Новые счастливые истории усыновления детей

Истории усыновления

Про нашего сына

Начало Так сложилось, что, думая о втором ребенке, я все чаще задумывалась об усыновлении. Причин этого было много, и мне до сих пор трудно выделить из них основную. Что хочется дать семью обездоленному малышу? Да, конечно. Что хочется маленького ребенка [. ]

Обретение счастья

Москва. Сырость и промозглость. Я сбежала с семинара, вернее, вовсе не пошла на него. Ведь остался всего один день в столице и назад – в родной город к любимым родителям и мужу, к моим ученикам и коллегам, друзьям. Последняя надежда… [. ]

Suomi beautiful girl

Suomi beautiful girl, как окрестила Дашу моя подруга, в моем понимании должна была быть немножко задумчивой, спокойной, даже, может быть, чуть медлительной. А она – чертенок, но, как выразился мой племянник, «с тормозами». […]

Баба Кссс

Я не помню момента, как мы нашли Матвея… или как он нашел нас. Помню только, что в начале августа 2005 года я просила у блаженной Ксении мальчика, а в начале августа 2006 мы получили направление на Матвейку. […]

Как я усыновила Сашку

Как из приемника-распределителя «ничейный» малыш попал в полноценную семью… Вот и наступил этот долгожданный день… Сегодня моя первая встреча с тем, кого я выбрала навсегда, случайно увидев маленькое черно-белое фото, лежащее поверх внушительной стопки папок с личными делами «найденышей»… [. ]

Моё большое мамство

Я никогда не думала, что у меня будет трое детей. Не просто не думала, а не хотела… Мы усыновители… Хотя с каждым днем это слово меня удивляет все больше. Мы просто в очередной раз родители, и для меня лично этот [. ]

История нашей приемной семьи

Пишет мама Вера: Наша история приёмной семьи началась со статьи фотографа благотворительного фонда «Дети ждут»: «Я пытаюсь рассказать о нём, чтобы его не забыть», – так писал Сент-Экзюпери в своей самой известной повести. Я пытаюсь иногда рассказывать о каких-то детях из нашей базы, тоже чтобы их не забыть. У каждого фотографа в нашем фонде счёт отснятых детей идёт [. ]

Ксюшка-лисичка. Дневник

Почитав истории о том, как мамочки (и папочки) шли к своим деткам, я тоже решила написать свою. Без дневника многое стирается из памяти, остается только что-то вроде послевкусия – приятного или не очень… […]

Новости

Дистанционной ШПР-быть!

Вчера, 1 апреля состоялось первое дистанционное занятие новой группы кандидатов в приемные родители. Это совершенно новый для нас опыт, который, тем не менее, волнующ и радостен. Несмотря на вирус, на карантин, семьи готовятся к встрече [. ]

Zoom-чаепитие. Почему нет?

Карантин-это еще и повод рассказать про наши проекты и то, как они справляются с ограничениями. Например, в Центре семейной адаптации «Дети ждут» идут не только удаленные занятия с репетиторами, но и возобновились традиционные «5 o’clock [. ]

Не заточение, а развлечение!

Увы, друзья, мы вынуждены ввести карантинные меры в школьном модуле нашего Центра семейной адаптации. Это значит, что с 26 марта ребята не будут приезжать к нам, а все очные занятия специалистов модуля переходят на дистанционную [. ]

Каждый ребенок заслуживает детства!

Поддержите наш фонд и помогите детям-сиротам найти любящие семьи!

© Благотворительный фонд помощи детям, оставшимся без попечения родителей «Дети ждут». Все права защищены и охраняются законом. Полное или частичное копирование материалов сайта разрешено только с разрешения администрации.

Фонд «Дети ждут» занимается профилактикой отказов от детей и содействием семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей: переподготовкой специалистов сиротских учреждений для профилактики депривационных расстройств у детей; подготовкой приемных родителей на базе собственной школы для приемных родителей; психологическим сопровождением приемных семей; содействием социализации приемных детей; профилактикой отказов от детей неблагополучных матерей-одиночек, имеющих сиротский опыт.

Истории усыновления

Рассказ о Лере

О том, что на свете есть Детские дома, я узнала еще совсем маленькой. Моя бабушка выросла в Детском доме и иногда рассказывала о нем. Я хорошо запомнила, что Детский дом был в старом барском особняке, и дети собирали грибы со [. ]

Гошка

Спрашивать «Зачем вам это?» меня начали все и сразу. Тети в опеке, потом врачи на медкомиссии. Сначала участливый вопрос: «Своих деток нет?» Почему нет. Есть, двое. И вот тут лица собеседников вытягиваются и принимают такое странное выражение… Смесь удивления, подозрительности [. ]

Наш Женька-жучок

Все началось с того, что муж сказал: « Надо бы нам второго ребенка где-то достать… но как бы так сделать, чтобы уже и ходил, и говорил?» Предложение с моей стороны последовало незамедлительно! Но с момента этого решения до сбора документов [. ]

Это он… Это она…

На руках разрешение быть опекунами и направление в МДР № 7. Вечером прочли в интернете статьи о неокончательном тесте на ВИЧ, сделали вывод — большинство детей с таким диагнозом — здоровы. […]

Наш опыт и наши ошибки

Давно хотела написать нашу историю, особенно потому, что в последнее время появилось много вопросов про возвраты детей из приемных семей. Наша история – о возврате и… возвращении. Может быть, кому-то, кто стоит на распутье, она поможет принять правильное решение и [. ]

Так сложились обстоятельства…

Обстоятельства сложились так, что я, не работая в интернате, должна была месяц провести как воспитатель с детьми из интерната в лагере. Работа эта меня не пугала — не впервые в лагере и не впервые с такими детьми. Знала наверняка, что [. ]

История моего мамства

Об усыновлении я серьезно не задумывалась, т. к. была уверена, что у меня будут дети, много детей, хоть в родне пример есть (родная тетя усыновила мальчика). Эта история началась в далеком 1996 году, когда я вышла замуж и мечтала о [. ]

История Светланы и Леры

Леру я увидела в интернете. Документы у меня были на руках, я вечером зашла посмотреть «Последние известия» и попала на сайт опеки Бокситогорска… И там увидела девочку… лет на 7 старше, чем советовал психолог. Я смотрела на нее дня три, [. ]

Такие же, как свои

Мне кажется, что мы до сих пор не можем однозначно ответить на этот вопрос – ни я, ни муж, ни наша дочь, не можем сказать, почему мы решили взять в семью приемного ребенка. Просто в какой-то момент почувствовали сердцем, что [. ]

Мой третий ребенок, моё счастье

Моему сыночку исполнилось десять лет, моей младшей доченьке 4 года. И мне снова захотелось ребеночка. Захотелось не так, как раньше. Не родить, не носить, а найти своего ребенка в ДД. Мы с мужем думали об этом несколько лет. Даже когда [. ]

У Бога – Свои планы, и они – самые лучшие!

Часть 1. САША Когда я была студенткой медуниверситета и наши занятия по детским болезням проходили в республиканской клинике, в ординаторской стояла кроватка, в которой лежал 9-месячный белокурый малыш. Не знаю почему, но за неделю занятий я так полюбила его! Сережа [. ]

Прошел год, вот и наш День Аиста!

Заболела душа, заныло в сердце, мысли не дают покоя — хочу я маленькую девочку, 2-3 года, бантики, рюшечки, юбочки, нежных объятий, звонкого голоска, прилипчивых рук, и от себя сполна отдавать материнскую любовь. Почему приёмную? […]

[3]

История о том, как я перестал быть «Ванькой из четвертой группы»

История моя началась в апреле 2006 года. Я родился. Но аист ошибся и принес меня не той маме. И тогда я попал в специальный домик, где такие же, как я, малыши ждут, когда за ними придут настоящие родители. В этом [. ]

История наоборот

У большинства людей причины усыновления разные, а вот процедура одинаковая. У меня же все случилось как раз наоборот и несмотря ни на что. […]

Вот так я стала мамой

Сколько себя помню, с самого раннего возраста я всегда хотела младшего брата или сестру. Но, увы, это было невозможно, и я была единственным ребенком в семье. Повзрослев, я с большим удовольствием нянчилась с малышами. […]

Мой подарок себе — дочка Настенька

Предварительная подготовка На тематическом «усыновительском» форуме я начала «зависать» года 2 назад, потихоньку от себя, так, одним глазком. И что-то уже тогда самое важное я для себя поняла-узнала-открыла, что мне дало возможность надеяться. И про одинокую маму, и про мифы [. ]

Читайте так же:  Кому отдают ребенка при разводе

История Игоря и Татьяны Байдак. Начало

Долго писала этот текст. Не хотелось бы, чтобы он получился пафосным или занудным. Одно можно сказать точно — он получился длинным. Приемные дети: как пришли к решению, кто вдохновил, реакция родных, адаптация, сложности, радости и рекомендации — об этом вот [. ]

Из щелкунчика в принцы

Признаюсь сразу, что писалось трудно. Слова упорно не ложились ровно, а роились в голове, как августовские мухи. Никого не хотелось пускать в свое материнство – как будто натопчут. Но я попробую. Это было просто вступление. Теперь о сыне. Мне очень [. ]

Очень много лет назад…

Очень много лет назад, когда отечественное телевидение еще не было таким «чернушным», и от новостей не вздрагивали так часто, в программе «600 секунд» А. Невзоров рассказал, что молодая мамашка желала избавиться от новорожденного младенца и засунула его в мусоропровод, где [. ]

Как это было

Играть с мыслью об усыновлении (именно: играть) я начала скоро по заживлению душевных ран от крайне неудачной беременности и последовавшей за ней операции с средне-роковЫм последствием: невозможность иметь детей. Горшим из возможных последствий мог стать летальный исход, поэтому даже в [. ]

Наша Вера

Я несколько раз принималась за этот текст и несколько раз откладывала его в сторону, потому что меня сносит то в сторону океана розовых соплей, то на манящие своей жестокостью скалы жести как она есть. На самом деле, правда где-то посередине, [. ]

Мой путь к сыну

Написать, как я усыновила ребёнка, что может быть проще? Собрала документы, увидела ребенка, прошла школу приемных родителей. Но оказалось, это так сложно… Просто взять и рассказать. […]

Дневник приемного ребенка

Однажды в ноябре Сегодня она предложила мне переехать к ним насовсем. Я испугался. Этого я не ожидал. Раньше когда-то может быть. Но сейчас не ожидал, нет… и отказался. Сразу отказался, потом заплакал – так невыносимо жалко себя стало. Но переехать [. ]

Дюймовочка

Обычно принято писать только хорошее, из серии: «о… либо хорошо, либо ничего», и душевный стриптиз не приветствуется; и понятно, почему (зачем говорить там и о том, где и так сломано столько копий), поэтому не хотелось ничего рассказывать (какой смысл?! главное [. ]

Ренат попал домой: счастливый конец долгой истории усыновления

3 июня 2014 года Верховный суд Российской Федерации принял решение об усыновлении российского ребенка российско-швейцарской семьей Пошон. История усыновления мальчика Рената длилась более 3-х лет. Окончательное положительное решение было принято благодаря личному вмешательству в ситуацию Уполномоченного при Президенте РФ по [. ]

Солнце мое

О приемном ребенке я подумывала давно, а совсем меня перевернуло, когда я нашла в социальной сети согруппника, у которого двое родных деток и трое приемных девчонок. Я стала переписываться с ним, а потом и с его женой, чтоб понять, каково [. ]

История про то, как Алёна искала и нашла своих детишек

Наступило время, когда учеба, работа стали просто рутинными занятиями, а существование ради хлеба насущного так наскучило, что пришла нудная депрессия от одиночества и какой-то нереализованности. И тут я поняла: хочу ребенка! Замужество мне в ближайшие дни не светило, поэтому я [. ]

Прошел год

Прошел год, как у нас появилась Юлька. Моя дочка. Наша дочка. Обретение дочки было, как я теперь понимаю, на редкость легким. Я не мучилась сомнениями: моя, не моя. Просто пришла с документами, получила статус, зашла к Алешиной за направлением и [. ]

Как мы нашли друг друга…

Давно хотела рассказать историю нашей с сыном встречи, вместе мы уже почти полгода — как же быстро они пролетели в ежедневных хлопотах, тревогах, откармливаниях, решении проблем со здоровьем и прочих обычных мамских заботах. […]

Гномик Януш

Мысль об усыновлении глодала нас много лет, но сначала не было жилья, потом не было достаточного количества квадратных метров, и вот зимой 2007 года (благодаря «Сообществу приемных родителей») мы узнали что больше никаких преград нет, можно пробовать. […]

Федор «Божий дар». Дневник

… Дождь за окном… Серое небо и почти голые деревья… Рядом с нашей больницей – лес. До Питера отсюда 140 километров. Облупившаяся краска на стенах, старые стеклянные двери бокса, солдатские кровати, окна без занавесок. Подоконник почти совсем потерял краску, и [. ]

Илюшка отважный

— Я в детском доме живу! (Произносится очень гордо.) — К тебе кто-нибудь приходит? Ну, может, какие-нибудь тети или дяди? — Нет, никто ко мне не приходит. У меня все потерялись. — Ну, ничего! Еще найдутся, я думаю! — Не [. ]

Хотим ребенка (Об усыновлении, или Приёмная радость)

Я долго думала, писать ли в интернете о радости шлепанья девчачьих босых ножек по полу и о мальчишечьей щечке, прижавшейся к моей, пока я работаю за компьютером. В очередной раз поняла, что советоваться в неудачах мне легче, чем делиться радостью. [. ]

Моя история усыновления

Задумываясь об усыновлении, я прочитала много рассказов приемных родителей. И много других – умных и научных – текстов. Но больше всего мне помогли именно настоящие, «живые» истории. Вселили ту надежду, уверенность в себе и прочие штучки, которые должны быть в [. ]

Мы хотели ребенка…

Мы хотели ребенка с первого дня совместной жизни. Мы не просто не предохранялись – сразу сознательно, оба, ждали беременности. Когда она наступила и прервалась на седьмой неделе в четвертый раз – мне вынесли приговор – «хроническая невынашиваемость». […]

Кто, если не мы

Мы с супругом в браке 10 лет, но, как мы ни старались, детей не было. Мы ходили к врачам, даже решились на ЭКО, но так ничего и не получилось. Мысли об усыновлении пришли внезапно. Супруг в это время находился на [. ]

Путевые заметки «самостоятельной» мамы

Предыстория Осенью 2007 года у меня началась ломка. Через пару месяцев мне должно было исполниться 40 лет, у меня была 20-летняя дочь, интересная работа, приносящая стабильный доход, вагон и маленькая тележка нереализованных проектов и несбывшихся мечт. Уже год, как я [. ]

Как мы стали родителями

Так всё начиналось Года через два после свадьбы мы с мужем начали задумываться о ребенке. Почему-то мне всегда казалось, что у нас будет именно девочка. Я представляла маленькую девочку с волосами, как у меня, и глазами, как у мужа. Время [. ]

Новости

Дистанционной ШПР-быть!

Вчера, 1 апреля состоялось первое дистанционное занятие новой группы кандидатов в приемные родители. Это совершенно новый для нас опыт, который, тем не менее, волнующ и радостен. Несмотря на вирус, на карантин, семьи готовятся к встрече [. ]

Zoom-чаепитие. Почему нет?

Карантин-это еще и повод рассказать про наши проекты и то, как они справляются с ограничениями. Например, в Центре семейной адаптации «Дети ждут» идут не только удаленные занятия с репетиторами, но и возобновились традиционные «5 o’clock [. ]

Не заточение, а развлечение!

Увы, друзья, мы вынуждены ввести карантинные меры в школьном модуле нашего Центра семейной адаптации. Это значит, что с 26 марта ребята не будут приезжать к нам, а все очные занятия специалистов модуля переходят на дистанционную [. ]

Каждый ребенок заслуживает детства!

Поддержите наш фонд и помогите детям-сиротам найти любящие семьи!

© Благотворительный фонд помощи детям, оставшимся без попечения родителей «Дети ждут». Все права защищены и охраняются законом. Полное или частичное копирование материалов сайта разрешено только с разрешения администрации.

Фонд «Дети ждут» занимается профилактикой отказов от детей и содействием семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей: переподготовкой специалистов сиротских учреждений для профилактики депривационных расстройств у детей; подготовкой приемных родителей на базе собственной школы для приемных родителей; психологическим сопровождением приемных семей; содействием социализации приемных детей; профилактикой отказов от детей неблагополучных матерей-одиночек, имеющих сиротский опыт.

Ренат попал домой: счастливый конец долгой истории усыновления

3 июня 2014 года Верховный суд Российской Федерации принял решение об усыновлении российского ребенка российско-швейцарской семьей Пошон. История усыновления мальчика Рената длилась более 3-х лет. Окончательное положительное решение было принято благодаря личному вмешательству в ситуацию Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова.

История усыновления Рената, которому сейчас 4 года, началась, как ни странно, еще до его рождения. Она необычная и со счастливым концом, может быть от того, что все началось ни где-нибудь, а в цирке.

Читайте так же:  Взыскание алиментов с отца ребенка

Девочка Таня

Приемная мама Елена Алексеева-Пошон – клоунесса, она работала в цирке – сначала в Санкт-Петербурге, а потом в Швейцарии. Именно во время ее номера с дрессированными собачками будущий муж и заметил Елену. Все, о чем будет рассказано ниже, все чудеса, которые происходили и, конечно, будут происходить в этой семье, вытекают из самого главного – из чуда любви. В 2005 году швейцарец Иван Пошон и россиянка Елена Алексеева создали семью, в которой довольно скоро оказалось много детей: трое от первых браков, затем общая дочка Соня и потом – Таня.

Про Таню надо рассказать отдельно, потому что не будь ее, не было бы и Рената. Выйдя замуж, Елена оставила работу, но стала, по ее же собственному выражению, «активным участником программ помощи российским детям-инвалидам, живущим в детских домах». Вместе с подругами Елена организовала ассоциацию помощи российским сиротам. Занимаясь благотворительной деятельностью, Елена узнала о девочке Тане из волгоградского дома ребенка.

Когда речь идет о больных детях-сиротах, мы понимаем, что шансов на обретение семьи у них почти нет. В случае с Таней не было даже этого «почти». Полная слепота и нарушение слуха были отнюдь не главными проблемами девочки. У Тани была двусторонняя лицевая расщелина, личико на ее младенческих фотографиях, как будто, как у фарфоровой куколки, расколото пополам.

Вот, что пишет Елена: «Сначала я около года занималась девочкой как волонтер… В 2 годика Таня весила 6 килограммов, не понимала речь, не ходила, даже сидела плохо, заваливаясь набок. Не понимала назначение игрушек, психоэмоциональное развитие соответствовало возрасту 3-4-месячного ребенка.

Мне, с помощью волонтеров и при сотрудничестве дома ребенка, удалось организовать операцию в Москве, в клинике челюстно-лицевой хирургии НПЦ. От персонального внимания девочка расцвела. Начала ходить с опорой, стала интересоваться игрушками, музыкой, за два месяца в больнице прибавила в весе 2 килограмма.

Мысль о том, что ее придется вернуть в учреждение, казалась невозможной. Весь прогресс в развитии оказался бы ненужным, так как сиротская система не предусматривает обучения и реабилитации детей с такими тяжелыми нарушениями.

Так возникла мысль об удочерении. Процесс удочерения занял около года, и в самом конце декабря 2009 Таня оказалась дома. Первый год был чудовищно трудным, адаптация была тяжелой. Слепой, неговорящий и почти не понимающий обращенную к нему речь ребенок мог выражать свои чувства только громким криком и истериками. Девочка боялась всего: песка, снега, ветра, звуков, коляски, машины, верхней одежды, пластилина, качелей, бумаги…»

Сейчас Тане 6 лет. Ей сделали несколько операций, следов того, что было на лице, нету и в помине. Таня посещает обычную школу, дополнительно изучает азбуку Брайля, занимается плаванием, она играет на скрипке и свободно говорит на 2 языках. Я лично была поражена, увидев зимой в интернете видеозапись того, как эта девочка катается на горных лыжах в Альпах.

[2]

Семья Пошон могла бы дальше спокойно воспитывать детей, радоваться их успехам и достижениям. Но оказалось, что спокойно радоваться очень сложно, когда знаешь, что нужен кому-то еще, какому-то маленькому человеку все в том же далеком Волгограде.

Мальчик Ренат

Видео (кликните для воспроизведения).

О Ренате супруги Пошон узнали в начале 2011 года. Он был из того же самого детского дома, что и Таня. Диагнозы были другими, но отнюдь не менее ужасными – артрогрипоз в тяжелой форме, когда и руки, и ноги обездвижены. Мальчик не мог не только ходить или стоять без специальных аппаратов, но даже поднять руку, чтобы почесать себе нос.

В декабре 2013, когда волгоградский суд запретил усыновление Рената, Елена написала в блоге на «Эхе Москвы»: «В первый приезд малыш произвел впечатление ребенка глубоко замкнутого до аутичности, не по-детски серьезного. Не откликался на свое имя, плакал без звука, безропотно давал производить над собой самые болезненные и неприятные медицинские манипуляции. По мере того, как малыш начал понимать, что кто-то интересуется именно им и с появлением первых признаков привязанности, он “разморозился”, взгляд стал фокусированный, стал смотреть в лицо людям. Появилась инициатива и интерес к окружающему, малыш научился эмоционально реагировать на происходящее, разговаривать…»

На сбор документов ушло около полутора лет, год назад – в мае 2013 года – Елене и Ивану разрешили общаться с ребенком как будущим приемным родителям. Он стал называть их «мама» и «папа». Они стали участвовать в судьбе Рената – помогали с лечением, организовали консультации, каждый раз Елена прилетала в Петербург, когда мальчика привозили туда на лечение, супруги оплачивали на протяжении 2 лет аппаратное лечение.

В течение нескольких месяцев волгоградский суд не мог принять решение об усыновлении Рената. Заседания постоянно откладывались, судья запрашивала дополнительные справки и документы. 3 декабря 2013 года Волгоградским областным судом было принято решение об отказе в удовлетворении заявления гражданина Швейцарии Пошон Айвана и его супруги гражданки Швейцарии и Российской Федерации Алексеевой-Пошон Елены об усыновлении гражданина Российской Федерации Рената И.: «Принимая во внимание то обстоятельство, что заявители являются гражданами государства, в котором разрешены однополые (гражданские) партнерства, а также то, что законодательство Швейцарии допускает возможность переустройства усыновленного ребенка в другую семью … в удовлетворении заявления об усыновлении отказать».

На самом же деле, в Швейцарии однополые браки запрещены, и ребенка, если с супругами Пошон что-то случится, нельзя будет передать в однополую семью, поскольку швейцарским законодательством это не предусмотрено.

Поэтому Елена с мужем обжаловали решение Волгоградского суда в Верховном суде РФ, они написали обратились с просьбой оказать содействие к Уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову.

Домой!

9 декабря 2013 года Елена пишет: «Он постоянно задает вопросы персоналу про нас. Очень ждет нас, плачет и вырывается из рук нянечек, когда мы вынуждены уходить из группы. Ждет встречи с сестренками, про которых знает из моих рассказов, фотографий и видео. Называет их по именам…

Малышу уже 4 с половиной года, срок перевода в ДДИ – 4 года. Его перевод в дом инвалидов был задержан в связи с процедурой усыновления. Теперь он отправится туда в самое ближайшее время.

В доме инвалидов умственно сохранный, но не способный себя обслуживать ребенок, угаснет очень быстро. Если выживет, то в лучшем случае его ждет интернат для инвалидов и престарелых. Перспективы ребенка-инвалида с подобными нарушениями, находящегося в доме инвалидов, со всеми подробностями описаны в книге Рубена Давида Гальего “Белое на черном”…

Мы добросовестные состоявшиеся усыновители. Нами предоставлены все постусыновительские отчеты, отражающие феноменальный прогресс в развитии ребенка (имеется в виду приемная дочь Таня. – А.О.), а органами Швейцарии – документы об отсутствии задолженностей по контрольным отчетам по всем другим усыновлениям российских детей в Швейцарию.

Усыновляемому мальчику требуется срочное оперативное и сложное аппаратное лечение, предоставлены мнения нескольких лечащих врачей о неотлагательности лечения и последствиях для здоровья и будущей реабилитации ребенка в случае задержки такового.

У нашей семьи есть психологические и материальные ресурсы, знания и опыт в реабилитации тяжелых детей-инвалидов. Наша семья даст ребенку возможность вырасти полноценным членом общества, а не иждивенцем системы социального обеспечения».

Многие интернет-пользователи с замиранием сердца следили за судьбой маленького Рената, и 3 июня Верховный суд Российской Федерации, после личного вмешательства Павла Астахова, который направил свое заключение в суд – «усыновление Рената И. гражданами А.А.Пошоном и Е.Алексеевой-Пошон будет в полной мере отвечать его интересам», – принял решение об усыновлении российского ребенка российско-швейцарской семьей Пошон.

Победа в 3-летней борьбе с сиротской системой одержана! Ренат уже дома и мы можем видеть уже его первые фотографии с сестричками, мамой и папой. Елена пишет на своей странице в «Живом журнале»: «Всего каких-то без трех месяцев три года, и у нас все дома. Миссия была невыполнима, но не очень… Вызволяли человека целой толпой человеческих чиновников… То есть, меньшая часть гос-ва с человеческим лицом боролась со своей же второй головой. Таня спросила меня по Скайпу: “Мама, хорошие люди победили плохих?”»

Впереди очень трудный путь. Елена пишет, что Ренат почти не улыбается, даже когда балуется, даже когда смешно. Маленькая Соня спрашивает брата, отчего он такой серьезный, ей, ребенку, очевидно, что это странно. Но Ренат не только почти не улыбается, он и не плачет. Первое, что увидела мама, когда малыш оказался у нее на руках, это огромную занозу, которая не первый день, судя по всему, гноилась в пальчике малыша. «Тебе больно?» – спросила Елена. «Дя…», – ответил Ренат, и все это с каменным лицом.Но Елена верит, что потихоньку все наладится, тем более что они с мужем – родители опытные. Пожелаем Ренату не вспоминать тот дом, где прошло его раннее детство, где няни, вынося неподвижного ребенка гулять, просто сажали его в коляску и стаскивали коляску по ступенькам. Вывалившись из нее, потому что держаться ручками за бортики коляски малыш никак не мог, он выбил себе передние зубы. Но теперь все самое страшное позади. Ренат дома, это главное.

Читайте так же:  Усыновление дети фидерная у база данных

Мама не уйдет: история одного удочерения

Люди часто делают из усыновления тайну. Мы не скрываем нашу историю, потому что нам очень хочется, чтобы как можно больше людей нашли своих деток и стали счастливее. Возможно, узнав о нас, кто-то задумается, или вдохновится, или отбросит страхи и отправится навстречу своему малышу. И это будет большое счастье.

НЕ ИДТИ ПРОТИВ ПРИРОДЫ
Мы были женаты уже 9 лет, а детей все не было. После множества обследований специалисты заключили, что из-за генетической несовместимости наши шансы стать родителями весьма невысоки. Чтобы их увеличить, нужно было много сложных, малоприятных и дорогостоящих процедур, и врачи все равно не гарантировали успех. Мы решили не идти против природы, а обратить внимание на уже рожденных деток, которым очень нужна семья.
Мы приняли решение об усыновлении независимо друг от друга, спокойно и взвешенно, без метаний и колебаний. Рассказали самым близким – родителям, братьям и сестрам: нам была очень важна их реакция. Мы не ошиблись в своих ожиданиях, они обрадовались и поддержали. Это воодушевило еще сильнее.

ТОЛЬКО ПРАВДА
Усыновление – серьезный шаг, к нему нужно тщательно готовиться. Муж-американец проходил американский онлайновый курс для усыновителей, а я пошла в школу приемных родителей, организованную благотворительным фондом «Семья». Занятия проводили психологи, юристы, педиатры, опытные приемные родители. Мы изучали абсолютно все аспекты усыновления: где искать ребенка, какие потребуются юридические процедуры, какие особенности у таких детей, как рассказывать близким и соседям о прибавлении в семье.

ХОТИТЕ УСЫНОВИТЬ? ЗДЕСЬ ЗНАЮТ КАК
http://innewfamily.ru/ – проект благотворительного фонда «Семья», в рамках которого работает школа приемных родителей.

http://www.usynovite.ru/ – федеральный банк данных детей, нуждающихся в усыновлении.

http://www.adoptlaw.ru/ – все юридические тонкости усыновления.

http://deti.radiorus.ru/ – сайт социального проекта «Радио России» «Детский вопрос».

http://conf.7ya.ru/ – портал 7ya.ru, где существует отдельный форум по усыновлению.

Из группы в 15 человек к концу занятий двое сошли с дистанции: они трезво оценили свою готовность и решили повременить с ребенком. Мы же с Алексом только окрепли в своем желании. При этом я изменила свое мнение по важному вопросу – говорить ли ребенку, что он приемный. Раньше была уверена, что этого делать ни в коем случае не надо. Но в процессе занятий поняла, что лгать своему ребенку – значит жить в страхе, что «добрые люди» все расскажут ему в самый неподходящий момент. Ребенок имеет право знать, и чем спокойнее и естественнее об этом говорить, тем меньше шансов, что факт усыновления будет воспринят как трагическое известие.

ПЕРВЫЕ ШАГИ
Самое распространенное предубеждение по поводу усыновления – что нужно долго собирать бумаги. Но оказалось, что пакет документов совсем небольшой. Сложностей не вызвало даже иностранное гражданство Алекса.
В анкете усыновителей мы указали только желаемый пол и возраст ребенка: девочка от 0 до 1,5 лет. Вначале хотели взять совсем маленькую, чтобы у нее не было никаких воспоминаний о прошлой жизни. Но в процессе обучения я узнала, что к году, как правило, проявляются наследственные болезни, к тому же в этом возрасте уже видна индивидуальность ребенка. В итоге мы решили, что нашей девочке около годика.
Детей такого возраста в домах Москвы и Московской области разбирают быстро. Но мы все равно ездили, возили с собой игрушки, необходимые домам вещи. Тогда же купили разноцветную красивую погремушку и решили подарить ее нашей дочке, когда она найдется. Я с самого начала верила, что у меня будет вспышка внутри: посмотрю в глаза ребенку и узнаю его. Но за два месяца ни в Москве, ни Подмосковье мы свою дочку не встретили.

ПОЕЗД НАДЕЖДЫ
Весной 2009 года нас с мужем пригласили на благотворительный проект «Радио России» «Поезд надежды», когда группа усыновителей едет искать своих деток в другой город. В тот раз путь лежал в Новосибирск. Было много встреч, никто из участников не мог спать – днем ездили по детским домам, общались с детьми, а ночами делились впечатлениями и переживаниями.
Там даже было одно «почти»: девочка Катя – прелестная, но не наша. Переживая за ее судьбу, вечером в гостинице мы рассказали о ней другой паре. На следующий день они поехали с ней познакомиться и с тех пор неразлучны. Так мы с Алексом стали крестными родителями Катеньки, которая сейчас живет в Зеленограде и очень счастлива с родителями и старшей сестренкой.
Мы вернулись из Новосибирска вдвоем. Тогда я сказала Алексу, что надо ехать на мою родину, в Иркутск. Уже на майские праздники мы летели туда.

НЕ МОЯ
В Иркутской области оказалось очень много домов ребенка. Мы смотрели каждому малышу в глаза и молча спрашивали: ты наша дочь? Они, даже самые маленькие, все чувствуют и понимают. Так мы встретились с Жанной, долго играли с ней, подарили ей музыкального зайца. А когда нянечка забирала ее, уже в дверном проеме она оглянулась, посмотрела мне прямо в глаза тяжелым недетским взглядом – и я поняла, что она знает: мы ее не возьмем.
Душа болела за этих детишек, и я не успокоилась, пока не пристроила многих из них. Я развернула кампанию на интернет-форумах усыновителей, агитируя ехать за детьми в Иркутск. Трех девочек, с которыми мы познакомились, в том числе и Жанну, забрали в семьи вскоре после нашего возвращения. Но свою малышку мы так и не находили.

НАШЛИСЬ
Из больницы мы возвращались молча, каждый в своих мыслях. И вдруг Алекс спросил: «Мы же возьмем ее?» Я спросила в ответ: «Тебе она очень понравилась?» Муж отвернулся к окну, скрывая выступившие слезы, и ответил: «Я ее полюбил…» Та вспышка, которая должна была, как я считала, поразить меня, досталась Алексу. Мы нашли свою девочку.
Муж уехал в Москву готовить квартиру к встрече, а я осталась в Иркутске для завершения процедуры. Никогда не забуду свою первую ночь с Алиной. Когда она уснула, мне стало очень-очень страшно. Внезапное осознание того, что теперь я ответственна за эту маленькую жизнь, оказалось таким невыносимо тяжелым, что я в ужасе не сомкнула глаз и все смотрела на спящую дочку. Позже психологи сказали мне, что нечто подобное испытывает женщина, только что пережив роды. В день, когда мы с Алиной прилетели в Москву, ей исполнился год и она родилась заново.

ТРОЕ
Оказавшись дома, мы изумились, как сильно Алина внешне похожа на Алекса. Это было удивительно, но не чудеснее того, как она похожа на меня характером. С каждым днем в Алине открывалось все больше и больше качеств, которыми мы восхищаемся: независимость, любознательность, энергичность, доброта.
Как у всех деток из домов ребенка, у дочки оказались проблемы со здоровьем. У Алины был огромный живот с пупочной грыжей и расхождением мышц, она не могла перевернуться со спинки на живот. Были и другие диагнозы: перинатальное поражение центральной нервной системы, поздний восстановительный период, увеличенные миндалины от частых болезней, авитаминоз. Дочка сильно отставала в росте и опережала норму по весу.
Наш доктор, который много занимался усыновленными детьми, сразу сказал, что все это уйдет и девочка догонит сверстников в развитии. Так оно и было: к двум годам Алина уже опережала возрастные нормы. Сейчас, в два с половиной, она отлично говорит на двух языках, считает, знает многие буквы двух алфавитов, рисует, лепит, плавает и катается на велосипеде. А еще она умеет кувыркаться, висеть на трапеции и делать шпагат – с мышечным тонусом все в порядке!

ВМЕСТЕ
Меня всегда интересовала благотворительность, и после нашего путешествия за дочкой я с новыми силами занялась ею. В этом году мы проводим уже десятый благотворительный аукцион совместно с фондом Владислава Третьяка в Москве и первый в Монреале. В прошлом году мы собрали более 250 000 долларов для детей-инвалидов и сирот.
А наша дочка тем временем растет. Получилось так, что у нас совсем не было периода адаптации: Алина с порога освоилась в новом доме, как будто нас всегда было трое. Конечно, мы с мужем перестроили свои расписания, чтобы каждый день у нас было время с Алиной. «Папино время» – утро до полудня, до лекций в университете. А вечер – мамин. И, конечно, выходные мы проводим все вместе.
От объятий дочка первое время отстранялась, не понимала, зачем нужен такой близкий физический контакт. Однажды мы играли, и вдруг она крепко обняла меня, прижалась к груди, и мы стояли так долго-долго. А совсем недавно, когда я укладывала Алину спать, она несколько раз сказала сама себе: «Мама не уйдет, не бойся, мама не уйдет».
Я даже не заметила, как и в какой момент эта волшебная девочка стала для меня целым миром и самым родным человеком. И каждый день, засыпая, мы с мужем не верим своему счастью: Алина с нами.

Елена Сеттлз, 35 лет, Александр Сеттлз, 41 год

[1]

«Не могу, не выдерживаю, давай вернем обратно». Три истории о приемных семьях

В семье Городиских дети с гидроцефалией и синдромом Дауна, Оксана Панова, перед тем как взять четырех приемных детей, потеряла собственного ребенка и вернула в приют одного приемного, а Юлия Ставрова-Скрипник заболела после первой неудачи. Эти истории — о том, почему люди решают взять приемного ребенка, с какими трудностями они сталкиваются и как удается их преодолеть

Поделиться:

Наталья Городиская, Дмитров

Воспитывает с мужем Мстиславом 9 детей — из них семь усыновленных и приемных

Читайте так же:  Ипотека в процессе развода

Нам с мужем Мстиславом по 38 лет, и меня кто-то спросил: зачем, могла бы «жизнь просвистать скворцом». Скворцом, может, и здорово, но. мечта усыновить ребенка родилась, видимо, еще в детстве. Мои родители инженеры, и я у них была одна. Родители с утра до ночи пропадали на работе, а я маялась дома в одиночестве. Я очень хотела братьев и сестер. К тому же у меня были друзья, Паша и Наташа, брат с сестрой, у которых была кошмарно пьющая мать, и я их, как могла, опекала. А потом их взяли и отдали в детдом — меня это потрясло. С тех пор я тем более бредила большой семьей — вот чтобы праздники вместе, в кино большой кучей, за столом на ужин собираться. Еще помню момент, как я, уже мать двух своих детей, еду за рулем мимо детского дома (мы тогда еще в Пензе жили), и тут у меня слезы из глаз — так больно было смотреть в ту сторону и так хотелось помочь. И мне нравится сейчас видеть, как наши дети строят мир нашей мечты — они одна команда, им совсем не скучно.

На таких, как мы, люди часто смотрят как на сумасшедших либо как на героев. А мы ни те, ни другие. Мы просто так живем — без мыслей о каком-то там «тяжком кресте», но с ответственностью и готовностью к трудностям, а их у нас полным-полно, как и в любой семье.

Когда у нас с мужем было уже восемь детей — двое кровных и шесть приемных, мы решили взять еще одного. Родить, думаем, как-то возраст уже не тот. А я до этого уже видела одного годовалого малыша в доме ребенка, но никак не могла представить, что он будет нашим сыном. У него был очень тяжелый диагноз — гидроцефалия. Мне говорили: тяжелый, с инвалидностью, не будет ходить, не будет даже сидеть. И когда мы с мужем заговорили о том, что нам хочется еще одного, то первый, о ком я подумала, — это наш Димка.

Фото из личного архива

От него отказались несколько семей, к нему вообще никто не ходил, шансы на семью были нулевые. И мы просто перестали думать о том, что Димка инвалид. Это как будто вдохнуло в ребенка жизнь. Диме сейчас 3 года, он такой крепенький голубоглазый мужичок, хохотун, красавец, как с картинки. Я не чувствую никакой разницы — сами мы его родили или усыновили, — а инвалидность мы сняли уже давно. Это не чудо — так действует любовь. Но врачи, конечно, в первую очередь.

Полтора месяца назад мы взяли девочку с еще более серьезным, чем у нашего Димы, диагнозом — шунтированная гидроцефалия. Они с Димкой почти ровесники и очень похожи, только он повыше, а она махонькая, и голова у нее больше, чем положено, а говорит она даже лучше Димки. Леночка — большая умница, маленький философ-«рассуждалкин», но она инвалид на всю жизнь. Ей надо еще отогреться, физически окрепнуть, и скоро она пойдет в садик, а потом в школу. Мы уже много здоровых детишек воспитали, и теперь, когда у нас есть опыт, посвятим себя особым детям.


Люди сморят на Лену с Димой и говорят: вы выбираете таких, здоровых и на вас похожих? А я думаю: видели бы вы этих одиноких деток-отказников раньше, с абсолютно пустым взглядом, вы бы так никогда не сказали… Дима очень боялся ехать домой, трясся и плакал. Просто не понимал, что происходит и куда его увозят из привычного места чужие люди. Но у маленьких быстро возникает привязанность. С детьми же, которых мы взяли из детдома уже подростками, нам было в тысячу раз сложнее.

Вспоминаю наш с Ваней разговор, после того как я сказала всем, что скоро в нашей семье появится маленький Дима. Он единственный не очень обрадовался, сказав, что не надо нам никого, всем не поможешь! Я говорю: «Вань, ну тебе же когда-то помогли? Ведь хорошо, что мы вместе? А тот совсем маленький, и у него никого нет. Ну совсем никого». А теперь у них такие нежные отношения. Чудеса! А если бы мы с мужем испугались тогда, если бы не поверили, что справимся? Даже страшно подумать.

В Новый год в нашу семью пришел еще один сын — Ваня-маленький. У Ванечки — синдром Дауна. Еще несколько лет назад я бы не поверила, что у нас будет «солнечный» ребенок, настолько велики были мои страхи. Но я вижу, как ребенок оттаял буквально за пару недель. В детдоме говорили, что Ваня часто убегает и прячется, но в семье он ни разу не прятался, наоборот, он раскрывается эмоционально — смеется и плачет, радуется или выражает недовольство. Жду, когда Ванечка скажет мне «мама», слово «папа» он произнес буквально сразу.

Оксана Панова, юг России

Воспитывают с мужем Сергеем 5 детей, из них четверо приемных. В семье все приемные дети появились в 2015 году

У меня всегда была мысль взять ребенка из детдома. Знаю, многие приемные мамы так говорят, но это правда. Я поздно вышла замуж, и мой муж Сергей старше меня на 13 лет. Вот я и решила: если не будет своих детей, возьму приемного. Через год мы так и сделали. Но это была несчастливая история. Все мечтают взять маленького ребеночка, а мы, не раздумывая, взяли сразу 11-летнего парня. Хотя в школе приемных родителей предупреждали, что взрослый приемыш, если он для тебя первый, — это сложно и тяжело. Мальчик жил с нами несколько месяцев, и с адаптацией мы — честно! — не справились. Я была в отчаянии: ничего не двигается, я не могу, не выдерживаю, давай вернем обратно. Тяжесть ситуации облегчило только то, что мальчика у нас взяла знакомая семья, уже опытные приемные родители. Так что для него все сложилось наилучшим образом. Но не для меня.

Мой первенец, родившись вскоре после этой истории, прожил только 20 дней. И психологи запретили мне даже думать о приемном ребенке, пока не появится свой. Потом я все же родила Сашу и наконец все сложилось. Я собрала документы — и в детдом. Нашли там с помощью фонда «Измени одну жизнь» 10-летнего Дениса. Его бы давно забрали, если бы не тот самый диагноз, которого многие боятся, — ВИЧ. А мы решили, что потянем. Давать таблетки и ездить на анализы — с этим, и живя в селе, можно справиться. Муж, правда, сначала запаниковал, а потом смотрю — читает что-то в интернете. За ночь разобрался с диагнозом, что да как, и успокоился. Когда я везла Дениса домой — а это было почти год назад, — он всю дорогу подпрыгивал: «Долго еще? Долго еще?»

Читайте так же:  Материнский капитал при усыновлении первого ребенка

Постепенно в ребенке стали открываться новые стороны, но так и должно быть. Денис попал в детдом в три года, что было до этого — никто не знает, сплошные скелеты в шкафу. Он помнит маму, скучает по ней. Мысль о том, что она от него отказалась, его ужасно мучит: «Что я, мусорная козявка разве?» Но мы не можем ее найти… Поэтому, может, нам сейчас сложно. Влюбленность прошла, но спокойное отношение не наступило, адаптация затянулась. У него есть юмор, энергия, желание дружить и помогать (такой парник с папой отгрохал, да еще взял шефство над нашими курами), но в школе начались проблемы. Стал привирать, «косить под глупенького» и давить на жалость, чтобы спроса было меньше. К тому же он у нас красивый ребенок, большие глаза, длиннющие ресницы — Денис понял, что и этим можно пользоваться. Работаем с психологом, конечно, и я постоянно учусь быть умной мамой. Думаю перевести его на домашнее обучение, тогда я смогу больше с ним заниматься.

Когда мы взяли к себе Мишу, у Дениса появилось нечто такое, что и ревностью-то не назовешь — между ними целый комплекс взаимодействия детей, перемолотых одной и той же системой. 7-летний Миша никого к себе никого не подпускал и только спустя несколько месяцев оттаял. Поначалу ведь даже не знал, что такое мама — думал, что это имя. Буквально копировал манеру Саши, моего кровного двухлетки, как обниматься. Научился. Он очень старается быть хорошим-хорошим. Денису пока важнее свой имидж создать, а Миша старается быть таким, какой он есть. Да и всех хулиганств-то — обои новые разрисовал сверху донизу.

Потом мы взяли 15-летнюю Олю. Тут инициатором был наш папа. Говорит, ее надо спасать, куда она пойдет дальше? Девочка умная и красивая, а ее жизнь в детдоме — хуже некуда, там много чего было: и конфликты, и преследования. Ситуацию усугублял тот же диагноз, что и у наших мальчиков. Она целых четыре года провела в инфекционной больнице, откуда выход был запрещен. Социализация у ребенка была нулевая. Адаптация у меня с Олей была самая тяжелая: меня прямо тошнило, физически было плохо, таким сильным было отторжение. Я почти не спала, меня раздражал ее смех. А смеялась она без причины. А потом все как рукой сняло, я справилась, и это было счастье. Перед Новым годом у Оли обнаружился кулинарный талант. А еще она хочет стать звездой — знаменитой певицей или актрисой.

Я не скрываю, что деньги, которые дают приемным семьям, — важный для меня фактор. Но не вижу в этом ничего предосудительного. Все считают, что приемные родители должны быть ангелами без единой мысли о материальном. Но если я умею растить детей и делаю это хорошо, то деньги — не корысть, это нормально. Я сама из большой семьи — нас было восемь детей. Я третья по старшинству. Для меня дети — это вовсе не караул. Это мое. Со своими детьми ты больше на судьбу полагаешься, а с приемными детьми стараешься больше. Сейчас у нас появился Коля, он еще малыш, и у меня нет ощущения, что это все. Я не знаю, что со мной не так. Но я планирую еще взять детей.

Юлия Ставрова-Скрипник, Москва

В семье Юлии и Артема Ставровых-Скрипник двое кровных детей и четверо приемных

Я долго была одинокой мамой двоих сыновей. Когда-то мне сказали, что у меня не будет детей, и поэтому, узнав о беременности, я не задавалась вопросом, рожать или не рожать. Второго сына я тоже родила вопреки всему. Мои родители сильно сокрушались по этому поводу. Папа кричал в трубку: ты что, крест решила на себе поставить, не понимаешь, что тебя, одинокую мать с двумя детьми, никто замуж не возьмет! А я этого «замуж» как раз и боялась как огня. Развод моих собственных родителей стал для меня определяющей травмой. Как только мне предлагали руку и сердце, я сбегала.

Когда у меня в коробочке скопилось пять бесполезных обручальных колец, мне пришлось пойти на тренинг, где до меня, уже тридцатилетней, дошло, что с мужчинами-то все в порядке и семья — это прекрасно. Я решила так: если до 35 не выйду замуж, то обязательно возьму девочку из детского дома. Ангелину я нашла за месяц до своих 36. И при этом у меня уже был муж Артем. Ну и, став приемной мамой, я, что называется, оторвалась. Я скупала платья принцесс, носочки, бантики и кукол, что для 10-летней девочки из челябинского детдома было, конечно, абсолютным шоком. Плоды собственной безудержности мне пришлось пожинать где-то через год: дочь, почувствовав на голове корону, стала повелевать без тормозов. Пришлось учиться быть мудрой мамой.

Когда получается с одним, пропадает страх не справиться, и возникает желание вытащить из системы хотя бы еще одного ребенка.

Прошел год, и в московском детдоме мы нашли 14-летнего Максима. Решили забрать его в семью, да не тут-то было! Заведующая не отпускала его под предлогом, что он всю жизнь прожил в детдоме и может сорваться. Мальчишке задурили голову, и он действительно остался. Да и я — тогда глупая и неопытная — была чересчур настойчива, горячо убеждая ребенка, что в семье лучше, а он, видя бьющуюся в истерике мамашу, замкнулся. Я тогда ничего не знала про адаптацию подростков, когда они по несколько раз пишут заявление о приеме обратно в детский дом, а потом рвут его и бросаются тебе на шею: прости-прости. Словом, парень остался в детском доме, я это восприняла как трагедию и заболела.

Фото из личного архива

Многие приемные родители думают, что, взяв ребенка из детдома, они облагодетельствуют его, и «сиротка» будет им по гроб жизни обязан. Ничего подобного! Такой подход неминуемо приведет к драме. Это ты служишь ребенку. И будь готов к тому, что в 20 или 30 лет твой приемыш может и не принести тебе воды, да и вообще не захочет тебя знать. Бывает, что в период адаптации парень может кинуться на приемного отца с кулаками. Да, это сложно вытерпеть и принять. И кстати, если семья, взяв ребенка из детдома, закрылась, не общается с такими же приемными семьями, ничего не рассказывает психологу — значит, там все плохо, жди беды.

Но сейчас нас всех снова трясет нешуточно, потому что под Новый год в семье появились одновременно Федя и Наташа. А в феврале придет Ваня. И абсолютно у всех приемных детей есть страх: вот сейчас этого возьмут, а меня вернут обратно. Федя, Наташа и Ваня у нас слабослышащие и все из одного детдома. Федя сегодня выложил фото в фейсбуке: «А это мой родной дом, где я жил с мамой и с бабушкой». Кто-то на моем месте мог бы обидеться — ах, ты неблагодарный. Но для меня это сигнал о том, что ребенок начал оттаивать и принимать свою историю. Раньше ему было проще думать, что его родная мама умерла. Наташа с Федей дружили — разлучать их было бы жестоко. Наташа била в детдоме буквально всех, выбрав для себя агрессивную браваду как защиту от мира. Сейчас она спокойнее и нежнее. Но у нас еще «медовый месяц» (так называются первые два месяца в приемной семье), страшное и сложное, адаптация, будет позже.

Видео (кликните для воспроизведения).

Мне 38, и я мама, страшно представить, семерых детей! Спасибо мужу — он делит со мной всю ответственность за них.

Источники

Литература


  1. Рыжаков, А. П. Защитник в уголовном процессе / А.П. Рыжаков. — М.: Экзамен, 2016. — 480 c.

  2. Гамзатов, М.Г. Английские юридические пословицы, поговорки, фразеологизмы и их русские соответствия / М.Г. Гамзатов. — М.: СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2004. — 142 c.

  3. Штерн, С НАЛОГОВЫЕ АГЕНТЫ. Проблемы статуса и практики; Юркафе, 2012. — 112 c.
  4. Марченко, М. Н. Проблемы общей теории государства и права. Учебник. В 2 томах. Том 1. Государство / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2015. — 752 c.
  5. Все о пожарной безопасности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. — М.: Альфа-пресс, 2013. — 480 c.
  6. Новые счастливые истории усыновления детей
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here