Пост о домашнем насилии

Домашнее насилие в семье: закон в России, статистика, помощь, права

Что такое домашнее насилие

Домашние насилие называют по-разному – домашнее, семейное, партнерское. Но у всех этих словосочетаний одно значение – насилие происходит между людьми, которые находятся в личных отношениях. В основном это супруги, партнеры или бывшие супруги.

Важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие, регулярно повторяющееся.

Конфликт переходит в понятие «домашние насилие», когда он происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. По мнению психологов, оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Психологи по всему миру бьют тревогу. пандемии коронавируса и карантинных ограничений участились случаи домашнего насилия. В Европе проблема настолько серьезная, что в некоторых странах даже ввели кодовое слово. Если жертва побоев не может открыто сообщить о своей проблеме, она должна обратиться в аптеку и произнести специальную фразу.

По данным ООН, во Франции число жалоб на домашнее насилие за месяц выросло на 30%, в Аргентине — на 25%, на Кипре и в Сингапуре — на 30% и 33%. При этом жалобы подают менее 40% женщин.

В Великобритании в первые две недели карантина британские мужчины убили 10 своих женщин дома. В условиях эпидемии жаловаться можно, но бежать некуда — центры помощи либо переполнены, либо закрыты. В Англии женщинам готовы помочь отели, но только если государство расплатится с ними по стандартному гостевому тарифу.

В Италии число звонков от женщин на горячую линию сократилось лишь потому, что увеличилось число СМС. Испании для жертв домашнего насилия разработали тайный сигнал SOS — нужно спросить в аптеке , которая спасает жизнь». Аптекарь запишет имя и адрес для «оформления доставки» и передаст данные в полицию.

В России число жалоб от пострадавших женщин, по разным данным, выросло минимум в полтора раза. Эту проблему сейчас приходится решать дистанционно. Не все так называемые кризисные квартиры, где женщины прятались от агрессоров, сейчас работают. А многим больше некуда ехать.

Правозащитники призывают правительство: сейчас жертвам домашнего насилия как никогда нужна дополнительная поддержка. Речь идет о создании кризисных центров, работающих в условиях пандемии. Пока такие есть только в некоторых крупных городах, например, в Нижнем Новгороде.

Психологи создают своеобразные методички, как избежать необратимых последствий. При любой конфликтной ситуации они советуют уходить в другую комнату или на кухню. И лучше предупредить соседей — это дополнительная страховка, сдерживающий фактор для буйного мужа или сожителя. Телефон и документы лучше держать при себе.

«Весь день пьет и бьет»

Самоизоляция — идеальная среда для домашнего насилия. Что делать?

Maurizio Gambarini / TASS

  • Девять российских общественных организаций, работающих с жертвами домашнего насилия, обратились к правительству и главам регионов с просьбой принять срочные меры для обеспечения защиты и помощи пострадавшим в условиях карантина. По их прогнозам, Россия не избежит всплеска домашнего насилия в условиях самоизоляции. Нужны немедленно срочные меры по усилению помощи и организации ее доступности.

    Об обострении проблемы уже сообщала спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравка Симонович. О росте уровня домашнего насилия в условиях замкнутого пространства заявила в конце марта и генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич.

    Первые же статистические отчеты выглядят крайне пессимистично. Во Франции за первый месяц изоляции число случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% , в Британии число звонков на общенациональную горячую линию выросло на 65% за неделю, Испанская горячая линия отметила рост числа обращений на 12,5% в последние две недели, на Кипре зафиксирован рост в 30%.

    Закон о домашнем насилии в России

    К сожалению, на данный момент специального закона о семейном насилии в России нет. Мужчины, взятые под стражу за избиение жены, обычно проходят по нескольким статьям УК РФ: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»), 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») 116 («Побои») и 119 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»), 105 «Убийство». Ни в одной из статей нет такого пункта – как преступление, совершенное в отношении супруги/партнерши.

    Как комментирует правозащитница, руководитель проекта «Насилию нет» Анна Ривина, дела, возбужденные по уголовной статье «легкий вред здоровью» и «побои», — это дела частного обвинения.

    — После таких заявлений мужчину чаще всего отправляют под подписку о невыезде, статья-то не тяжелая. И он продолжает жить со своей жертвой в одних и тех же стенах. Давит. Требует, чтобы та забрала заявление, — отмечает специалист.

    Проблема зачастую еще в том, что пострадавшие часто не заинтересованы в возбуждении дела против своего партнера. Женщинам все еще кажется, что «нельзя выносить сор из избы», «семью можно сохранить» и «сами разберемся», «это больше не повторится».

    — Часто жертва домашнего насилия недооценивает уровень опасности. И даже если ее, например, регулярно бьют, не всегда осознает себя жертвой — это осознание серьезно бьёт по самоценности и идентичности. Осознавать это стыдно и неприятно. Обычно психика к этому не готова, и она пытается скомпенсироваться, оправдывая насильника и приписывая себе агрессивное и провоцирующее поведение. Я часто слышу от клиенток, переживших насилие: «Это я его довела», «Это я его спровоцировала», но, разобравшись, мы приходим к выводу, что это защитный механизм и в реальности всё было не так, — говорит практикующий психолог Елена Садыкова.

    Если взять 115 и 116 статьи, то они относятся к делам частного обвинения. В этом случае жертва должна снять побои, найти свидетелей, а потом выступить в качестве обвинения. Это тормозит женщин, и они отказываются от возбуждения дела.

    29 ноября 2019 года был опубликован законопроект подготовленный сенаторами и депутатами. Законопроект «О внесении изменений в статью 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подготовлен в одном пакете с проектами федеральных законов «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» и «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в части профилактики семейно-бытового насилия».

    Скрытые жертвы коронавируса: как мир борется с «карантинным» домашним насилием

    Виды домашнего насилия

    Физическое насилие

    Физическое насилие — это прямое или косвенное воздействие на жертву с целью причинения физического вреда, страха, боли, травм, других физических страданий или телесных повреждений. Иными словами – это контроль над жертвой, оно же рукоприкладство.

    Этот вид считается самым распространенным в семьях – по статистике каждую третью женщину бьет супруг или партнер. К этому виду относятся не только побои, но и удушение, причинение боли в виде ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства, а также уклонение от оказания первой медицинской помощи, депривация сна, принудительное употребление наркотиков или алкоголя. Нанесение физического вреда другим членам семьи и животным с целью психологического воздействия на жертву определяется как косвенная форма физического насилия.

    Читайте так же:  Психологическое и физическое насилие в семье

    Самым смертоносным форм физического насилие признано удушение. В основном это скрытая проблема, потому что отсутствуют внешние травмы. Многие штаты США даже приняли конкретные законы против удушения.

    Сексуальное насилие

    К сексуальному насилию относят тот момент, когда партнер принуждает свою «жертву» к сексу и иным видам сексуальных действий посредством силы, шантажа или угроз. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания. В семьях, где есть сексуальное насилие – женщина «дает», а мужчина – «берет». Принуждение к сексу под видом супружеского долга – тоже сексуальное насилие, так как никакого супружеского долга не существует. Секс в здоровых отношениях всегда происходит по обоюдному, выраженному обоими людьми, согласию, приносит удовольствие, наслаждение и радость от близости с партнером.

    Самой жестокой формой сексуального насилия считается изнасилование. К последствиям относятся нежелательная беременность, заболевания, передающиеся половым путем, и психологическая травмы. У женщин, которые пережили изнасилование, в будущем возникают проблемы в постели с новым, адекватным партнером.

    Согласно статистическим данным, лишь 10-12% жертв сексуального насилия в России обращаются в полицию. Об этом умалчивается, не приятно и стыдно говорить, тем более, если изнасилование произошло дома партнером.

    К формам сексуального насилия относятся также демонстрация гениталий, демонстрация порнографии, сексуальный контакт, физический контакт с гениталиями, рассматривание гениталий без физического контакта, использование партнера для производства порнографии.

    Психологическое насилие

    Психологическое насилие – это угрозы, шантаж, манипулирование и оскорбления. Этот вид насилия происходит в основном с участием детей. Изверг использует их как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет ему подчиняться.

    Психологическое насилие трудно диагностировать и практически невозможно доказать в суде. Признаки психологического воздействия редко видны, а последствия при этом могут быть чрезвычайно тяжелыми. Поначалу это обидные замечания (которые часто называют критикой), едкие шутки особенно и часто публичные, любые действия и высказывания, либо наоборот бездействие унижающее достоинство жертвы.

    Если партнер запрещает встречаться с друзьями, родственниками, посещать какие-то места, работать или учиться – это тоже психологическое насилие и, значит, вы живете с абьюзером.

    Тот, кто занимается психологическим насилием, часто манипулирует, угрожает, внушает чувства вины. Б

    Сюда же относятся унижения и принижение значимости, обесценивание достижений партнера.

    Подобная форма общения распространена не только среди супругов и партнеров, но и между родителями и детьми. Почти во всех случаях это приводит жертву к серьезным психологическим и эмоциональным проблемам, и без помощи психолога нельзя обойтись.

    Экономическое насилие

    Экономическое – тот случай, когда один партнер лишает другого финансовой свободы. Начинается все просто – один из партнеров/супругов полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений.

    В дальнейшем это контроль над финансовыми и прочими ресурсами семьи, выделение жертве денег на «содержание», вымогательство, принуждение к вымогательству. Зачастую к этому виду насилия относят даже запрет на получение образования и/или трудоустройство, и намеренная растрата финансовых средств семьи с целью создания напряженной обстановки. Если мужчина дает деньги только на определенные товары или покупает их сам, не пускает на работу или учебу – это тоже насилие.

    Когда один из партнеров сам отказывается работать – это тоже форма экономического насилия. В таком случае он заставляет другого работать за двоих или мешает его работе из-за собственных комплексов.

    «Я в тотальном ужасе»

    Но возвращаемся к законопроекту. Глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян говорит, что в представленной редакции проект закона вообще теряет всякий смысл.

    Начну с основы. Определение «семейно-бытового насилия» в данной редакции полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т. п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — объясняет Мари Давтян. — То есть этот закон в такой редакции нельзя применить, если вас бьют. Это просто абсурд. Там еще много всего на самом деле, но уже этого достаточно, чтобы сказать, что проект в данной редакции недопустим. Все надо опять переписывать, а время идет.

    Что нужно знать о домашнем насилии

    Расспросили специалистов из кризисных центров о причинах насилия в семье и способах спасти ситуацию

    10 апреля в мэрии Москвы прошел круглый стол «Новые законодательные инициативы в решении проблемы домашнего насилия», где обсуждались способы решения одной из серьезных проблем нашего общества. Мы сходили на круглый стол, а также расспросили специалистов о том, что такое на самом деле домашнее насилие, откуда оно берется и как с ним бороться на общественном и государственном уровнях. В следующем материале мы расскажем о том, что делать, если эта проблема коснулась непосредственно вас или ваших знакомых.

    За помощь в подготовке материала и консультации редакция благодарит директора независимого благотворительного центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры» Марию Мохову, специалистов национального центра по предотвращению насилия «АННА» и Наталию Ходыреву, кандидата психологических наук и основательницу петербургского кризисного центра для женщин «ИНГО».

    Текст: Мария Серветник, Ольга Страховская

    Что такое
    «домашние насилие»?

    Существует несколько вариантов обозначения проблемы: «домашние насилие», «семейное» или «партнерское». Само словосочетание подразумевает, что это насилие происходит между людьми, находящимися в личных отношениях — супругами или партнерами, иногда бывшими и необязательно живущими вместе, независимо от того, гетеросексуальная это пара или гомосексуальная. Очень важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие — регулярно повторяющиеся или учащающиеся инциденты, следующие определенному паттерну.

    Конфликт, каким бы острым он ни был, переходит в категорию домашнего насилия, только когда происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Принципиальное отличие в том, что семейный конфликт носит локальный изолированный характер и возникает на почве конкретной проблемы, которую теоретически возможно разрешить, к примеру, с помощью психолога или юриста. Проще говоря, у конфликта есть начало и конец. Партнерское насилие — это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. Оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

    Какие виды домашнего
    насилия существуют?

    Под домашним насилием в обществе принято понимать в первую очередь физическое насилие, оно же рукоприкладство. Действительно, это один из самых распространенных типов насилия в семье: по данным кризисного центра «АННА», каждую третью россиянку бьет муж или партнер. К физическому насилию относятся не только побои, но и удерживание, удушение, причинение ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства. Однако существуют и другие виды домашнего насилия: сексуальное, психологическое и экономическое.

    Сексуальное насилие в семье — это принуждение к сексуальным действиям с помощью силы, шантажа или угроз. По результатам исследований, проведенных в России в 1996 и 2000 году, примерно каждую четвертую российскую женщину мужья принуждают к сексуальным отношениям против их воли. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания, и общем представлении о динамике сексуальных отношений, в которых женщина «даёт», а мужчина «берёт». Психологическое насилие — это систематические оскорбления, шантаж, угрозы, манипулирование. Его подвидом является насилие с участием детей, от использования детей как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет подчиняться. Экономическое — это лишение одного из партнеров финансовой свободы, от утаивания доходов до ситуаций, в которых один партнер полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений. Проблема заключается в том, что физическое или сексуальное насилие возможно доказать и они являются преступлениями, а экономическое и психологическое — нет. Нередки случаи, когда один из партнеров применяет все виды насилия одновременно.

    Читайте так же:  Взыскание алиментов на содержание нетрудоспособных родителей

    Почему считается,
    что от домашнего насилия
    в основном страдают женщины?

    От видов насилия, которые возможно выявить (то есть физического и сексуального), в основном страдают женщины. Согласно статистике МВД за 2013 год, женщины составляют 91,6 % пострадавших от насильственных преступлений по отношению к супругу. «Среди жертв насилия со стороны супругов или партнеров число женщин превосходит число мужчин примерно в 9 раз. Женщины получают в 8 раз больше тяжких телесных и других повреждений от своих партнеров, чем мужчины. Мужское насилие чаще всего несет практическую цель или экспрессивную (выражение эмоций). Женщины чаще прибегают к физическому насилию, когда чувствуют себя загнанными в угол и отчаялись предотвратить дальнейшие истязания. Крайне редко насилие со стороны женщин бывает систематическим, целенаправленным, постоянным», — объясняет Наталия Ходырева.

    С другой стороны, женщинам скорее свойственны методы эмоционального и экономического насилия. Например, жена может стремиться контролировать все траты в семье и систематически унижать мужа из-за низкого заработка. Однако женщина может быть и физическим агрессором, например, по отношению к детям. Может возникать иерархия власти в семье, где мужчина — сильнейший, злоупотребляет властью и применяет насилие, а женщины в свою очередь применяют его к детям.

    Пост о домашнем насилии

    «Имеет явную антисемейную направленность». В РПЦ призвали не принимать закон о домашнем насилии

    Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства Русской православной церкви призвала не принимать законопроект о домашнем насилии.

    В заявлении, опубликованном комиссией, в частности говорится, что законопроект «содержит целый ряд правовых дефектов, что делает его принятие недопустимым».

    В частности, считают в РПЦ, проект закона «противоречит общепризнанным правовым принципам разумности, справедливости и равенства», а его применение на практике «может привести и приведет к грубому и массовому нарушению прав граждан и семей».

    Законопроект, говорится в заявлении Патриаршей комиссии, имеет «явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей в сравнении с остальными». Документ, считают в РПЦ, «фактически вводит особое наказание за семейную жизнь».

    Законопроект создает условия для разжигания внутрисемейных конфликтов, в частности «бракоразводных войн» (в которых положения аналогичных законов широко используются в зарубежных странах). Предлагаемые им подходы и его расплывчатые нормы неизбежно поведут к уничтожению нормальных семейных и родственных отношений, природа которых предполагает опору на взаимное доверие и уважение.

    ПАТРИАРШАЯ КОМИССИЯ ПО ВОПРОСАМ СЕМЬИ

    Законопроект раскритиковал и глава РПЦ патриарх Кирилл. «Есть нечто опасное в тех тенденциях, которые сегодня формируются, в том числе и в законодательной сфере, когда некоторые пытаются под видом борьбы с семейным неблагополучием узаконить вторжение в семейную жизнь сторонних сил, общественных или государственных организаций или каких-то там добровольцев, которые якобы призваны помочь урегулировать положение в семье», — цитирует «Интерфакс» заявление Кирилла.

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был опубликован в конце ноября на сайте Совета Федерации. О документе положительно отозвались спикеры верхней и нижней палат российского парламента.

    Один из авторов законопроекта, депутат Госдумы Оксана Пушкина рассказывала об угрозах в свой адрес со стороны православного движения «Сорок сороков».
    https://meduza.io/news/2019/12/04/imeet-yavnuyu-antisemeynuy.

    Читайте также

    «Я тебя и убью». Как в России смягчают наказания за убийства детей, а виновных нередко отпускают: исследование «Новой»

    Не забудьте, лекарства, медицинские рецепты на препараты, которые вы должны постоянно принимать. И эта сумка должна лежать в укромном месте, чтобы при необходимости можно было ее взять и немедленно уйти. Времени на сборы в критических ситуациях не бывает, иногда приходится буквально бежать из дома.

    Еще важно знать, что медицинскую помощь женщина всегда может получить в травмпункте. Если женщина боится вызывать полицию или у нее нет возможности, то в травмпункте, кроме того что она получит помощь, в ее карту впишут причины повреждений.

    Когда травмы имеют криминальный характер, медики обязаны сообщать в полицию. По крайней мере, это обращение поможет зафиксировать факт избиения. Постарайтесь заранее договориться с друзьями или родственниками, что можете в случае необходимости приехать к ним. Посмотрите заранее, в каком режиме в вашем регионе работают кризисные центры. В некоторых они продолжают принимать.

    Бесплатная помощь в условиях карантина и всегда:

    Консорциум женских неправительственных объединений http://wcons.net/uridicheskayapomochs/ (форма онлайн-обращения за юридической помощью)

    Зона права +7 917 897-60-55 (обращение за юридической помощью в Whatsapp, Telegram)

    Центр «Насилию.нет» +7 495 916-30-00, [email protected]

    Центр «Сестры» — кризисная почта — [email protected] — психологическая помощь, поддержка и предоставление информации пережившим сексуализированное насилие.

    Центр против насилия в отношении женщин «АННА» (anna-center.ru; 8 800-7000-600 — Всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия, бесплатно с городских и мобильных телефонов)

    Проект «Правовая инициатива», +7 499 678-21-37, +7 981 713-20-83 (смс и звонки)

    Женский кризисный центр «Китеж» +7 916 920-10-30 (Whatsapp)

    Сеть взаимопомощи «ТыНеОдна», tineodna.ru, [email protected]

    РОО ИНГО «Кризисный центр для женщин» в Санкт-Петербурге: 8 812 327-30-00, онлайн-приемная: https://crisiscenter.ru/, обращения в мессенджерах всех соцсетей, юридический чат в Whatsapp: 8 921 303-08-20

    Читайте также

    Подкаст «Книжная ссылка» #1. Отец с топором против семьи на самоизоляции: как пишут о домашнем насилии в книгах

    Думаю, что временными убежищами могли бы служить пустующие сейчас отели. Но для начала необходимо обратить внимание сотрудников полиции, что такие вызовы — это реально серьезные вызовы, и на них надо немедленно выезжать. Не просить жертву саму прийти к участковому и оставить заявление. Это в данной ситуации просто невозможно.

    Когда ждать всплеска эпизодов домашнего насилия?

    — Сложно сказать, это вопрос скорее к психологам, чем к юристам. На новогодних каникулах обычно все усугубляется к концу праздников. Я думаю, к третьей неделе карантина мы получим рост.

    — А какой можете дать совет тем, кто опасается за себя, применимо к этим уникальным обстоятельствам?

    Видео (кликните для воспроизведения).

    — Если уже есть ситуация домашнего насилия, и вы понимаете, что она обостряется, в первую очередь надо собрать «чемоданчик безопасности», как мы его называем. Положите в него вещи первой необходимости, обязательно — документы: паспорт, полис медицинского страхования, и если вы забираете детей, то и их документы.

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    В Китае число случаев домашнего насилия увеличилось в три раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

    В России пока одна кровавая драма. На подмосковной даче мужчина убил свою бывшую жену, а позже покончил с собой.

    Мари Давтян, один из авторов законопроекта о домашнем насилии рассказала «Новой», почему проблема будет только усугубляться.

    — Можно ли уже сейчас, после первой недели карантина, говорить о росте домашнего насилия?

    — Заявки в фонды, помогающие жертвам насилия, поступают, но прошло еще немного времени для статистических выводов. Но мы уверены, что количество обращений будет расти. На практике мы сталкиваемся с похожими ситуациями во время новогодних каникул и майских праздников, во время которых люди долго находятся вместе. Тоже растет число случаев, правда, к нам они доходят чуть позже.

    Читайте так же:  Развод в загсе с детьми

    В стрессовой ситуации люди не всегда осознают, что помощь нужна срочно. А в условиях самоизоляции, когда агрессор постоянно дома, даже позвонить бывает сложно.

    — Во время карантина семьи, запертые в квартирах, фактически круглосуточно находятся вместе. Потенциальная жертва все время перед глазами. Для агрессора эта ситуация становится провокационной?

    — Это скорее не провокация, а возможность применять насилие постоянно. Если в обычных условиях человек может отвлечься, пойти на работу, то здесь он остается один на один с жертвой, делать особо нечего, и он начинает отрабатывать свою модель поведения. И, конечно, алкоголь играет свою роль. Алкоголь сам по себе не является причиной домашнего насилия, но он является ужесточающим фактором. И это уже звучит в обращениях женщин: «Весь день сидит дома: пьет и бьет».

    — Может ли усилить напряженность тот факт, что масса людей из малого бизнеса фактически лишилась работы и попала в жесткий кризис?

    — Конечно. Это непонятная для всех ситуация, денег нет, перспектив тоже. Это все добавляет напряжения в семье. А тут еще и самоизоляция. Все усугубляется в разы.

    Вы рассчитываете, что ваше обращение к правительству поможет решить проблему?

    — Мы надеемся на отклик. В этих условиях мы можем оказывать помощь лишь дистанционно, но это не тот объем, который сейчас необходим. А вопрос надо решать уже сегодня. Мы находимся в патовой ситуации: с одной стороны, у нас закрыты суды и полиция занимается всем, чем угодно, только не этим, с другой — мы до сих пор не понимаем, в каких регионах можно выходить из дома, в каких нет.

    Непонятно, может ли жертва насилия покинуть свое жилье или нет, хотя в ситуации угрозы жизни и здоровью, на мой взгляд, очевидно, что может. И, конечно, государство должно принять меры.

    Кризисные центры тоже находятся в сложной ситуации — они не имеют права принимать пострадавших в условиях всеобщего карантина, у них нет медицинских компонентов, чтобы обеспечить карантинный режим, а рисковать теми, кто там уже живет, тоже нельзя.

    Сергей Лукьяненко о законе про семейное насилие

    «И всё-таки скажу пару слов о законе про семейное насилие. Уж извините.

    Я проект прочитал. И обалдел с самого начала. Вот от какой фразы:

    «семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления»

    Наказанием служат — отлучение от семьи, лишение собственности, ограничение прав и свобод разного толка. Да, кстати и возможность примирения закрывается, ибо одно из наказаний — запрет на общение.

    То есть проектом предлагается ввести в России особую группу заранее виноватых людей — семейных. И для них особые наказания! За то, что преступлением и проступком не является!

    Ведь что есть сейчас? Есть уголовное, есть административное законодательство. Все возможные прегрешения прописаны.

    И в этих прегрешениях есть и удар сковородой по голове, и избиение жены пьяным мужем, и словесные оскорбления и угрозы, и выпоротый ремнём ребёнок, и секс с собственной женой вопреки её воле. Всё там есть, только бери и применяй.

    Но нам предлагают некое туманное «семейно-бытовое насилие». В чём оно будет заключаться? «Вынеси мусор»? «Делай уроки»? «Ты не пойдёшь на тусовку, пока не выполнишь домашку»? «Я не могу купить тебе эту шубу, у нас нет денег»? «Жалею, что женился (вышла замуж)»? «Ты мне всю жизнь испортил, я еду к маме»? «Я не буду брать кредит, чтобы купить тебе автомобиль»?

    Везде угрозы психического страдания или имущественного вреда.

    То есть мы получаем некий неопределенный инструмент, позволяющий кошмарить семью на основании предположений и допущений третьих лиц. А уж как у нас даже с существующим инструментарием создаются уголовные дела, отбираются из семей опекой дети и рушатся судьбы — мы все прекрасно знаем.

    Но вишенка на торте — для введения всей этой машины неправосудия в дело не требуется заявление побитой женщины или униженного ребёнка (ситуацию побитого или униженного мужчины оставим за скобками, у нас такие в суд не идут, а напиваются с друзьями или вешаются в гараже). Всё это можно запустить. по заявлению третьих лиц. Соседей. Прохожих. Кого угодно.

    И опять повторюсь — чтобы вызвать полицию, когда за стенкой муж бьёт жену или ребёнок просит «спасите-помогите» не нужен этот закон. Даже жопу от дивана не надо отрывать, надо позвонить в полицию. Да, и ещё надо, чтобы полиция реагировала на такие звонки (как она и обязана). То есть требуется соблюдение имеющихся законов, а не принятие странных новых.

    Надо понимать, что законы у нас принимаются не с целью защиты отдельных людей, а с целью удобства государства. При этом данное удобство может совпадать с интересами отдельных групп людей. В данном случае выгодоприобретателем являются: ЛГБТ-сообщество (у нас оно враждебно традиционной семье, поскольку не имеет права на создание своей — блин, может лучше позволить им это, чем уничтожить институт семьи вообще?), феминистки радикального толка (а других почти нет), по той же причине — неприязнь к традиционной семье, люди с саморазрушительным стремлением жить в семье с врагом — и иметь возможность его шантажировать, и люди со склонностью к деструкции в чистом виде (разрушим всё до основания, создадим новый дивный мир).

    Интересам семьи — нормальной семьи, где люди неизбежно ссорятся, ругаются, но не убивают друг друга, умеют и прощать, и мириться — данный законопроект никак не служит.

    Как-то, будучи молодым и глупым, я возмущённо спросил: «Почему гнусных насильников не приговаривают непременно к смертной казни?» На что получил ответ, немного прочистивший юные мозги: «Потому что тогда насильники будут убивать свои жертвы в любом случае».

    Это, увы, так. В определённый момент суровость наказания провоцирует на большие преступления.

    Ну вот представьте.

    Ссора. Жена лепит оплеуху мужу. Муж даёт затрещину жене.

    Жена торжествующе говорит (а возможно муж сам это понимает):

    — Всё, конец тебе, свинья! По новому закону пойдёшь! Выгоню тебя на улицу, дом и имущество мне. Ко мне и детям даже приблизиться не сможешь! Ну ещё и лет пять получишь за избиение!

    Муж смотрит на жену и думает:

    «Влип я. А ведь если бы убил в состоянии аффекта — отсидел бы года три-четыре и вышел по УДО. Стоп! А ведь это идея. «

    И берёт чугунную сковороду.

    Так вы по-прежнему уверены, что это закон будет кого-то защищать? Мужей, жён, детей?

    Ну а про то, что умные молодые люди, в первую очередь мужского пола, предпочтут в такой ситуации никак свои отношения не оформлять и детей не заводить — я полагаю, даже и говорить не стоит.

    Так что закон этот нужен в первую очередь тем, чья цель — окончательное разрушение современной цивилизации и снижение численности населения до определённого Теми Кто Велит предела.

    P.S. Для стран Азии и Африки у них найдутся свои методы. Вся надежда, что Китай выстоит и сохранит хотя бы память о нашей цивилизации.»

    Читайте так же:  Как воспользоваться сертификатом на материнский капитал

    Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

    Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

    Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

    Под петицией о его принятии уже полмиллиона подписей

    Блогеры и правозащитники запустили в интернете флешмоб в поддержку кампании по принятию федерального закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него. Петицию за принятие закона на момент публикации подписало почти полмиллиона человек. Ранее комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев и направил рекомендации, а Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые обязал Россию выплатить компенсацию по делу о домашнем насилии.

    Флешмоб против домашнего насилия запустила блогер и журналистка Александра Митрошина (1,8 млн подписчиков в Instagram). За час с момента ее публикации с хештегом #ЯНеХотелаУмирать под ним появилось более ста фотографий.

    « России нужен федеральный закон о профилактике насилия и помощи пострадавшим от него. Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью»,— написала госпожа Митрошина.

    Она пояснила, что флешмоб #ЯНеХотелаУмирать «посвящен женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия… Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты». Госпожа Митрошина сопроводила пост просьбой о подписи под петицией в поддержку закона (на момент публикации петиция набрала более 496 тыс. подписей).

    Флешмоб поддержали пользователи социальных сетей и другие блогеры, некоторые из них сопровождали хештег своими фотографиями с изображенными на лицах следами побоев и надписями #ЯНеХотелаУмирать. В акции приняла участие юрист и соавтор законопроекта о профилактике семейного насилия Алена Попова. Ранее она поясняла “Ъ”, что «о законопроекте говорят уже более пяти лет», в его соавторах — более сорока человек, в том числе омбудсмен РФ Татьяна Москалькова, однако «против выступают консерваторы, включая сенатора Елену Мизулину и депутата Госдумы Тамару Плетневу».

    Напомним, в России дискуссия вокруг домашнего насилия возникла после того, как в январе 2017 года вступил в силу закон о декриминализации побоев, согласно которому побои в семье считаются административным правонарушением, а не преступлением. Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию, и они пошли на необходимую самооборону.

    Почему половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

    В апреле комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом.

    Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

    В октябре прошлого года Международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая расследование и документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России. В качестве последствий декриминализации побоев авторы доклада выделили три основных пункта:

    • ощущение безнаказанности агрессора,
    • уменьшение санкций,
    • проблемы процессуального характера.

    По словам авторов, причинители насилия стали меньше опасаться уголовной ответственности. Под «уменьшением санкций» исследователи подразумевают, что штраф, который агрессор должен выплатить в случае привлечения к административной ответственности, зачастую отдается из семейного бюджета.

    Матвиенко заявила, что работа над законом о домашнем насилии отложена до конца пандемии

    Сенаторы намерены вернуться к работе над законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия после того, как будет побежден коронавирус. Об этом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, сообщает «Интерфакс».

    По ее мнению, в условиях карантинных и других ограничительных мер не будет всплеска домашнего насилия, так как «семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период». Сейчас эксперты собирают сведения по этому вопросу. Матвиенко отметила, что сообщения о росте числа случаев бытового насилия нуждаются в проверке. И добавила, что «тема никуда не ушла», к ней вернутся после того, «как позволят обстоятельства».

    К слову, о росте жалоб на издевательства над пожилыми людьми после начала карантина ранее сообщала зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Как отметила депутат, в любой стране во время продолжительных выходных число жертв домашнего насилия увеличивается в разы. «Но ситуация в России осложняется отсутствием соответствующего закона о профилактике семейно-бытового насилия. Беда и в том, что многие кризисные центры закрылись в связи с карантином. Их у нас на всю страну всего порядка 15. В Швеции, к слову, 200», — отметила Пушкина.

    Владимир Путин прокомментировал законопроект о домашнем насилии

    29 ноября на сайте Совета Федерации была опубликована последняя версия законопроекта. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье.

    В декабре экспертное сообщество представило поправки к законопроекту. В них уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

    За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

    «Тотальный ужас»: что не так с предлагаемым законом о домашнем насилии

    Совет Федерации опубликовал на своем сайте проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Согласно документу, общественные организации, занимающиеся такой профилактикой, обяжут участвовать в примирении жертвы и агрессора. Кроме того, медиков, которые зафиксировали побои у жертвы домашнего насилия, заставят обращаться в полицию.

    Сейчас сенаторы и депутаты ждут предложений в данный законопроект. Внести их можно до 15 декабря. Однако предложенную редакцию уже критикуют. Что не так с законопроектом, выясняла редакция ТВ2.

    «Заигрывание с радикалами»

    Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения, когда такой проступок совершен впервые.

    Читайте так же:  Опубликован проект закона о домашнем насилии

    Создательница сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова опубликовала петицию на сайте change.org с просьбой принять закон о домашнем насилии. Ее подписали свыше 800 тысяч человек. В настоящее время Россия остается одной из последних стран бывшего СССР, где подобного закона нет.

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия разрабатывали сразу три рабочих группы — в Совфеде, Госдуме и Совете по правам человека при президенте. Среди привлеченных экспертов-общественников были глава Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Мари Давтян и соосновательница сети взаимопомощи для женщин «Проект W» Алена Попова.

    Эта редакция не согласовывалась с нами, хотя я член рабочей группы при Совфеде РФ, — пишет Мари Давтян на своей странице в Фейсбуке. — Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности. Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективным. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно.

    Ранее против принятия данного закона выступали различные радикальные православные группы. Например, общественное движение «Сорок сороков», созданное Андреем Кормухиным и Владимиром Носовым. Согласно сайту, в него входят «православные христиане» и все, кто «стремится защищать Отечество и традиционные духовно-нравственные ценности».

    [2]

    «Агрессивно, с помощью откровенной лжи и манипуляций они пытаются заставить народ и законодателей согласиться принять законопроект о профилактике «домашнего (семейно-бытового) насилия», — говорится в группе движения ВКонтакте. — За этим обманчивым и внешне привлекательным названием кроется инструмент разрушения семьи, отчуждения и отобрания наших детей, насаждения в нашем обществе антисемейных идей и захвата власти радикальным феминистским лобби. При этом лоббисты пытаются создать ложное впечатление о поддержке их идей народными массами, вводя в заблуждение законодателей и других представителей власти. Для этого используются методы и технологии, хорошо знакомые всем на примере «цветных революций» в зарубежных странах».

    Депутат Госдумы Оксана Пушкина, выступающая за принятие данного закона, попросила главу МВД проверить движение «Сорок сороков» из-за угроз авторам законопроекта о домашнем насилии. Оксана Пушкина считает, что в письме «содержатся высказывания, оправдывающие применение семейного насилия под видом сохранения псевдосемейных ценностей и по сути своей образующие действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды».

    Я отлично понимаю, что за люди стоят за организацией всех этих митингов — среди них и ВИЧ-диссиденты, и антипрививочники, — говорит Оксана Пушкина в интервью «Медузе». — Есть и те, кто два года назад выступали против фильма «Матильда» под девизом «за традиционные ценности», цинично прикрываясь православием. Благодаря своему месту сегодняшней работы, журналистскому опыту и второму образованию по специальности «нацбезопасность» я вместе с коллегами из соответствующих структур смогла сопоставить некоторые факты и разглядеть в этом всем движении несколько протестных направлений, которые сплотились воедино. Теперь против законопроекта. Вывод: за всем этим движением стоят люди, у которых большие деньги, госконтракты и так далее, но нет статуса. За рубеж им ход закрыт санкциями. И метят они уже даже не только туда, где я сегодня работаю, но и выше. Поэтому все, что сейчас происходит, — это демонстрация их силы. «Сорок сороков» — это один из ингредиентов этого неперевариваемого блюда. Это, скажем так, силовой блок. Есть движения, фонды, общественные организации. Это не просто смутьяны. Повторю, на мой взгляд, это хорошо организованная, серьезно финансируемая структура.

    Закон о домашнем насилии может разрешить выгонять виновного из собственного дома.

    Совет по правам человека при президенте предложил закрепить понятие семейно-бытового насилия и варианты защиты от него.

    СПЧ, в частности, выступает за то, чтобы жертва домашнего насилия смогла рассчитывать на особый ордер — напавший не сможет приближаться к ней ближе, чем на 10 метров. Такой ордер может выдать как суд, так и полиция. В ряде случаев виновный должен будет покинуть место проживания — даже если он собственник помещения.

    Предложения были подготовлены после решения ЕСПЧ по делу Валерии Володиной, которую несколько лет преследовал бывший партнер, рассказывает адвокат проекта «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова.

    — Это очень важный законопроект. Мы приветствуем, что власти вернулись к его обсуждению, он очень долго лежал в Госдуме без движения. Важные меры там предлагаются. Сейчас нет механизмов для расследования, привлечения к ответственности, а самое главное к предотвращению таких эпизодов. Мы должны менять культурные подходы для детей, а не так, что, если мальчик бьет в школе девочку, то ему не делают замечание, а девочке объясняют, что просто таким образом проявляется внимание.

    — Насколько сейчас эффективно наказывают виновников домашнего насилия или все-таки полиция не хочет разбираться с ними?

    — Мы сейчас вели в Европейском суде по правам человека дело Валерии Володиной. Это было первое решение, где Европейский суд признал нарушение прав заявительницы из России в вопросе домашнего насилия. Также суд отметил, что у нас нет никакого законодательства сдерживающего, отметил, что необходимы охранные ордера. И даже там, где полиция готова, у них не хватает знаний. Поэтому намечаются тренинговые программы для полицейских, судей. Нужно также обучать психологов. Конечно, должны предоставляться бесплатные адвокаты, потому что часто нет возможности оплачивать юридическую помощь, а без нее очень сложно защитить свои права.

    По словам экспертов, опасаться массовых злоупотреблений в случае, если инициатива приобретет силу закона, не стоит. Российская практика жестко карает за ложные доносы. Тем не менее, в предлагаемом варианте немало «белых пятен». Хотя сами инициативы по предотвращению домашнего насилия давно назрели, считает адвокат Алексей Скляренко.

    «Возникает вопрос: а если лицо, в отношении которого выдан ордер, не исполнит предписание? Какое наказание ему будет за это грозить? При профилактике бытового насилия, наверное, здесь должны быть задействованы психологи. И в законопроекте усматривается, что это предполагается делать за счет денежных средств «насильника», так его назовем. А если у него нет денежных средств, каким образом он будет рассчитываться с государством? Неясно. Встает вопрос: будут ли правоохранительные органы этими делами заниматься?»

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Предложения Совета по правам человека станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается в Совфеде по поручению Валентины Матвиенко, рассказал РБК источник в верхней палате парламента

    Источники

    Литература


    1. Введение в специальность «Юриспруденция». — М.: Юнити-Дана, 2013. — 264 c.

    2. Рассел, Джесси Академия юриспруденции — Высшая школа права «Адилет» / Джесси Рассел. — М.: VSD, 2013. — 537 c.

    3. Малько, А.В. Теория государства и права / А.В. Малько. — М.: Юридический центр Пресс, 2007. — 768 c.
    4. Саблин, М. Т. Взыскание долгов. От профилактики до принуждения / М.Т. Саблин. — М.: КноРус, 2013. — 400 c.
    5. Чашин, А. Н. Что такое исполнительное производство и как гражданину общаться с судебным приставом / А.Н. Чашин. — М.: Дело и сервис, 2016. — 240 c.
    6. Пост о домашнем насилии
      Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here