Отказ от ребенка с умственной отсталостью

Отказ от обучения на дому ребенка-инвалида

Могут ли родители ребенка инвалида отказаться от обучения на дому. Если у ребенка диагноз F-72 тяжелая умственная отсталость и после ухода педагога начинаются приступы.

Могут ли родители ребенка инвалида отказаться от обучения на дому. Если у ребенка диагноз F-72 тяжелая умственная отсталость и после ухода педагога начинаются приступы.

Е. Стреблева: умственно отсталым детям нельзя замыкаться в семье

Дети с нарушениями интеллектуального развития в нашей стране всегда учились в специализированных школах и школах — интернатах. Сегодня есть отдельные случаи, когда они учатся в обычных общеобразовательных школах. О том, как с ними работают учителя и как их воспринимают одноклассники, в интервью РИА Новости рассказала заведующая лабораторией Института коррекционной педагогики Российской академии образования Елена Стребелева.

— Елена Антоновна, учиться в современной школе и здоровому ребенку непросто. Нужно ли это детям с нарушениями интеллектуального развития?

— Да, нужно. Обучение вместе со здоровыми сверстниками не только повышает их умственные способности, но и помогает их социализации, которая невозможна при общении только со взрослыми. Дети школьного возраста формируют отношение к миру через предметно-игровую и сюжетно-ролевую деятельность, пусть при помощи взрослых, но с ориентацией на сверстников. Приняли тебя в игру или нет? Почему не приняли? Как сделать так, чтобы приняли? Именно усвоение норм поведения крайне важно для умственно отсталых детей, хотя в обычной школе они могут не успевать усваивать программу.

— Как же они учатся вместе со всеми?

— У них индивидуальная программа обучения, собственное расписание занятий. Для них создают специальные педагогические условия: на занятиях в малых группах, индивидуальных уроках они усваивают программный материал. Но главное для них научиться работать со сверстниками. Поэтому важно, чтобы учитель подбирал для них задания, при выполнении которых ребенок оказывался бы в ситуации успеха при сверстниках.

Еще одно обязательное условие — наличие в школе специалистов учителей-дефектологов и тьюторов. Темп усвоения материала у таких ребят снижен, они не могут быстро понять условия задания и переключиться с одного задания на другое, поэтому им требуется больше практических заданий и наглядных материалов.

Был случай, когда в одной из школ, несмотря на наши возражения, решили, что обойдутся без индивидуальных программ. До школы с детьми занимались наши сотрудники, они читали, писали — у них была готовность к обучению. Ребят отправили в обычные классы, и дополнительно они посещали коррекционные занятия. Нагрузка оказалась запредельной. Наступило так называемое «охранительное торможение» — период, когда умственно отсталые дети перестают усваивать новый материал и даже могут потерять накопленные знания. В итоге к нам обратились их родители, условия обучения были пересмотрены, и дети снова начали учиться.

— Сегодня работают не только инклюзивные школы, но и детские сады. С какого возраста умственно отсталый ребенок может быть включен в общий поток?

— Если ребенок с задержкой умственного развития находится в комплексной реабилитации с младенчества, его можно включить в детский коллектив уже с трех лет. По общению, навыкам самообслуживания, социальному развитию он приближен к нормально развивающимся сверстникам. Тяжелые ребята, например, дети с синдромами Дауна, могут быть включены в общий поток, как показывает наш опыт, уже к пяти годам, а к семи — пойти в общеобразовательную школу.

Но важно начать занятия с такими детьми с младенчества. Бывает, что родители обращаются к нам слишком поздно: ребенку пять лет, а он не говорит, и это значит, что шанс на обучение в общеобразовательной школе упущен.
— Как здоровые дети принимают ребят с нарушениями интеллектуального развития?

— Легко. У них нет предвзятого отношения к нашим детям, и они даже стараются их опекать. Но установки и образец эмоционального отношения все-таки дает учитель. Если он пренебрегает ребенком-инвалидом, то и ученики перестанут его принимать.

А педагоги общеобразовательных школ, к сожалению, с трудом принимают наших детей. И дело не в том, что у них нет педагогических технологий работы с детьми с нарушениями интеллектуального развития, просто им тяжело работать с теми, кто не всегда понимает их инструкции. Они привыкли общаться с классом в традиционной форме, а нашим детям нужно личностно-ориентированное общение. Допустим, для приветствия класса обычно достаточно взгляда, а к нашему ребенку нужно подойти и сказать: «Как хорошо, что ты приехал, ты хорошо выглядишь, молодец, что не опоздал». Ему, действительно, было трудно встать, одеться, собраться, поэтому ему просто необходимо поощрение и учительское тепло — чтобы хоть парой фраз его выделили. А этого тепла у педагогов зачастую не хватает.

— Все ли ребята с задержками умственного развития могут учиться в инклюзивных школах?

— Нет, инклюзия не для всех. Ребята с легкой или умеренной умственной отсталостью готовы к инклюзивному образованию при условии, что с ними занимаются с первых месяцев жизни. Детям с тяжелой, глубокой формой умственной отсталостью мы, как правило, рекомендуем индивидуальное образование или в специализированных группах. Но важно понять, что замыкаться в семье все равно нельзя. Лучше начать с надомного обучения, а затем постепенно включаться в занятия в малых группах при Центрах психолого-педагогической помощи (или реабилитационных центрах). Таким детям, возможно, не стоит обучаться в обычной школе. Для них большое количество людей это эмоциональная нагрузка, и это может отрицательно сказаться на их поведении.

Материал подготовила Елена Кузнецова (ГУ-ВШЭ)

Казус 1. Отказ от лечения больного и умственно отсталого новорожденного

Новорожденный, страдающий атрезией заднего прохода и болезнью Дауна. Немедленное хирургическое вмешательство позволило бы, вероятно, спасти жизнь новорожденного, но его интеллект не превысил бы со временем уровня 4-летнего ребенка, а продолжительность жизни составила бы около двадцати лет. Родители отказываются от операции, предпочитая, чтобы ребенок умер естественной смертью.

А) Не проведение лечения (пассивная эвтаназия).

Б) Врачебная ответственность.

1. Международное право.

А) Классификация пассивной эвтаназии зависит от толкования содержания права на жизнь (право жить — право качества жизни). Действующее международное право не уточняет значение наречия «произвольно», используемое в статье 6/1 Пакта о гражданских и политических правах «Никто не может быть произвольно лишен жизни» и статьи 4/1 Американской конвенции прав человека « Никто не может быть произвольно лишен жизни». Однако Декларации ООН о правах инвалидов и умственно отсталых (резолюция 2856/XXY1 и резолюция 3447/ХХХ) требуют, чтобы они пользовались одинаковыми с другими людьми правами, в особенности, правом на жизнь.

Но если не производить хирургического вмешательства, родительские права в отношении несовершеннолетнего ребенка, признанные всеми международными институтами прав человека, вступили бы в противоречие с основным правом ребенка на жизнь и даже перечеркнули бы его (статья 8 Европейской Конвенции прав человека; 17 и 23/1 Пакта о гражданских правах; 17/1 Американской конвенции прав человека).

Отказ родителей от защиты прав ребенка на жизнь, хотя и ограниченного врожденными заболеваниями, означал бы, следовательно, лишение ребенка жизни.

Б) Поскольку врач наделен правом (и долгом) исцелять или оказывать возможную медицинскую помощь, в том числе, и в экстренных случаях, то согласие семьи на оставление без помощи не может служить основанием для отказа в проведении лечения.

В 1950 г. в Нью-Йорке ВМА категорически осудила эвтаназию. Венецианская декларация ВМА (1983 г.) уже не столь категорична в отношении эвтаназии, но уточняет, что «врач никогда преднамеренно не лишит жизни пациента ни по его просьбе, ни на основании обращения с подобной просьбой его семьи». Исключения не допускаются даже в случае неизлечимой болезни или врожденных уродств.

[1]

3. Религиозная мораль.

Читайте так же:  Свидетельство о рождении ребенка при пересечении границы

A) Католическая. Корректирующее хирургическое вмешательство относится к общепринятым терапевтическим средствам, является законным и оправданным, даже когда нет уверенности, что положение можно будет исправить полностью. Католическая мораль не приемлет отказ от терапии. Даже в рассматриваемом случае с новорожденным эвтаназия приравнивалась бы к убийству.

Б) Протестантская. Представляется трудным навязывать решение, которое в максимальной степени не учитывало бы мнение родителей, то есть тех, кому предстоит жить с ребенком и с которыми будет находиться ребенок. По этому поводу возможны, вероятно, различные позиции. Ни одна из них, впрочем, не должна никому препятствовать в проявлении участия или оказания материальной поддержки.

B) Иудейская. Как и нормальный ребенок, ребенок с физическими недостатками имеет такое же право на жизнь, тем более что у него может появиться шанс стать нормальным. Наука не исчерпала еще все свои возможности и продолжает ежедневно делать открытия. Несчастный заслуживает изменения к лучшему своей судьбы.

Г) Мусульманская. Согласно исламу, никто не имеет права посягать на свою собственную или чью-либо жизнь. Даже в том случае, когда интеллект человека останется на уровне четырехлетнего ребенка, а сам он не проживет более двадцати лет, врач, чей подвижнический долг состоит в том, чтобы лечить и спасать людей, должен убедить родителей согласиться на хирургическое вмешательство. Следовательно, новорожденному, страдающему болезнью Дауна, должна быть сделана хирургическая операция, если только она не сопряжена с угрозой для его жизни.

Д) Буддийская. Придерживается сходной с другими религиями точки зрения.

Дата добавления: 2017-01-29 ; просмотров: 751 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Рекомендации родителям, имеющим детей с УО.
консультация по коррекционной педагогике (младшая, средняя, старшая, подготовительная группа)

  • Как развивать умственно отсталого ребенка правильно.
  • Поддержка родителей детей-инвалидов.

Скачать:

Вложение Размер
rekomendatsii_roditelyam_uo_detey.docx 18.57 КБ

Как связаны аутизм и умственная отсталость

Часто можно услышать утверждение, что аутизм обязательно сочетается с умственной отсталостью. Соответствует ли это истине? На самом деле дети с аутизмом так же, как и нейротипичные дети, могут обладать разным уровнем интеллекта, но умственно отсталых среди них — единицы. Откуда же тогда взялось такое мнение?

Дело в том, что детям с аутизмом плохо подходят те стандартные тесты, которые в большинстве случаев используются специалистами. Ребёнок может собирать сложнейшие конструкции по схемам, но не суметь справиться с пирамидкой или матрёшкой, потому что ему не понравилась шероховатая деревянная текстура. Может свободно говорить на двух-трёх иностранных языках, но отказаться на медико-психолого-педагогической комиссии отвечать на простейшие вопросы на родном языке — потому что ему неинтересна тема беседы, в кабинете горят некомфортные для него лампы дневного света, а у опрашивающего человека слишком резкий парфюм.

И ещё тысяча и одна причина, почему формально применённые методики обследования дают результат той самой «умственной отсталости». (И как здесь не вспомнить слова Альберта Эйнштейна: «Если вы будете судить рыбу по её способности взбираться на дерево, она проживёт всю жизнь, считая себя дурой».)

Другой неблагоприятный вариант — когда ребёнок, с которым вовремя не начали коррекционную работу, со временем обзаводится выраженной вторичной задержкой интеллектуального развития по схеме: аутизм мешает коммуникации и познанию окружающего мира, жизненное поле, на котором существует ребёнок, предельно сужено (в самых тяжёлых случаях — ограничено пределами квартиры), следовательно, ребёнок с каждым годом всё сильнее и сильнее отстаёт от нейротипичных сверстников.

Но и в этом случае изначально умственной отсталости нет! Не позволяйте никому убедить себя в том, что ваш ребёнок — «безнадёжный» и «глубоко умственно отсталый», только на основании того, что он не заинтересовался задачей вкладывания квадрата в квадратное отверстие, а круга — в круглое. Это не говорит о состоянии его интеллекта. Скажу честно, это вообще никак его не характеризует. Занимайтесь! Ищите те методики и педагогов, которые подойдут именно вашему мальчику или девочке.

Смотрите шире — почти у каждого человека с аутизмом есть свои сильные стороны: у кого-то — иностранные языки, у кого-то — математика, у кого-то — увлечение биологией: всем, что растёт, бегает, плавает, летает. Опирайтесь на эти способности, развивайте их максимально, постепенно подтягивая то, что отстаёт (в случае с аутизмом это стандартно эмоциональная и вербальная коммуникация).

В какой-то момент может показаться, что ребёнок слишком развит в своей «узкой» сфере и безнадёжно отстаёт в остальных. Со временем, если не прекращать работу, ситуация выправится, сильные и слабые стороны более-менее сбалансируются. А узкие интересы, в которых ребёнок успешен, станут тем самым крючком, который поможет социализироваться.

К чему я это? А к тому, что слушайте больше себя, чувства и интуицию, опирайтесь на свои повседневные наблюдения. Никто из нас, специалистов, не знает вашего ребёнка лучше, чем вы — родители. Независимо от того, что напишут в стандартных бланках, за каждого ребёнка имеет смысл бороться до конца. Потому что реальные случаи побед в этой битве — штука гораздо более важная, чем сухая статистика. Если у кого-то уже получилось — есть все шансы, что получится и у вас.

Надо ли бороться с аутостимуляциями при аутизме

Для детей с аутизмом характерны так называемые аутостимуляции: повторяющиеся действия, которые могут приобретать очень сильный, навязчивый характер, особенно в волнующих, стрессовых для ребёнка ситуациях.

Аутостимуляции могут быть:

  • вкусовыми — засовывает в рот различные предметы (и пищевые, и непищевые), всё облизывает;
  • визуальными — ребёнок моргает, щурится, шевелит пальцами или машет кистью руки перед источником света, чтобы сделать его «мельтешащим», включает и выключает свет в комнате, ритмично нажимает на глаза и т.д.;
  • слуховыми — издаёт различные звуки, постукивает по ушам пальцами, бесконечно перезагружает компьютер, чтобы слышать звук заставки, и т.д.;
  • тактильными — трёт кожу предметами, пощипывает себя или находящегося рядом, «зависает» на определённой фактуре: часами гладит мех, дерево, кожу и т.д.;
  • вестибулярными — раскачивается на одном месте, кружится, подпрыгивает, трясёт руками и т.д.;
  • обонятельными — старается всё обнюхивать, ищет определённые запахи и надолго очаровывается ими (запах мыла, поездов, определённых духов и т.д.).

Аутостимуляции используются людьми с аутизмом либо для получения удовольствия, либо в волнующих, стрессовых ситуациях, когда нужно успокоиться. Одна из гипотез предполагает, что аутичные дети постоянно нуждаются в стимуляции, и аутостимуляция служит для них средством возбуждения нервной системы. Согласно другой гипотезе, окружающая среда — источник слишком сильных внешних воздействий, поэтому дети прибегают к аутостимуляции с целью блокирования избыточных раздражителей и контроля за уровнем слишком сильного возбуждения.

Интенсивность аутостимуляции нарастает, когда другие люди пытаются намеренно направить активность ребёнка в другое русло либо когда он оказывается в непривычной, сложной для него обстановке.

Аутостимуляция характерна и для детей с другими нарушениями развития (ДЦП, глухота, слепота, выраженная умственная отсталость), для страдающих соматическими заболеваниями, для воспитывающихся в детских домах, для вынужденных много времени проводить в больницах и т.п. — для всех групп детей, у которых в силу врождённых особенностей развития или сложившихся жизненных обстоятельств ограничены способы общения с окружающим миром, есть недостаточность сенсорных ощущений от окружающего мира. Но наиболее часто аутостимуляция наблюдается и отличается особой стойкостью у детей с аутизмом.

Та или иная форма повторяющихся действий, начавшись в раннем возрасте, может сохраняться и в зрелом. Она может возобновляться даже после успешной коррекционной работы — в психотравмирующих ситуациях либо когда нагрузка чрезмерна.

Нужно ли бороться с аутостимуляциями? Часто родители и специалисты пытаются жёстко пресекать их, держат ребёнка за руки, одёргивают резким окриком, убирают из поля доступности «объект фиксации».

Я считаю, что всё нужно оценивать с позиции опасности аутостимуляции вашего ребёнка для себя самого либо окружающих. Если аутостимуляция безвредна (ребёнок не засовывает постоянно в рот режущие предметы либо ядовитые вещества, не расцарапывает себя до крови и т. д.), но смущает взрослых своей «неуместностью», тем, что привлекает нежелательное внимание окружающих, — препятствовать ей не нужно.

Если ребёнка лишить доступных источников удовольствия и механизмов успокоения, это вызовет накопление напряжения вплоть до нервного срыва, а регулярное создание подобных ситуаций повлечёт невротическую реакцию, последствия которой вам вряд ли понравятся. (Если ребёнку без особенностей запретить грызть ногти https://www.7ya.ru/article/Kak-otuchit-rebenka-gryzt-nogti-sosat-palec-rvat-volosy-na-golove/, не устранив причину тревожности, он начнёт накручивать на палец волосы или обгрызать ручку при письме.)

Читайте так же:  Раздел определение порядка пользования земельным участком

Со временем вы сможете научить ребёнка «стимиться» менее заметно либо только в пределах дома (хотя в сильных стрессовых ситуациях, возможно, эта реакция будет возвращаться не один год, порой — пожизненно), подобрать те объекты, которые вы сможете возить с собой и которые будут позволять ребёнку совершать аутостимулирующие действия незаметно для окружающих: колючие шарики, кусочки ткани приятных ребёнку фактур, которые он сможет перебирать, и т.д. Но в любом случае упорная борьба с аутостимуляциями не должна быть первостепенной задачей коррекционной работы.

Признаки умственной отсталости. Степени: легкая, умеренная, тяжелая

Как развивается ребенок с умственной отсталостью? Как ставят это диагноз врачи-психиатры? Какие признаки умственной отсталости могут проявлять люди с разной ее степенью? Врач-психиатр подробно описывает историю пациента с умственной отсталостью в популярной книге о различных психических нарушениях.

Физкультура для ребенка с аутизмом: что лучше?

Двигательная сфера при аутизме тоже развивается своеобразно. Ребёнок может производить впечатление моторно неловкого, со слишком напряжённой или расслабленной мускулатурой, с очень плохо развитой мелкой моторикой. Но при этом может проявлять чудеса ловкости в тех областях, которые интересны и важны ему самому: запросто забираться на высокий шкаф, если ему полюбилось прыгать с высоты или нужно достать оттуда игрушку; разворачивать туго завёрнутую в фантик конфету, которую хочет съесть, и т.д. Однако для того чтобы уравновесить уровень моторики и научить ребёнка произвольно владеть своим телом (как общей, так и мелкой моторикой), обычно нужны дополнительные занятия.

Подбирать «физкультуру» для ребёнка лучше исходя из его интересов и предпочтений: очень неплохо зарекомендовали себя иппотерапия, детская йога, плавание, ритмика. Но, возможно, вашему ребёнку лучше подойдут восточные единоборства или танцы — единого рецепта здесь нет.

Работа над физическим развитием ребёнка с аутизмом не должна становиться единственным средством коррекции, но, если использовать эту область как вспомогательную, результаты будут очень хорошими, так как совершенно очевидна тесная связь развития физического и умственного, особенно когда мы говорим о таком комплексном нарушении развития, как аутизм. Кроме того, физическая активность напрямую воздействует на область сенсорики, помогая нормализовать её.

Интерес к социальному миру, как правило, не возникает спонтанно и не становится важным мотивом жизни и деятельности аутичного ребёнка, хотя любой, кто имеет более-менее продолжительный опыт общения с аутичными людьми, видит и знает, что такие дети и взрослые скорее не могут, чем не хотят общаться.

По медицинским вопросам обязательно предварительно проконсультируйтесь с врачом

Как ставят диагноз «умственная отсталость»? История пациента

Как играют дети с аутизмом

Все виды деятельности у детей с аутизмом развиваются своеобразно. Аутичные дети увлечённо манипулируют предметами. Через этот этап познания предметного мира проходим в раннем возрасте все мы. Однако в норме на следующем этапе развития у ребёнка увлечённость миром вещей ослабевает и на первый план выступают социальные отношения.

В отличие от детей без особенностей развития у детей с аутизмом ведущим надолго остаётся именно этап изучения предметного мира. Основной мотив их манипуляций с предметами — привлекательные сенсорные свойства последних: цвет, фактура, звук при падении и т.п. Ребёнок с аутизмом часто использует предметы без учёта их прямого назначения: пробует на вкус зубную пасту и мыло, жуёт пластилин, обнюхивает игрушки и т.п.

Причём, в отличие от нормально развивающихся сверстников, он может настойчиво повторять эти попытки, его не останавливает боль от острых краёв предмета или неприятные вкус, запах. Действовать с предметами в соответствии с их функциональным назначением аутичный ребёнок часто упорно отказывается, социальное назначение предметов для него менее важно, чем понравившееся сенсорное свойство.

То же самое происходит и с игрушками: катает кольца от пирамидки, но не хочет собирать её; разбрасывает кубики и конструктор, отказываясь от строительства и сборки; раскладывает брусочки пластилина в ряд, отказываясь лепить, и т.п. Аутичного ребёнка можно заставить действовать с предметами и игрушками в соответствии с заложенным в них смыслом (собрать пирамидку, построить башню из кубиков и т.п.), но требовать от него осознанности без учёта этой «сенсорной очарованности» почти бесполезно.

Развитие сюжетно-ролевой игры, требующей принятия на себя определённой роли и действий в соответствии с ней, у аутичного ребёнка затруднено, а зачастую без специального обучения этот вид игры не формируется вообще. Ребёнок оказывается совершенно беспомощным в ситуации, когда необходимо обсудить правила игры, распределить роли, договориться о совместных действиях.

Затруднено использование предметов-заместителей в соответствии с сюжетом игры: аутичному ребёнку очень трудно понять, как палочка может быть и ложкой, и градусником, и лопатой. Ребёнок использует предметы и игрушки в соответствии с собственной логикой и упорствует в этом. Ролевая игра, если и появляется самостоятельно, неустойчива, прерывается не обоснованными игровой логикой действиями, сменой роли, которая также не получает развития.

У аутичного ребёнка, как правило, есть любимые стереотипные игры — многократное повторение одних и тех же действий, в которых он может часами манипулировать предметами, порой совершая очень странные, с точки зрения окружающих, действия.

В стереотипных играх отсутствует видимый сюжет. При непродуманной попытке взрослого включиться в игру либо прекратить её ребёнок демонстрирует неудовольствие либо выраженную агрессию/самоагрессию.

Довольно часто дети с аутизмом игнорируют игрушки, получают гораздо большее удовольствие от манипулирования с неигровыми предметами — и это именно манипуляции, предмет не является заместителем (палочка в такой манипуляции не становится ложкой, песок — кашей в тарелке). Присутствие других детей игнорируется (то есть ребёнок как бы «застревает» на стадии «игры рядом», характерной для детей без особенностей развития до трёх лет).

Предварительный просмотр:

Рекомендации родителям, имеющим детей с умственной отсталостью.

Любите его и принимайте как еще одного члена семьи, а затем обеспечьте ему:

  • Медицинскую помощь, если он в ней нуждается.
  • Адекватную программу ранней стимуляции.
  • Правильное обучение, чтобы развивать его интеллектуально и социально.
  • Досуг, чтобы он мог общаться с окружающими и развлекаться.
  • Работу, соответствующую его возможностям.
  • Будущее — когда он станет взрослым.
Видео (кликните для воспроизведения).

Как развивать умственно отсталого ребенка правильно:

Простые рекомендации, которые позволят родителям грамотно подойти к вопросам воспитания и развития малышей с умственной отсталостью:
• Взрослые должны называть все предметы, которые окружают малыша, а также все выполняемые действия.
• Называйте цвета предметов, которые кроха видит и использует в повседневной жизни.
• Называйте животных, здания, средства передвижения, которые встречаются во время прогулки.
• Привлекайте малыша к выполнению трудовых поручений.
• Рассказывайте о том, что употребляется в пищу.
• Учите ребенка рассказывать окружающим о том, что он делает (гуляет, трудится, учится).

• Формируйте у малыша положительную самооценку.
• Во время общения вызывайте положительные эмоции.
• Максимальное внимание уделяйте телесному контакту с малышом.
• Расширяйте круг общения.
• Учите малыша рассматривать предметы, сравнивать их, ориентироваться на местности.
• Учите кроху определять время года, суток и погодные явления.
• Рассказывайте ребенку о членах его семьи;
• Совместно рассматривайте книги и иллюстрации;
• Развивайте такие умения, как рисование, лепка, вырезание;
• Учите малыша действовать по словесной инструкции взрослых;
• Не предъявляйте к ребенку повышенные требования.

Поддержка родителей детей-инвалидов.
Когда умственная отсталость у ребенка уже установлена, сразу возникают потребности, которые в первую очередь сводятся к тому, чтобы:
1) Избавиться от собственных негативных эмоций и чувств посредством общения с другими семьями.

2) Узнать о возможностях развития вашего ребенка через службу раннего обучения.

3) Узнать о состоянии здоровья, в котором он находится, посредством медицинского обследования и дальнейшего наблюдения педиатра.

4) В значительной степени вам может помочь справиться с ситуацией общение с группой родителей, дети которых тоже страдают умственной отсталостью, поскольку эти родители помогут вам развеять те негативные переживания, которые они сами уже испытали. Какой бы необходимой и своевременной ни была информация, полученная от специалистов, какими бы важными ни были поддержка и понимание со стороны ваших друзей и соседей — они не окажутся для вас такими благотворными, как контакт с родителями детей с теми же проблемами. Вы почувствуете себя лучше уже при первой встрече с ними, так как убедитесь в том, что многие семьи находятся в такой же ситуации, что не вы одни столь несчастны. Вы поразитесь, убедившись в том, что другие семьи, уже пережившие те же первичные негативные чувства, что и вы, мало-помалу научились преодолевать их и сейчас активно помогают своему ребенку, а самое главное, — любят и принимают его таким, каков он есть. При этом они остаются дружными, сплоченными и веселыми семьями.

Читайте так же:  Сколько восстанавливается свидетельство о рождении ребенка

Эта взаимная поддержка родителей детей-инвалидов особенно полезна новым родителям.

— Они помогут вам своим пониманием ситуации и окажут моральную поддержку.

— Они предоставят вам практическую информацию о том, что такое умственная отсталость.

— Вы поймете, как вы должны общаться с вашим ребенком.

— Они подскажут вам, какие возможности и какие службы существуют у нас для помощи семьям, где есть дети с умственной отсталостью. Такой обмен опытом поможет вам лучше общаться, как с ребенком, так и с окружающими вас людьми.

  1. Никогда не жалейте ребёнка из-за того, что он не такой, как все.
  2. Дарите ребёнку свою любовь и внимание, но не забывайте, что есть и другие члены семьи, которые в них тоже нуждаются.
  3. Организуйте свой быт так, чтобы никто в семье не чувствовал себя “жертвой”, отказываясь от своей личной жизни.
  4. Не ограждайте ребёнка от обязанностей и проблем. Решайте все дела вместе с ним.
  5. Предоставьте ребёнку самостоятельность в действиях и принятии решений.
  6. Следите за своей внешностью и поведением. Ребёнок должен гордиться вами.
  7. Не бойтесь отказать ребёнку в чём-либо, если считаете его требования чрезмерными.
  8. Чаще разговаривайте с ребёнком. Помните, что ни телевизор, ни радио не заменят вас.
  9. Не ограничивайте ребёнка в общении со сверстниками.
  10. Не отказывайтесь от встречи с друзьями, приглашайте их в гости.
  11. Чаще прибегайте к советам педагогов и психологов.
  12. Больше читайте, и не только специальную литературу, но и художественную.
  13. Общайтесь с семьями, где есть дети-инвалиды. Передавайте свой опыт и перенимайте чужой.
  14. Не изводите себя упрёками. В том, что у вас больной ребёнок, вы не виноваты!
  15. Помните, что когда-нибудь ребёнок повзрослеет и ему придётся жить самостоятельно. Готовьте его к будущей жизни, говорите с ребенком о ней.

Отказ от ребенка с умственной отсталостью

Отказ от ребенка — это не всегда добровольное решение матери. В нашей стране это часто вынужденный выбор женщины, на который она идет из-за комплекса причин — экономических, социальных и психологических. Нехватка денег, давление партнера или родителей, и только очень редко — сознательный выбор.

Смотрите также статьи:
О профилактике:

Диана Зевина

« Моя задача — не отговорить от отказа, а помочь принять осознанное решение. В первые дни после родов организм женщины в стрессе, а ей нужно трезво оценить ситуацию, из-за которой она решила отдать ребенка. Она может не знать о вариантах поддержки: про материнский капитал, про благотворительные фонды. С мамой надо обсудить приют, материальную поддержку, помощь волонтеров. Мы занимаемся поддержкой «сложных» мам после выписки, это важнее всего. Психологи уверены, что отказ от новорожденного гораздо опаснее для его здоровья и дальнейшей жизни, чем изъятие из семьи в более взрослом возрасте, даже если оно все-таки произойдет. Первые два-три года — самый важный этап в жизни человека, тогда темпы развития наиболее высоки. Большинство детей, от которых мамы передумывают отказаться в роддоме, остаются в своих кровных семьях насовсем. Привязанность мамы и ребенка может сформироваться даже в самых сложных условиях.

Обычно у меня есть час, чтобы поговорить с женщиной. Я спрашиваю, видела ли она ребенка? На кого он похож? Выбрала ли имя? Если да, то скорее всего не откажется — она уже подумала о ребенке, как о человеке, которому есть место в ее жизни. »

Как показывает практика благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», в результате часового разговора с психологом предотвращаются до 40% отказов. Но беседа с психологом в роддомах не является обязательной процедурой, она может состояться только по приглашению медперсонала, который принимает это решение самостоятельно. По словам президента фонда Елены Альшанской, в регионах профилактика отказов в роддомах ведется изредка, по отдельному госзаданию городским службам психологической помощи населению. Постоянная работа не налажена нигде.

Формально в родильных отделениях есть ставка медицинского психолога. Но, по словам Альшанской, в должностных обязанностях психолога в роддоме просто нет профилактики отказов — во всем мире ею занимается социальный или семейный, а не медицинский, психолог.

[2]

Справка:

В течение 6 месяцев женщина, отказавшаяся от ребенка в роддоме, может изменить свое решение и забрать ребенка. Если она этого не сделала, то ребенка могут отдать в другую семью на воспитание или усыновление. Любой из членов семьи биологической матери может оформить опекунство над отказным новорожденным ребенком.

Типичные причины и ситуации
отказа от ребенка*:

Примерно половина всех матерей, отказывающихся от детей — трудовые мигрантки

Это не обязательно женщины из Средней Азии. Их процент совсем невелик. Много внутренних мигранток— из регионов России. Например, женщина приехала из Костромы, работает в Москве пять лет, официально трудоустроена и платит налоги, которые идут в московский бюджет какой-то частью. Но в случае сложной жизненной ситуации в государственный приют ее с ребенком здесь не поместят, потому что у нее нет регистрации. Такие женщины не знают о вариантах поддержки, о благотворительных фондах. Многие из них приехали в Москву на заработки, чтобы прокормить старших детей, оставшихся дома на попечении родственников. Они боятся, сохранив младшего ребенка, оставить старших без средств к существованию.

Больше половины отказов этой категории — это отказы от второго и последующих детей.

Около 20% — выпускницы детских домов

Это девушки разных возрастов, но они не представляют себя в роли матери и решают, что ребенку будет лучше в приюте. Психолог должен рассказать о том, что ребенку будет лучше с ней, сообщить о вариантах поддержки, попытаться убедить в том, что она не одинока, и ей помогут.

Примерно 15% — женщины с зависимостью

Наркомания, алкоголизм. Как правило, приюты и центры временного проживания не берут таких мам. Хотя среди них есть те, кто готов лечиться и реабилитироваться, но государство этим не занимается.

7-8% — забеременевшие в результате изнасилования

Женщина не всегда говорит о том, как забеременела, так что трудно быть точными в подсчете. В такой ситуации психологу важнее всего разрушить миф об изначальной материнской любви и привязанности к ребенку. У любой мамы это процесс, который формируется постепенно. У социально неблагополучных мам он очень сложный.

Другие причины отказа:

«Мама сказала»

Истории, когда отказаться от ребенка девушку просят ее родители, случаются очень часто. Тут психолог говорит с девушкой о том, что это — не отказ от ребенка, а отказ семьи от нее самой. Последствие распада семейных связей. В Европе роль большой семьи могут играть социальные службы. У нас социальные службы тоже есть, но они слабы, и их поддержки может быть недостаточно.

Женщины, которые психологически никак не настроены на материнство

Это может быть следствием серьезных психологических проблем. При этом женщина может быть социально благополучной и успешной, но ребенок ей не нужен. Такие отказы предотвратить чаще всего не удается. Тут важно «проверить» бабушек и других родственников — они могут взять ребенка.

Особый отказ.
Почему отказываются от детей-инвалидов?

Для психики мамы рождение ребенка-инвалида сравнимо со смертью ребенка. Вместе с постановкой тяжелого диагноза умирают естественные ожидания женщины, касающиеся ее будущей жизни. Мать немедленно представляет, что ее дочь в день своего выпускного бала не вертится перед зеркалом в платье, а лежит парализованная и несчастная; что они вместе никогда не пойдут в парк, в кино и по магазинам; что такое материнство сломает ее — матери — женскую судьбу. Тут должен появиться специалист с рассказом о том, что картинки эти — стереотипны. А любые стереотипы можно и нужно разрушать. Но пока еще стереотипы побеждают.

Читайте так же:  Практика верховного суда по семейным делам
Статистика:

родителей детей-инвалидов в России услышали
предложение отказаться от ребенка в роддоме

по данным Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере. Российские врачи усиленно «защищают» маму от ее ребенка-инвалида, обрекая малыша на детдом.

Экспертное мнение:

Наталья Баранова

« Многое зависит от того, какими словами маме в первый раз сообщают о диагнозе ребенка. В девяностые, когда мы с коллегами начинали работать, 95 % мам в Петербурге отказывались от детей с синдромом Дауна. Мы анкетировали мам в разных городах. Помню, что мне казалось, будто отвечает все время одна и та же мама, побывавшая у одного доктора. «Он никогда не будет ходить, говорить и вас узнавать» — стандартная фраза, не имеющая никакого отношения к симптоматике синдрома. Ведь все дети с синдромом Дауна ходят и разговаривают.

Мы начали проводить ролевые тренинги для врачей из роддомов. Потом вывезли этих же врачей в наши детские дома-интернаты для инвалидов. Я помню ужас этих людей. Они увидели, на что обрекали детей. На этот совершеннейший ад, о существовании которого сейчас, слава богу, хотя бы заговорили. А потом мы повезли их в Финляндию — посмотреть на взрослых людей с синдромом Дауна, которые там нормально работают и вступают в браки. Комплекс мер всегда работает. Сейчас от детей с синдромом отказываются только 40% мам. »

Алена Синкевич

« В моей практике был такой случай: в социально крепкой семье родился ребенок с волчьей пастью и заячьей губой. Это выглядит очень страшно. Мама, увидев ребенка, пугается и рисует себе картинку, как она выходит из роддома, а на руках у нее не симпатичный розовый младенец, а ребенок с такими пороками. Мы всего-то сказали им, что будем оплачивать этапы операции и оплатили первый этап, а дальше им уже ничего не понадобилось — они попали в обойму, все узнали, сами получили бесплатное лечение. Людям просто нужно было помочь на первом этапе, потому что они были в шоке. В цивилизованном обществе к таким родителям приходит профессионал, не только психолог, но и эрготерапевт, который скажет: «Не волнуйтесь, когда вам будет шесть месяцев, вы сделаете одну операцию, в 20 месяцев другую, а потом еще третью, к 18 годам у вас будет ребенок без всяких последствий». Нужно, чтобы кто-то помог родителям вычертить этот путь. »

Что делать?*

Все начинается в роддоме

Сообщать о диагнозе надо не только маме, но всей семье. Ведь женщина с этой информацией и в шоковом состоянии идет к мужу, к родственникам. А у тех свои мифы — например, популярная теория о том, что это мать всегда виновата, если родился ребенок-инвалид.

Врачи в роддоме не могут и не должны давать никаких прогнозов и жестких рекомендаций

Нужна только адекватная информация о нарушениях или диагнозе. Потому что никто никогда не знает заранее, как и до какого уровня может развиться ребенок.

Главный вопрос — что делать после выписки из роддома?

Как быть маме с особыми потребностями ребенка-инвалида?

Маму и ребенка нужно сразу включать в систему раннего вмешательства. Это кабинет или несколько кабинетов в поликлинике, в каждом районе города. Междисциплинарная команда, состоящая из педиатра, психолога, логопеда и физического терапевта, должна «вести» их с первых дней после выписки из роддома. Так мама никогда не останется наедине с проблемой.

Без участия служб раннего вмешательства государство вспомнит о ребенке-инвалиде только через три года, когда можно будет говорить о коррекционном детсаде, а до этого маме предлагается только один «способ помощи» — «сдать» ребенка в детский дом. Пока что службы раннего вмешательства в стране существуют фрагментарно, в некоторых регионах. На федеральном уровне система не выстроена.

Детей с умственной отсталостью среди аутистов – единицы

История пациента с умственной отсталостью

Он всегда улыбался. Даже когда ему было больно, когда ему было грустно, улыбка не сходила с его лица. Порой это была испуганная улыбка, иногда — виноватая. Странно, но та же виноватость была в улыбке, когда у него заболел живот, и мы отправили его в хирургию с аппендицитом. Словно он просил ей прощения за отнятое у нас время. Хотя вряд ли он понимал в полной мере, что значит это слово — «время».

У него не было плоской переносицы и раскосых глаз, да и других особых признаков хромосомной болезни в нем не наблюдалось. Да, была внутриутробная гипоксия. Родился он на седьмом месяце беременности, и почти два месяца врачи боролись за его жизнь.

Поначалу он был обычным младенцем. Как его старший брат. Только чаще плакал. И позже начал переворачиваться. Позднее встал на ноги. Почти в два года сказал первое слово. И потом отставание становилось все заметнее. Он рос медленнее, его психика сложнее развивалась. Первые три класса школы он еще осилил, сложнее всего давалась арифметика. На исходе третьего стало ясно, что в обычной школе он учиться не сможет, и свой четвертый класс он начал во вспомогательной школе.

Там он справлялся неплохо. Особенно хорошо давались предметы, где нужно было работать руками. Он с удовольствием лепил из глины простые вазы, горшки. Красил стены. Помогал отцу и брату, как мог, на даче. Он даже выучился на маляра и несколько лет проработал им в разных местах.

Ему всегда помогал старший брат. Чтобы не обижали, чтобы не обманывали с зарплатой. Ведь он был доверчив и открыт. Хулиганы во дворе пользовались этим. Устраивали всякие шутки, смеялись над ним, заставляли делать неприятные вещи. А он никогда не обижался, не знал, как это. И просто улыбался.

Одна из таких злых шуток кончилась хуже остальных. Он упал с качелей, и на обратном ходу качели ударили его по затылку. Травма черепа и ушиб мозга. С тех пор начались вторичные эпилептические припадки, и он не мог больше красить стены. Ему стало очень сложно даже помнить, как правильно держать ложку. К счастью, через несколько лет он снова научился пользоваться ей, правда, маляром снова так и не стал. А улыбка осталась.

Брат рассказывал, что лишь однажды увидел его плачущим: когда умер отец. Инсульт сразил отца на даче, а он был там тогда. Сначала испугался, не понял, что произошло, а когда в его хрустальном сознании промелькнула мысль о смерти, он загрустил и заплакал. Слезы его были горькие, он не рыдал, а скорее выл. А потом это переросло в судорожный припадок. На похоронах он вновь непонимающе улыбался.

Брат не бросал его, хоть и не жил рядом, и всегда старался помочь: давал денег, забирал на выходные, возил со своими детьми за город. Племянникам он нравился, ведь он был добрым и ласковым. Особенно отзывался на объятья. И тогда, когда он нелепо, но очень искренне обхватывал племяшку, можно было считать его улыбку настоящей.

А жили они вдвоем с матерью. Он делал простую работу — выносил мусор, нес в пакете картошку, когда они с матерью ходили на рынок. Сам он, конечно, деньгами распоряжаться не мог. Через некоторое время мама умерла, и брат стал его опекуном.

Родительскую квартиру они продали, брат забрал его к себе насовсем. Племянники были уже подростками, и им меньше хотелось с ним играть. Дома стало некомфортно. Целый день он ничем не занимался. Бродил со своей глупой и неуместной улыбкой по квартире.

Читайте так же:  Возможен ли раздел имущества без

Состоялся разговор с братом. Жена со вздохом заявила, что с ним нужно что-то делать. И сначала брат отмахнулся. Но участились приступы. Предыдущие дозы противосудорожных препаратов перестали работать, нужно было искать новую схему. Его положили в психиатрическую больницу, и родственники узнали, каково это. Какая может быть жизнь, когда его рядом нет, но о нем заботятся, у него есть крыша и хлеб. Он улыбался, когда встречал их в комнате свиданий. Свидания становились реже.

Прямых показаний для нахождения в психиатрической больнице уже не было. Приступы почти не случались. Новые препараты работали неплохо. Агрессии он не проявлял. Был тихим, спокойным. Иногда помогал, когда его просили. В таком состоянии ему можно было вернуться домой. Но жена брата была категорически против, и тот решился положить его на платную койку: когда родственники оплачивают лишь услуги ухода. Так он остался у нас.

Я работал в отделении второй год, его же положили за год до моего прихода. Брат хорошо зарабатывал, и проблем с оплатой койки не было. Брат по-прежнему навещал его, иногда звонил в отделение. Его не бросили. Но жизнь в семье брата пошла своим, новым чередом.

Я замечал иногда, что брат радовался его улыбке, той искренней улыбке, которая появлялась в начале их свидания. В ней было узнавание, вспоминание, что у него есть брат. И брату было достаточно. Брат приносил ему йогурт и мягкую булку с повидлом. Помогал держать ложку, затыкал салфетку за воротник, вытирал испачканные щеки. Спрашивал о простом: все ли у него хорошо, ничего не болит, никто не обижает?

Их отношения застыли на пятилетнем возрасте. Однажды брат рассказал мне, что так же, когда им было пять и двенадцать соответственно, они завтракали по субботам на даче, когда родители уезжали в город и оставляли их вдвоем. Одна из бесед с братом была особенно подробной, из нее я и узнал о его жизни.

Я пытался заглянуть в его разум. Я говорил с ним, наблюдал за поведением в отделении, эмоциями и реакциями. Но все скрывалось, или скорее наоборот, распахивалось его улыбкой. Могло показаться, что он пребывал все время в блаженном неведении. Он не желал никому зла. Не хотел отнимать и вредить. Принимал случавшееся с ним, как данность. Для него не было завтра, были обрывки вчера, он жил здесь и сейчас. Ничего не ждал и ничего не хотел. И возможно, поэтому был по-своему счастлив.

Старшая сестра пришла к нам в ординаторскую и сказала, что брат не внес оплаты, чего раньше не случалось. Мы попытались дозвониться до него, но телефон был вне зоны доступа. По домашнему номеру трубку никто не взял. Мы ждали неделю и затем обратились в органы опеки с просьбой отыскать брата или связаться с ним. И тогда узнали, что он погиб. Разбился на автомобиле в командировке. Жена брата с детьми уехала к родителям переживать свое горе.

Я не знал, как быть. Выйти и рассказать? Я обязан. Но его улыбку в тот момент я не вынес. Когда я увидел его на стуле, смотрящего мне в глаза и как всегда беспечно улыбающегося, ноги у меня отказались к нему идти. Я попросил сделать это социального работника. Но и ее слова он встретил, улыбаясь. Он так и не смог понять.

Симптомы аутизма: стереотипные игры и аутостимуляция

Из-за того, что дети с аутизмом иногда с трудом осваивают речь и вообще познают мир иначе, чем обычные дети, им нередко приписывают умственную отсталость. Это — один из мифов об аутизме, считает дефектолог Наталья Керре, автор книги «Особенные дети: Как подарить счастливую жизнь ребёнку с отклонениями в развитии». Как возникла идея о связи аутизма с умственной отсталостью и в чем еще проявляется аутизм в повседневной жизни ребенка?

[3]

Причины умственной отсталости. Как ставят диагноз

Умственная отсталость — это состояние, обусловленное врожденным (генетическим) или приобретенным в раннем возрасте (до трех лет) недоразвитием психики с выраженной интеллектуальной недостаточностью.

Главным критерием для постановки диагноза служит изучение коэффициента интеллекта — IQ. Нормальными считаются значения — более 70 баллов, средними для популяции — 110–150 баллов.

Умственная отсталость разделяется в зависимости от количества баллов на легкую (50–69), умеренную (35–49), тяжелую (20–34) и глубокую (ниже 20).

Раньше применялись термины «дебильность», «имбецильность» и «идиотия», которые соответствуют современным: дебильность — легкая и умеренная степень, имбецильность — тяжелая, а идиотия — глубокая.

В наибольшей степени у пациентов с умственной отсталостью страдают интеллект и мышление. Им сложнее дается решение задач, выявление связей между объектами мира, недоступны метафоры и иносказания.

Их мышление более наглядное и практическое, конкретное. У них хуже развита память, скорость переключения и устойчивость внимания. Им сложнее удается контролировать эмоциональное состояние и поведение, эмоции также более приземленные и предметные.

Уровень развития эмоционального реагирования, конечно, зависит от степени умственной отсталости. При глубокой степени эмоции малодифференцированы. При тяжелой — находятся примерно на уровне ребенка возрастом от года до двух лет. При умеренной и легкой спектр эмоций такой же, как у здорового человека, но нарушается возможность управления ими.

Часть форм умственной отсталости сопровождает генетические заболевания (синдромы Дауна, Клейнфельтера, Шерешевского-Тернера и др.). Другие формы являются следствием воздействия неблагоприятных факторов при внутриутробном периоде развития. При этом происходит нарушение формирования многих органов и систем. Часть форм умственной отсталости возникает уже после рождения при прямом поражении головного мозга.

Важным условием предотвращения развития умственной отсталости является ограничение воздействия неблагоприятных факторов на ребенка на всех этапах — до зачатия, во время беременности, после рождения. Большая ответственность лежит на будущих родителях, на том образе жизни, который они ведут, ведь значительная часть генетических нарушений в половых клетках возникает из-за токсического воздействия веществ, находящихся в крови. А уже поврежденный генетический аппарат приведет к неправильному развитию ребенка.

Существует еще одна форма нарушений интеллектуального развития — педагогическая запущенность. Она возникает на фоне полноценных биологических возможностей головного мозга, но отсутствия достаточного воспитания и социализации. Такие проявления могут встречаться в неблагополучных семьях, ведущих маргинальный, асоциальный образ жизни.

В нашем клиническом примере у пациента наблюдалась близкая к умеренной степени умственная отсталость, которая усугубилась после полученной им травмы. У него не было никаких внешних проявлений расстройства, кроме преобладающей на лице улыбки. Вероятнее всего, это связано с неопределенным неблагоприятным воздействием на этапе внутриутробного развития или генетическими нарушениями, не отразившимися на функциях других органов и систем.

При воздействии дополнительных вредных факторов, например, черепно-мозговых травм, степень интеллектуального дефекта может усугубиться. Может быть и улучшение — при хорошей заботе и воспитании пациенты с легкой степенью умственной отсталости приспособлены для ведения полноценной социальной жизни: они заводят семьи, работают и практически неотличимы от других людей. Тяжелая и глубокая умственная отсталость, к сожалению, мало поддается коррекции, и такие пациенты нуждаются в помощи и уходе со стороны других людей.

Видео (кликните для воспроизведения).

По медицинским вопросам обязательно предварительно проконсультируйтесь с врачом

Источники

Литература


  1. Гурочкин, Ю.; Соседко, Ю. Судебная медицина. Учебник для юридических и медицинских вузов; М.: Эксмо, 2011. — 320 c.

  2. Пивоваров, Ю.С. История судебных учреждений России / Ю.С. Пивоваров. — М.: ИНИОН РАН, 2015. — 222 c.

  3. Брауде Илья Записки адвоката; Советская Россия — М., 2010. — 224 c.
  4. Правоведение. Шпаргалка. — Москва: ИЛ, 2014. — 892 c.
  5. Боголепов, Н.П. Значение общенародного гражданского права (Jus Gentium) в римской классической юриспруденции / Н.П. Боголепов. — М.: Книга по Требованию, 2012. — 257 c.
  6. Отказ от ребенка с умственной отсталостью
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here