Медведев закон о домашнем насилии

Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Глава правительства раскритиковал формулу «бьёт — значит любит» и проанонсировал возможное появление ответственности за семейные побои в новом КоАП.

Фото © POOL / ТАСС / Дмитрий Астахов

Премьер-министр Дмитрий Медведев признался, что у него нет окончательного мнения по законопроекту о домашнем насилии, но решать проблему, определённо, нужно. Об этом он заявил в большом интервью российским телеканалам.

— Если люди жалуются — значит домашнее насилие есть. Значит, это не придумали журналисты, значит, это не инспирировано врагами. Вопрос в том, как на это реагировать

, — отметил глава правительства. — В XXI веке вряд ли кого утешит формула «бьёт — значит любит». Это не выглядит серьёзно в нынешнем мире.

Медведев отметил, что декриминализация семейных побоев, по мнению ряда экспертов, ухудшила ситуацию, причём так считают даже представители правоохранительных органов. А в представленном на сайте Совфеда законопроекте нет ни уголовной, ни административной ответственности для домашних агрессоров. Есть в нём и ряд других спорных моментов, но в новом КоАП, по словам российского премьера, должна появиться статья о насилии в семье.

— Мы сейчас готовим новую версию административного кодекса, где такой состав как раз может появиться. Нужно всё это внимательным образом проанализировать и посмотреть и плюсы, и минусы, послушать всех

, — добавил он.

Ранее Лайф писал, что Совет Федерации представил законопроект против домашнего насилия, подготовленный сенаторами совместно с депутатами Госдумы. Документ предусматривает создание более эффективного механизма защиты прав личности, в том числе лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию. А вот РПЦ накануне выступила против закона о домашнем насилии. Этой точки зрения церковь придерживается из-за «целого ряда правовых дефектов» в документе.

Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Проблема домашнего насилия в России есть, с этим бессмысленно спорить. Однако законопроект о профилактике насилия в семье нужно дорабатывать. Об этом 5 декабря заявил премьер-министр Дмитрий Медведев, подводя итоги года в интервью российским телеканалам. Трансляция ведется на «России 1».

«Если об этом говорят, если люди жалуются, значит проблема домашнего насилия есть. Это не придумали журналисты, это не инспирировано врагами. В XXI веке никого не может утешить формула „бьет — значит любит“. Стало быть, на это нужно реагировать, вопрос только в том — как?» — сказал Медведев.

По словам премьера, у него пока нет окончательной позиции по законопроекту. В документе есть «достаточно интересные новеллы», такие как защитные предписания, пояснил он. «Но в ткани законопроекта нет ни уголовной, ни административной ответственности. И существует вопрос — нужна ли она? Нужно самым внимательным образом еще раз проанализировать, послушать плюсы и минусы. Но то, что проблема есть, это совершенно очевидно».

29 ноября на сайте Совфеда была опубликована последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров

Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое будет продолжаться в течение двух недель. В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Медведев впервые прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Премьер Дмитрий Медведев заявил, что у него пока нет окончательной позиции по законопроекту о домашнем насилии. При этом он признал, что проблема домашнего насилия в России действительно существует и на нее надо реагировать.

«Если люди жалуются – значит, домашнее насилие есть. Значит, эта тема существует В XXI в. никого не может утешить формула «бьет – значит любит», – сказал Медведев в интервью 20 телеканалам (трансляцию ведет телеканал «Россия 24»).

Медведев добавил, что ответственность за домашнее насилие может появиться в новой версии Кодекса об административных правонарушениях (КоАП).

Законопроект о домашнем насилии вносили в Госдуму в 2016 г., но он не прошел даже первое чтение. До 2017 г. в Уголовном кодексе было наказание за побои «в отношении близких лиц» (ст. 116 УК), но потом такие побои, совершенные впервые, перевели из разряда уголовных преступлений в разряд административных правонарушений. В последний год обсуждение необходимости законопроекта о домашнем насилии опять возобновилось. В конце ноября на сайте Совета Федерации был опубликован проект закона. Председатель верхней палаты парламента Валентина Матвиенко обещала, что в ближайшее время его внесут в Госдуму.

Рассылки «Ведомостей» — получайте главные деловые новости на почту

Электронное периодическое издание «Ведомости» (Vedomosti) зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия 22 декабря 2006 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77–26576.

Рекламно-информационное приложение к газете «Ведомости». Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) за номером ПИ № ФС 77 – 77720 от 17 января 2020 г.

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на vedomosti.ru

Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных

Все права защищены © АО Бизнес Ньюс Медиа, 1999—2020

Любое использование материалов допускается только при соблюдении правил перепечатки и при наличии гиперссылки на vedomosti.ru

Читайте так же:  Доверяю ребенка доверенность

Новости, аналитика, прогнозы и другие материалы, представленные на данном сайте, не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Все права защищены © АО Бизнес Ньюс Медиа, 1999—2020

Электронное периодическое издание «Ведомости» (Vedomosti) зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия 22 декабря 2006 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77–26576.

[1]

Рекламно-информационное приложение к газете «Ведомости». Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) за номером ПИ № ФС 77 – 77720 от 17 января 2020 г.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации Пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных

Матвиенко заявила, что работа над законом о домашнем насилии отложена до конца пандемии

Сенаторы намерены вернуться к работе над законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия после того, как будет побежден коронавирус. Об этом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, сообщает «Интерфакс».

По ее мнению, в условиях карантинных и других ограничительных мер не будет всплеска домашнего насилия, так как «семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период». Сейчас эксперты собирают сведения по этому вопросу. Матвиенко отметила, что сообщения о росте числа случаев бытового насилия нуждаются в проверке. И добавила, что «тема никуда не ушла», к ней вернутся после того, «как позволят обстоятельства».

К слову, о росте жалоб на издевательства над пожилыми людьми после начала карантина ранее сообщала зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Как отметила депутат, в любой стране во время продолжительных выходных число жертв домашнего насилия увеличивается в разы. «Но ситуация в России осложняется отсутствием соответствующего закона о профилактике семейно-бытового насилия. Беда и в том, что многие кризисные центры закрылись в связи с карантином. Их у нас на всю страну всего порядка 15. В Швеции, к слову, 200», — отметила Пушкина.

Владимир Путин прокомментировал законопроект о домашнем насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации была опубликована последняя версия законопроекта. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье.

В декабре экспертное сообщество представило поправки к законопроекту. В них уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Медведев рассказал о своём отношении к законопроекту о домашнем насилии

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в ходе пресс-конференции крупнейшим российским телеканалам рассказал о своём отношении к законопроекту о домашнем насилии.

«Если об этом спорят, если люди жалуются, значит, домашнее насилие есть, его не придумали журналисты или враги, тема существует. Вопрос, как реагировать», — сказал он.

Медведев отметил, что внесённые ранее изменения в УК РФ изменения, которые декриминализировали семейные побои, по оценке специалистов, ситуацию ухудшили, а не улучшили.

[2]

«Я думаю, в 21 веке никого не может утешить формула „бьёт, значит любит“. У меня нет окончательной позиции по законопроекту, там вроде есть достаточно интересные новеллы, в том числе о предостережениях, ряд правил, заимствованных из заграничного законодательства. Вопрос верификации и не будет ли манипулирования, о чем и говорят критики», — сказал премьер-министр.

«Всё нужно самым внимательным образом проанализировать. Проблема есть — это очевидно», — резюмировал Медведев.

Последние новости на сегодня читайте здесь, на страницах «Свободной Прессы», и в социальных сетях: Facebook, Twitter, ВКонтакте, Одноклассники, Мир тесен, а так же Telegram.

Суды завалят исками к власти, первые уже появились

Сергей Шаргунов: здравая амнистия может спасти от вспышки эпидемии за решёткой

Пенсионная реформа таит в себе большие проблемы для тех, кто давно уже ушел на заслуженный отдых

Протесты, закон о домашнем насилии, суверенный интернет: Дмитрий Медведев провел пресс-конференцию

Премьер-министр Дмитрий Медведев провел пресс-конференцию, на которой присутствовали представители двадцати федеральных каналов. Он ответил на вопросы про экономику страны, московские протесты, увольнения врачей, законы о суверенном интернете и домашнем насилии.

Про бюджет страны

«Сейчас у нас бюджет профицитный. И мы исходим из того, что профицит будет где‑то в районе 1,8%. Это приличный запас прочности, который позволяет нам с уверенностью смотреть в будущее».

Он также добавил, что на развитие экономики и инвестиционные проекты из Фонда национального благосостояния в ближайшие несколько лет выделят около триллиона рублей.

Про суверенный интернет

Анастасия Ивлеева задала вопрос о суверенном интернете. «Ничего никто закрывать не собирается. YouTube как был, так и останется. Закон направлен не на то, чтобы запретить. Его цель совершенно в другом — чтобы нас не отрезали от мировой сети. Отрезать могут от чего угодно. Когда начались стычки с американцами, начались разговоры о том, чтобы отрезать нас от системы верификации платежей».

«Афиша Daily» разобралась, как может работать суверенный интернет, а также внимательно прочитала законопроект вместе с экспертом из Moscow Coding School и простыми словами (с объяснением всех терминов) пересказала, о чем в нем говорится.

Про увольнения врачей

«Главным являются интересы пациентов. Все остальное нужно отодвинуть в сторону — амбиции, какие‑то обиды. И об этом было прямо сказано руководству Министерства здравоохранения».

За последнее время было несколько случаев увольнения врачей. В сентябре детские онкологи НМИЦ имени Блохина пожаловались на руководство, распределение зарплат и условия лечения пациентов. В итоге несколько человек уволились. В ноябре были уволены врачи-трансплантологи Михаил Каабак и Надежда Бабенко, после общественного резонанса их восстановили в должности.

Про мусорную реформу

«Людям не всегда нравится, что утилизация должна проходить где‑то у них под носом. Нам удалось не допустить масштабного роста тарифов, тарифы оказались приемлемы».

В ноябре мы писали о том, что процент неплатежей за вывоз мусора со стороны российских компаний достиг 65–70%, а со стороны населения ― 20–35%.

Про законопроект о профилактике домашнего насилия

«У меня нет пока окончательной позиции по поводу этого законопроекта. Там есть достаточно интересные новеллы, которые предлагаются, например, предостережение. Вопрос верификации, и не будет ли тут манипуляции. Нужно еще раз проанализировать, послушать плюсы и минусы. То, что проблема есть, это очевидно».

На прошлой неделе Совет Федерации опубликовал законопроект о профилактике домашнего насилия. Его раскритиковала РПЦ, детский омбудсмен Анна Кузнецова также заявила, что он не соответствует Конституции страны.

Про московские протесты

«Очевидно, что есть издержки в работе правоохранительной системы, надо анализировать, что‑то менять. Есть запрос на справедливость, который вылился в различные акции. Само по себе это нормально. Но мы же понимаем, что ни в социальных сетях, ни на площадях такие вопросы решить невозможно. Заявлять о своем мнении — это нормально, но это нужно делать в соответствии с соответствующими правилами. Иначе можем докатиться до опасной ситуации. То, что во Франции «желтые жилеты», у нас может теоретически превратиться в бунт — бессмысленный и беспощадный».

Читайте так же:  Порядок раздела имущества между супругами

Сейчас под следствием находятся 17 фигурантов «московского дела». Еще семеро человек уже осуждены: они получили сроки от двух до пяти лет (Павел Устинов получил один год условно). Против шести человек дела были прекращены.

Медведев увидел риск манипулирования в законопроекте о домашнем насилии

Премьер-министр Дмитрий Медведев, отвечая в рамках встречи с журналистами российских телеканалов на вопрос, целесообразно ли будет принять законопроект о домашнем насилии, признал, что это резонансная тема и ее критикуют с разных сторон.

«Если об этом говорят, если люди жалуются, значит домашнее насилие есть. Значит это не придумали журналисты, это не инспирировано врагами. На самом деле эта тема существует. Вопрос в том, как на это реагировать», — считает глава правительства.

Премьер напомнил, что не так давно в уголовную статью о побоях были внесены изменения, которые частично декриминализировали насилие в семье. «Многие считают, что это ситуацию не улучшило, а ухудшило. В любом случае, я думаю, в XXI веке никого не может утешить формула «бьет, значит любит». Это вряд ли выглядит серьезно в нынешнем мире», — отметил он.

«Сейчас подготовили законопроект; естественно, его начали тоже критиковать. У меня тоже нет пока окончательной позиции по этому законопроекту. Там вроде бы есть достаточно интересные новеллы, которые предлагаются», — сказал Медведев.

В частности, по словам премьера, там предлагается система предостережений, которые выдаются официальными структурами, а также ряд правил, заимствованных из-за границы. «Вопрос в верификации и в том, не будет ли здесь манипулирования, о чем говорят критики вот этого законопроекта», — добавил он.

Совет Федерации опубликовал законопроект о профилактике семейно-бытового насилия 29 ноября. Его авторы определили семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения вреда разного типа. В документе указано, что помощь пострадавшим может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Но защита должна предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или существует угроза его повторения.

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

Депутаты Госдумы, правозащитники и адвокаты подготовили поправки к последней версии законопроекта о профилактике домашнего насилия, которая была раскритикована общественностью. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров. «Предполагаются реальные меры защиты жертв насилия и системная работа с агрессором. Мы выступали и будем выступать за работающий закон, который действительно спасет и защитит пострадавших от домашнего насилия», — написала на своей странице в Facebook соавтор поправок, правозащитница Алена Попова.

Основные положения поправок к законопроекту

1. Определение семейно-бытового насилия. Авторы поправок пишут, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, если это деяние причиняет пострадавшему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет психические страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред. Сюда же относится угроза совершения подобного деяния.

Оговариваются виды домашнего насилия: физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. Право на необходимую оборону предлагается не считать семейно-бытовым насилием. Кроме того, уточняется, что если родители, например, не разрешают своему ребенку слишком много времени проводить около компьютера или записали его в спортивную секцию, то они не совершают насилия.

«Более того, важно понимать, что „не купил ребенку трансформера“ или „не купил жене шубу“ также не является ни в коем случае экономическим насилием», — говорится в поправках к законопроекту. Под экономическим насилием предлагается понимать умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарств или иных предметов первой необходимости

К физическому насилию относятся любые умышленные насильственные действия (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ, причинившие вреда здоровью и физической боли), а также отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего. Психологическое насилие — это, в том числе, оскорбления и распространение клеветы, высказывание угроз, шантаж, преследование, изъятие личных документов. Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе посредством силы, угроз или шантажа.

2. Преследование. Еще один термин, который, как и семейно-бытовое насилие, пока не закреплен юридически. Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых телефонных звонках (сообщениях в интернете), в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы или лечения пострадавшего.

Видео (кликните для воспроизведения).

3. Право на защиту и профилактика. Закон о домашнем насилии должен распространяться не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов, их иждивенцев, близких и свидетелей правонарушения, работников соцслужб, если есть основания полагать, что им тоже может быть причинен вред.

В профилактике домашнего насилия, по мнению авторов поправок, могут принимать участие как органы власти, надзорные органы и полиция, так и общественные и кризисные некоммерческие организации. Меры профилактики нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Среди мер профилактики называются индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

4. Защитные и охранные предписания. Защитные предписания должны выдавать сотрудники полиции. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

Документ запрещает нарушителям преследовать и вступать в любые контакты с жертвой, приближаться к пострадавшему на расстояние ближе, чем на 50 метров. Действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранные предписания будут выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться максимум на срок до двух лет и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также нельзя будет контактировать с жертвой, приближаться на расстояние ближе, чем на 50 метров, а еще приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Агрессора могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма). Кроме того, абьюзера могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу.

Читайте так же:  Иск об установлении отцовства подсудность гпк

За первое нарушение защитного предписания нарушителей предлагается наказывать штрафом, а за повторное или игнорирование охранного ордера — привлекать к уголовной ответственности, предусмотрев один год лишения свободы. Также могут быть назначены исправительные или обязательные работы.

5. Временное жилье. Авторы поправок считают, что органы власти обязаны «незамедлительно обеспечить» временным бесплатным жильем жертву домашнего насилия, если такая просьба поступила от потерпевшего. Оговаривается срок — минимум на два месяца. Он может быть продлен, если угроза жизни и здоровью потерпевшему не устранена.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, Елена Вторыгина, Татьяна Касаева, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также правозащитница Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной Совфедом версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта — до 15 декабря

Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия была опубликована на сайте Совфеда 29 ноября. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое продлится до 15 декабря. К размещенному на сайте Совфеда документу уже поступило более 5 тыс. комментариев.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Пушкина и Роднина предложили расширить круг защищаемых от насилия в семье

Депутаты Госдумы и правозащитники подготовили поправки (есть у РБК) к пока не внесенному законопроекту о домашнем насилии, подготовленному группой парламентариев. В них, в частности, прописано расстояние 50 м, на которое виновнику насилия должно быть запрещено приближаться к жертве, а также уточняется определение преследования как одной из наиболее часто встречающихся форм семейно-бытового насилия.

Действие закона о домашнем насилии должно быть распространено не только на его жертв, но и на их иждивенцев, а также посторонних лиц, если есть основания опасаться, что виновник насилия может причинить им вред или помешать их законной деятельности, отмечают авторы документа.

Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых переговорах, в том числе через интернет, в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы, лечения пострадавшего.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ольга Савастьянова, Ирина Роднина, Татьяна Касаева, Елена Вторыгина, адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и правозащитник Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной версии законопроекта.

[3]

Обсуждение законопроекта депутатами и сенаторами продолжается, «понимание есть», сказала РБК соавтор законопроекта, депутат Оксана Пушкина. «С каждым днем становится ясно, что кричащих против немного, — уточнила она. — Людей, которые выступают за здравый смысл, за понимание проблемы, за желание ее решить, гораздо больше». Собеседник РБК в Совфеде сообщил, что поправки депутатов к первому чтению планируется внести в законопроект.

Что еще предлагается изменить

Новые поправки также предлагают отнести к домашнему насилию деяния, которые попадают под административные и уголовные статьи: побои и причинение вреда. В нынешнем варианте они выведены из-под действия предлагаемого закона. Эта норма необходима, чтобы защитные предписания могли получить пострадавшие от побоев, которые в них больше всего нуждаются, считает адвокат Ольга Гнездилова. «Нынешняя норма [законопроекта] плоха, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления, — уточнила она. — Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема».

Защитный ордер или предписание, говорится в поправках, должен выдаваться немедленно на месте совершения домашнего насилия. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

В документе также предлагается заменить штраф на один год лишения свободы в качестве наказания за повторное нарушение предписания. Штрафы ударят по материальному благополучию семьи, считают авторы поправок, поэтому они могут только усугубить ситуацию. В качестве иных видов наказания предлагается использовать исправительные и обязательные работы.

В конце ноября Совет Федерации опубликовал проект закона о домашнем насилии. Его разработали сенаторы, депутаты, правозащитники и члены президентского Совета по правам человека. Предполагается, что он будет внесен в Госдуму через две недели. Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что до внесения с законопроектом могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ.

К 6 декабря к размещенному на сайте Совфеда законопроекту поступило более 5 тыс. комментариев, сообщила зампредседателя верхней палаты Галина Карелова. По ее словам, замечания будут приниматься и обсуждаться до 15 декабря.

Изначально обсуждались разные версии законопроекта: из последней, как писал РБК, были исключены гражданские браки, в ней не уточнялось расстояние, на которое преследователю запрещено приближаться к жертве. Также в законопроекте прописали обязанность общественных организаций содействовать примирению жертвы с виновником насилия.

Противники и сторонники закона

Поручение разработать законопроект о домашнем насилии сенаторам дала спикер Совфеда Валентина Матвиенко. Мнения общества об этой инициативе разделились. О поддержке законопроекта заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков признавал, что в России существует проблема домашнего насилия.

Патриарх Кирилл, комментируя инициативу парламентариев, призвал с «большой осторожностью относиться к любым попыткам вторжения в семейную жизнь». Он подчеркнул, что церковь считает насилие в семье великим грехом и преступлением, но, выступая против такого насилия, вынуждена «возвысить голос» в защиту семейного пространства «от всякого вторжения извне под любыми предлогами». Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства назвала принятие законопроекта недопустимым и попросила парламент отказаться от него.

Читайте так же:  Исковое заявление о взыскании алиментов образец днр

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что думская фракция партии будет голосовать против законопроекта из-за несогласия с внедрением через него принципов ювенальной юстиции.

Премьер-министр Дмитрий Медведев на своей пресс-конференции сказал, что «если люди жалуются, значит, домашнее насилие есть», эта проблема не придумана журналистами и «не инспирирована врагами». Он, однако, увидел в законопроекте риск манипулирования и заметил, что проблема может быть решена с новой версией Кодекса об административных правонарушениях.

«Проблема есть»: Медведев про законопроект о домашнем насилии

Глава правительства признался, что не сформировал однозначного отношения к законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия, отвечая на вопрос корреспондента РЕН ТВ.

Четыре имени мужчин, наиболее склонных к предательству и двуличию

Что нужно и что категорически нельзя делать в Чистый четверг

Стали известны новые подробности госпитализации Татьяны Булановой

Астропрогноз для всех знаков зодиака на неделю с 13 по 19 апреля

‍♀ Гороскоп на сегодня, 10 апреля, для всех знаков зодиака

«Привет Джигану» — Агата Муцениеце заявила, что ее избил Павел Прилучный

«Он пообещал, что уничтожит меня»: Елена Корикова о том, кто пустил ее карьеру «под откос»

‍♀ Гороскоп на сегодня, 12 апреля, для всех знаков зодиака

«На креативе»: Семенович прогулялась в халате, бигудях и тапочках

«Как у Лободы!» — Фанаты разглядели у Веры Брежневой шестой палец на ноге

Фото, видео: DPA/TASS, 5-tv.ru

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии, обсуждаемый в российском парламенте. О ситуации в этой сфере он рассказал в ответ на вопрос корреспондента РЕН ТВ Надежды Алешкиной.

«Мой вопрос также об одной из самых резонансных обсуждаемых сегодня тем. Дмитрий Анатольевич, как вы считаете, целесообразно ли принятие закона о домашнем насилии», — спросила представительница РЕН ТВ на пресс-конференции.

«Ну да. Тема резонансная. Обсуждают ее и, как принято говорить, и справа, и слева критикуют», — ответил премьер-министр.

Он сказал, что тема имеет несколько важных аспектов. Во-первых, бурная дискуссия вокруг нее свидетельствует о подлинности проблемы. Во-вторых, поправки о декриминализации так называемых семейных побоев, по мнению многих, усугубили ситуацию.

«В любом случае я думаю, что в XXI веке никого не может утешить формула: „Бьет — значит любит“. Это вряд ли выглядит серьезно в нынешнем мире. Стало быть, на это нужно как-то реагировать» — сделал Медведев вывод из этого.

По его словам, в обсуждаемом сегодня законопроекте есть положительные и негативные моменты. Из-за этого премьер до сих пор не сформировал к нему однозначного отношения. Так, в тексте законопроекта отсутствует административная и уголовная ответственность за нарушения.

В то же время наказание будет предусмотрено в новой версии Кодекса об административных правонарушениях (КоАП), который разрабатывает правительство. Глава Кабмина подчеркнул, что из-за этого тема требует дополнительного анализа.

«То, что проблема есть, — это совершенно очевидно. Вопрос в том, как государство должно на это реагировать», — заключил он.

Почему закон о домашнем насилии это не угроза семье?

Чудовищная история с убийством девочки в Саратове вызвала большой резонанс, но надо понимать, что случаи, когда ребенок погибает от рук преступника-рецидивиста при подобных обстоятельствах, единичны. Большинство случаев насильственной смерти детей происходят в семьях, от рук родственников или людей, которые живут с ними в одном доме. На одного ребенка, убитого на улице, приходится несколько сотен детей, вынужденных годами жить в опасности, детей, жестоко искалеченных или убитых людьми, которым они доверяли, теми, которые их должны были защищать. Скорбеть о Лизе и выступать против закона о домашнем насилии довольно лицемерно. Мы не можем оставить детей без защиты на том основании, что их убивает не чужой человек за гаражами, а кто-то из близких прямо у них дома.

Когда речь идет о вмешательстве в дела семьи, мы все испытываем понятную тревогу. Закон о домашнем насилии прочно связан в сознании многих со страшными рассказами про «отберут ребенка за шлепок по попе», «подросток наговорит на родителей за то, что отняли компьютер». Но важно понимать, что существующее положение дел создает в этом плане гораздо больше рисков.

Что происходит сейчас, если кто-то предполагает, что ребенок пострадал от насилия в семье? Допустим, в детском саду увидели у него синяки и в ответ на вопрос «Что случилось?» он сказал, что его побили дома. Воспитатель обязан сообщить в опеку. Опека обязана разобраться.

Сотрудник опеки оказывается перед очень неприятным выбором. Возможно, ребенок все придумал или его не так поняли. Возможно, его правда избили. За один день и максимум один разговор с родителем (и то если удалось его застать дома или вызвонить по телефону) это не всегда поймешь. Как быть? Отправить ребенка домой, где его, возможно, изобьют до полусмерти за то, что «настучал»? Или запугают, чтобы больше никому ничего не рассказывал? Или увезут в неизвестном направлении? Мы же не знаем, в каком состоянии тот, кто его побил. Может быть, у него алкогольный психоз, или он жестокий психопат. Это может быть вообще не родитель, а, например, сожитель матери или родственник, страдающий зависимостями. А может быть, ничего страшного нет, и произошло недоразумение, или, даже если ребенка наказали сгоряча, родитель уже сам сожалеет и решил, что больше никогда такого не сделает?

Врагу не пожелаешь принимать такие решения. Либо сотрудник опеки оставляет ребенка в ситуации, когда он находится в полной власти человека, который гипотетически является насильником по отношению к нему, и человек может сделать что угодно, либо забирает ребенка в приют. Наверное, неудивительно, что в этой ситуации чаще всего принимается решение ребенка забрать, даже если нет уверенности, что угроза очень серьезная.

Происходит очень несправедливая вещь. Мало того, что ребенка избили, после этого его забирают не только от обидчика, но и от его других родственников, которые, может быть, его не обижали! Из его семьи, из его дома, от его игрушек, от его друзей, из его школы – от всего его мира. Его насильственно помещают фактически в место лишения свободы, пусть и комфортное, — именно за то, что его побили. Нынешняя практика, которая существует сейчас – это практика “наказания жертвы”, того, кто пострадал. И нет другого способа его защитить, кроме как изолировать. В довольно частой ситуации – насилие со стороны сожителя матери – ребенок оказывается в приюте, теряя все, а насильник сплошь и рядом продолжает жить где жил, если не заведено уголовное дело.

После этого у опеки есть неделя на то, чтобы подать на лишение родительских прав. Закон обязывает ее это сделать. И через неделю эта же горячая картошка оказывается в руках судьи. У судьи обычно к этому времени недостаточно фактов, чтобы принять решение: было, не было, опасно, не опасно, можно возвращать, нельзя возвращать. Понятно, что сплошь и рядом перестраховываются. Если есть риск вернуть ребенка туда, где, возможно, ему грозит опасность, или ребенка оставить в учреждении – выбирают оставить в учреждении.

Читайте так же:  Супруги в разводе квартира в ипотеке

Таким образом, сейчас практика такова, что малейшее подозрение, что ребенок в семье подвергается насилию, влечет за собой катастрофические последствия для ребенка и для семьи. Очень трудно потом вернуть обратно, на это не предусмотрено процедуры и никто не хочет брать на себя ответственность. Даже если удалось вернуть ребенка, травма для него и для семьи бывает очень серьезной.

Как же быть, ведь действительно страшно оставлять ребенка в, возможно, опасной ситуации?

Запрет находиться с ребенком должен быть предъявлен взрослому

Для этого и предлагается способ, которым во всем мире разрубается этот мучительный узел. Вместо того, чтобы забирать ребенка из-за подозрений, что какой-то из взрослых в его окружении для него опасен, выносится запрет этому взрослому находиться вместе с ребенком. Конечно, это тоже сложная ситуация: может быть, взрослому обидно, неудобно, неприятно, особенно если, например, он на самом деле этого не делал. Но по сравнению с отобранием ребенка из семьи очевидно, что это гораздо меньшая беда – взрослому найти где-то пожить несколько дней или недель, и дать больше времени, например, той же опеке разобраться. Сам по себе запрет очень мотивирует родителя на контакт с опекой, его не придется отлавливать и упрашивать поговорить, как это нередко бывает.

Да и снять запрет — намного проще, чем вернуть ребенка, если уже его отобрали. Допустим, опека несколько дней разбирается, договаривается о каком-то сотрудничестве и видит, что опасности для ребенка нет, и запрет снимается полицией. При этом запрет на приближение это не судимость, не арест, ничего очень ужасного для взрослого человека он не несет, и даже если тревога окажется ложной или преувеличенной, жизнь семьи легче вернется к норме.

В случаях, когда есть серьезная угроза, что обидчик в неадекватном состоянии вернется, будет угрожать семье, то вступает в силу уже вторая часть этого закона, когда ребенка надо забрать в убежище вместе с другим его близкими взрослым, не разрушая семью, не разрушая их отношения. Таких историй не так много, но они случаются, поэтому убежища должны быть в каждом районе.

Обычно, если у человека сохранился здравый смысл, он не будет нарушать запрет на приближение. Если это все таки происходит, можно и нужно вызывать полицию, не дожидаясь агрессии. Полиция в этой ситуации не может сказать, как они сейчас часто говорят: «Будет повод, тогда вызывайте». Нет нужды ждать, что кого-то уже изобьют и потом снимать побои. Есть прямой запрет на приближение к ребенку, если он нарушен – это основание для задержания, для административного дела. Мировой опыт показывает, что это действует очень охлаждающе. Если известно, что за нарушение запрета тебя, а не ребенка заберут в казенный дом – это отрезвляет, а кому недостаточно окажется – административный арест может добавить здравого смысла и самообладания. И наоборот, если взрослый в этой ситуации демонстрирует законопослушность и адекватность, это аргумент за то, что с ребенком все будет в порядке и после отмены запрета. Не гарантия, но весомый довод.

Конечно, к этому должны быть добавлены программы помощи тем родителям, которые бьют детей под влиянием гнева или беспомощности, но это уже сфера социальной работы и психологии, а не закона.

Еще один страх: ребенок (подросток) будет манипулировать и наговаривать на родителей, например, приемных. Такое нечасто, но случается. Он наговорил, его забрали, в приюте он через два дня пожалел и признался, что наврал, и теперь уже очень хочет домой — но не тут то было. Вернуть ребенка, которого забрали по жалобе на жестокое обращение, очень сложно. Такие истории тянутся месяцами, и часто так и не удается вернуть ребенка в семью. В этом случае запрет на приближение также предлагает более мягкий вариант, хотя, конечно, это все может быть очень тяжело и неприятно для родителя, которого оговорили, но восстановить справедливость будет намного проще.

И только в случае, когда у ребенка есть лишь один взрослый, и именно этот взрослый подозревается в жестоком обращении, и невозможно никого найти, кто пожил бы с ребенком или принял бы его к себе, только тогда он помещается в приют. Понятно, что это не так часто будет случаться

Контакты

Рассылки «Ведомостей» — получайте главные деловые новости на почту

Отвлекает реклама? С подпиской вы не увидите её на сайте

Наши проекты

Закон о домашнем насилии не касается наказания

Часто встречается аргумент, что закон о домашнем насилии не нужен, ведь все эти случаи и так подпадают под уголовное законодательство, мол, и так нельзя никого бить головой о батарею. Но закон о домашнем насилии не касается сферы наказания. Есть уголовный кодекс, и если установлено, что ребенка били головой об батарею, наказывать будут в соответствии с ним. Закон о домашнем насилии нужен именно для того чтобы в тех случаях, когда неясно, было или нет, когда сначала сказали, а потом взяли назад свои слова, иметь возможность не принимать необратимые суровые решения.

Это закон, который дает пострадавшему защиту на время разбирательства, поскольку понятно, что в семейной ситуации люди очень сильно связаны друг с другом, и у них амбивалентное отношение друг к другу. Если на нас напал незнакомец из-за угла, у нас нет к нему никаких других чувств, кроме возмущения и желания наказать. С родителями и супругами все гораздо сложнее. Жертва может не хотеть быть избитой, но еще меньше хотеть в детский дом или потерять семью. Закон нужен для того, чтобы снизить эту амбивалентность, чтобы дать возможность просто физически не находиться в одном месте, не подвергаться угрозе давления или дальнейшего насилия.

Видео (кликните для воспроизведения).

И еще один плюс – закон разрешил бы мучительную дилемму, с которой сталкивается каждый, кто слышит или видит, как бьют ребенка. Сообщить – и уже вечером ребенок будет в приюте. Или не сообщать – и ребенка продолжат бить. Это очень плохой выбор.

Источники

Литература


  1. Горский, Г. Ф. Судебная этика / Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, Д.П. Котов. — М.: Издательство Воронежского Университета, 2015. — 272 c.

  2. Омельченко, О.А. Всеобщая история государства и права; Остожье; Издание 255-е, 2013. — 576 c.

  3. Иконы из собрания Церковно-археологического кабинета Московской Духовной Академии. — М.: PeNates-ПеНаты, Московская Православная Духовная Академия, 2015. — 32 c.
  4. Конев, Д. В. Признание и приведение в исполнение иностранных судебных актов по гражданским и торговым делам в Германии и России. Сравнительно-правовой анализ / Д.В. Конев. — М.: Wolters Kluwer, 2015. — 262 c.
  5. Отсутствует Теория государства и права / Отсутствует. — М.: АСТ, 2012. — 127 c.
  6. Медведев закон о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here