами» проводился с 20 по 26 февраля с участием 1,6 тыс. человек из 137 населенных пунктов и 50 субъектов. Социологи общались с респондентами на дому. Как выяснилось, 61% опрошенных считают насилие над женщиной со стороны ее супруга или партнера серьезной проблемой российского общества. Такой точки зрения в основном придерживаются женщины (74%), они проявляют также большую осведомленность о конкретных случаях домашнего насилия (36%). В целом, только 28% сообщили, что это происходило с их родственниками и знакомыми. 71% респондентов не знают о таких случаях в своем близком окружении. Некоторые (31%) полагают, что значение данной проблемы преувеличено.

Однако большинство россиян (79%) все же считают, что нужен закон, который бы гарантировал женщине защиту от насилия со стороны ее мужчины. Обратного мнения придерживаются 16% опрошенных. Выступающие против законодательной защиты женщин аргументируют это тем, что такой проблемы нет (18%), а необходимые законы уже есть (15%). Кроме того, они полагают, что не следует «лезть в семью» (14%), «женщины будут злоупотреблять законом» (14%), а чаще «сами виноваты, такого выбрали» (11%).

«Приходится признать, что она универсальна для всех слоев нашего обществ,— сказал социолог.— С ней сталкиваются россияне вне зависимости от своего возраста, достатка, образования или места жительства. О конкретных случаях насилия в семье знает каждая третья российская женщина и каждый пятый российский мужчина. Наибольшую информированность демонстрируют неработающие женщины, занимающиеся домашним хозяйством. Их повышенная осведомленность может объясняться как большими возможностями для общения с подругами и пострадавшими от насилия, так и большая уязвимость таких женщин перед их работающими партнерами».

Правительство просят принять экстренные меры для защиты пострадавших от агрессии в условиях карантина

Отметим, что законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывается в России уже более пяти лет. Документ был внесен в Госдуму в 2016 году, однако затем направлен на доработку. С 2019 года проектом занимается рабочая группа в Совете федерации, которая 29 ноября прошлого года опубликовала предварительную версию, вызвавшую критику как сторонников, так и противников появления закона.

Юристы и правозащитники жаловались, что определение семейно-бытового насилия в проекте не подразумевает признаков уголовного преступления или административного правонарушения, исчезло понятие преследования. Консервативно-настроенные сообщества выражали опасения, что документ регламентирует «вмешательство в семью». Впрочем, вице-спикер Совета федерации и глава рабочей группы по разработке закона Галина Карелова неоднократно отмечала, что представленный законопроект не содержит никаких мер, а также указывала, что документ был опубликован, чтобы собрать отзывы. Пока окончательный вариант законопроекта не представлен.

http://www.kommersant.ru/doc/4315730

Минюст заявил о дискриминации избитых женщинами мужчин

Минюст РФ ответил на вопросы Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в связи с жалобами россиянок на домашнее насилие.

В Минюсте признали, что проблемы домашнего насилия и дискриминации действительно существуют в России, как и в любой другой стране. Однако масштабы этих проблем в России «достаточно преувеличены».

При этом в ведомстве подчеркнули, что мужчины, ставшие жертвами домашнего насилия, страдают больше женщин, так как к их жалобам часто не относятся серьезно.

[3]

Минюст РФ: «Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях. Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола».

Читайте так же:  Алименты право ребенка пристав

Что же касается жалоб четырех россиянок в ЕСПЧ, то они, как заявили в Минюсте, пытаются «неверно истолковать общую ситуацию с домашним насилием в России» и «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации».

Этим летом ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на то, что власти не смогли защитить их от домашнего насилия и дискриминации. Среди обратившихся в ЕСПЧ россиянок оказалась и Маргарита Грачёва. Ее избил ревнивый муж, однако полиция отказалась возбуждать уголовное дело. А позднее супруг вывез Маргариту в лес, где сначала раздробил ей пальцы топором, а потом отрубил кисти рук.

http://www.ntv.ru/novosti/2257047/

Российские власти выступили против выплаты компенсаций жертвам домашнего насилия

Россия не должна нести ответственность и выплачивать компенсации в случаях семейно-бытового насилия, если вред пострадавшим нанесли не должностные, а частные лица, говорится в последних возражениях перед рассмотрением жалоб четырех россиянок, которые российские власти направили в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), пишет «Коммерсантъ»

16 марта 2020 12:56

Документ направил уполномоченный России при ЕСПЧ, замминистра юстиции Михаил Гальперин. В возражениях властей также говорится, что «потерпевшие не имеют права оспаривать законность действий или бездействия полиции в ходе расследования в связи с привлечением к административной ответственности предполагаемого обидчика». Пострадавшие, утверждает Гальперин, могут направить соответствующий иск, который рассмотрят в рамках отдельного процесса.

Что важно знать:

ЕСПЧ рассматривает жалобы четырех россиянок: Натальи Туниковой, Маргариты Грачевой, Елены Гершман и Ирины Петраковой. Все заявительницы жалуются на неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации.

Гражданский партнер Туниковой пытался сбросить ее с 16-го этажа — защищаясь, женщина ударила его ножом, после чего попала под суд. Бывший муж Грачевой отрубил ей кисти рук. Гершман пережила девять эпизодов избиений со стороны своего экс-супруга, но суд дважды отказал ей в возбуждении уголовного дела. Муж Петраковой регулярно избивал и истязал ее, в том числе после развода.

Что еще известно:

В октябре 2019 года Гальперин направлял в ЕСПЧ ответы на вопросы по жалобам россиянок. В документе говорилось, что явление домашнего насилия в стране существует, но «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены».

http://snob.ru/society/rossijskie-vlasti-vystupili-protiv-vyplaty-kompensacij/

Коммерсант домашнее насилие

79% россиян выступили за закон, который бы защищал женщин от домашнего насилия. Об этом пишет «Коммерсант» со ссылкой на опрос «Левада-центра».

Против высказались 16% опрошенных. Противники закона говорят, что не надо «лезть в семью» (14%). Еще 11% уверены, что жертвы «сами виноваты».

14% россиян опасаются, что «женщины будут злоупотреблять законом». 18% убеждены, что проблемы домашнего насилия не существует. 15% опрошенных считают, что необходимые законы уже есть.

61% респондентов назвали домашнее насилие серьезной проблемой, 31% опрошенных считают ее преувеличенной.

В прошлогоднем декабрьском опросе ВЦИОМа за закон о домашнем насилии выступили 70% россиян.

В ноябре 2019 года Совет Федерации опубликовал для обсуждения законопроект о домашнем насилии. Незадолго до этого в Москве проходили акции как в поддержку этого закона, так и против него.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

http://zona.media/news/2020/04/06/violence

Соавтор закона о домашнем насилии в России пожаловалась на угрозы убийством

Заместитель председателя комитета нижней палаты парламента по вопросам семьи, женщин и детей, депутат Госдумы и соавтор проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия Оксана Пушкина пожаловалась главе МВД Владимиру Колокольцеву на угрозы, которые поступают ей в связи с работой над документом. Об этом рассказал адвокат парламентария Константин Добрынин в интервью газете «Коммерсантъ», заявив о бездействии МВД в связи с предыдущим обращением об угрозах.

По словам адвоката, 31 декабря 2019 года на сайт Госдумы пришло сообщение, автору которого стало известно, что на Пушкину планируется покушение «до начала лета». Сама Пушкина связывает угрозы с поддержкой законопроекта о домашнем насилии.

В связи с этим адвокат депутата направил в МВД повторное обращение, в котором попросил главу ведомства сообщить о принятых в связи с первым обращением мерах «к установлению лиц, планирующих совершение убийства российских граждан, привлечению их к уголовной ответственности и по предотвращению преступных намерений, направленных на причинение ущерба депутату Госдумы Оксане Пушкиной и иным авторам законопроекта».

Материалы по теме

Адвокат подчеркнул, что бездействие МВД создает ощущение безнаказанности, особенно учитывая, что от экстремистских высказываний противники законопроекта перешли к реальным угрозам жизни и здоровью соавторов документа. В этой связи он вспомнил ситуацию с фильмом «Матильда» Алексея Учителя. «Сначала были угрозы, а потом на улицах Москвы горели автомобили. Надеюсь, что до этого не дойдет и деятельность Оксаны Пушкиной как депутата Госдумы будет полностью защищена от любых проявлений насилия и агрессии», — сказал адвокат.

Пушкина ранее уже сообщала об угрозах, которые поступают ей и другим соавторам законопроекта со стороны оппонентов. Также она попросила главу МВД Владимира Колокольцева проверить на экстремизм высказывания активистов движения «Сорок сороков». Последние в свою очередь обратились в Следственный комитет, ФСБ, Генпрокуратуру и МВД с требованием возбудить уголовное дело в отношении Пушкиной за клевету и ложный донос.

29 ноября на сайте Совета Федерации появился законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, в ближайшее время документ направят в Госдуму. Авторы предлагают в том числе ставить виновных в семейном насилии на профилактический учет. В октябре в сети было опубликовано открытое письмо президенту России Владимиру Путину против принятия закона о домашнем насилии, под которым подписались 180 общественных организаций. Авторы письма считают закон «антисемейным». Против закона также выступил телеведущий Владимир Соловьев, заявив о его ненужности.

Читайте так же:  Лишение родительских прав за хроническое нарко

http://lenta.ru/news/2020/01/17/ugrozki/

Коммерсантъ: Российское правительство отказалось признавать домашнее насилие пытками

Государство не должно выплачивать компенсации женщинам, пострадавшим от домашнего насилия из-за бездействия полиции. Об этом говорится в замечаниях замминистра юстиции Михаила Гальперина к жалобам четырех россиянок, рассматриваемым в ЕСПЧ.

Наталью Туникову муж пытался сбросить с 16 этажа и избивал, при попытке защититься она ударила его ножом. Супруг Елены Гершман избивал ее, а затем вывез дочь в другую страну и не давал видеться с ребенком. Ирина Петракова также перенесла побои и насилие, причем даже после развода. Маргариту Грачеву после предложения о разводе муж вывез в лес и отрубил кисти рук.

Женщины просили квалифицировать насилие в отношении них как пытки, причиной которых стало в том числе и бездействие полиции. Как отметила в разговоре с газетой юрист Татьяна Саввина, Комитет ООН по правам человека, Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин и Комитет ООН против пыток признали, что серьезные случаи домашнего насилия могут быть расценены как пытки.

В ответе России сказано, что, согласно статье 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (запрет пыток), государство не может нести ответственности в случаях, если пытки «причинялись им в результате действий частных лиц».

Кроме того, в документе отмечается, что если во время расследования дела предполагаемого обидчика привлекли к административной ответственности, то девушки не могут оспаривать законность действий или бездействия полиции. По версии правительства, для этого есть глава 22 КоАП (о полномочиях должностных лиц), и потерпевшие должны подавать отдельный иск о действии или бездействии полиции.

Ранее Минюст в меморандуме для ЕСПЧ ( см. “Ъ” от 19 ноября 2019 года ) заявлял, что существующее законодательство эффективно, острой необходимости принятия специальных актов о насилии в семье нет, а в жалобе наблюдается дискриминация по отношению к мужчинам. По версии Гальперина, обратившись в ЕСПЧ, россиянки пытались «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации». После общественного возмущения в Минюсте допустили в случае необходимости возможность «дальнейшего совершенствования» законодательства. Тогда в ответ на этот меморандум представители заявительниц направили 80-страничный документ с анализом существующего в России законодательства ( см. “Ъ” от 8 февраля ). Они доказывали, что указанные Минюстом меры либо не применяются в реальности, либо относятся к другим преступлениям, либо оборачиваются финансовым и организационным бременем для самих жертв, а не для агрессоров.

http://zekovnet.ru/kommersant-rossiyskoe-pravitelstvo-otkazalos-priznavat-domashnee-nasilie-pytkami/

Коммерсант домашнее насилие

Российские власти считают, что не должны выплачивать компенсации женщинам, пострадавшим от домашнего насилия из-за бездействия полиции. Об этом говорится в замечаниях замминистра юстиции Михаила Гальперина к жалобам четырех россиянок, рассматриваемым в ЕСПЧ, передает «Коммерсант».

Наталью Туникову муж пытался сбросить с 16 этажа и избивал, при попытке защититься она ударила его ножом. Супруг Елены Гершман избивал ее, а затем вывез дочь в другую страну и не давал видеться с ребенком. Ирина Петракова также перенесла побои и насилие, причем даже после развода. Маргариту Грачеву после предложения о разводе муж вывез в лес и отрубил кисти рук.

[2]

Женщины просили квалифицировать насилие в отношении них как пытки, причиной которых стало в том числе и бездействие полиции. Как отметила в разговоре с газетой юрист проекта «Правовая инициатива» Татьяна Саввина, Комитет ООН по правам человека, Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин и Комитет ООН против пыток признали, что серьезные случаи домашнего насилия могут быть расценены как пытки.

Видео (кликните для воспроизведения).

В ответе России сказано, что, согласно статье 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (запрет пыток), государство не может нести ответственности в случаях, если пытки «причинялись им в результате действий частных лиц».

Кроме того, в документе отмечается, что если во время расследования дела предполагаемого обидчика привлекли к административной ответственности, то девушки не могут оспаривать законность действий или бездействия полиции. По версии правительства, для этого есть глава 22 КоАП (о полномочиях должностных лиц), и потерпевшие должны подавать отдельный иск о действии или бездействии полиции.

Ранее, отвечая на вопросы ЕСПЧ по случаям Туниковой, Грачевой, Гершман и Петраковой, российской правительство назвало проблему домашнего насилия «преувеличенной». По версии Гальперина, обратившись в ЕСПЧ, россиянки пытались «подорвать правовые механизмы, уже существующие в российском законодательстве, а также усилия правительства для улучшения ситуации». После этого Минюст обвинил «Коммерсант» в неправильном переводе ответа и объяснил, что слова чиновников «вырвали из контекста».

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

http://zona.media/news/2020/03/16/espch

Почему закон о домашнем насилии до сих пор не принят в России

Как вышло, что побои не считаются преступлением, а общество защищает тиранов

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, текст которого был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, вызвал негативную реакцию в российском обществе. Проект критикуется как ярыми его противниками, так и сторонниками и даже соавторами. Если одним закон кажется репрессивным и направленным на разрушение института семьи, то другие уверены, что он слишком «беззубый» и не способен защитить жертву насилия. Спорные моменты URA.RU обсудило со сторонниками и противниками законопроекта.

Что такое семейно-бытовое насилие?

В опубликованном документе под семейно-бытовым насилием понимается «деяние, причиняющее или содержащее угрозу физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Как отмечает один из авторов законопроекта юрист Алексей Паршин, из-за того, что из определения выпали лица, против которых осуществляется правонарушение или преступление, закон становится не применимым на практике. «То есть мы не должны защищать тех, кого избивают? Это принципиальная ошибка. Иногда административные дела возбуждают месяцами. И женщина в самое опасное время находится без защиты. Она написала заявление, он на нее зол и начинает еще больше агрессировать. В этот момент может произойти все, что угодно, вплоть до убийства», — считает юрист.

По мнению лидера Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольги Летковой, выступающей против принятия закона, насилием, согласно определению, признается практически все, в том числе угрозы. При этом доказать, были ли угрозы на самом деле, по словам Летковой, невозможно.

Читайте так же:  Заявление о разводе куда подавать с детьми

Агрессора могут выгнать из собственного дома?

Противников законопроекта также смущает защитное предписание сроком на 30 дней, которое выдается абьюзеру с разрешения жертвы при установлении факта семейно-бытового насилия. Защитным предписанием нарушителю запрещается вступать в контакт с жертвой. Если это не помогает, судом выдается предписание, которое предполагает более жесткие меры борьбы с агрессором, в частности, выселение из совместного жилища.

Активисты, выступающие против законопроекта, уверены, что подобные меры слишком жесткие и нарушают базовые права. «Человеку выдают охранный ордер, по которому он не может в собственный дом прийти. Все же мы должны соблюдать такие базовые принципы, как презумпция невиновности, неприкосновенность частной жизни и жилища. Здесь перебор большой», — уверяет глава АРКС Леткова.

Однако сторонники закона говорят об обратном. По словам Паршина, в странах, где существует подобный закон, предусмотрено более жесткое наказание за насилие. Собеседник агентства отмечает, что агрессор обязан покинуть жилище только в том случае, если суд увидит на то основания. «Должно быть доказано, что было насилие. Также человек должен иметь другое жилье в собственности или найме, куда он может на время уйти. Либо жилье, которое он обязан покинуть, принадлежит не ему, а человеку, который подвергся насилию», — подчеркивает юрист. В случае, если они вынуждены жить на одной территории, выносится защитное предписание, запрещающее совершать акты агрессии, и уже не говорится о том, что нельзя приближаться на определенное расстояние.

Зачем нужен еще один неработающий закон?

Стоит отметить, что организации, выступающие против закона, как правило, критикуют его концепцию в принципе. Его противники убеждены, что уголовного и административного законодательства для борьбы с насилием достаточно. «Можно усовершенствовать существующие законы, если они плохо работают», — полагает Леткова.

Но соавторы законопроекта уверены, что бороться с домашним насилием нужно, используя сразу несколько инструментов. Сегодня в России не ведется работа по предупреждению преступлений, указывает руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия, адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу по разработке законопроекта. «Единственное, что у нас сегодня есть — это наказание за уже совершенное действие. Законодательство ждет, когда произойдет что-то страшное и после этого уже человек будет наказан. Этот закон не про наказание, а про то, как оградить жертв насилия, если они не хотят, чтобы их безопасности угрожали», — рассказывает правозащитница.

Сейчас законопроект находится в стадии доработки. Предполагалось, что он будет внесен на рассмотрение в Госдуму еще в конце января, но процесс затянулся. Как объясняет депутат Госдумы, соавтор законопроекта Татьяна Касаева, разработка закона занимает много времени, потому что задействовано много профильных министерств и ведомств. «Ведутся дискуссии по закреплению основных понятий. Проект подразумевает внесение изменений в ряд других законов. Необходимо избежать юридических коллизий. Нормы закона должны быть досконально проработаны, чтобы исключить широкую трактовку и не допустить необоснованного вмешательства в семью», — заключила депутат.

http://ura.news/articles/1036279844

Адвокаты обратившихся в ЕСПЧ женщин комментируют позицию властей РФ

Российское законодательство слабо применимо к случаям семейно-бытового насилия. На этом вновь настаивают четыре заявительницы в Европейский суд по правам человека: они направили в Страсбург ответ на меморандум правительства РФ по разбирательству вокруг дел о домашнем насилии. Минюст РФ убеждал Евросуд, что существующих законов достаточно для эффективной борьбы с этим явлением. Однако юристы на примерах дел своих заявительниц доказывают: указанные меры либо не применятся, либо не подходят для такой категории дел, либо ложатся финансовым и организационным бременем на жертв, а не на агрессоров.

Представители четырех заявительниц из РФ, пожаловавшихся в ЕСПЧ на неспособность властей защитить пострадавших от домашнего насилия, ответили на официальную позицию России по этому делу. Напомним, летом 2019 года ЕСПЧ направил ряд вопросов российскому правительству. В частности, суд интересовало, исполняет ли государство обязательства по созданию и эффективному применению законодательной базы для наказания за все формы бытового насилия, признают ли власти серьезность и масштаб проблемы, были ли приняты меры для предотвращения угрозы жестокого обращения с заявителями, проведено ли эффективное расследование случаев жестокого обращения. 22 октября 2019 года российское правительство направило меморандум в ЕСПЧ (см. “Ъ” от 19 ноября 2019 года), заявив, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране».

Позже в Минюсте заявили о неверной интерпретации этого документа СМИ, указав, что российское законодательство «предусматривает более 40 составов преступлений и по меньшей мере пять административных правонарушений, запрещающих различные формы актов насилия», и допустили в случае необходимости возможность «дальнейшего совершенствования» законодательства.

Речь идет о жалобах Маргариты Грачевой (ей бывший муж отрубил кисти рук), Натальи Туниковой (гражданский партнер пытался сбросить ее с 16-го этажа, женщина ударила его ножом — суд признал ее виновной), Елены Гершман (пережила девять эпизодов избиений со стороны бывшего супруга, суд дважды отказал ей в возбуждении уголовного дела), Ирина Петракова (муж регулярно избивал и насиловал ее, в том числе после развода).

Так, в нем не существует определения понятия «насилие в семье»; преследование, экономическое и психологическое насилие не подлежат наказанию; не существует уголовного положения, направленного на защиту жертв насилия и судебного преследования правонарушителей. Кроме того, жертвы не обеспечены защитными ордерами, а «существующие положения законодательства отводят насилие в семейной сфере (незначительный вред здоровью, первый случай избиения и повторное избиение) в категорию частного обвинения». Как пояснила “Ъ” старший юрист проекта «Правовая инициатива» Татьяна Саввина (представляет интересы Елены Гершман), в случае с мужем заявительницы, которая 15 раз обращалась в полицию, «не применялись даже те скудные меры, которые есть в законодательстве». Елена Гершман, говорит юрист, «представляла в мировом суде себя сама, должна была обеспечить явку свидетелей, собрать улики, доказывать связь между избиением и травмами, нанять адвокатов за собственные средства». Она отметила, что ни госпожа Гершман, ни госпожа Туникова не смогли доказать в суде виновность своих партнеров, оба были оправданы.

“Ъ” узнал подробности проверки полицейских по жалобе Маргариты Грачевой за месяц до того, как экс-супруг отрубил ей руки

Авторы меморандума в ЕСПЧ отмечают, что власти не выполнили обязательства по ст. 3 (запрещение пыток) и ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Конвенции по правам человека: «Ни один из заявителей не смог получить приказ о немедленной защите. В отличие от большинства государств—членов Совета Европы, Россия является одной из двух стран-членов, в которых такие меры в принципе недоступны в законодательстве». Также заявители отмечают, что меры государственной защиты не могут быть эффективно применены, когда жертва имеет общих детей с преступником. Персонал медучреждений, продолжают авторы, не обязан информировать полицию о случаях бытового насилия.

Читайте так же:  Доверенность на детей чьи родители в отъезде

Более того, власти не смогли гарантировать безопасность жертв даже в судах: заявители Гершман и Петракова подверглись нападениям в зале заседаний. ФЗ-119 о госзащите потерпевших и свидетелей при этом неэффективен для жертв домашнего насилия. «Он применяется, когда преступник неизвестен,— поясняет госпожа Саввина.— Но в домашнем насилии мы знаем агрессора, поэтому такие меры защиты свидетелей, как смена имени, смена внешности, смена работы, не требуются».

«Власти продемонстрировали образец пассивности, небрежности и бездействия»,— делают вывод авторы ответа на правительственный меморандум.

http://www.kommersant.ru/doc/4249757

Минюст поддержал закон о домашнем насилии. Хотя раньше там называли проблему преувеличенной

Минюст поддержал закон о домашнем насилии. Об этом сообщил «Коммерсантъ» со ссылкой на официальный ответ ведомства родственникам четырех жертв домашнего насилия, которые в конце ноября обратились к министру юстиции Александру Коновалову.

Авторы открытого письма к министру вместе с юристами «Зоны права» требовали проверить профпригодность замминистра Михаила Гальперина, утверждавшего в ответе ЕСПЧ, что проблема домашнего насилия в России преувеличена и необходимости в законе нет. Позднее Гальперин заявлял, что его ответ неверно перевели.

Провели ли проверку Гальперина, неизвестно. Однако в Минюсте отметили, что «серьезная проблема насилия является общей для многих стран, и в том числе она актуальна для России. Ведомство подчеркнуло, что государство «обязано обеспечить безусловную защиту от насилия, независимо от того, кто является его жертвой».

ЕСПЧ попросил Россию разъяснить, признают ли власти масштабы домашнего насилия и дискриминации женщин. Сейчас суд рассматривает дела четырех россиянок, включая Маргариту Грачеву, которой бывший муж отрубил кисти рук.

Минюст ответил, что российское правительство не считает домашнее насилие «серьезной проблемой» и считает, что его масштабы в стране «преувеличены». Говоря о дискриминации, авторы письма сделали неожиданный вывод:

Из ответа Минюста:

«Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях».

То есть ведомство привело статистику, согласно которой в насильственных преступлениях, повлекших тяжкие последствия для здоровья или смерть, «большинство пострадавших являются мужчинами». Авторы документа отметили, что России не нужен отдельный закон о домашнем насилии, а пострадавшие женщины «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

В России прямо сейчас разрабатывают закон о домашнем насилии

Закон о домашнем насилии разрабатывают в России несколько лет. В октябре появилась новая версия, которую внесут в Госдуму до конца года. Законопроект предлагает закрепить понятия «преследование», «семейно-бытовое насилие» и способы защиты от него. Нарушителям хотят запретить приближаться к жертве ближе чем на десять метров и обязать их ходить на беседы в полицию до четырех раз в месяц.

16 ноября Оксана Пушкина заявила, что авторы проекта получают угрозы в соцсетях. Тогда же у Госдумы прошли пикеты за принятие поправок. Однако более 180 православных и родительских организаций попросили Путина не допустить принятия закона. Документ назвали антиконституционным актом, который лоббируют иноагенты, ЛГБТ-сообщество и радикальные фемструктуры.

[1]

http://www.the-village.ru/village/city/news-city/367539-masshtab

Ведомство признало необходимость отдельного закона для защиты жертв

Министерство юстиции РФ направило официальное письмо родственникам жертв домашнего насилия. Ранее они требовали у ведомства проверить замминистра Михаила Гальперина на профпригодность: чиновник утверждал, что масштабы проблемы домашнего насилия в России «достаточно преувеличены», поэтому нет необходимости принимать отдельный закон по этой теме. Теперь представитель Минюста заверил родственников жертв, что министерство «полностью поддерживает» проект закона о профилактике семейно-бытового насилия, однако не уточнил, о какой версии документа идет речь.

Открытое письмо министру юстиции Александру Коновалову направили в конце ноября родственники четырех россиянок, погибших из-за домашнего насилия. Вместе с юристами правозащитной организации «Зона права» они попросили министра провести ведомственную проверку в отношении замглавы ведомства Михаила Гальперина «в связи с его официальной позицией по ситуации с домашним насилием в России». Их возмутил официальный ответ от имени правительства России для Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который был подписан господином Гальпериным — уполномоченным РФ при ЕСПЧ. Как сообщал “Ъ” (см. номер от 19 ноября), в этом документе говорилось, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране», но утверждалось, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены». В конце письма на английском языке чиновник делал вывод, что для России «нет особой необходимости в принятии конкретных нормативных актов, касающихся явления насилия в семье».

Спустя месяц родственникам убитых женщин ответил Андрей Федоров, руководитель аппарата Михаила Гальперина. Он не стал сообщать, была ли проведена министерством проверка его руководителя. При этом он пояснил, что ответ господина Гальперина для ЕСПЧ «является состязательным документом, подчиненным определенным требованиям Конвенции о защите прав человека»: «При выстраивании своей аргументации по конкретному делу Минюст России исходит из требований прецедентной практики ЕСПЧ по аналогичным делам». Чиновник еще раз повторил, что «серьезная проблема насилия является общей для многих стран, в том числе актуальна для Российской Федерации» и что «государство обязано обеспечить безусловную защиту от насилия, независимо от того, кто является его жертвой».

Господин Федоров напомнил, что этим летом вступило в силу постановление европейского суда по делу о домашнем насилии «Володина против России». По его словам, «российские власти принимают все необходимые меры по исполнению данного постановления». «В частности, проект федерального закона о профилактике семейно-бытового насилия в настоящее время разрабатывается и полностью поддерживается Минюстом России,— заявил чиновник.— В том числе с учетом озвученных ЕСПЧ позиций в части возможности предоставления защитных предписаний, которые должны стать эффективным превентивным средством и способствовать защите прав жертв семейно-бытового насилия».

Читайте так же:  В какую организацию подавать заявление на развод

Как Россия ответила ЕСПЧ на запрос о домашнем насилии

«Надеемся, что в дальнейшем уполномоченный РФ при ЕСПЧ будет признавать очевидные факты не только под давлением общественности. А мы за этим обязательно проследим,— заявил вчера “Ъ” координатор «Зоны права» Булат Мухамеджанов.— Ведь позиция Минюста есть отражение официальной точки зрения России по жалобам, которые направляют в Страсбург пострадавшие».

Однако из ответа Андрея Федорова не ясно, какой именно законопроект поддерживает Минюст — итоговый документ все еще не представлен и не внесен в Госдуму. 29 ноября проект законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия представил Совет федерации, однако этот документ сразу после опубликования вызвал критику: им остались недовольны как юристы и правозащитники, так и «консервативно» направленные организации. После это в Совфеде несколько раз подчеркнули, что законопроект не является окончательным, вывешен он для общественного обсуждения, авторы будут анализировать все присланные отзывы и предложения и дорабатывать проект. Число обращений в Совфед превысило 11 тыс.

Опрошенные “Ъ” участники рабочей группы в Совете федерации затруднились сообщить, в чем заключается участие Минюста в разработке законопроекта, так как «группа большая». В частности, член рабочей группы юрист Мари Давтян (ранее была также членом рабочей группы по разработке законопроекта в Госдуме) сказала “Ъ”, что ей неизвестна «сформированная позиция Минюста».

http://www.kommersant.ru/doc/4206003

Под петицией о его принятии уже полмиллиона подписей

Блогеры и правозащитники запустили в интернете флешмоб в поддержку кампании по принятию федерального закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него. Петицию за принятие закона на момент публикации подписало почти полмиллиона человек. Ранее комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев и направил рекомендации, а Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые обязал Россию выплатить компенсацию по делу о домашнем насилии.

Флешмоб против домашнего насилия запустила блогер и журналистка Александра Митрошина (1,8 млн подписчиков в Instagram). За час с момента ее публикации с хештегом #ЯНеХотелаУмирать под ним появилось более ста фотографий.

« России нужен федеральный закон о профилактике насилия и помощи пострадавшим от него. Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью»,— написала госпожа Митрошина.

Она пояснила, что флешмоб #ЯНеХотелаУмирать «посвящен женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия… Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты». Госпожа Митрошина сопроводила пост просьбой о подписи под петицией в поддержку закона (на момент публикации петиция набрала более 496 тыс. подписей).

Флешмоб поддержали пользователи социальных сетей и другие блогеры, некоторые из них сопровождали хештег своими фотографиями с изображенными на лицах следами побоев и надписями #ЯНеХотелаУмирать. В акции приняла участие юрист и соавтор законопроекта о профилактике семейного насилия Алена Попова. Ранее она поясняла “Ъ”, что «о законопроекте говорят уже более пяти лет», в его соавторах — более сорока человек, в том числе омбудсмен РФ Татьяна Москалькова, однако «против выступают консерваторы, включая сенатора Елену Мизулину и депутата Госдумы Тамару Плетневу».

Напомним, в России дискуссия вокруг домашнего насилия возникла после того, как в январе 2017 года вступил в силу закон о декриминализации побоев, согласно которому побои в семье считаются административным правонарушением, а не преступлением. Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию, и они пошли на необходимую самооборону.

Почему половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

В апреле комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом.

Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

В октябре прошлого года Международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая расследование и документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России. В качестве последствий декриминализации побоев авторы доклада выделили три основных пункта:

  • ощущение безнаказанности агрессора,
  • уменьшение санкций,
  • проблемы процессуального характера.

По словам авторов, причинители насилия стали меньше опасаться уголовной ответственности. Под «уменьшением санкций» исследователи подразумевают, что штраф, который агрессор должен выплатить в случае привлечения к административной ответственности, зачастую отдается из семейного бюджета.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.kommersant.ru/doc/4038476

Литература


  1. Миронов, Иван Борисович Суд присяжных. Стратегия и тактика судебных войн / Миронов Иван Борисович. — М.: Книжный мир, 2015. — 216 c.

  2. Домашняя юридическая энциклопедия. Семья / ред. И.М. Кузнецова. — М.: Олимп, 1999. — 608 c.

  3. Десницкий, С. Е. Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции. Юридическое рассуждение о вещах священных, святых и принятых в благочестие, с показанием прав, какими оные у разных народов защищаются… и др. / С.Е. Десницкий. — Москва: Гостехиздат, 2016. — 193 c.
  4. Зильберштейн А. А. Земельное право. Шпаргалка; РГ-Пресс — Москва, 2010. — 797 c.
  5. Тихомиров, М. Ю. Защита жилищных прав. Комментарии, судебная практика, образцы документов / М.Ю. Тихомиров. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2016. — 144 c.
  6. Коммерсант домашнее насилие
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here