Насилие в семье случай с сестрами хачатурян

«Факты насилия доказаны экспертизами»

Сестрам Хачатурян предъявили обвинение в окончательной редакции

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

  • Крестину, Ангелину и Марию Хачатурян обвиняют по ч. 2 ст. 105 УК — «Убийство группой лиц по предварительному сговору». Это одна из наиболее тяжких квалификаций статей российского УК. «Девочкам грозит от 8 до 20 лет тюрьмы», — сказал «Новой» адвокат одной из них Алексей Липцер.

    Защитники в недоумении: такое обвинение предъявлено, несмотря на то, что в ходе следствия было установлено и доказано экспертизами: отец сестер Михаил Хачатурян в течение нескольких лет систематически применял к дочерям физическое и сексуальное насилие, и никакие обращения бывшей жены (ее он последние годы не подпускал к дочерям) в полицию ситуацию не меняли.

    Напомним, 57-летнего Михаила Хачатуряна нашли убитым в межквартирном холле дома в Москве в июле 2018 года. Он погиб от многочисленных колото-резаных ран. По подозрению в убийстве задержали трех его дочерей, которым было на тот момент 19, 18 и 17 лет. Сначала их арестовали и поместили в СИЗО, но в сентябре 2018 года Басманный суд изменил им меру пресечения на запрет определенных действий. Экспертиза признала двух старших сестер вменяемыми и установила, что младшая, несовершеннолетняя Мария, в момент убийства отца не отдавала отчет в своих действиях — то есть была в состоянии аффекта.

    Несмотря на то, что мотив преступления изменился — теперь это результат противоправных насильственных действий со стороны отца, — квалификация этих действий осталась прежней. В ходе следствия также было установлено экспертами, что действия отца причинили серьезный ущерб психике девушек, они жили в условиях многолетней психотравмирующей ситуации. Однако это не повлияло на квалификацию по тяжкой статье. И теперь, похоже, обвинение в «убийстве группой лиц по предварительному сговору» будет означать, что

    многолетние издевательства, изнасилования, пытки и эксплуатация в условиях декриминализации насилия в семье не будут приниматься судом во внимание.

    Адвокаты сестер Хачатурян Алексей Липцер, Алексей Паршин и Ярослав Пакулин категорически не согласились с квалификацией обвинения и подали жалобы руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину. Защитники настаивают, что девушки убили отца в рамках необходимой обороны (ст. 37 УК РФ) от продолжавшегося многие годы насилия. Адвокаты призвали прекратить уголовное дело в отношении сестер или переквалифицировать статью обвинения. Кроме того, адвокат Алексей Паршин, защищающий среднюю сестру (Ангелину), предложил посмертно возбудить дело против отца сестер.

    «Факт того, что действия девушек были спровоцированы действиями самого потерпевшего, установлен следствием и подтвержден экспертизами, — рассказал «Новой» Алексей Паршин. — Мы настаиваем на том, что нападение было совершено дочерьми в ответ на систематическое моральное и физическое насилие со стороны отца, в том числе сексуального характера. Эксперты провели более 20 судебных экспертиз, анализ которых доказывает: отец девушек неоднократно посягал на их половую неприкосновенность».

    По словам Ярослава Пакулина, защитника младшей сестры (Марии), эксперты-психологи установили, что насилие со стороны отца повлекло серьезные последствия для психики девочки: у нее диагностировали «острую реакцию на стресс».

    Защитник старшей сестры (Крестины) Алексей Липцер подытоживает, что расстройства психики зафиксированы у всех трех девочек — и именно вследствие противоправных действий со стороны отца.

    [2]

    «Наши подзащитные — жертвы жестокого насилия и циничной безнаказанности. На данный момент никем не оспаривается, что девушки жили в условиях, когда каждая из них постоянно испытывала угрозы собственной жизни и жизни своих сестер. В условиях относительной изоляции они были уверены в невозможности получить внешнюю помощь, что делало ситуацию безвыходной. Их действия были направлены на то, чтобы остановить неизбежные страшные преступления, которые совершались против них», — подчеркивают защитники.

    Кризисный центр для женщин (Crisis Center for Women), в свою очередь, уже призвал общественность присоединяться к поддержке пересмотра обвинения в адрес сестер Хачатурян. Эксперты центра отмечают, что российское государство вопреки своим национальным и международным обязательствам в настоящее время не дает ни одного легального механизма защиты от насилия, и пострадавшие могут только молча терпеть.

    Читайте также

    Хачатурян. Танцы с пистолетом. История одной семьи, воплотившая в себе самые страшные сюжеты последних десятилетий

    19 июня у здания Главного следственного управления СК по Москве на Арбате началась серия пикетов в поддержку сестер Хачатурян.

    «У жертв насилия не должно быть этого страшного выбора (а точнее — отсутствия выбора) — умереть дома от рук насильника или сесть в тюрьму за самозащиту»

    По словам организаторов из проекта «Насилию.нет», цель акции — не только заставить власти пересмотреть дело сестер, но добиться принятия закона о домашнем насилии и ратификации международного соглашения Совета Европы против насилия в отношении женщин и в семье (Стамбульская конвенция). В среду в серии пикетов приняли участие около 200 человек.

    «Когда мне будет 18 лет, я должна стать его женой»

    Telegram-канал Mash публиковал стенограммы допросов сестер Хачатурян, на которых они рассказывали о сексуальных домогательствах отца.

    Ангелина Хачатурян призналась, что папа впервые стал приставать к ней в возрасте 15 лет, во время совместной поездки в Израиль. Он приказал ей раздеться и лечь в постель. «Я со страху это сделала, после чего он также разделся и провел своим половым органом по моим половым органам, затем сказал, что я не его дочь и, когда мне будет 18 лет, я должна стать его женой», — заявила девушка.

    Крестина Хачатурян утверждает, что в 2016 году она пыталась уйти из жизни после того, как отец принудил ее к оральному сексу.

    «Следователи сегодня ознакомили адвокатов сестер Хачатурян с результатами экспертизы, проведенной специалистами ГБУЗ „Бюро судебно-медицинской экспертизы“ Департамента здравоохранения Москвы. Столичные судмедэксперты подтвердили выводы, ранее сделанные их коллегами из Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского, о том, что психические расстройства, выявленные у сестер Хачатурян, находятся в причинно-следственной связи с действиями Михаила Хачатуряна.

    Специалисты БСМЭ на основании всех проанализированных ими материалов, предоставленных для экспертизы, подтвердили диагнозы Крестины, Ангелины и Марии и определили вред, нанесенный их здоровью, как тяжкий», — заявил ТАСС Паршин.

    Спасибо, что прочли до конца

    Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

    Читайте так же:  Семейный кодекс защита прав ребенка

    В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

    Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

    Рядовой Шамсутдинов против сестер Хачатурян

    Почему мужчине сочувствуют, а женщин подвергают виктимблеймингу? «Новая» исследует соцсети

    Крестина Хачатурян. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

  • В январе 2020 года СК во Владикавказе возбудил уголовное дело о халатности против Алана Бацазова, начальника местной уголовно-исполнительной инспекции ФСИН. Он подозревается в том, что не известил следствие о нарушениях домашнего ареста полицейского Вадима Терехова. В сентябре прошлого года Терехов пришел на работу к своей бывшей жене Регине Гагиевой и нанес ей около 10 ударов ножом. Через шесть дней девушка умерла в больнице, не приходя в сознание.

    Риторика обвинения жертвы, виктимблейминга, встречается в контексте таких новостей довольно часто. Пользователи социальных сетей оставляют комментарии, осуждающие Гагиеву:

    • «Закономерный финал. Смотреть надо, с кем связывать свою жизнь».
    • «Надо быть сверхразумом, чтобы выйти замуж за чувака, который избивал свою первую жену, и завести с ним ребенка в 19 летЫ
    • «Красивая, а мозгов нет абсолютно. Он же не мгновенно стал таким».

    Директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина считает, что истоки виктимблейминга лежат в патриархальном отношении к женщине:

    «Патриархат говорит, что у женщины есть свое место. Если женщина выходит за границы, предписанные патриархальной моделью, то она становится виноватой в том, что с ней произошло. Женщину воспринимают не как субъект, а как объект, который должен быть удобным и правильным. Когда женщина перестает быть удобной, ее можно за это наказать.

    Защитная реакция при столкновении с подобными новостями проявляется у мужчин и женщин по-разному. Мужчины наказывают женщин за то, что те перестают вести себя удобным образом, а женщины включают психологическую самозащиту и думают, что с «правильными» женщинами такое произойти не может. А те, кто столкнулся с какой-то бедой, сами в этом виноваты».

    [3]

    Громкими примерами патриархальности российского общества стали, к примеру, дела сестер Хачатурян и Рамиля Шамсутдинова. Сестры Хачатурян обвиняются в умышленном убийстве своего отца, который в течение многих лет истязал их физически и сексуально. Рядовой Шамсутдинов расстрелял восемь своих сослуживцев после случаев дедовщины и угрозы сексуального насилия в свой адрес.

    И сестры, и солдат-срочник сами стали жертвами закрытых институтов, для вмешательства в которые у общества до сих пор нет эффективных инструментов.

    Девушки пострадали от домашнего насилия, закон о котором не принят в России, а солдат-срочник — от неуставных отношений, существование которых в современной Российской армии отрицает Минобороны. При этом события разворачивались в двух разных социальных контекстах — в семье, за закрытыми дверями московской квартиры, и в воинской части.

    Социолог Елена Рождественская называет семью и армию резко контрастными институтами: «Приватное и публичное, интимное и отчужденное воспроизводство жизни и перспектива ею пожертвовать. В данном случае их объединило применение насилия, оценка которого вызвала столь большой резонанс в обществе».

    Сергей Кривенко, координатор правозащитной инициативы «Гражданин и Армия» считает, что у понятия дедовщины есть два смысла: «В более широком — это насилие над солдатами, а в более узком — это система установления иерархии и поддержания порядка с применением насилия. Насилие в армии так и осталось, и нет никаких общественных сил, которые контролируют этот институт.

    Существующее насилие применяется не для поддержания дисциплины, а чаще всего для вымогательства денег через родителей или призывных денег (две тысячи рублей в месяц).

    Представьте, что молодой солдат-срочник на год заперт в части без каналов связи. Он не имеет возможности связаться с независимыми структурами, чтобы рассказать о своем состоянии. Центрами насилия могут выступать различные группировки: и лица, объединившиеся по этнической принадлежности, и офицеры, как в случае с Шамсутдиновым, и другие».

    Мы решили проанализировать, как пользователи социальных сетей обсуждают оба преступления, кому они сочувствуют больше и на каком основании. Гипотеза заключалась в том, что сестер Хачатурян люди склонны осуждать больше, в то время как про Шамсутдинова часто говорят, что он всего лишь защищал свою честь. Все это происходит в силу характерных для российского общества патриархальных установок.

    Чтобы это проверить, мы выгрузили комментарии под наиболее популярными постами в инстаграме, посвященными сестрам Хачатурян и Рамилю Шамсутдинову. В сумме на каждый кейс пришлось около 6 тысяч комментариев.

    Выделив в деле Шамсутдинова основные слова с помощью облака слов, мы получили такую картину:

    Центральным сюжетом в обсуждении стал дискурс о позоре армии и процветании дедовщины (насилия над солдатами, а не системы иерархии). Пользователи переносят ответственность за беспредел в армии на офицеров («Позор офицерам, что допустили это, ну точно как в тюрьме, как зэки, ужас, не армия, а позор»). Они считают, что в силах руководства искоренить дедовщину, а нынешние офицеры не подают достойного примера молодым солдатам.

    Этого же дискурса придерживается сообщество по поддержке Шамсутдинова «Спасти рядового Рамиля Шамсутдинова». Цель группы, как заявлено в описании, — добиться от Минобороны признания массовых случаев дедовщины, пыток и издевательств над российскими солдатами в армии. Помимо стихов в поддержку солдат и видео с фотографиями Рамиля, администраторы группы собирают из разных источников новости о погибших срочниках. Подписчики группы (список которых, кстати, скрыт) активно комментируют все посты, будь это экспертное мнение, новость или видео:

    Vk.com

    Елена Рождественская считает, что общественную поддержку Шамсутдинова можно объяснить сюжетом его кейса: «Одиночка, который отваживается выступить против системы. Не этот ли сюжет мы с восторгом встречаем в кино? Возможность перехватить право на насилие и защитить свои ценности? Однако амбивалентность этой защиты (ведь погибли не только потенциальные насильники, но и товарищи по несчастью) и высокая биографическая цена за этот поступок (мы ведь понимаем, что его ждет) не позволяют расценивать этот поступок как единственно возможный выход».

    Вторым по популярности сюжетом стало утверждение, что Шамсутдинов — герой и настоящий мужчина. Сергей Кривенко объясняет это тоже патриархальностью мыслей:

    «Патриархат накладывает определенные оттенки на дело Шамстудинова. Насилие в армии воспринимается как естественное явление. Отсюда и идет выражение «армия не сахар».

    Хотя необходимо четко различать тяготы, лишения службы и насилие, унижение личности. В парадигме патриархальности ответ насилием на насилие поощряется».

    Облако слов из комментариев под постами про сестер Хачатурян помогло отследить основные ветви дискуссии вокруг их дела:

    Сестер Хачатурян часто называют убийцами. Это происходит только в контексте осуждения убийства, и чаще всего в этом случае пользователи стараются стереть их статус жертв домашнего насилия («Они жестоко убили спящего человека. Какое домашнее насилие? Ни одного факта нет, судя по инстаграму, они не жертвы. Подруги рассказывали, что они любили тусить на вечеринках с алко и наркотой. Отец запрещал. Реально хотите, чтобы убийцы были на свободе?»).

    Читайте так же:  Какой сейчас материнский капитал

    В декабре 2019 года правительство РФ заявило, что проблема домашнего насилия преувеличена. В ответ на это инициативные группы, чтобы показать масштаб проблемы, стали собирать из новостей случаи, когда женщины подвергались домашнему насилию. Тем не менее пользователи настаивают на соблюдении закона, по которому «убийцы должны нести наказание» («И не надо верить убийцам на слово, в любом случае они убийцы, и закон для всех един»), не принимая во внимание смягчающие, по версии СК, обстоятельства.

    Убийство как спасение?

    27 июля 2018 года в Москве, в доме № 56 по Алтуфьевскому шоссе, было обнаружено тело 57-летнего Михаила Хачатуряна. Труп находился на лестничной клетке, причиной смерти стали многочисленные колото-резаные ранения.

    На следующий день по подозрению в совершении преступления были задержаны три дочери погибшего: 19-летняя Крестина, 18-летняя Ангелина и 17-летняя Мария.

    Девушки признали свою вину, пояснив, что поводом для совершения преступления стали, говоря языком протокола, «личные неприязненные отношения ввиду причинения отцом моральных страданий на протяжении долгого времени».

    Родственники Михаила Хачатуряна называют его «набожным человеком», «любящим отцом», который «воспитывал дочерей в строгости, однако никаким издевательствам их не подвергал».

    Тетя Михаила Хачатуряна Римма Саргсян в интервью порталу «Sputnik Армения» заявляла, что девушки могли совершить убийство из корыстных побуждений по наущению Аурелии Дундук, их матери. При этом сами девушки отказались от прав на имущество отца.

    СМИ: Убитый дочерями Михаил Хачатурян мог быть наркодилером pic.twitter.com/m4OGOjv5NK

    Почему это важно

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    ТАСС: в отношении отца сестер Хачатурян возбуждено дело о сексуальном насилии

    Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело о сексуальном насилии в отношении отца сестер Хачатурян. Об этом передает ТАСС со ссылкой на источник в правоохранительных органах. Напомним, трех девушек обвиняют в убийстве родителя.

    «Следственная группа СК России выделила в отдельное производство материалы в отношении Михаила Хачатуряна по факту совершения им преступлений в отношении своих дочерей. По мнению следствия, его действия должны быть квалифицированы по статьям 117, 132, 133 УК РФ («Истязания, насильственные действия сексуального характера, понуждения к действиям сексуального характера»)», — цитирует агентство собеседника.

    Отметим, что официального подтверждения информации на данный момент нет.

    В Петербурге появился стрит-арт, посвященный сестрам Хачатурян и жертвам насилия

    Напомним, сестрам Марии, Ангелине и Кристине Хачатурян предъявлено обвинение в убийстве своего отца по предварительному сговору. Свой поступок девушки объяснили тем, что долгое время подвергались моральным истязаниям со стороны родителя. За убийство сестрам грозит от 8 до 20 лет колонии. Адвокаты отмечают, что Михаил Хачатурян долгие годы применял к дочерям физическое и сексуальное насилие, это сказалось на их психике, что подтверждается заключениями экспертов. В связи с этим юристы требуют переквалифицировать действия сестер на необходимую самооборону или вовсе закрыть дело.

    «И жили они в черной-черной стране». В Санкт-Петербурге появились плакаты в защиту сестер Хачатурян и против домашнего насилия

    Активисты расклеили плакаты против домашнего насилия и в защиту сестер Хачатурян на улицах Санкт-Петербурга, сообщил в своем твиттере фотограф Давид Френкель

    28 сентября 2019 19:06

    Надписи на плакатах складываются в историю:

    1. «Было у отца три дочери и жили они в черной-черной стране (которой заправлял черный-черный закон). Отец дочерей бил и насиловал, и держал взаперти. Закон впрочем ничего против того не имел, потому что это убить — нельзя, а бить и насиловать — можно. Однажды дочери разозлились и отца закололи».
    2. «Тогда отцом их стал закон. Закон стал их по-отцовски держать в черном-черном домике за решеткой, потому что нельзя отцу или закону не подчиниться: если тебя насилуют, бьют и держат взаперти, по закону положено терпеть».
    3. «Так терпела мать, так терпит вся Россия (мать). Так по закону положено — рот на отца не открывать».

    Ночью неизвестные феминистки расклеили в центре Петербурга вот такие плакаты в защиту сестер Хачатурян и против домашнего насилия pic.twitter.com/RiHdNITM8f

    Что еще известно:

    28 сентября в Москве и Санкт-Петербурге прошли одиночные пикеты в поддержку сестер Хачатурян и других жертв домашнего насилия. Активисты также выступили за появление в России закона о профилактике насилия в семье, который бы предусматривал систему охранных ордеров и помощь пострадавшим. Люди держали плакаты с фразами: «А что им оставалось?», «Кризисные центры в каждый район — за счет государства!», «Сколько можно?! Примите уже закон!» и другими.

    Что важно знать:

    Согласно результатам опроса «Левада-центра», 41 процент россиян оправдывает убийство сестрами Хачатурян своего отца. При этом почти четверть опрошенных сообщили, что в их семьях и среди окружения есть случаи физического насилия. Пять процентов признались, что являются объектом насилия в своей семье или практикуют его сами.

    С 2017 года в России действует закон о декриминализации домашнего насилия: мелкие побои в ходе семейных конфликтов считаются административным правонарушением, уголовной ответственности за них не предусмотрено.

    Дело сестер Хачатурян:

    Крестину, Ангелину и Марию Хачатурян задержали в июле 2018 года по подозрению в убийстве отца. Его нашли в коридоре дома с многочисленными колото-резаными ранениями. Сестры рассказали полиции, что мужчина издевался над ними, но следователи отказались возбуждать против него уголовное дело. В июне 2019-го девушек обвинили в убийстве по предварительному сговору.

    Недавно адвокат Ангелины опубликовал переписку и расшифровку ее разговоров с отцом. Судя по ним, погибший неоднократно оскорблял дочерей, угрожал выгнать их из дома, а также пугал насилием. При этом Ангелина в разговорах называла его на «вы».

    Прокурор нашел сведения о сексуальном насилии над сестрами Хачатурян. Повлияет ли это на приговор суда?

    Анатолий Минкин

    «Не просто смягчающие обстоятельства»

    Заседание Московского городского суда по рассмотрению апелляций о переводе сестер Хачатурян под домашний арест началось неожиданно. Прокурор попросила перевести собрание в закрытый режим, так как обнаружились сведения о том, что средняя и старшая сестры, Кристина и Ангелина, действительно были жертвами сексуального насилия со стороны отца. Ранее следственный комитет сообщал только об «аморальных действиях» убитого.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Единственный выход: что ждет сестер за убийство отца‐тирана

    Читайте так же:  Как сделать отказ от отцовства

    Как рассказал в беседе с «360» адвокат средней сестры Алексей Паршин, заявление прокуратуры может стать причиной более мягкого приговора или вообще отмены уголовного дела для сестер.

    «Это не просто смягчающие обстоятельства. В отношении девочек совершались преступления, причем преступления особо тяжкие. Здесь мы можем говорить уже о необходимой обороне», — объяснил он.

    Как пояснил адвокат, если действия обидчика были не только противоправными, но еще и длящимися, то есть происходящими непрерывно, то это может стать основанием для избежания уголовного процесса со стороны потерпевших.

    [1]

    Но для этого прокуратуре нужно провести проверку всех полученных сведений о сексуальном насилии для поиска доказательств. Однако подтвердить причастность лица к сексуальным преступлениям через определенное количество времени чрезвычайно сложно.

    Адвокат Тимур Маршани подчеркнул, что видит в заявлениях о сексуальном насилии в семье только возможность для дискредитации личности погибшего и последующего давления на обвинение.

    «Если все так было плохо, то почему девочки не покинули отчий дом, не оставили его, продолжали оставаться с насильником? И почему в дальнейшем такие действия не возымели потом продолжение? Не было подачи заявления в прокуратуру либо в органы предварительного следствия со стороны матери. Мать-то должна была знать о насилии в семье», — объяснил адвокат.

    «Они чувствуют себя спасенными»: три сестры расправились с отцом‐насильником

    При этом он подтвердил, что доказательство сообщений о сексуальном насилии в семье будет смягчающим обстоятельством при вынесении приговора.

    Также оба юриста не исключили, что дело может рассматривать суд присяжных, которые помогут суду разобраться в виновности или невиновности трех сестер.

    Адвокат Паршин отметил, что рассчитывает при вынесении приговора или на более мягкую статью или просто на оправдание своей подзащитной.

    Тело Михаила Хачатуряна с ножевыми ранениями обнаружили на лестничной клетке его дома на Алтуфьевском шоссе в Москве 27 июля. Обвиняемыми в убийстве стали три его дочери 17, 18 и 19 лет. По версии следствия, все свои действия девушки продумали заранее.

    Однако сами они заявили, что много лет находились в физическом и сексуальном рабстве у собственного родителя. По их словам, он постоянно их избивал, морил голодом, насиловал и издевался. В последний раз у них просто не выдержали нервы и они решились на убийство. Били ножом и молотком. Только 50-й удар стал для Михаила Хачатуряна смертельным.

    Останкинский районный суд постановил арестовать сестер, однако защита подала апелляцию для перевода их под домашний арест. В понедельник, 20 августа, Мосгорсуд оставил трех сестер под стражей. Их адвокаты заявили, что снова обжалуют это решение.

    Предел допустимости

    Защита сестер Хачатурян намерена добиваться переквалификации статьи обвинения

    Оборона, которая влечет за собой смерть обидчика, рассматривается судами по-разному. Все зависит от обстоятельств. Жительницу Нижнего Тагила, которая смогла отбиться от насильника, но при этом нанесла ему смертельную рану, суд приговорил к шести годам колонии-поселения.
    Страшную историю рассказала Lenta.ru.

    Летом 2007 года 25-летняя женщина пришла в гости к знакомому мужчине. После распития спиртных напитков хозяин дома начал приставать к ней. Он не стал сдерживаться даже после получения отказа. Несколько раз ударив свою жертву, он начал ее душить. Девушка схватила нож и поразила своего обидчика. Лезвие попало в сердце, а мужчина скончался на месте.

    Во время вынесения обвинительного приговора ни суд, ни прокуратуру не смутило то, что в прошлом погибший уже был судим за убийство женщины.

    «Дело Иванниковой»

    Совершенно другой случай был с делом Александры Иванниковой, за которым, благодаря вниманию СМИ и общественности, следила почти вся страна.

    В конце 2003 года девушка села в автомобиль студента юридического факультета одного из московских вузов Сергея Багдасаряна, чтобы доехать до дома. Однако нетрезвый водитель завез ее в один из дворов и попытался изнасиловать в автомобиле. Сопротивляясь, девушка достала нож, и ранила молодого человека в ногу. От обильного кровотечения насильник скончался.

    Уже позже наличие холодного оружия в своей сумочке Иванникова объяснила тем, что в 16 лет стала жертвой сексуального насилия и с тех пор постоянно носит с собой средство для защиты.

    Против Иванниковой возбудили уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Однако во время расследования статью поменяли на «Убийство, совершенное в состоянии аффекта». Люблинский районный суд приговорил девушку к двум годам лишения свободы условно, а также выплате моральной и материальной компенсации в общей сумме более 200 тысяч рублей отцу Багдасаряна.

    Дело Иванниковой вызвало большой общественный резонанс. Большинство защитников девушки заявляло о правомерности самообороны против насильника. Противники высказывали идею, что садиться ночью в машину к незнакомому парню «приличная женщина не будет».

    В июле 2005 года Мосгорсуд отменил приговор Люблинского суда и отправил дело на новое рассмотрение. Однако прокурор отказался от обвинения и попросил прекратить дело, признав, что Иванникова находилась в состоянии необходимой самообороны. Уже в ноябре Александра Иванникова была полностью оправдана. Ее защитой занимался адвокат Алексей Паршин, который сейчас борется за права средней сестры Хачатурян.

    «Любящий отец» насильник? Как открывается страшная история семьи Хачатурян

    Писать о так называемом «деле сестер Хачатурян» — дело неприятное и довольно неблагодарное. Непросто приходится не только журналистам, но и работникам следственных органов. Лица, так или иначе вовлеченные в эту историю, слишком часто поддаются эмоциям, оставляя в стороне сухие факты.

    Но только на основе фактов можно вынести справедливый вердикт. Это предстоит сделать суду. Мы же еще раз остановимся на ключевых моментах дела.

    Читайте также

    «Генпрокуратура просто не передаст дело в суд». Адвокат Крестины Хачатурян — о возможном прекращении преследования сестер

    Отец сестер Михаил Хачатурян для пользователей играет настолько важную роль в этом деле и в жизни девушек, что формирует отдельную ветвь обсуждения. Все поступки и слова сестер рассматриваются через отца: как он их воспитывал, что им говорил, подвергал ли насилию

    («Изначально, с детства подвергал насилию — для них это норма. Возможно, они даже любили отца в те моменты, когда адекватно себя вел»).

    Более того, сестры уходят с первого плана, освобождая место именно для своего отца («Вырастил, получается, ненасытных зверей, которые обокрали, оболгали и теперь рассчитывают жить дальше на деньги отца. Вот же нелюди! Вдуматься, что отец вырастил своих дочерей безжалостными убийцами! Это групповое преступление. Таким мерзким образом доченьки «отблагодарили» своего отца! Нет места в обществе людей!»).

    Анна Ривина говорит, что по патриархальному наследию женщины и дети должны терпеть от «главы семьи» все что угодно: «Сестры поборолись за свою безопасность и за право на жизнь. Дочери по отношению к отцу были объектами, которые должны подчиняться тем условиям, в которых живут».

    Читайте так же:  Доля ребенка в доме после развода

    Елена Рождественская также отмечает патриархальность фигуры Хачатуряна: «Архаичному образу отца вменена вся полнота власти, причем как одобряемой материальной заботы, так и контроля, но, оказывается, еще и власти над сексуальностью дочерей.

    Табу на инцест как норма современного общества оспорено, и косвенно подтверждено право отца распоряжаться сексуальностью дочерей.

    После отца следующей фигурой в обсуждении дела сестер становится их мать Аурелия. Женщина всегда виновата: ушла или осталась, поступила так или иначе. В любом случае все претензии будут к ней. Сейчас у нас считается, что за детей головой отвечает мать, хотя у родителей одинаковые обязанности перед детьми».

    Ветвь осуждения матери также отодвигает девушек с первого плана, освещая жизнь и поступки Аурелии («Мать, зная мужа-тирана, не помогла сбежать дочерям».). Эта часть дискуссии подразумевает осуждение разных сторон ее жизни: от «неправильного» воспитания дочерей до того, что она не помогла сестрам сбежать от отца. Эта ветвь схожа по смыслу с прошлой ветвью об отце: в жизни сестер были и другие люди, умнее и влиятельнее. Эти люди должны были направить девушек на «правильную дорогу» или помочь им и не доводить дело до убийства.

    Данные показывают, что отношение общества к убийству, совершенному в контексте самообороны против агрессоров, в значительной степени зависит от гендера обвиняемого. Мужчина, обороняющий свою честь при помощи насилия, заслуживает большего сочувствия и понимания, чем женщины, стремящиеся вырваться из круга семейного насилия.

    Патриархат существует, и это плохо.

    Серафима Свердлова, для «Новой»

    Строгий патриархат

    В 1996 году в Москве 35-летний Михаил Хачатурян познакомился с 17-летней уроженкой Молдавской ССР Аурелией Дундук. Вскоре девушка забеременела и вышла замуж за Хачатуряна.

    По утверждению Аурелии, избивать ее муж начал во время первой беременности. Хачатурян страшно ревновал ее и запрещал выходить из дома. Женщина приняла подобные правила жизни и смирилась с ними.

    У пары было четверо детей: старший сын Сергей и дочери Крестина, Ангелина и Мария. Мать утверждает, что Михаил Хачатурян избивал сына, пытаясь вырастить из него «боевого мужчину». Когда Сергей учился в 8 классе, отец выгнал его из дома.

    Семья жила в двухкомнатной квартире вместе с матерью, сестрой и племянником Хачатуряна. Родня Михаила считала его поведение нормальным и советовала Аурелии «терпеть».

    В 2015 году Хачатурян выгнал жену из дома. Как поясняет сама Аурелия, муж обвинил ее в том, что она не справляется с обязанностями супруги. Забирать с собой дочерей мать не решилась.

    Друзья сестер Хачатурян рассказывают, что их поведение было совершенно обычным для девочек их возраста. Единственная особенность — они страшно боялись отца. Настолько, что по первому его звонку бросали все свои дела и буквально летели домой, опасаясь наказания.

    «. Буду бить за всё, убивать буду. »

    Процесс воспитания дочерей Михаил Хачатурян снимал на телефон. Эти записи сегодня имеются в распоряжении следствия.

    На одной из записей Хачатурян демонстрирует кухонный стол с чайными кружками и фантиками от конфет, после чего заявляет: «Вот эта тварь, которой пока имя Крестина и моя фамилия. Повернись сюда! Урод!» Реплика сопровождается нанесением удара одной из дочек.

    Адвокат девушек Алексей Паршин также опубликовал фрагменты переписки отца с дочерьми. Надо сказать, что Хачатурян запрещал девочкам общаться с матерью и братом Сергеем. Узнав, что сын все же был в квартире, мужчина пришел в ярость. Находясь в тот момент в паломничестве по святым местам в Израиле, он писал дочерям следующее:

    «Ангелина, сосать будешь беспрерывно».

    «. Буду бить за всё, убивать буду. »

    «И Бога имя не давай, шлюха, ай, Бога имя не давай, Бога имя не давай, ай, мразь, ай, проститутка. Давайте по-хорошему, я вашу маму, я вашего барыгу-брата, я вас, проституток. До моего приезда чтобы вас не было, я вашу маму, я вас публично. »

    В материалах уголовного дела десятки диалогов подобного рода. В августе 2019 года адвокат Паршин заявил, что СКР признал достоверными факты морального и сексуального насилия над сестрами Хачатурян. Проверка проводилась в ходе рассмотрения требования девушек возбудить против отца дело по статьям УК РФ «Истязание», «Насильственные действия сексуального характера» и «Понуждение к действиям сексуального характера». По словам адвоката, в ходе проверки следователи подтвердили многолетние систематические истязания и сексуальные домогательства отца по отношению к дочерям. При этом дело не было возбуждено в связи со смертью подозреваемого.

    Сестрам грозит до 20 лет лишения свободы

    По версии следствия, события в день убийства развивались следующим образом. Михаил Хачатурян вернулся после лечения в Психоневрологическом центре имени Соловьёва и немедленно предъявил претензии дочерям за грязь в квартире и перерасход денег на домашнее хозяйство. При этом Хачатурян распылял девочкам в лицо газ из перцового балончика. У Крестины это вызвало приступ астмы.

    Тогда ее сестры решили защитить Крестину, расправившись с отцом. После того как Хачатурян заснул в кресле, они напали на него, нанося удары охотничьим ножом и молотком. Справиться с отцом им поначалу не удалось: он вырвался и стал преследовать Крестину, выбежавшую на лестничную клетку. Там Хачатурян и получил удар ножом, ставший смертельным.

    На сегодняшний день расследование дела закончено. В окончательной редакции Крестине, Ангелине и Марии Хачатурян предъявлено обвинение в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ). При этом следствие указывает, что действия сестер были спровоцированы поведением убитого. Санкция по данной статье предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет.

    Адвокаты девушек убеждены, что такое наказание слишком суровое, а сестры Хачатурян действовали в рамках необходимой обороны от систематического насилия со стороны своего отца.

    «Он всего лишь их насиловал». Почему на пикетах защищают сестер Хачатурян

    С 19 июня в Москве проходят одиночные пикеты в поддержку сестер Хачатурян. Трех девушек обвиняют в спланированном хладнокровном убийстве собственного отца. Участники акции не согласны с такой квалификацией преступления – это была оборона, считают они и требуют справедливости для всех жертв домашнего насилия.

    Статья подготовлена по материалам программы «Человек имеет право».

    Более 30 ударов ножом в грудь и шею. 27 июля 2018 года сестры Хачатурян – Мария, Ангелина и Кристина – убили своего отца. Следствие установило и признало, что на протяжение многих лет Михаил Хачатурян регулярно избивал дочерей, подвергал их сексуальному и психологическому насилию. Это подтвердили многочисленные экспертизы. Подруги сестер рассказывали, что отец бил дочерей головой о дверной косяк, рукояткой пистолета.

    Дома у Михаила Хачатуряна был целый склад оружия, которым он угрожал дочерям. Их маму – Аурелию Дундук, по ее словам, он регулярно избивал, а в 2015 году выгнал из дома, приставив к лицу пистолет. «Условия были такими: или ты уходишь, или я расстреляю тебя вместе с детьми», – вспоминает Дундук. О том, что происходило с дочерями после ее ухода, мать не знала.

    Читайте так же:  Суд химки развод

    27 июля 2018 года, согласно материалам дела, Михаил Хачатурян наказывал дочерей за беспорядок в доме и пропажу «лишних» 14 тысяч рублей с его банковской карты. Он по очереди вызывал девушек в свою комнату и распылял им в лицо перцовый баллончик. Старшая, Кристина, потеряла сознание. Позже, когда отец заснул, девушки нанесли ему десятки ножевых ранений. Младшая из сестер – Мария – в момент убийства не понимала, что делает: психиатрическая экспертиза признала ее невменяемой. Убив отца, сестры вызвали полицию и признали свою вину.

    – Совершенно очевидно, и следствие это признает, что в отношении девочек много лет применялось насилие разных видов, в том числе и сексуальное, осуществлялись особо тяжкие преступления, – рассказывает адвокат Ангелины Хачатурян Алексей Паршин. – И на момент, когда это произошло (27 июля), эксперты признали, что у них присутствует психическое расстройство, а это, между прочим, приравнивается к тяжкому вреду здоровью, то есть Хачатурян уже этим совершил в их отношении тяжкое преступление. А что было бы дальше, если бы все продолжалось, трудно представить. Девочки могли погибнуть, потому что старшая сестра уже начинала терять сознание от тех издевательств, которые творил с ними Хачатурян. Следствие умалчивает, что в тот день спусковым крючком явилось то, что он в очередной раз начал травить девочек газом, старшая сестра потеряла сознание, а две другие очень сильно испугались за ее жизнь. И они уже понимали, что дальше произойдет смерть кого-либо из них. Их действия были направлены на предотвращение дальнейших преступлений в отношении себя. А действие, направленное на предотвращение преступления, – это и есть необходимая оборона, – говорит адвокат.

    Но следователи центрального аппарата СК РФ не увидели в действиях сестер необходимой обороны. 14 июня девушкам предъявили обвинение в окончательной редакции: убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Изменился лишь мотив преступления: теперь это результат противоправных насильственных действий со стороны отца. Сестрам Хачатурян грозит от 8 до 20 лет лишения свободы.

    «Они наши сёстры»: в соцсетях растёт поддержка сестёр Хачатурян

    – Этот кейс показывает, насколько в нашей стране пострадавшие от насилия, во-первых, не могут получить необходимой помощи, а во-вторых, если они вынуждены сами спасать свою жизнь, то потом еще и должны, по мнению следствия, за это отвечать, – комментирует дело директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина. – 15–20 процентов женщин, которые сидят в тюрьмах, – это дела, когда якобы умышленное убийство на самом деле было просто спасением своей жизни или жизни своих детей. Система нашего государства, к большому сожалению, не хочет признавать проблему домашнего насилия. Считается, что это «семейное дело», что-то стыдное, что не нужно выносить из избы. И даже в том случае, когда соседи много раз просили о помощи, и было известно, что девочки не ходят в школу, а у этого человека было оружие, мы все равно видим тот же самый общественный вердикт. Считается, что они могли уйти, попросить о помощи, должны были повести себя иначе. Но если уделить этому делу хотя бы пять минут, то абсолютно очевидно, что они не могли этого сделать. Человек, который «с ноги» открывал дверь полиции, угрожал, просто держал их в заложницах, у которого было оружие, все равно у многих людей вызывает сострадание. Я вижу комментарии, что «он же всего лишь их насиловал, всего лишь бил, а они в ответ…»

    В деле есть потерпевшие – это родные сестры Михаила Хачатуряна. Они не верят показаниям девушек и убеждены, что отец всегда заботливо относился к дочерям. Один из друзей Хачатуряна – Брюс Хлебников – в интервью изданию «Московский комсомолец» также утверждает, что тот был «святым человеком», занимался благотворительностью и души не чаял в своих дочерях: «Хачатурян, как любой армянин, был строгим, но не деспотом. Сами же сестры по отношению к отцу вели себя потребительски. Дома они палец о палец не ударяли, жили в свое удовольствие. Когда Михаил захворал, они даже ленились за ним ухаживать».

    Защита, в свою очередь, требует посмертно возбудить уголовное дело в отношении Михаила Хачатуряна и прекратить дело против сестер, признав их действия необходимой обороной. В поддержку девушек 19 июня несколько сотен человек в Москве вышли на пикеты. Участники акции приносили плакаты: «Убью – тогда приходите», «Самооборона – не преступление».

    Видео (кликните для воспроизведения).

    – Вчера было много людей, большая очередь, – рассказывает Анна Ривина. – Многие люди, просто проходившие мимо, с интересом смотрели, спрашивали. В силу нашего законодательства люди были вынуждены стоять в очереди к одиночному пикету, и это давало возможность им всем общаться между собой. И было понятно, что они не просто так стоят, не просто возмущены чем-то, а понимают, насколько абсурдна здесь юридическая сторона, насколько серьезна проблема насилия над женщинами. Абсолютное большинство участниц – женщины (были и мужчины, но не так много). Печально, что эту проблему не признают более широкие слои общества. Это все-таки больше для активисток или для женщин, которые сами пережили насилие. Все-таки у этой проблемы есть определенная стигма – людям хочется думать, что это происходит в каком-то параллельном мире. Сегодня пикеты продолжатся, и самое главное, что это пойдет в другие города. Это будут различные мероприятия: литературные чтения, девушкам будут писать письма. И что мне очень нравится – здесь нет никаких организаторов: каждый, кто хочет что-то делать, приходит и делает, – говорит директор центра «Насилию.нет».

    Источники

    Литература


    1. Юсуфов, А.Г. История и методология биологии. Учебное пособие для ВУЗов / А.Г. Юсуфов. — М.: Высшая школа, 2011. — 107 c.

    2. Головистикова, А.; Дмитриев, Ю. Проблемы теории государства и права. Учебник; М.: Эксмо, 2012. — 832 c.

    3. Казанцев, С.Я. Информационные технологии в юриспруденции / С.Я. Казанцев. — М.: Академия (Academia), 2012. — 369 c.
    4. Хазиев, Ш. Н. Вопросы судебной экспертизы в деятельности Европейского Суда по правам человека / Ш.Н. Хазиев. — М.: Компания Спутник +, 2017. — 935 c.
    5. Марченко, М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах / М.Н. Марченко. — М.: ТК Велби, Проспект, 2007. — 240 c.
    6. Насилие в семье случай с сестрами хачатурян
      Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here