Презумпции и преюдиции по семейным делам

Презумпции и преюдиции по семейным делам

Большинство правовых отношений возникает из оснований, предусмотренных законодательством. Обычно такие основания содержатся в гипотезах правовых норм. Однако в ряде случаев основаниями возникновения правоотношений могут признаваться и те обстоятельства, которые прямо не указаны в законе, но в силу общих начал и смысла законодательства порождают права и обязанности (ст. 8 ГК РФ). Специфическими основаниями возникновения изменений и прекращений правоотношений являются презумпции, преюдиции и фикции.

Правовая презумпция представляет собой закрепленное в законодательстве предположение о наличии или отсутствии определенных юридических фактов, с которыми нормы права связывают наступление юридических последствий.

По способу отражения в праве правовые презумпции могут быть законодательными (закрепленными в законе — например, презумпция невиновности) и фактическими (выработанными юридической практикой — незнание закона не освобождает от ответственности).

Презумпции, которые не могут быть опровергнуты, т.е. те факты, которые не подвергаются сомнению, называются неопровергаемыми (например, презумпция недееспособности малолетнего). Опровергнутыми являются такие предположения (презумпции) относительно определенных фактов, которые имеют юридическое значение до тех пор, пока по отношению к этому факту не будет установлено иное (к примеру, презумпция отцовства).

Преюдиции — это юридическое предрешение наличия или отсутствия определенных фактов. Преюдиционными являются те факты (и решения), которые правоприменительный орган установил, проверил и оценил в установленном порядке, вследствие чего они признаются законом истинными, не подлежащими пересмотру и не требующими новой проверки. Так, преюдициальное значение вступившего в законную силу решения суда (приговора, определения) заключается в том, что содержащиеся в нем выводы об установленных судом по делу фактах являются обязательными для судов, рассматривающих те же обстоятельства в порядке гражданского судопроизводства, и других правоприменительных органов. Таким образом, в отношении решения суда, вступившего в законную силу, действует презумпция его истинности. Решение суда тем самым имеет непререкаемое юридическое значение, с которым должен считаться каждый, к кому оно обращено.

Правовые фикции — это несуществующие факты, признанные законодательством существующими и имеющими в силу этого юридические последствия. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 45 ГК РФ «военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий».

Фикции— это положения изначально неистинные. Так, в указанном случае военнослужащий или иной гражданин в действительности (т.е. фактически) не обязательно является умершим, но юридически таковым признается. Наличие в законодательстве такой /фикции необходимо, поскольку без этого невозможно решить вопросы, вытекающие из брака, владения имуществом и т.п.

Правовая аксиома — это положение, принимаемое в юридической науке и практике без доказательств, в силу его очевидности, убедительности и истинности. Например, «закон обратной силы не имеет», «субъективному праву всегда соответствует юридическая обязанность», «никто не может быть судьей в собственном деле», «из двух актов по одному и тому же вопросу действует акт, принятый вышестоящим органом, и акт, принятый позже, чем предыдущий».

http://studopedia.ru/8_119255_prezumptsii-prelyudii-i-fiktsii-kak-vidi-yuridicheskih-faktov.html

3. Юридические фикции, презумпции, преюдиции.

Для возникновения юридических последствий, в том числе и для возникновения, изменения или прекращения правоотно­шений, в некоторых случаях имеют значение не только сами фактические жизненные обстоятельства, но и юридически допус­тимые предположения об имеющих место фактах, или так назы­ваемые юридические презумпции, фикции и преюдиции.

Юридическая презумпция — это такое предположение (а с латинского praesumptio именно так и переводится), косвенно или прямо закрепленное в правовой норме, в соответствии с которым определенный порядок вещей в области общественных отношений признается обычным, нормальным и, в силу этого, не требующим доказывания.

Из этого определения можно вывести все существенные признаки презумпции.

Во-первых, презумпция — это юридико-технический способ, используемый в законотворчестве и правоприменении.

Во-вторых, это всегда вероятное предположение, причем вероятность его истинности м.б. как относительно высока, так и приближаться к абсолютному нулю (например, знания закона, невиновности).

[3]

В-третьих, правовые презумпции являются разновидностью общих. Отличие же состоит главным образом в том, что юридические презумпции закреплены (прямо или косвенно) в правовых нормах.

В-четвертых, презумпции имеют отношение к наличию или отсутствию определенных обстоятельств, имеющих правовое значение и влекущих правовые последствия — т.е. юридических фактов.

Начнем с деления презумпций в зависимости от их закрепления в правовой норме. Так выделяют презумпции фактические и юридические. Соответственно, первые в нормах вообще не закрепляются, а вторые либо закрепляются, либо выводятся из них путем толкования. Фактические презумпции правового значения по сути не имеют. Но они могут учитываться при формировании внутреннего убеждения правоприменителя (например, судьи).

Правовые презумпции могут быть закреплены в норме права прямо или косвенно, следовательно, различают презумпции прямые и косвенные. Прямые презумпции четко и ясно сформулированы в правовой норме и не требуют дополнительного толкования. О наличии же косвенной презумпции можно сделать вывод лишь подвергнув ту или иную норму грамматическому и логическому толкованию.

Другое деление презумпций, общепринятое в теории права — деление их на опровержимые и неопровержимые. Однако, в последнее время эта классификация вполне обоснованно подвергается критике. Как уже было отмечено, презумпции, как предположения вероятные, всегда м.б. опровергнуты. Другое дело, каков будет порядок этого опровержения. Так, если презумпция закреплена в диспозитивной норме, то заинтересованной стороне достаточно будет указать на наличие иного варианта поведения. В случае императивной презумпции очевидно, что иного варианта поведения нет, следовательно, и доказывание должно идти другим путем.

Еще одно основание для классификации юридических презумпций — применение их в процессуальных или же материальных правоотношениях. Эта классификация также является довольно сомнительной, поскольку почти все презумпции (процессуальные) значимы для процесса доказывания (точнее, для его отсутствия). Так что чисто материальную презумпцию найти сложно (но обычно называют презумпцию возмездности договора в гражданском праве, отцовства в семейном праве и некоторые другие).

Наконец, последним является деление презумпций на общеправовые или презумпции-принципы (например, знания закона, истинности НПА, истинности вступившего в силу приговора или решения суда), межотраслевые (добропорядочности граждан) и отраслевые.

Значение презумпций в праве сложно переоценить. Презумпции используются тогда, когда иными способами установить какой-либо факт не представляется возможным. Подобная правовая неопределенность может привести к торможению механизма правового регулирования, вплоть, например, до остановки гражданского оборота. Кроме того, многие презумпции выступают в роли принципов права, ведущих, руководящих начал правового регулирования, установленных государством. Они показывают на отношение государства к человеку (например, презумпция добропорядочности граждан).

Читайте так же:  Раздел имущества досудебный порядок

В ряде предусмотренных законом случаях роль юридических фактов выполняют фикции. При этом на протяжении всей истории своего существования к фикциям и презумпциям наблюдалось неоднозначное отношение на грани отрицания их роли и возможности использования в праве. Зачастую к ним относились как к «уклонениям от нормального порядка» 1 .

Чаще всего под фикцией в праве понимают такой прием мышления, допускаемый или прямо предписываемый правовой нормой и состоящий в признании известного несуществующего факта существующим или, наоборот, существующего обстоятельства несуществующим.

Традиционно теория права относит юридические фикции к особым средствам, которые используются для обеспечения формальной определенности нрава, к своего рода связкам в нормативном материале. При таком подходе внимание уделяется технико-юридической значимости юридических фикций и упускается из вида их правовая функция, которая заключается в способности фикций выполнять роль отсутствующих юридических фактов. Юридические фикции не только упрощают правовые отношения, но и способствуют поискам справедливости.

Юридическая фикция со временем прочно вошла в правовую традицию как юридико-технический прием. Широко используется она и в белорусском праве. И тут никак нельзя согласиться с некоторыми исследователями, утверждающими, что фикции исчерпали себя. Если мы откажемся от фикций, то придется навсегда забыть о таких правовых категориях, как юридическое лицо, представительство, снятие судимости, бездокументарные ценные бумаги и т.д. Фикции используются во всех без исключения отраслях права. Достаточно

1 Мейер Д.И. О юридических вымыслах и предположениях, о скрытых и притворных действиях, 1854 / Избранные произведения по гражданскому праву, М. 2003. С. 54.

сказать, что более половины норм гражданского процесса построено на фикциях.

В чем же причина такого повсеместного распространения фикций в праве? Это легко объясняется тем, что любое законодательство (а особенно в романо-германской правовой системе), будучи консервативной системой взаимосвязанных понятий и категорий, не всегда успевает за потребностями жизни, за вновь возникающими явлениями. Другая причина — следование принципу экономичности в законотворческой деятельности. Гораздо проще придать условный правовой режим объекту, для которого это не свойственно, чем создавать усложненные правовые конструкции, при помощи которых регулирование будет иметь громоздкий характер.

Таким образом, фикции вызваны в свет необходимостью удовлетворять новым потребностям имеющимися правовыми средствами.

Система фикций во многом повторяет систему презумпций. Единственное, на что следует обратить внимание так это деление фикций в зависимости от способа их выражения. На этом основании выделяют фикции, выраженные в виде простых суждений и в виде предположений. Ярким примером последних является презумпция знания закона. Если проанализировать данное предположение (о знании закона всеми гражданами), то наталкиваешься на очень интересный вывод — презумпция знания закона вовсе никакая не презумпция, а самая настоящая фикция.

Существует такой правовой элемент как преюдиция. Преюдициальность или преюдиция решения означает истинность отношений и фактов, установленных судом и зафиксированных в решении, которое вступило в законную силу. Эти отношения и факты не могут быть подвергнуты сомнению, а также вторичному исследованию со стороны судебных и административных органов, а также общественных организаций.

Разумеется, преюдиция, как и презумпция, не является исключительно технико-юридическим приемом. Это значительно более богатое и многогранное юридическое явление. Юридические факты, однажды установленные правоприменительным органом и выраженные в его властном решении, считаются истинными и для другого государственного органа, который обращается к тем же фактам. Использование преюдиции служит экономии времени, средств, повышает скоординированность составов в больших фактических системах.

Отмечая достоинства презумпции, преюдиции и юридической фикции как технико-юридических приемов совершенствования структуры фактических составов, было бы совершенно неправильно рекомендовать их для повсеместного широкого применения. Наряду с отмеченными достоинствами, юридические фикции, например, обладают и существенным недостатком. Этим недостатком является их примерный, “прикидочный” характер. Фикция огрубленно отражает реальное явление. Поэтому в случаях, когда необходимо предельно точное установление обстоятельств, юридические фикции неприменимы. Определенные ограничения существуют также для использования презумпций и преюдиций. Применению указанных технико-юридических приемов должен предшествовать детальный анализ структуры фактического состава.

http://studfile.net/preview/832911/page:4/

Презумпция в праве, юр аксиомы, фикции, преюдиции

К юр технике принято относить такие категории, как правовые аксиомы, презумпции, юр фикции, преюдиции.

Под юр техникойпонимается сов-ть правил, приемов, специфических ср-в подготовки, оформления, публикации и систематизации НПА и иных юр док-тов.

Правовые презумпции и аксиомы — не законодательные нормы, а специфические разновидности правил (принципов), выработанных в ходе длительного развития юридической теории и практики. Будучи продуктом опыта, они играют важную регулятивно-организующую роль в сфере правотворчества, правоприменения, судебной, прокурорской и следственной деятельности, оказывают влияние на становление и развитие правосознания, упрочение законности.

Область их применения обширна. В сущности, это тоже социальные регуляторы, но весьма своеобразные. Как приемы правового регулирования они оказываются полезными и необходимыми при возникновении различных «нестандартных ситуаций». Но ими пользуются и при обычном, нормальном функционировании правовой системы.

[2]

Правовая аксиома — это положение, принимаемое в юридической науке и практике без доказательств, в силу его очевидности, убедительности и истинности. Это «простейшие юридические суждения эмпирического уровня, сложившиеся в результате многовекового опыта социальных отношений и взаимодействия человека с окружающей средой» (Г.Н. Манов). Например, «закон обратной силы не имеет», «субъективному праву всегда соответствует юридическая обязанность», «никто не может быть судьей в собственном деле».

Правовая презумпция представляет собой предположение о наличии или отсутствии определенных фактов, основанное на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом. Презумпции всегда носят предположительный характер. Это предположение не достоверное, но вероятное. Наиболее распространенными презумпциями являются презумпция невиновности (каждый гражданин предполагается честным, добропорядочным и ни в чем не виновным, пока не будет в установленном порядке доказано иное, причем бремя доказывания лежит на тех, кто обвиняет, а не на самом обвиняемом (ст. 49 Конституции РФ)), презумпция знания закона (априори предполагается, что каждый член общества знает (или по крайней мере должен знать) законы своей страны, так как незнание закона не освобождает никого от ответственности за его нарушение), презумпция истинности нормативного акта и др.

В юридической литературе выделяют два вида презумпций: общеправовые и отраслевые.

К общеправовым презумпциям относятся те, которые приняты во всех или многих отраслях права и которые фактически стали правовыми принципами. Кроме перечисленных, к ним относятся: презумпция добропорядочности гражданина, презумпция правосубъектности вступающих в правовые отношения физических и юридических лиц.

Читайте так же:  Как воспитывать детей после развода

Что касается презумпций отраслевых, то они не достигли уровня презумпций-принципов и чаще всего имеют отраслевую принадлежность, например презумпция равных долей имущества супругов, нажитого в браке.

Презумпции действуют до тех пор, пока они не будут опровергнуты, например презумпция невиновности. Но существуют неопровержимые презумпции, например презумпция непонимания несовершеннолетним (до 14 лет) общественной опасности своего деяния, если даже в силу раннего развития подросток мог сознавать общественную опасность совершенного им преступления. Однако Уголовный кодекс Российской Федерации исходит из презумпции неосознания до 14 лет характера совершенного деяния.

От презумпций необходимо отличать версии и гипотезы, которые тоже представляют собой предположения. Версия — это одно из нескольких предположений, касающихся фактов и обстоятельств конкретного дела. Сфера действия версии ограничена рамками расследуемого преступления. Правда, в общественно-политическом лексиконе слово «версия» нередко употребляется и в более широком смысле. Гипотеза есть предположение, выдвигаемое в процессе исследования какого-либо явления и требующее теоретического обоснования и проверки практикой. Если презумпция, аккумулируя в себе предшествующий опыт, постоянно находит жизненное подтверждение своей правильности (что, конечно, не исключает случаев несоответствия отдельным ситуациям), то гипотеза с самого начала базируется на строго научных положениях, которые не должны противоречить истинным знаниям в данной области.

Юридические фикции — это несуществующее положение, однако признаваемое законодательством в качестве существующего и ставшее в силу этого признания общеобязательным. Фикции довольно широко применяются в действующем -законодательстве. Так, согласно ст. 45 (ч. 3) ГК РФ днем смерти гражданина, объявленного умершим судом, считается день вступления в законную силу соответствующего решения суда. В ч. 2 ст. 42 ГК РФ установлено время начала безвестного отсутствия лица.

Юридические фикции как прием юридической техники представляют собой конструирование условной реальности, которая охраняется законом, закреплена в нормативном правовом акте и является обязательным предписанием. Юридические фикции позволяют установить определенность в правовых отношениях, так как с этими фактами связываются возникновение и прекращение правоотношений.

[1]

Преюдициипредставляют собой обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу решением или приговором суда. Например, если судебным решением, вступившим в законную силу, установлена ответственность владельца источника повышенной опасности за причиненный вред, то в случае предъявления регрессного (встречного) иска владельцем этого источника к непосредственному причинителю вреда (например, при пользовании автомашиной по доверенности) факты, установленные в первом судебном процессе, имеют преюдициальное значение, т.е. не подлежат оспариванию.

Таким образом, факты и правоотношения, установленные вступившим в законную силу решением или приговором суда, не могут оспариваться в другом процессе.

При вступлении в законную силу решения стороны данного процесса и другие лица, участвовавшие в процессе, не могут вновь заявить в суде те же исковые требования и на том же основании.

Но данный принцип действует только в отношении участвовавших в процессе сторон. Если же третьи лица имеют самостоятельные требования и по уважительным причинам не вступили в процесс, то в отношении этих лиц предыдущий судебный процесс не имеет преюдициального значения.

Но преюдициальность может вообще отпасть при пересмотре вступившего в законную силу решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

http://megaobuchalka.ru/7/26558.html

Презумпции и преюдиции как юридические правила доказывания в налоговых спорах (В. Земцова, «Право и экономика», N 9, сентябрь 2004 г.)

Презумпции и преюдиции как юридические правила доказывания
в налоговых спорах

Развитие общественных отношений требует совершенствования судебной системы в России. В соответствии со ст. 46 Конституции РФ государство обеспечивает защиту и охрану нарушенных прав и интересов с помощью судебной системы Российской Федерации.

В настоящее время происходит совершенствование арбитражного процесса как в организационном, так и в функциональном плане в соответствии с принципами арбитражного процессуального права: законности, состязательности, равноправия сторон, непосредственности судебного разбирательства. Принципы — это основание системы норм арбитражного процессуального права, закрепленных в Конституции РФ, в Федеральном конституционном законе от 28 апреля 1995 г. N 1-ФЗ «Об арбитражных судах в РФ,» в АПК Российской Федерации.

Анализируя практику рассмотрения налоговых споров, можно сделать выводы, что количество дел большое, рассматриваются они длительное время, неэффективно расходуется процессуальное время.

В соответствии со ст. 64 АПК РФ арбитражный суд определяет наличие или отсутствие юридически значимых фактов, имеющих значение для правильного разрешения дела. В процессуальной теории юридически значимые факты представляют предмет доказывания. Лица, участвующие в деле, заинтересованы в доказывании наличия или отсутствия материально- правовых юридических фактов, т.к. им это необходимо для убеждения суда в наличии либо отсутствии между ними определенного правоотношения.

Не все факты, имеющие значение для дела, требуют доказывания.

С целью установления истины по делу при доказывании и доказательстве в процессуальном праве используются такие методы, как презумпции и преюдиции.

В соответствии с принципом непосредственности судебного разбирательства, который определяет формы и методы восприятия арбитражным судом доказательств по делу, презумпции и преюдиции взаимосвязаны с предметом доказывания. Если нормы материального или процессуального права предполагают наличие или отсутствие предмета доказывания, то они называются доказательственными презумпциями.

Презумпция — это юридическое правило доказывания, основанное на знании о том, что при наличии по делу юридического факта, совпадающего с презюмируемым законом фактом, всегда наступают определенные последствия, в силу чего субъекту предписываются те или иные правила поведения или принятие соответствующего обязательного решения по делу. В соответствии с п. 6 ст. 194 АПК РФ обязанность доказывания оспариваемого нормативно-правового акта возлагается на орган, должностное лицо, которые приняли данный акт.

Под преюдициальными (от латинского «praejudicium»- «предрешение») фактами понимают факты, которые уже установлены судебным актом или приговором суда по другому делу и не подлежат повторному доказыванию. Смысл преюдиции в том, что суд, как правило, не должен устанавливать и доказывать юридические факты, которые были уже установлены и доказаны в ранее принятых судебных решениях. Например, в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по ранее рассмотренному делу, проверившего по тем же основаниям соответствие оспариваемого акта иному нормативно-правовому акту, имеющему большую юридическую силу, арбитражный суд прекращает производство по делу (п. 7 ст. 194 АПК РФ). Преюдициально установленные факты и факты, презюмируемые законом, имеют общие свойства, они не нуждаются в доказывании и являются обстоятельствами, имеющими значение для дела.

Впервые в Налоговом кодексе РФ (ст. 108) закреплен ряд общих условий привлечения к ответственности организаций и физических лиц за совершение налогового правонарушения, которые в своей основе являются принципами презумпции невиновности налогоплательщиков и имеют большое практическое значение при доказывании налоговыми органами фактов совершения налоговых правонарушений.

Читайте так же:  Где оформляется свидетельство о рождении ребенка

Согласно ст. 109 НК РФ лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) отсутствие события налогового правонарушения;

2) отсутствие вины лица в совершении налогового правонарушения;

3) совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, физическим лицом, не достигшим к моменту совершения деяния 16-летнего возраста;

4) истечение сроков давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Виновным в совершении налогового правонарушения признается лицо, совершившее противоправное деяние умышленно или по неосторожности (ст. 110 НК РФ).

Вместе с тем неправильное применение налоговыми органами положений части первой НК РФ, а также действующего законодательства о налогах и сборах является основанием для отмены решений о привлечении налогоплательщиков к ответственности.

Презумпция невиновности налогоплательщика является одним из проявлений общей презумпции добросовестности налогоплательщика, ибо в ее основе лежит предположение о том, что налогоплательщик не совершал налоговых правонарушений. Учитывая то, что налогоплательщик предполагается добросовестным, из содержания презумпции невиновности следует право налогоплательщика требовать доказательства своей невиновности в совершении налогового правонарушения: в порядке, установленном федеральным законом, решением суда, вступившим в законную силу.

По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

С учетом положений ст. 45 НК РФ, постановления Конституционного Суда РФ N 24-П, определения Конституционного Суда РФ от 25 июля 2001 г. N 138-О налог, сбор могут быть признаны уплаченными только в случае, если в результате предпринятых налогоплательщиком, плательщиком сборов мер существовала реальная возможность по поступлению соответствующих денежных средств в бюджет, внебюджетный фонд, т.е. когда направленные на уплату налога, сбора действия налогоплательщика, плательщика сбора носили добросовестный характер.

Таким образом, вывод об исполнении налогоплательщиком, плательщиком сборов обязанности по уплате налога, сбора возможен только при наличии доказательств реальности и добросовестности (ясно выраженного намерения плательщика добросовестно исполнить публично-правовую обязанность по уплате сумм налогов, сборов) действий налогоплательщика, плательщика сборов по уплате налога, сбора.

Обязанность доказывания этих обстоятельств на основании положений п. 3 ст. 189, п. 6 ст. 194, п. 5 ст. 200, п. 5 ст. 205 АПК РФ возлагается на налоговый орган.

Как показывает сложившаяся судебно-арбитражная практика, арбитражными судами в качестве доказательств, свидетельствующих о недобросовестности действий налогоплательщиков, плательщиков сборов, принимаются следующие обстоятельства:

отсутствие реального остатка денежных средств, достаточных для исполнения обязанностей по уплате налога, сбора, на счете налогоплательщика в банке;

отсутствие реальных денежных средств, достаточных для исполнения обязанностей по уплате налога, сбора, на корреспондентском счете банка;

отсутствие у банка, в который были направлены платежные поручения на уплату налогов, сборов в бюджеты, внебюджетные фонды, права на совершение соответствующих операций.

Преюдициально установленные факты нельзя смешивать со сведениями о фактах. В отличие от сведений о фактах, истинность которых является предположительной, преюдициально установленные факты являются истинными, т.к. вытекают из истинного судебного решения. Они отличаются от доказательственных фактов следующими чертами:

устанавливаются в процессе производства по другому делу;

имеют процессуальную форму, присущую доказательствам;

их истинность не может быть подвергнута сомнению в процессе использования при установлении истины по другому делу в рамках законной силы решения суда, пока оно не будет отменено.

Источником преюдициально установленных фактов служат копии решений, определений, постановлений суда. Такие источники называются «иными документами».

В соответствии со ст. 69 АПК РФ преюдициальные (предрешенные) факты — это факты, установленные:

вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по одному спору, не подлежащие доказыванию при разрешении других споров с участием тех же сторон (этот момент очень важен для кассационной и надзорной инстанций арбитражного процесса);

вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу, не подлежащие доказыванию при рассмотрении дела арбитражным судом по вопросам, имели ли отдельно место определенные действия и кем они совершены;

вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции по гражданскому делу не подлежащие доказыванию при разрешении спора арбитражным судом по вопросам об обстоятельствах, имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Очень важна последняя группа преюдиций для арбитражного процесса, поскольку в законе сказано лишь о приговоре суда, вступившем в законную силу. Все юридически значимые документы преюдициальной силой для арбитражного суда не обладают, однако убедительными доказательствами по делу могут считаться.

Преюдиции, действующие внутри системы арбитражных судов, определяют взаимосвязь между решением арбитражного суда по ранее завершенному спору и текущим процессом. Такая преюдициальная взаимосвязь возникает, когда определенные обстоятельства из фактической основы прошлого судебного решения имеют юридическое значение в рамках нового судебного разбирательства. В частности, когда решением арбитражного суда конкретная сделка купли-продажи уже объявлена недействительной, то в новом деле недопустимо ссылками на него подтверждать право собственности на тот же объект или представлять как доказательство при налоговых спорах.

«Право и экономика», N 9, сентябрь 2004 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 75 рублей или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Видео (кликните для воспроизведения).

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Презумпции и преюдиции как юридические правила доказывания в налоговых спорах

http://base.garant.ru/4007962/

О соотношении правовых преюдиций со смежными понятиями

Правовые преюдиции необходимо отграничивать от правовых понятий, обладающих некоторыми общими с ними признаками: презумпций, гипотез, фикций и прецедентов. Изучение преюдиций в сопоставлении, сравнении с другими сходными понятиями позволяет глубже уяснить их особенности, изучить возможности использования данных явлений в правовом регулировании.

Отграничение правовых преюдиций от презумпций

Сходство правовых преюдиций и презумпций состоит в их логической природе. Правовые презумпции — обобщения «обычного порядка» вещей или явлений в сфере права или в связи с правом. Презумпция истинности приговора или решения суда, вступившего в законную силу, отражает обычность, повторяемость при вынесении приговора или решения и относится она к истинности судебного приговора (решения). Вынесение истинных приговоров (решений) становится «обычным порядком» в деятельности судебных органов. И поскольку это так, то нет необходимости делать вновь предметом рассмотрения факты или правоотношения, уже установленные приговором или решением суда. Данные факты или правоотношения обязательны для суда, рассматривающего дело, связанное с ранее рассмотренным.

Читайте так же:  Ювенальная юстиция в израиле

Презумпция истинности приговора (решения) суда начинает действовать с момента вступления приговора (решения) в законную силу, т. е. когда исчерпываются в данном конкретном случае все возможности по выяснению истины по делу. Но поскольку среди множества истинных приговоров (решений) может встретиться не отвечающий данному принципу, мы и говорим именно о предположении истинности судебного приговора или решения, вступившего в законную силу. Следовательно, преюдиция является частным случаем презумпции истинности приговора или решения, вступивших в законную силу. Можно сказать, что данная презумпция в определенных случаях (именно в отношении их обязательности для другого или данного суда) приобретает форму преюдиции. С опровержением презумпции истинности приговора или решения суда, вступивших в законную силу, утрачивает значение и преюдиция. Кроме того, преюдициально установленные факты в определенном законом порядке могут быть опровергнуты.

Вместе с тем форму преюдиции приобретает не всякая презумпция, а лишь презумпция истинности судебного приговора или решения, вступивших в законную силу, и лишь в отношении обязательности фактов или правоотношений, установленных приговором (решением) для данного или другого суда. Преюдициально установленные факты, следовательно, — это презумируемые факты, но прошедшие дополнительную стадию проверки. Моментом, с которого презумпция приобретает форму преюдиции, является вступление приговора или решения суда в законную силу.

Преюдициально установленные факты от всех прочих пре- зумптивных фактов отличает, следовательно, максимальная степень достоверности. Истинность этих фактов или правоотношений может подвергаться сомнению в крайне редких случаях.

В отличие от преюдиции презумпция может быть закреплена в любом нормативном правовом акте в зависимости от целей и задач ее реализации. Преюдиция же имеет более узкие рамки правового регулирования. Она реализуется только в рамках правоприменительной деятельности при разрешении юридического спора на основе юридической силы доказательств.

Соотношение правовых преюдиций и гипотез

Как отмечалось в главе 2.6, гипотеза — это предположение, выдвигаемое для объяснения какого-либо явления и требующее проверки на опыте; предположительное суждение о закономерной (причинной) связи явлений.

Сходство названных категорий проявляется в их предположительном характере. Гипотеза как разновидность предположения используется во всех видах юридического процесса. Она позволяет, с одной стороны, принимать предположительные, предварительные решения по рассматриваемому вопросу. С другой стороны, будучи закрепленной в нормативном правовом акте, служит регулятором общественных отношений. В гипотезе как структурном элементе правовой нормы указываются юридические факты, наличие которых служит основанием для возникновения, изменения или прекращения конкретных правоотношений. Преюдиция как правило доказывания также сязана с фактическими данными.

Вместе с тем в отличие от гипотезы субъектом реализации преюдиции используются определенные факты только в случае, когда они соответствуют специальным требованиям. Эти факты выступают материалом, на основе которого принимается решение по юридическому делу (вопросу). Преюдиция реализуется только в рамках применения норм права в сфере доказывания. Она не требует научной обоснованности. В ее основе лежит достоверность фактических данных, презумпция истинности правоприменительного акта. Цель преюдиции — дальнейшая возможность использования фактических данных в ходе принятия решения по делу, что и обусловливает ее характер предварительности. Основная цель гипотезы — получение нового знания.

Отграничение правовых преюдиций от версий

Как отмечалось ранее, версия — одно из нескольких отличных друг от друга изложений или объяснений какого-либо обстоятельства, факта, события. По характеру образования правовая версия представляет собой разновидность гипотезы. Специфичность ее заключается в том, что версия строится только в отношении фактов, имеющих юридическое значение для данного конкретного юридического дела. Сфера действия версии ограничена рамками рассматриваемого дела, расследуемого преступления.

Версия — одно из средств доказывания. В этом состоит ее сходство с преюдицией. В теоретико-правовом смысле версия — предположение относительно отдельного факта или группы фактов, имеющих значение для юридического дела, объясняющее происхождение указанных фактов, а также связь между ними, их содержание и практическое значение для доказывания.

Правильное принятие решения по юридическому делу предполагает достоверное установление определенных фактов. Взяв их за первоначальные посылки и правильно применив к ним законы мышления, а также правовые нормы, юрист должен получить вполне достоверные ответы на все интересующие вопросы. Для использования фактов в качестве первоначальных или основополагающих посылок он должен установить их достоверность, допустимость, достаточность и относимость. Как известно, факты и доказательства главным образом исследуются в процессе практической проверки выдвигаемых по делу версий.

Однако в отличие от преюдиции версия выполняет задачу проверки знаний о фактах в рамках предположения их истинности. Преюдиция, напротив, представляет правило принятия имеющихся, уже проверенных практикой, знаний о фактах. Версия предшествует преюдиции, формируя основу ее использования — достоверные факты.

Соотношение преюдиции и фикции

Правовая фикция — применяемый в праве техникоюридический прием, которым несуществующее положение (отношение) объявляется существующим и приобретает обязательный характер в силу закрепления его в норме права. Использование данного приема дает возможность делать существенные выводы без необходимости давать излишние объяснения тех или иных фактов, явлений.

Сходство преюдиции и правовой фикции состоит в том, что они принадлежат к специальным приемам, облегчающим, упрощающим правовое регулирование. Как фикция, так и преюдиция императивны и неопровержимы.

В отличие от преюдиции, в основе которой лежит истинность фактов и их формы, фикция предрешает истину на основе ложности. Преюдиция исключает момент условности и вероятности. В ее основе лежит утвердительное решение, основанное на достоверности.

Соотношение преюдиции и прецедента

Согласно Новейшему словарю иностранных слов и выражений прецедент [лат. praecedens (praecedentis) — предшествующий] — «случай, имевший ранее место и служащий примером или оправданием для последующих случаев подобного рода; судебный прецедент — решение, вынесенное судом по конкретному делу, обоснование которого считается правилом, обязательным для других судов при решении аналогичного дела» [92] .

Сходство преюдиции и прецедента состоит в том, что они являются особыми правилами решения определенных вопросов на основе предыдущих выводов, которые «идут впереди» последующих решений и оказывают на их формирование предварительное влияние. Таким образом, преюдиция и прецедент — это предварительные решения, которые предрешают исход решаемого вопроса.

Поскольку преюдиция и прецедент выступают правилами использования уже имеющихся знаний для обоснования последующих выводов, в их основе лежит причинно-следственная связь как основной общий признак.

Если преюдиция реализуется только в сфере доказывания, то прецедент реализуется в более широкой сфере юридической деятельности: следственной, административной и судебной практике; правотворчестве; толковании норм права. В случае возникновения любого нового дела, похожего на предыдущее, его следует разрешать в сходной манере с использованием правила «применить прецедент». Объективные пределы прецедента ограничиваются лишь типичностью ситуации, которая обусловливает его применение. Прецедент — правило использования опыта, предыдущей правовой аргументации, а не конкретных фактов.

Читайте так же:  Мать одиночка за свой счет

В отличие от прецедента преюдиция является частным правилом доказывания. Она позволяет использовать лишь определенные факты из конкретного юридического дела в отношении недоказанных обстоятельств другого юридического дела. Таким образом, преюдиция устанавливает юридически значимую связь между фактами и обстоятельствами разных юридических вопросов, а прецедент — связь опыта, полученного в результате принятия решения по юридическому вопросу и необходимостью принятия решения по аналогичным вопросам в будущем. Прецедент основывается не на достоверности (как преюдиция) или вероятности (как презумпция) фактов, а на правильности решения предыдущего вопроса и авторитетности органа его принявшего.

Контрольные вопросы и задания

1. Дайте определение понятий «преюдиция», «преюдициальная связь судебных актов».

2. Чем обусловлено возникновение преюдиции как правового явления?

3. Назовите способы опровержения (преодоления) преюдиции в судопроизводстве.

4. Возможно ли применение норм о преюдиции за рамками судебной деятельности?

5. Назовите элементы сходства и различия преюдиции и презумпции.

6. В чем состоит сходство и различие преюдиции, гипотезы и версии?

7. Как соотносятся преюдиция и правовая фикция?

8. В чем состоит основное различие между преюдицией и прецедентом?

http://pravo.studio/yuridicheskaya-tehnika-rossii/sootnoshenii-pravovyih-preyuditsiy-smejnyimi-73350.html

26. Технико-правовые категории: правовые аксиомы, презумпции, юридические фикции, преюдиции

К юридической технике принято также относить такие категории, как правовые аксиомы, презумпции,

юридические фикции, преюдиции.

Правовая аксиома — это положение, принимаемое в юридической науке и практике без доказательств, в силу

его очевидности, убедительности и истинности. Например, «закон обратной силы не имеет»,

Правовая презумпция представляет собой предположение о наличии или отсутствии определенных фактов,

основанное на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными и подтвержденное

Презумпции всегда носят предположительный характер. Это предположение не достоверное, но вероятное.

Наиболее распространенными презумпциями являются презумпция невиновности, презумпция знания закона,

презумпция истинности нормативного акта и др.

В юридической литературе выделяют следующие виды презумпций:

1. Общеправовые презумпции — те, которые приняты во всех или многих отраслях права и которые фактически правовыми принципами. Кроме перечисленных, к ним относятся презумпция добропорядочности гражданина, презумпция правосубъектности вступающих в правовые отношения физических юридических лиц.

2. презумпции отраслевые — они не достигли уровня презумпций-принципов и чаще всего имеют отраслевую

принадлежность, например презумпция равных долей имущества супруги нажитого в браке; презумпция отказа

истца от своих требований при повторной неявке истца в суд без уважительных причин.

Презумпции действуют до тех пор, пока они не будут опровергнуты, например презумпция невиновности.

Но существуют неопровержимые презумпции, например презумпция непонимания несовершеннолетним (до 14

лет) общественной опасности своего деяния, если даже в силу раннего развития подросток мог сознавать

общественную опасность совершенного им преступления. Однако Уголовный кодекс РФ исходит из презумпции

неосознания до 14 лет характера совершенного деяния.

Юридические фикции — это несуществующее положение, однако признаваемое законодательством в качестве

существующего и ставшее в силу этого признания общеобязательным. Фикции довольно широко применяются в

Например, согласно ст. 21 (ч. 3) ГК РФ днем смерти гражданина, объявленного умершим судом, считается день

вступления в законную силу соответствующего решения суда. В ч. 2 ст. 18 ГК РФ установлено время начала

безвестного отсутствия лица.

В уголовном праве юридической фикцией является положение о снятии судимости, если она погашена в

установленном законом порядке. К фикциям можно отнести и освобождение от уголовной ответственности при

деятельном раскаянии лица, хотя преступление им совершено.

Юридические фикции как прием юридической техники представляют собой конструирование условной

реальности, которая охраняется законом, закреплена в нормативном правовом акте и является

обязательным предписанием. Юридические фикции позволяют установить определенность в правовых

отношениях, так как с этими фактами связываются возникновение и прекращение правоотношений.

Преюдиции (дословный перевод с латыни — «отношение к предыдущему судебному решению») представляют

собой обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее

установленные вступившим в законную силу решением или приговором суда.

Например, если судебным решением, вступившим в законную силу, установлена ответственность владельца

источника повышенной опасности за причиненный вред, то в случае предъявления регрессного (встречного) иска

владельцем этого источника к непосредственному причинителю вреда, факты, установленные в первом судебном

процессе, имеют преюдициальное значение, т.е. не подлежат оспариванию.

Например: осуждение лица за хищение имущества может служить основанием для судебного решения по

гражданскому иску о возмещении ущерба, причиненного данным хищением.

В УПК РФ преюдиция характеризуется как обстоятельства, установленные вступившим в законную силу

приговором, которые признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки,

если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать

виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле (ст. 90).

Таким образом, факты и правоотношения, установленные вступившим в законную силу решением или

приговором суда, не могут оспариваться в другом процессе.

При вступлении в законную силу решения стороны данного процесса и другие лица, участвовавшие в

процессе, не могут вновь заявить в суде те же исковые требования и на том же основании.

Но данный принцип действует только в отношении участвовавших в процессе сторон. Если же третьи лица имеют самостоятельные требования и по уважительным причинам не вступили в процесс, то в отношении этих лиц предыдущий судебный процесс не имеет преюдициального значения.

Третьи лица могут оспаривать факты, установленные предыдущим решением суда, в заседании которого они не участвовали.

Но преюдициальность может вообще отпасть при пересмотре вступившего в законную силу решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://studfile.net/preview/5551703/page:26/

Литература


  1. Головистикова, А. Проблемы теории государства и права. Учебник / А. Головистикова, Ю. Дмитриев. — М.: Эксмо, 2005. — 832 c.

  2. Домашняя юридическая энциклопедия. Женщинам. — М.: Олимп, 2015. — 576 c.

  3. Новое в судебном законодательстве Российской Федерации. — М.: Омега-Л, 2017. — 128 c.
  4. Колюшкина, Л.Ю. Теория государства и права / Л.Ю. Колюшкина. — М.: Дашков и К°, 2012. — 579 c.
  5. Омельченко, О.А. Всеобщая история государства и права; Остожье; Издание 255-е, 2013. — 576 c.
  6. Презумпции и преюдиции по семейным делам
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here