Насилие над пожилыми людьми в семье

Проблема насилия в семье над пожилыми людьми. Часть 1.

Все родители любят своих детей, несмотря ни на что, что бы мы не с д е ла л и , он и в с е г д а б у д у т н а н а ш е й с т о рон е . С ч и т а е т с я , ч т о д е т и должны почитать своих престарелых родителей и относиться к ним с о с об ы м вн и м а н и е м . Н о к с о ж а ле н и ю, с овр е ме н н ы е д е т и , п овз ро с ле в , часто не ценят родительскую заботу, проявляют равнодушие, причиняют боль и страдания.

  •  нанесение телесных повреждений, побои или даже убийство;
  •  насильственное принуждение к чему-либо (в том числе и
  • сексуальные домогательства);
  •  введение в отношении пожилого человека различного рода запретов, ограничений его прав и свободы.
  •  причинение пожилому человеку душевных страданий;
  •  словесные оскорбления;
  •  клевета, унижение и пренебрежение нуждами;
  •  угрозы, запугивание (например, определение его в интернат для престарелых);
  •  препятствование встречам и контактам с родственниками, друзьями;
  •  формирование и развитие у него чувства страха.
  •  незаконное присвоение имущества и сбережений пожилого человека;
  •  финансовый контроль над личными средствами пожилого человека;
  •  принуждение к изменению завещания или других документов в пользу детей, родственников;
  •  отказ в материальной поддержке.

Сексуальное насилие:

  •  любой вид домогательства, выражаемого как в форме навязанных сексуальных прикосновений, сексуального унижения, так и изнасилования, инцеста.

По закону. Как пожилому человеку защититься от издевательства в своей семье

«Мне 77 лет, живу с сыном и его бывшей женой в одной квартире, в отдельной комнате. Отношение ко мне со стороны невестки враждебное. Неоднократно она писала на нас клеветнические заявления. ​Например, заставила свою дочь написать директору школы, что ее отец пьет и дебоширит, мешает жить. Группа педагогов во главе с директором приходила к нам домой и выяснила, что все изложенные в жалобе факты — выдумка. Также невестка обращалась в Минздрав, чтобы меня положили в психиатрическую больницу, мол, я ненормальная. Cобиралась специальная комиссия, и медики установили, что ее заявление — клевета, я здорова и не нуждаюсь в медпомощи.Также она не пускает ко мне в комнату гостей, которые приходят меня навестить, периодически бьет, а когда я обороняюсь, тут же звонит в милицию, мол, это я ее бью. Я неоднократно обращалась в милицию и прокуратуру, чтобы меня защитили от издевательств, но все мои обращения направляют участковому, а он пишет, что с невесткой проведена профилактическая беседа о недопущении такого поведения. И все. Как я могу защитить себя? Могу ли я привлечь невестку к ответственности за клевету и за домашнее насилие надо мной? Что мне сделать, чтобы это остановить? Могу ли я получить на руки документы проверок госслужб, чтобы приложить к заявлению в прокуратуру?»

Эту ситуацию изложила в своем письме читательница «АиФ». Думаем, с похожими случаями пожилые люди сталкиваются нередко. Статистика по домашнему насилию в стране растет. Так, в 2015 году были зафиксированы 2409 уголовных преступлений в сфере семейно-бытовых отношений, в 2016 году — 2539, в 2017 году — на данный момент более 700. А к административной ответственности за оскорбление, умышленное причинение легких телесных повреждений, мелкое хулиганство, совершенное по отношению к родственнику, привлекаются в среднем более 20 тысяч человек в год! Пожилые люди — в группе риска. Потому что, как отмечают эксперты, они зачастую остаются наедине со своей проблемой: их считают неадекватными, излишне требовательными, не воспринимают всерьез их жалобы, все списывают на старческие изменения поведения.

Как решать проблему по закону, подсказала Елена ЖДАНОВИЧ, управляющий партнер адвокатского бюро «Право и семейная медиация», медиатор.

Клевета

— Если взять пример из письма, то привлечь родственника за клевету можно. За нее предусмотрена административная и уголовная ответственность. Под клеветой подразумевается распространение заведомо ложных сведений, позорящих другое лицо измышлений, в том числе изложение их в заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной форме, в том числе устной, хотя бы одному лицу. За клевету с виновного лица можно также взыскать в судебном порядке возмещение морального вреда.

Что касается материалов проверок госслужб, то их гражданам не выдадут. Но в момент обращения в милицию необходимо просить об истребовании данных материалов из соответствующих органов, мотивировав это тем, что сведения, содержащиеся в них, являются доказательством факта клеветы.

Домашнее насилие

Законодательством Республики Беларусь предусмотрена ответственность за насилие в семье. Под ним понимаются умышленные действия физического, психологического, сексуального характера члена семьи по отношению к другому члену семьи, нарушающие его права, свободы, законные интересы и причиняющие ему физические и (или) психические страдания. Ключевой момент в данной категории — понятие членов семьи. К ним относятся: близкие родственники, другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и иные граждане, проживающие совместно с гражданином и ведущие с ним общее хозяйство.

К административным правонарушениям, совершенным в сфере семейно-бытовых отношений, относятся:

  • умышленное причинение телесного повреждения и иные насильственные действия (статья 9.1 КоАП);
  • оскорбление (статья 9.3 КоАП);
  • мелкое хулиганство (статья 17.1 КоАП) и др.

Согласно ст.7.6 КоАП административное взыскание за совершение административного правонарушения, по общему правилу, может быть наложено не позднее двух месяцев со дня его совершения. Поэтому следите за сроками!

К преступлениям в сфере семейно-бытовых отношений относят убийство (ст. 139 УК); убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 141 УК); доведение до самоубийства (ст. 145 УК); умышленное причинение тяжкого, менее тяжкого телесного повреждения (ст. 147 и 149 УК); умышленное причинение легкого телесного повреждения (ст. 153 УК); истязание (ст. 154 УК); изнасилование (ст. 166 УК); незаконное лишение свободы (ст. 183 УК); угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества (ст. 186 УК); оскорбление (статья 189 УК) и др.

Читайте так же:  Путин о матерях одиночках

Правда о семейном насилии над пожилыми в России

Насилие в отношении пожилых людей – тема табуированная. Кто вступится за тех, над которыми издеваются в их же семьях?

В СМИ попадают только шокирующие истории со смертельным исходом. А за закрытыми дверями квартир ручьями льются невидимые миру слезы тех, кто пока жив, но в силу возраста защитить себя не в состоянии.

Убежища не для всех

В Москве 29-летний наркопотребитель Иван Руднев зарезал отчима и родную мать. Незадолго до этого мужчина избил женщину и, угрожая ножом, заставил занять ему 5 тысяч рублей у соседей на очередную дозу. Мать Руднева, пенсионерка, обратилась в полицию, и суд поместил сына, который уже сидел за нанесение тяжких телесных, под домашний арест. Иван вернулся в родительскую квартиру и свел счеты с «обидчиками»: сначала убил отчима, а потом и мать, которая была свидетелем. Судью, которая выбрала для Руднева мягкую меру пресечения, уволили, но пожилую пару уже не вернешь. Сам же Иван на суде заявил, что не хочет вспоминать о произошедшем.

Таких историй много. На днях в Находке суд вынес приговор мужчине, избившему и зарезавшему свою мать на глазах у малолетней дочки. Пожилая женщина сделала сыну замечание за то, что тот был сильно пьян. Анна Ривина, юрист, директор Центра «Насилию.нет», говорит, что трагическим финалам предшествует цикл домашнего насилия, когда изверг бьет, оскорбляет и всячески унижает пожилого родственника.

Правоохранительная система в России не работает в отношении всех слабых жертв – пожилых, женщин, детей. Закон о декриминализации домашних побоев перевел их из уголовного преступления в административное правонарушение. При этом наказание за синяки и ссадины от родственника – как правило, штраф. Но главная проблема пожилых людей в том, что они не знают, куда еще можно обратиться за помощью, кроме полиции и суда. В крупных российских городах есть кризисные центры для переживших семейное насилие, убежища и горячие телефонные линии. Но это для тех, кто пользуется компьютером и может сориентироваться. Не все люди в возрасте даже мобильный телефон освоили.

[3]

– Всего лишь восемь процентов от общего количества звонков поступает к нам от людей старше 60 лет, – говорит Ирина Матвиенко, координатор Всероссийского телефона доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию. – 50 процентов обращений поступает не от самих пострадавших, а от свидетелей. Например, пожилую женщину нашли избитую на улице и позвонили нам. Но статистика не говорит о том, что пожилые меньше страдают от семейного насилия, они просто плохо информированы.

Домой – только ночевать

Ксения Боженкова из Томска занимается исследованием геронтологического насилия. При кризисном центре для женщин Муниципального автономного учреждения г. Томска «Центр профилактики и социальной адаптации «Семья» она организовала группу самопомощи для пожилых, где они делятся друг с другом своими историями.

– 70-летняя Любовь Петровна (имя изменено. – Авт.) живет с дочерью в одной квартире, – рассказывает Ксения. – На ее теле постоянно замечаю синяки. Дочь оскорбляет, унижает, может подойти ударить или пнуть.

Поводом для скандала может стать что угодно. Как-то мама примеряла платье перед зеркалом, взрослая дочка объяснила ей доходчиво – словами и руками, – что в ее возрасте видеть свое отражение вовсе не обязательно.

– Любовь Петровна приходит домой только ночевать, чтобы не встречаться с дочерью, – рассказывает Ксения. – Она приняла решение уйти в дом престарелых, чтобы только не видеться с ней. Сейчас дело находится на стадии оформления документов.

Пожилая мама во всем винит себя: она слишком много опекала дочь и та не смогла состояться в жизни – ни семью не создала, ни карьеру не сделала. Боженкова говорит, что родители, которые подвергаются насилию со стороны детей, часто их жалеют и делают «стрелочниками» себя. Стыд перед чужими и любовь к родному ребенку – преграда, через которую многие не в силах перейти годами и систематически подвергаются побоям.

В редких случаях правозащитникам и психологам удается убедить пожилых родителей привлекать к ответственности детей. Так было и с пожилым инвалидом, которым занималась юрист Центра «Насилию.нет» Мари Давтян. Мужчина винил себя в том, что много работал и мало внимания уделял дочери, не сумел с ней построить отношения.

– Дочь издевалась и била его, – рассказывает Давтян. – Нам удалось ее привлечь еще по старому законодательству за побои. В результате она съехала из квартиры сама.

По словам Давтян, представление о том, что на пожилых родителей поднимают руку только в семьях пьющих и наркопотребителей– миф. Хотя, конечно, алкоголь и дурь подстегивают домашнего тирана. Так же как и представление о том, что бьют родителей только те, кто сам «получал» от них в детстве, – тоже стереотип. Психологи говорят, что скорее всего сын, который избивает пожилую мать, в детстве видел, как ее бьет отец. Это не насильники, а, увы, дважды жертвы.

Заперли в страшной комнате

– Психологическое насилие бывает тоже очень серьезным, – рассказывает Мари Давтян. – К нам обратилась пожилая женщина, у нее были такие угрозы от сына, он так кричал, что она каждый раз отдавала ему пенсию. Сын нигде не работал и пил, причем хорошие вино и коньяк.

Ситуации, когда взрослые дети отбирают у родителей-пенсионеров пенсии или пособия, встречаются сплошь и рядом. В психологии это называется экономическим насилием. Психолог Александра Имашева отмечает, что в последние годы набирает обороты социальная валидизация, когда работоспособные молодые люди не работают и живут за счет дохода состарившихся родственников.

– Ко мне обратилась 66-летняя женщина, у которой 25-летний сын не хочет ни учиться, ни работать. Играет в компьютерные игры и размышляет о том, чем бы ему заняться в жизни, как найти себя. Мама сдает 2-комнатную квартиру и получает пенсию. Тем и кормятся. Как его заставить что-то делать, она не знает.

Имашева вспоминает клиентку из обеспеченной московской семьи, которая отправила 70-летнюю мать на дачу, чтобы та им не мешала. Но пожилой женщине было некомфортно за городом в одиночестве, она хотела жить с семьей, нянчиться с внуками и постоянно напоминала об этом дочери, которая раздражалась и психовала.

Читайте так же:  Судебное решение о разделе квартиры

– Ее мнения никто не спросил, ее просто отправили подальше. И это тоже насилие, – говорит Имашева. – Сегодня отправили на дачу, завтра отправят без согласия в дом престарелых.

[1]

И если кому-то может показаться, что столичная бабушка бесится с жиру, то Имашева приводит в пример другую историю – более жесткой изоляции. 80-летнюю женщину, когда у той началась деменция – она стала забывать и путаться, – ее родная дочь заперла в комнате. Приносила еду и лекарства, но не разговаривала. Бабушку забрала к себе в семью 30-летняя и хорошо зарабатывающая внучка, которая возмутилась увиденным.

– Пожилые люди сильно переживают оскорбления и унижения от близких, – рассказывает Ксения Боженкова. – Знаете, как они описывают в опросниках свои чувства? Что быть постоянно унижаемым – это как если бы тебя заперли в комнате с трупом или как если над твоей головой постоянно звонит колокол.

Но кого интересуют эти переживания? Детей, которые издеваются над беспомощными пожилыми людьми? Или государство, которое домашние побои не считает преступлением и оставляет в беде самых беспомощных? Пожили – и хватит.

Где могут помочь

1. На горячей линии психологической помощи жертвам семейного насилия. Там работают специально обученные психологи, которые подскажут, как действовать дальше. Например, можно позвонить на номер 8-800-7000-600. Это Всероссийский бесплатный телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию (при поддержке центра «АННА»).

2. В кризисном центре для пострадавших от семейного насилия. В России существуют центры не только для женщин и детей, но и для мужчин.

3. При некоторых территориальных органах социальной защиты населения есть кризисные комнаты, в которых работают психологи и юристы.

ЖизньЭпидемия домашнего насилия: Как дети, женщины и пожилые люди страдают взаперти

И почему карантин для них может быть опаснее коронавируса

Карантин и самоизоляция

в разгар пандемии нового коронавируса жизненно необходимая мера — об этом говорят все международные и российские рекомендации. Именно они помогают «сгладить кривую» и снизить число новых заболевших — а их, по данным на 31 марта, уже больше семисот восьмидесяти тысяч. Вместе с этим самоизоляция способствует росту случаев домашнего насилия. Детям, женщинам и пожилым людям в это время сложнее получить помощь, ведь абьюзер — так же, как и они сами, — не покидает пределов квартиры. Позвонить в полицию или обратиться в центр доверия тоже может быть непросто, так что домашний карантин, подкреплённый страхом заразиться коронавирусной инфекцией, превращается в самую настоящую пытку.

Одиннадцатого февраля Сяо Ли получила тревожный звонок от двенадцатилетнего ребёнка. Он кричал о помощи, потому что он сам, его семилетняя сестра и их мать, дальняя родственница самой Ли, бродили по опустевшим улицам родного города в китайской провинции Хэнань. Их отец, предварительно избив мать, выгнал семью из дома. Официально родители детей развелись, но накануне китайского Нового года решили встретиться и отметить праздник вместе. В этом году он пришёлся на кульминацию эпидемии. Город, в котором они жили, был полностью изолирован — как и многие другие на территории Китая.

В 2010 году, согласно опросу Всекитайской федерации женщин, домашнему насилию подвергались двадцать пять процентов жительниц страны. К 2016 году эта цифра составила тридцать процентов. Сорок процентов всех убийств женщин совершили их близкие или родственники. Шестьдесят процентов самоубийств женщин в стране связывают с домашним насилием. В том же году китайские власти приняли закон о противодействии домашнему насилию, но он, как отмечают журналисты, плохо исполняется — из-за консервативных настроений Коммунистической партии Китая. «Жертвы домашнего насилия в республике обычно обращались к родственникам и друзьям, однако с течением эпидемии они лишились и этой возможности, — рассказывает защитница прав женщин Чжу Цяньси. — Связь людей ослабла, теперь они даже собственный дом не могут покинуть».

Карантин в стране как минимум вдвое увеличил число пострадавших. «По нашим данным, девяносто процентов всех новых эпизодов непосредственно связаны с эпидемией COVID-2019», — рассказывает основатель центра помощи женщинам Ван Фэй. Он отмечает, что число обращений в полицейский участок в феврале, если сравнивать с прошлым годом, выросло втрое. Месяцем раньше за помощью обращалось вдвое больше женщин. В южной части провинции Хубэй полиция зафиксировала троекратный рост обращений, связанных с проблемой домашнего насилия. Расположенный в Пекине центр по поддержке семьи, у которого есть своя собственная горячая линия, отчитался о пятидесятипроцентном росте числа звонков. Но подсчитать реальное количество пострадавших невозможно: например, полиция округа Цзяньли попросту отказалась предоставлять эту информацию.

Расположенный в Пекине центр
по поддержке семьи, у которого есть своя собственная горячая линия, отчитался
о пятидесятипроцентном росте числа звонков

Несколько иная ситуация сложилась в Италии — мировом антилидере по числу смертей от осложнений коронавирусной инфекции. Там операторы горячих линий фиксируют резкое снижение обращений. Обычно такую картину можно наблюдать в праздники или выходные дни, когда жертва целый день находится в тесном контакте с насильником. «Нам рано делать какие-либо выводы, но мы считаем, что вынужденное сожительство с мужьями-насильниками или другими близкими не позволяет женщинам звонить по телефону», — заявила заместительница прокурора Милана Мария Летиция Маннелла. Вместе с этим итальянские центры помощи женщинам работают так же активно, как и в обычное время. «Мы вынуждены использовать новые способы помощи, — рассказывает директорка центра Eva Лелла Палладино. — Например, через вотсап». Палладино считает, что скоро число обращений значительно увеличится: «Даже без нашего тридцатилетнего опыта ясно, что в такой ситуации напряжённость может только расти».

В США число заболевших новой коронавирусной инфекцией уже перевалило за сто шестьдесят тысяч. Семейные суды Нью-Йорка, пострадавшего от коронавирусной эпидемии больше других американских городов, на прошлой неделе перешли в онлайн и решительно сократили число судей. Правозащитники обрушились на них с критикой: «Мы очень, очень обеспокоены, потому что знаем, что скоро будем наблюдать всплеск домашнего насилия, — рассказывает активистка и директорка Центра помощи пострадавшим женщинам Дорчен Лайдхолд. — Жертвы находятся в карантине со своими насильниками, они боятся покинуть дом». По статистике, в США каждая третья женщина переживала или переживает абьюз со стороны партнёра — и эта цифра, как показывает опыт других стран, с карантином может только увеличиваться. «Мы слышим о пострадавших от домашнего насилия, которые чувствуют себя ещё более изолированными от друзей и родственников. А виновные в домашнем насилии могут использовать постановление [оставаться дома] как ещё один способ контролировать место и отношения со своей жертвой», — говорит президент и генеральный директор Института городских ресурсов в Нью-Йорке Натаниел Филдс.

Читайте так же:  Медведев закон о домашнем насилии

Видео (кликните для воспроизведения).

С распространением эпидемии рост случаев домашнего насилия отмечают и другие страны. Например, в Бразилии, где число заболевших по последним данным не превышает пяти тысяч, с проблемой домашнего насилия обращаются на пятьдесят процентов больше, чем раньше. На тридцать процентов чаще за помощью обращаются на Кипре. К росту количества гендерно окрашенных преступлений готовятся в Австралии. Представительница местного Альянса женщин против насилия Меридал Эндрю говорит, что пандемия и карантин подсветят и так существующие в этой сфере проблемы — например, недостаток финансирования борьбы с домашним насилием. Список стран можно продолжать ещё долго — ведь вне зависимости от того, где живёт конкретная женщина, она может столкнуться с домашним насилием. Вероятность увеличивается во время карантина — и неважно, чем он вызван: Human Rights Watch описывает схожие процессы во время эпидемии болезней, вызванных вирусом Эбола и вирусом Зика.

В Испании с полицией можно связаться через приложение. Кроме того, местная полиция не будет штрафовать тех, кто ушёл из дома, чтобы спастись от агрессии

В России — в первую очередь в густонаселённых Москве, Подмосковье и Петербурге — с тридцатого марта ввели режим строгой самоизоляции, по сути — карантин. Продлится он как минимум до третьего апреля: оперативный штаб Москвы в своём телеграм-канале сообщает, что решения о дальнейших сроках «будут приниматься с учётом развития эпидемиологической ситуации по коронавирусу». Формально эпидемия в России развивалась не так быстро — как, например, в Италии, где в конце февраля официальное число заболевших уже превышало тысячу пациентов. С введением карантина увеличилось число жалоб на домашнее насилие, которое, если верить официальным заявлениям, в первую очередь коснулось пожилых людей. Об этом рассказала зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. «Ситуация в России осложняется отсутствием соответствующего закона о профилактике семейно-бытового насилия. Беда и в том, что многие кризисные центры закрылись в связи с карантином. Их у нас на всю страну всего порядка пятнадцати. В Швеции, к слову, двести», — сказала она.

Косвенно её слова подтверждает директорка центра «Насилию.нет» Анна Ривина. «Сейчас ни у нас, ни у нас наших коллег, с кем я успела поговорить, нет какого-то всплеска обращений, потому что карантин только начинается. Но мы заметили, что в тех парах, где уже было насилие, его стало ещё больше. Раньше многие, кто обращались к нам, могли на весь день уйти из дома — сейчас такой возможности у них нет. Всё ещё печальнее с пожилыми людьми и детьми. Конечно, не все те, кому может понадобиться помощь, могут к нам обратиться — хотя бы потому, что они могут не знать о нас. В карантине „Насилию.нет“ полностью перешёл на онлайн-работу, так что у нас все группы поддержки и все консультации юристов и психологов проходят, как и должны, все проекты идут».

О том же говорит директорка Кризисного центра для женщин Елена Болюбах. «Обычно я не работаю на горячей линии, но сегодня мне пришлось заменить коллегу. Я могу сказать, что теперь к нам чаще обращаются с такими эпизодами насилия, которое усиливается в карантине. Одна из женщин на днях рассказывала, что её муж особенно тяжело переживает кризисы. Он и раньше применял насилие, а теперь стал более раздражительным, в результате чего над ней повисла ещё большая угроза. Другая рассказала о случае тяжёлого физического насилия, и её муж тоже пытался оправдаться „кризисом“. Самоизоляция затрудняет выход из абьюзивных отношений, потому что по факту пары оказываются взаперти. Само количество обращений осталось тем же: у нас всегда их много и на горячей линии, и в онлайн-приёмной. Просто теперь гораздо чаще звучат слова „карантин“, „изоляция“. Я думаю, что на пятьдесят процентов чаще к эпизодам насилия добавляется невозможность покинуть квартиру. А ещё сейчас придётся непросто женщинам, которым нужен шелтер, потому что с понедельника социальные квартиры ушли на карантин. К счастью, раньше у нас не было такого, что нам некуда было отправить женщин, — но сейчас это превратится в настоящий вызов».

Где окажут помощь

«Горячая линия» помощи жертвам домашнего насилия: 8-801-100-8-801 (звонок со стационарного телефона бесплатный).

Территориальные центры социального обслуживания населения. Здесь работают психологи, специалисты по социальной работе, которые помогут разобраться в сложившейся ситуации. При некоторых ТЦСОН организованы «кризисные» комнаты, где можно на время укрыться от семейных насильников. Специалисты центров хорошо информированы об этой проблеме.

Общественные организации. В Беларуси существуют общественные организации, которые могут оказать психологическую, социальную, иногда и юридическую помощь, если вы пострадали от домашнего насилия: МОО «Гендерные перспективы», ОО «Радислава» и др.

Новости

Защитное предписание

Граждане, пострадавшие от насилия в семье, должны знать о возможности применения защитного предписания. Это относительно новая норма, прописанная в Законе «Об основах деятельности по профилактике правонарушений». Защитное предписание устанавливает запреты на общение и посещение, а также обязанность «тирана» временно покинуть общее с пострадавшим жилое помещение.

Защитное предписание применяется к гражданину после вынесения постановления о наложении административного взыскания за умышленное причинение телесного повреждения, оскорбление, мелкое хулиганство, совершенное по отношению к члену семьи, в двух случаях.

Во-первых, если ему вынесено официальное предупреждение о недопустимости противозаконных действий, при этом защитное предписание применяется в течение года после объявления такого официального предупреждения; во-вторых, если в отношении гражданина осуществляется профилактический учет.

Запреты устанавливаются руководителями органа внутренних дел на срок от 3 до 30 суток.

На практике эта норма уже применяется. По данным ОВД, защитные предписания могут получить взрослые дети, которые обижают своих престарелых родителей, мужья, зятья и другие родственники. В случае нарушения требований защитного предписания их ждет привлечение к административной ответственности.

Алгоритм

Говоря о юридическом алгоритме действий для пострадавших от домашнего насилия, важно понимать, что каждая ситуация индивидуальна. Ниже приведены универсальные меры, которые можно принять, оказавшись в подобной ситуации:

Читайте так же:  Срок действия доверенности на вывоз ребенка

Куда обратиться, если вы столкнулись с домашним насилием в карантине

Всероссийский бесплатный телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию: 8 800 7000 600

Центр «Насилию.нет» (Москва).
Телефон: +7 (495) 916 30 00. Также вы можете написать представительницам центра в социальных сетях: Facebook, «ВКонтакте», «Одноклассники», Instagram. Ещё вы можете скачать приложение центра: Android, iOS.

Кризисный центр для женщин (Санкт-Петербург).
Телефон: +7 (812) 327 30 00. Контакты центра в соцсетях: Facebook, Instagram, «ВКонтакте».

Горячая линия «Зоны права»: +7 917 897-60-55. Куратором стала адвокат Валентина Фролова, можно написать по этому номеру телефона в вотсап или телеграм.

Экстренный вызов: 112

Проблема насилия в семье над пожилыми людьми

Насилие в семье — это социально-бытовой терроризм. В переводе с латинского слово «Tеггог» — это страх, ужас. К нему относятся акты запугивания и причинения вреда на бытовом уровне. Основная цель террористов состоит в том, чтобы вызвать состояние ужаса и зависимости у своих жертв. Формула террора: выдвижение требований семейным террористом — угроза насилия — реакция жертвы (выполнение требований, невыполнение требований) — придирки террориста (Почему молчишь? Как ты со мной разговариваешь? Кто тебе разрешил говорить? и др.) — осуществление террористами насильственной акции — приведение в состояние зависимости, безнадежности или агрессивности, страха и ужаса членов семьи.

По отношению к пожилым членам семьи причинителем насилия может быть лицо любого пола и возраста.

Жертва насилия в семье — член семьи, пострадавший от физического, сексуального, психического или экономического насилия со стороны другого члена семьи;

зависимый член семьи — несовершеннолетний член семьи; член семьи, неспособный вследствие пожилого возраста, инвалидности, болезни защитить себя от насилия в семье и самостоятельно разрешить связанную с этим экстремальную жизненную ситуацию;

насилие в семье — любые преднамеренные действия физического, сексуального, психического, экономического характера одного члена семьи по отношению к другому члену семьи, если эти действия нарушают конституционные права и свободы члена семьи как человека и гражданина и причиняют вред его физическому и психическому здоровью. Насилие в семье может иметь формы физического, психического, сексуального, экономического воздействия и (или) принуждения (понуждения);

[2]

принуждение (понуждение) — оказание физического и (или) психического воздействия на члена семьи с тем, чтобы вынудить его причинить вред своей жизни или здоровью, согласиться на нарушение своих прав и законных интересов, в том числе половой неприкосновенности или половой свободы, совершить противоправные действия или действия, унижающие его честь и достоинство;

причинитель насилия — член семьи, создающий своим противоправным поведением угрозу причинения насилия другому члену семьи либо уже причинивший такое насилие;

психическое насилие— насилие, связанное с действием одного члена семьи на психику другого члена семьи путем словесных оскорблений или угроз причинения физического или сексуального насилия по отношению к этому члену семьи или его близким, преследования, запугивание, которыми преднамеренно вызывается эмоциональная неуверенность, неспособность защитить себя, и тем самым наносится или может наносится вред его психическому здоровью;

сексуальное насилие— противоправное посягательство одного члена семьи на половую неприкосновенность или половую свободу другого члена семьи, а также действия сексуального характера по отношению к несовершеннолетнему члену семьи.

Кандидат психологических наук,

доцент Цыркун Н

Последствия насилия в отношении пожилых людей для здоровья и семьи.

Случай из реальной жизни рассказала молодая девушка. Ее бабушка, которая терпела всю жизнь насилие со стороны своего мужа, в данное время «ушла в болезнь». Все исследования, проведенные в лучших медицинских клиниках, отрицают наличие каких-либо соматических заболеваний. А женщина утверждает, что очень больна, тем самым, требуя внимания со стороны своих детей и внуков. Во всех своих бедах обвиняет мужа и обижается на детей за то, что они не «наказывают» ее мужа за принесенные обиды в ее жизни. Какие чувства испытывают члены этой семьи? В начале обследования все испытывали беспокойство и тревогу за здоровье своей бабушки. По ходу того, как снялись страшные диагнозы — появилась растерянность, по ходу требования внимания — раздражение. Можно предположить, что насилие порождает насилие. Непроработанные обиды в адрес обидчика ищут выход и часто в таких случаях, страдает вся семейная структура. Бабушке плохо и обидно оттого, что всю жизнь терпела ради детей, а когда они стали взрослыми — они не стали орудием возмездия.

В других случаях дети действительно оказываются в роли защитника обиженного родителя, и это может превратиться в насилие со стороны детей, а то и хуже. Пример: Семья, состоящая из трех человек: родителей и взрослого сына на протяжении долгих лет находилась в состоянии физическое, экономическое, психологическое насилие со стороны главы семьи. Женщина терпела все ради сына. Когда мальчик вырос, в очередной ссоре между родителями мальчик вступился за свою мать и был убит пьяным отцом. Отцу дали большой срок и женщина все эти годы жила желанием отомстить за своего сына и себя. После освобождения мужа женщина осуществила свой план, к которому долго и основательно готовилась. Но судьба и здесь была безжалостна к ней: после нанесения множественных ножевых ранений, она сама вызвала милицию, а те, соответственно, скорую помощь. И, уже находясь в следственном изоляторе, она испытала настоящий шок, узнав, что муж выжил. Теперь она в тюрьме, а он на свободе.

Я понимаю, что истории, которые я привожу в пример неприятные, но это есть в нашей жизни, и, если мы это не замечаем, возможно, здесь срабатывают механизмы психической защиты. Опираясь на функционирование механизмов защиты рассмотрим защитное поведение в норме, возможные девиации и возможные психосоматические заболевания, на которые важно обращать внимание в семейной системе. В случаях насилия над пожилыми людьми понимание этих механизмов может стать хорошей подсказкой в выявлении данной семейной патологии.

Один из них — механизм отрицания.

Защитное поведение в норме: эгоцентризм, стремление быть в центре внимания, жалость к себе, отсутствие самокритичности; возможные девиации: лживость, склонность к симуляции, демонстративные попытки самоповреждения;

Возможные психосоматические заболевания: эндокринные заболевания, нарушения функции анализаторов, гиперкинезы (тики).

Наша психика защищается от непереносимости страданий, но, к сожалению, рано или поздно нам приходится встретиться лицом к лицу с объективной действительностью. Приведу пример отрицания, за которым прячется целая гамма переживаний, а на поверхности этого айсберга мы снова встречаемся с насилием. Насилием над пожилым человеком.

Читайте так же:  Ювенальная юстиция оон

У женщины пенсионного возраста умирает тяжело больная мать. Она укрывает ее одеялом и находится в соседней комнате, чтобы не видеть и не слышать — настолько была непереносима для нее ситуация. По большому счету, она совершала насилие над своей матерью, лишив ее воды, воздуха, заботы. Она, как маленький ребенок, который, закрывая ручками свои глаза, считает, что он хорошо спрятался. Как часто мы, так же, закрывая глаза на проблему насилия над пожилым человек, считаем, что хорошо спрятались?

Семья также часто может не «замечать» насилия внутри семейной структуры и на помощь этому «у нас все нормально» приходит еще один неосознаваемые защитный механизм как замещение:

Замещение: Защитное поведение в норме: импульсивность, раздражительность, требовательность к окружающим, предпочтение кинофильмов со сценами насилия; Возможные девиации: агрессивность, неуправляемость, жестокость, аморальность, суицид, алкоголизм;

Возможные психосоматические заболевания: гипертоническая болезнь, артриты, мигрень, диабет, гипертиреоз ,язва желудка.

Замещение встречается довольно часто, когда страх перед агрессором велик настолько, что собственная агрессия проявляется на более уязвимого, незащищенного члена семьи, это «удобные объекты» замещения агрессии, им приписываются несуществующие недостатки: пример, когда страдают дети « . ты такой, как твой отец/мать»; когда страдают пожилые люди: «Я не буду за тобой ухаживать — пусть твой сынок это делает» — а за этим наблюдают внуки этого пожилого человека. Что же им делать, как в этой ситуации выжить? — И снова, когда ситуацию тяжело перенести, защитный аппарат нашей психики «приходит на выручку» — срабатывает так называемый

«стокгольмский синдром» — идентификация с агрессором: Защитное поведение в норме: неспособность отстоять свою позицию в споре, избегание ситуаций, которые могут вызвать страх, забывчивость

Возможные девиации : ипохондрия иррациональный конформизм, иногда крайний консерватизм

Возможные психосоматические заболевания: обмороки, изжога, потеря аппетита, язвенная болезнь 12-перстной кишки. («Мне безопаснее быть не вместе со страдающим»). Часто психика выбирает более «легкий путь» выживать в данной семейной структуре, к которому человек может возвращаться в дальнейшем при ситуациях выбора.

В семье, где есть насилие, появляются такие неосознаваемые психические защиты как

расщепление: члены семьи делятся на хороших и плохих, тех, кто со мной и тех, кто против меня. Третьего здесь не дано, и данная семья уже не может без механизма психической защиты обесценивания.

Защитное поведение в норме: гордость, самолюбие, эгоизм, злопамятность нетерпимость к возражениям, поиск недостатков;

Возможные девиации: враждебность (может доходить до насильственных действий);

Возможные психосоматические заболевания: гипертоническая болезнь, артриты, мигрень, диабет, гипертиреоз;

Происходит как обесценивания друг друга, так и значимых событий, происходящих в данной структуре. « Ну и что, ты готовишь нам завтрак. Не такой он уж и вкусный. и т.д.». И, по мере взросления, у ребенка из такой семьи появляется внутренний конфликт между ненавистью и любовью, и здесь возникает проблема идентичности: «Кто Я и на кого Я похож?».

Многие пожилые люди, особенно мужчины, у которых в прошлом разрушились семьи, по причине насилия в семье, остаются в пожилом возрасте одни, без заботы близких людей, они очень печально уходят из жизни. Чаще в антисанитарных условиях, в компаниях сомнительных людей, не вызывая сочувствия среди соседей и близких. Можно услышать в их адрес — сам заслужил такой старости. Но что делать тем людям пожилого возраста, которые становятся жертвами насилия от членов семьи. Как можно вырваться из этой домашней тюрьмы? Есть вариант госпитализации в клинику, но это ненадолго, все равно придется возвращаться домой. Получается замкнутый круг — чтобы вырваться — надо заболеть, нужна медицинская помощь, тогда, возможно и будет возможность получить то внимание, о котором человек мечтает. И растет огромное количество людей, которые нуждаются в помощи и не только медицинской. Какое психологическое здоровье в этих семьях? Какой прогноз для следующих поколений?

Старшее поколение как тот буфер, гуру, к которому можно обратиться за советом, просто почувствовать себя в безопасности, окунуться в приятные детские воспоминания. Если пожилые люди живут в безопасности, есть мир в семье, независимо от материального положения — чаще всего по праздникам они не бывают одни. Эти семьи не изолируются от внешнего мира, у них не возникает диссонанса между желанием брать и давать. В этих семьях крепкие здоровые привязанности, передающиеся из поколения в поколение семейные традиции. В таких семьях безопасно оставаться самим собой, зная, что и здоровый и больной человек здесь всегда будет принятым.

Возможно, после этого доклада, у каждого из вас появится много внутренних вопросов о влиянии насилия над пожилым человеком на здоровье семьи. Я надеюсь, что некоторые моменты доклада прояснят то, почему многие из нас боятся собственной старости, не замечают некоторых особенностей как в своих, так и других семьях. В медицине и в психологии для оказания помощи нужен диагноз. Насилие в семье — это диагноз, а не приговор. Когда есть название болезни, есть шанс ее вылечить. Я надеюсь, что некоторые симптомы и реальные примеры помогут вам в вашей диагностике, профилактике и лечении.

Член Правления 00 «Радислава»,

Видео (кликните для воспроизведения).

психолог, тренер, психоаналитик,

Источники

Литература


  1. Евецкий, А.А. О юридических лицах / А.А. Евецкий. — М.: ООО PDF паблик, 2009. — 879 c.

  2. Морозова, Л. А. Теория государства и права / Л.А. Морозова. — М.: Норма, Инфра-М, 2013. — 464 c.

  3. Астахов Жилье. Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма / Астахов, Павел. — М.: Эксмо, 2009. — 320 c.
  4. Кабинет и квартира В.И. Ленина в Кремле. Набор из 8 открыток. — М.: Изогиз, 2016. — 297 c.
  5. Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференция. Том 2. История химико-биологических наук. История наук о земле. Проблемы экологии. История техники и технических наук. — М.: Ленанд, 2013. — 440 c.
  6. Насилие над пожилыми людьми в семье
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here