Противники закона о домашнем насилии

Психологи отметили в РФ рост суицидальных обращений и проблемы домашнего насилия

Москва. 15 апреля. INTERFAX.RU — Психологи отмечают рост суицидальных обращений, усугубление ситуации с домашним насилием, в том числе в отношении пожилых людей и детей на фоне распространения в России коронавируса и перехода значительной части населения в режим «самоизоляции».

О росте обращений суицидального характера сообщил президент Российской ассоциации телефонной экстренной психологической помощи Андрей Камин на пресс-конференции в Москве в среду.

По его словам, определенный рост обращений по телефонам доверия отмечается в городах-миллионниках, в маленьких городах такого пока нет. Но и в маленьких городах возникают сложности у родителей, надолго оказавшихся со своими детьми — «есть трудности с обучением, пониманием ребенка, с ним надо находить общий язык».

Замкнутое пространство и замкнутый круг

Учредитель и директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина заявила, что официальных данных по росту случаев домашнего насилия пока нет, но она отмечает рост количества обращений в их центр по этому поводу: «Домашнее насилие и коронавирус — очень связанные вещи. Все страны фиксируют рост. Но в России нет механизмов подсчета и нет мер, направленных на решение».

«Мы обращались к правительству — как сделать так, чтобы не штрафовали тех, кто сбегает из дома, чтобы спасти свою жизнь. Не так давно начали сидеть на карантине, ситуация еще усложнится. Нам стали меньше звонить, люди боятся, но начали больше писать, мы перевели часть психологов в режим чатов», — сказала она.

Ривина отметила, что «пожилые люди, которых избивают сыновья, другие родственники, не выходят на связь, и мы не можем с ними связаться». «Дети пишут, что родители ругаются, бьют друг друга. Мы тоже не можем ничего сделать. Наши полицейские и в мирное время не стремились помогать. Мы просили не бездействовать, хотя бы выписывать какие-то меры, которые могут испугать агрессора», — добавила она.

Также, по ее данным, увеличилось количество случаев насилия в отношении детей и в принципе в семье: «Мамы бьют детей. А бывает, что папы бьют мам, мамы — детей, а дети — кошек и собак. И усугубляет все невозможность перемещения, побега, невозможность попросить о помощи. В Москве только один кризисный центр, где есть убежище, но из-за карантина они не принимают, то же и с негосударственными центрами, полиция не реагирует. Это безвыходная ситуация. Мы делаем, что можем, но наши силы ограничены».

Однако Ривина призвала обращаться в центр, которы сейчас договаривается с отелями, если у людей возникает необходимость «оказаться в безопасном пространстве».

За ложный донос ответственность не предусмотрена

Фото с сайта health.harvard.edu

Основанием для того, чтобы власти приступили к «профилактике», может быть заявление не только самого пострадавшего, но и сотрудников соцзащиты, медицинских учреждений и т.п. А если потенциальная жертва семейно-бытового насилия находится в «беспомощном или зависимом» состоянии, то подать заявление об угрозе насилия (не говоря уже о факте) может любой гражданин. Рассматривать эти заявления, жалобы и сообщения органы власти должны «незамедлительно».

Не защищает: пожилой человек не будет жаловаться

Пожилые люди часто сталкиваются в семье с такими формами насилия, как игнорирование их потребностей, пренебрежительное отношение. Но они не пойдут жаловаться на это в полицию. «Насилие над стариками всегда безмолвное. Пожилые люди боятся ухудшить отношения с родственниками и остаться в одиночестве, пусть даже в психологическом. Они могут написать заявление только тогда, когда дело дойдет до побоев, приводящих к инвалидизации или даже к угрозе жизни», — говорит Александра Имашева, руководитель Центра психологической помощи «Свеча».

[1]

Распространенная форма экономического насилия, когда сын-пьяница отнимает у родителей пенсию, тоже выходит за рамки законопроекта, поскольку является правонарушением или даже преступлением, говорит Александра Имашева.

Нарушает права: семьи людей с деменцией окажутся в сложной ситуации

«Люди, которые ухаживают за пожилыми людьми с деменцией, могут в какие-то моменты срываться, кричать. Потом они плачут, извиняются, осознают, что делали это под влиянием усталости и эмоций. Да и сами пациенты могут вести себя шумно. У нас есть подопечные, которые почти постоянно кричат, если не принимают специальную поддерживающую терапию.

Конечно, соседи могут неправильно оценить такие крики. Думаю, прежде всего необходимо развивать систему поддержки семей, ухаживающих за пожилыми людьми с деменцией», — считает руководитель патронажной службы «Милосердие» Алена Давыдова.

Даже синяки могут свидетельствовать не о побоях, а о том, что человек упал или у него слабая сосудистая система, отметила она.

Между тем, согласно законопроекту, если соседи, которым надоел шум, донесут о семейно-бытовом насилии в отношении старика с деменцией, полиция должна будет отреагировать «незамедлительно».

«Ложный донос о преступлении наказывается, а в законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия никакой ответственности за ложный донос не предусмотрено», — отметил Сергей Пашин.

Все новости

Ветераны труда в Прикамье смогут пользоваться льготными проездными

Налоговые льготы для ТЦ и не только: в Прикамье расширили список мер поддержки бизнеса

Алтай пал. В России больше нет регионов без коронавируса

Владимир Путин отменил парад Победы 9 мая

Бывшего начальника колонии в Прикамье за взятки приговорили к лишению свободы

Путин объявил о программе льготной ипотеки

В Перми нашли пропавшего 83-летнего пенсионера: мужчина погиб

Как могли заразиться коронавирусом медики пермской инфекционки? Отвечает главврач больницы

«Есть примерно секунда, чтобы дать отпор»: учимся защищаться от нападающего с тренером по рукопашному бою

Авто: Штрафной удлинитель: «льготный период» оплаты долгов перед ГИБДД предложили продлить втрое

Еще одна причина сидеть дома: МЧС предупреждает о сильном ветре в Прикамье

Банки будут обслуживать клиентов с просроченными паспортами

Что делать пермякам, если во время самоизоляции арестовали банковский счет? Отвечают судебные приставы

Идеи с доставкой на дом: «Открытие Брокер» запустил акцию «Ваш домашний аналитик»

Вы что, слова «карантин» стесняетесь? Как мутные указы чиновников распространяют заразу по всей стране

«Лучше почку продать, чем такой кредит взять»: как малый бизнес оценил путинские меры поддержки

Роспотребнадзор проверяет, как врачи краевой инфекционки могли заразиться коронавирусом

Как в Перми защищаются от COVID-19 в перинатальном центре и хирургических отделениях: комментирует главврач ККБ

Главврач инфекционки рассказала о происходящем в больнице и состоянии врачей

Нассим Талеб станет хедлайнером глобального онлайн-форума

Страсти по Манту. Пермская гимназия подала в суд на семью, отказавшуюся от пробы и приема фтизиатра

Максим Решетников под видом простого бизнесмена обратился в банк за помощью. Ему отказали

Пасхальные богослужения в Перми пройдут без прихожан, а священники должны носить маски

«Не хватает адреналина прямых эфиров»: пермские радиостанции организовали удалённое вещание

Из Перми до Краснокамска запустят «Ласточку»

Минздрав остановил всю плановую вакцинацию из-за коронавируса

Оставьте свой кашель себе: какие маски защитят вас от вируса, а какие бесполезны

Из-за пандемии коронавируса в центре Краснокамска осталась фура передвижного цирка — в ней живет крокодил

Смотрите на ноги: врачи рассказали о новом симптоме коронавируса

В Кирове скончалась пермячка, которую сняли с поезда по пути из Санкт-Петербурга

В Минздраве Прикамья рассказали подробности о новых зараженных коронавирусом

В Торговом доме ПЗСП появились новые товары

В Перми продают поддельные пропуска волонтеров. Рассказываем о рисках их использования

В Прикамье еще 18 человек заразились коронавирусом

Почти 28 тысяч россиян заразились коронавирусом. За последние сутки еще +3448 человек

Пермяка обвиняют в создании финансовой пирамиды на мобильных телефонах

Пермские ученые разрабатывают умные электростанции с помощью нейросетей

Авто: Эксклюзив по цене Lada Vesta: самые дикие автомобили, которые продаются в России

«У многих детская позиция»: колонка пермячки о самоизоляции и ответственности

Экспертом по «психическим страданиям» станет полицейский

Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

Читайте так же:  Когда прекращается опека над ребенком

Определять, был факт семейно-бытового насилия или нет, и кто кого в семье обидел, будет сотрудник органов внутренних дел. Ему придется оценивать даже «угрозу причинения психического страдания». Никаких правил, что считается психическим страданием, или шкалы, с помощью которой это страдание измерять, полицейским не выдают.

Зять раскритиковал борщ тещи, и она страдает – это насилие, за которое его нужно поставить на профилактический учет? Теща в сердцах разбила айфон зятя, ему причинен имущественный вред – ее надо выселить из собственной квартиры?

Выбор мер профилактического воздействия будет зависеть от личного опыта и взглядов на жизнь конкретного сотрудника правоохранительных органов. Например, он может на глазах у изумленных соседей забрать предполагаемого нарушителя в отделение полиции и провести с ним там профилактическую беседу.

Не защищает: оценивать ситуацию должен специалист

Сотруднику полиции может не хватить квалификации, чтобы выявить факт семейно-бытового насилия в отношении пожилого человека. Лучше, когда ситуацию оценивают специально обученные люди, считает Алена Давыдова.

«В Израиле ситуацию в семье, где есть нуждающийся в уходе пожилой человек, отслеживает социальный работник. Это специалист с высшим образованием, который регулярно навещает семью. Если есть какие-то признаки насилия, в том числе психологического, или родственники получают материальную компенсацию за уход, но пренебрегают нуждами подопечного, социальный работник сообщает об этом в страховую компанию или в полицию», — рассказала она.

Нарушает права: презумпции невиновности, доказательств и расследования не будет

«Человек с деменцией может жаловаться, фантазировать. Мы все знаем, что при этом заболевании бывают такие нарушения, когда человеку кажется, будто у него воруют деньги, или его не кормят», — отметила Алена Давыдова.

Но законопроект не предусматривает расследование, сбор доказательств, даже презумпцию невиновности. Это «нарушителю» придется доказывать сотруднику полиции, что он невиновен.

Лекарство не должно быть вреднее болезни

Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено общаться с пострадавшим, в том числе по телефону, на срок от одного до двух месяцев. Судебное защитное предписание, помимо прочего, может обязать нарушителя покинуть помещение, где он проживает совместно с пострадавшим – «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении».

«Специализированная психологическая программа» в статье 23 законопроекта раскрывается как психологическое сопровождение нарушителя.

«Но консультирование «работает» только тогда, когда у клиента есть мотивация, — отметила Александра Имашева. — А если нарушитель сопротивляется, считает, что знает ситуацию лучше психолога? Родственники скажут: «Вы даже не представляете, какая это мерзкая старуха», «Вам не понять, какой ужасный характер у папы, он всех довел». Они даже могут этого не говорить, просто думать про себя, и психологическая программа окажется бесполезной. Сложно оказывать психологическую помощь принудительно».

Совершенно непонятно, как будет действовать защитное предписание в случае с пожилыми людьми, продолжила руководитель Центра психологической помощи «Свеча». «Они часто живут вместе с родственниками и ограничены в передвижениях. Каким образом будет действовать запрет на контакт?»

В законопроекте говорится о «срочных социальных услугах» самим жертвам семейно-бытового насилия в «организациях специализированного социального обслуживания». Но не объясняется, о чем конкретно идет речь.

«Скажем, пожилой человек убежал из дома, потому что его там избивали. Куда ему идти? Нигде не прописано. Никаких временных убежищ не предусмотрено», — отметила Александра Имашева.

Единственная эффективная мера защиты — забрать пожилого человека в дом престарелых или ПНИ. Но сами пожилые люди, как правило, боятся этого больше всего, говорит психолог.

Профилактическая беседа – самая безобидная на вид мера. Казалось бы, отлично. Пришел участковый и припугнул зарвавшегося алкоголика, угрожающего выгнать мать из дома.

Однако «содержание, продолжительность, порядок и условия проведения профилактической беседы нигде пока не определены. Скажем, для допросов существуют такие нормы, они содержатся в уголовно-процессуальном кодексе. А здесь – ничего подобного», — отметил Сергей Пашин.

А что означает профилактический учет? «Еще не установлен факт правонарушения, человеку не дали защититься, зато сразу поставили на учет. И вот он уже гражданин третьего сорта, злодей, семейно-бытовой насильник», — говорит эксперт.

Самая серьезная мера воздействия – судебное защитное предписание, с которым человека могут выселить из квартиры на год. Кто будет определять, есть у него возможность жить в другом помещении, или нет? Какие критерии существуют для измерения этой «возможности»? На эти вопросы ответов пока нет. Зато в США нарушители аналогичного закона нередко проживают в котельных, пока не истечет срок, на который им предписали разъехаться с пострадавшим членом семьи, отметил Сергей Пашин.

«Лекарство не должно быть опаснее болезни», — добавил он.

Проект Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия» был опубликован на сайте Совета Федерации 29 ноября. Обсуждение продлится до 15 декабря. Для подготовки документа в Совете Федерации была создана специальная рабочая группа. В начале 2017 года Госдума приняла законопроект о внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса, которая называется «Побои». Рукоприкладство в семье стало административным, а не уголовным преступлением. За полгода до этого перестали быть уголовным преступлением и перешли в разряд административных правонарушений побои в отношении посторонних людей, совершенные впервые и без отягчающих обстоятельств. По данным Следственного комитета РФ, случаи домашнего насилия после декриминализации побоев в семье участились.

Уведомления

У фото дня и видео дня появилась ссылка на статью

НГС рекомендует, что почитать

Голосование за статьи (есть кое-что новое)

Риск заражения в больницах

Руководитель службы помощи онкобольным «Ясное утро» Ольга Гольдман также говорит, что количество обращений к ним выросло почти в два раза: «Люди сейчас не знают, куда идти лечиться. Все заняты выживанием. У наших пациентов очень высокий уровень тревоги, исключительный уровень агрессии, потому что нет информации, что с ними будет дальше. В Москве 30 тысяч онкопациентов, больше 3 млн — по стране. Стараемся разбирать, откуда агрессия, что нужно сейчас сделать, а что можно отложить».

По ее словам, вероятность заражения коронавирусом в больницах очень высокая, поэтому зачастую приходится выбирать, «исходя из того, что нанесет наименьший вред — откладывать операцию или болеть коронавирусом».

Что советуют психологи

В целом же психологи советуют стараться «осознавать себя здесь и сейчас, перестать бороться с унынием, принять ситуацию, представить, что все закончилось, и закончилось хорошо» — об этом говорит Камин.

Он прогнозирует, что месяца через четыре после окончания карантина могут начать возникать «негативные реакции, посттравматический синдром, и если вы чувствуете, что тревога и грусть уходят слишком медленно, или появилось что-то новое, например, панические атаки, это повод обратиться к психологу, психотерапевту».

Читайте так же:  Документы для замены паспорта после смены фамилии

Уведомления

Мы добавили смайлики в комментарии

Мы сообщим вам, когда на ваш комментарий ответят

Мы сделали кнопку «Все новости»

«Бейте женщин, мы не будем их защищать»: почему закон о домашнем насилии опять не примут?

Эксперты объясняют, зачем депутаты проигнорируют закон, который нужен всей стране

Декриминализация домашних побоев сделала борьбу с насилием в семье еще более сложной

Фото: Александра Савельева / 76.RU

Законопроект о профилактике домашнего насилия хотели вынести на рассмотрение Госдумы еще в 2019 году, потом отложили до конца января 2020 года, но вот январь подходит к концу, а документ в повестку так и не внесен. Одной из причин называют его широкое обсуждение — у, казалось бы, полезного закона нашлось много противников.

Вместе с авторами законопроекта, юристами и общественниками мы разбираемся, что не так с законом, который нужен всей стране.

О чем этот закон?

Закон о профилактике семейно-бытового насилия, по мнению авторов проекта, поможет защитить жертв домашних тиранов. В первую очередь речь идет о женщинах и детях. Он вносит ряд изменений в текущее законодательство:

— вводит понятие семейно-бытового насилия;
— обязывает медиков сообщать полиции, если полагают, что травма получена пациентом в результате домашнего насилия;
— обязывает госорганы реагировать на информацию о домашнем насилии немедленно;
— обязывает соцслужбы заниматься реабилитацией и социальной адаптацией жертв;
— вводит профилактический учет и контроль для проблемных семей;
— включает в число жертв домашнего насилия сожителей и бывших супругов;
— разрешает выдавать защитное предписание — временный охранный ордер, запрещающий насильнику общаться с жертвой.

Впервые законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда не прошел даже первое чтение. О необходимости такого закона заговорили вновь после того, как в 2017 году были декриминализированы побои в семье.

— Я глубоко убеждена, что декриминализация побоев в отношении близких лиц — большая ошибка. Власть дала домашним тиранам опасный сигнал: «Бейте женщин, бейте детей, мы не будем их защищать!», — говорит один из авторов законопроекта, депутат и член профильного комитета Госдумы Оксана Пушкина. — Это сделало и без того латентную проблему домашнего насилия ещё более скрытой, а борьбу с ним — более сложной.

По данным Совета Федерации, на которые ссылаются авторы закона, в 2018 году за помощью к государству обратились 33 тысячи жертв домашнего насилия. При этом речь идет только о людях, чьи отношения официально зарегистрированы, — супругах и прочих членах семьи. Люди, которые регулярно фигурируют в криминальной хронике под кодовым названием «сожитель», в этой статистике не учитываются. При этом число официальных браков уменьшается с каждым годом. По данным Росстата, в 2010 году было 1,2 миллиона свадеб, а в 2018-м — только 893 тысячи.

Авторы законопроекта ссылаются на то, что, даже когда женщины пытаются обратиться в полицию, им не помогают. Оксана Пушкина говорит, что срабатывает убеждение «милые бранятся — только тешатся», что в конце концов приводит к трагическим последствиям. Буквально на днях резонансное убийство беременной женщины произошло в Новосибирске: в преступлении подозревают ревнивого бывшего возлюбленного, от которого ей приходилось скрываться. Знакомые погибшей говорят, что она не раз писала на него заявления в полицию, но на них никто не реагировал.

В ноябре законопроект в новой редакции был опубликован на сайте Совета Федерации и сразу же вызвал бурный протест. Оппоненты заявили, что закон противоречит Конституции: в нем отсутствует презумпция невиновности, и вообще, он «направлен на разрушение семьи и общества». За две недели обсуждения только на сайте Совфеда было оставлено более 11 тысяч комментариев. Широко он обсуждался и в соцсетях.

Пикеты проходят как в поддержку закона, так и против него

Фото: Густаво Зырянов / NGS.RU

Высказались о законопроекте не только полуанонимные пользователи интернета, но и публичные личности — общественники, депутаты и даже представители церкви. РПЦ выпустила официальное заявление, в котором однозначно осудила закон в текущей редакции, заявив, что он «несовместим с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями».

— Он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей, в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект тем самым фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь», — заключили в Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

Там убеждены, что статистика, которую используют авторы законопроекта, никак не связана с реальностью. Патриарх Кирилл тоже ознакомился с предложенным текстом закона и заявил, что такой документ не удержит от совершения преступлений. При этом он призвал священников не стесняться приходить в семьи, где «царят глубокие неурядицы».

Не поддержали закон и некоторые депутаты. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что партия не будет голосовать за законопроект, потому что он приведет к увеличению разводов и отказов от брака. Лидер либерал-демократов убежден, что проблема в семьях из-за того, что мужчин в России мало, поэтому женщины терпят плохое отношение.

— Да, обязательно нужно найти форму защиты женщин, потому что они чаще подвергаются насилию. Но жертвами в плане убийств по статистике чаще становятся мужчины. Хотя женщин такая ситуация тоже не радует, потому что им нужны мужья, отцы их детей. Он может бить её, пить горькую, но она будет соглашаться, потому что другого мужа может и не быть, — заключил Жириновский.

Еще одним его аргументом стало то, что обратиться в полицию могут и родители, и дети.

— Вот у ребёнка отобрали смартфон, сказали ему идти учить уроки. А он пожаловался на родителей, и тут уже его мать и отца упрекают, что они плохо воспитывают детей, — объяснил депутат.

Противникам закона не нравится, что дети могут пожаловаться на родителей

Фото: Тимур Шарипкулов / UFA1.RU

[3]

Неожиданностью стало, что против закона в том виде, в каком он есть сейчас, выступили даже его соавторы из числа правозащитников. Активистку Алену Попову возмутило, что цели закона — «сохранять семью» и «содействовать примирению сторон». По ее словам, именно после формального примирения домашние насильники идут на убийство своих жертв. С ней во многом согласна член рабочей группы по созданию законопроекта при Совфеде, адвокат Мари Давтян.

— Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами, — объяснила она.

Видео (кликните для воспроизведения).

Закон критикуют преимущественно за его размытые, а местами и вовсе неверные формулировки, которые по факту лишают его всякого смысла. Например, семейно-бытовое насилие трактуется так: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но юристы утверждают, что все такие действия так или иначе попадают либо под административный кодекс, либо под уголовный. В то же время противники законопроекта обращают внимание, что в нем нигде не дается определение «психического страдания», что может привести к злоупотреблению этим законом на практике.

Читайте так же:  Раздел имущества родственников

Семейный юрист из Нижнего Новгорода Елена Прохорова, представлявшая в Госдуме доклад о своем регионе, пообщалась с депутатами и уверена, что шансов у этого законопроекта нет.

— Я думаю, что не примут его в такой редакции. Нужно отредактировать, но пока никто не знает как — слишком сильное противостояние, — объясняет она. — Есть депутаты, которые поддерживают, есть те, кто категорически против. Они основываются на чем? Мы так жили и вроде выросли. Многие этого просто не понимают. Они придираются даже к тому, что если будет охранный орган, то женщины могут потом этим злоупотреблять, выгонять мужчин из своего жилья.

Автор законопроекта, депутат Оксана Пушкина полагает, что все эти доводы не обоснованны. Она считает, что законопроект полностью готов.

— Я знаю, что России нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, и убеждаю коллег-депутатов принять его, чтобы чётко обозначить нашу позицию по этому важнейшему вопросу. Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

Пушкина и Роднина предложили расширить круг защищаемых от насилия в семье

Депутаты Госдумы и правозащитники подготовили поправки (есть у РБК) к пока не внесенному законопроекту о домашнем насилии, подготовленному группой парламентариев. В них, в частности, прописано расстояние 50 м, на которое виновнику насилия должно быть запрещено приближаться к жертве, а также уточняется определение преследования как одной из наиболее часто встречающихся форм семейно-бытового насилия.

Действие закона о домашнем насилии должно быть распространено не только на его жертв, но и на их иждивенцев, а также посторонних лиц, если есть основания опасаться, что виновник насилия может причинить им вред или помешать их законной деятельности, отмечают авторы документа.

Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых переговорах, в том числе через интернет, в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы, лечения пострадавшего.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ольга Савастьянова, Ирина Роднина, Татьяна Касаева, Елена Вторыгина, адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и правозащитник Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта депутатами и сенаторами продолжается, «понимание есть», сказала РБК соавтор законопроекта, депутат Оксана Пушкина. «С каждым днем становится ясно, что кричащих против немного, — уточнила она. — Людей, которые выступают за здравый смысл, за понимание проблемы, за желание ее решить, гораздо больше». Собеседник РБК в Совфеде сообщил, что поправки депутатов к первому чтению планируется внести в законопроект.

Что еще предлагается изменить

Новые поправки также предлагают отнести к домашнему насилию деяния, которые попадают под административные и уголовные статьи: побои и причинение вреда. В нынешнем варианте они выведены из-под действия предлагаемого закона. Эта норма необходима, чтобы защитные предписания могли получить пострадавшие от побоев, которые в них больше всего нуждаются, считает адвокат Ольга Гнездилова. «Нынешняя норма [законопроекта] плоха, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления, — уточнила она. — Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема».

Защитный ордер или предписание, говорится в поправках, должен выдаваться немедленно на месте совершения домашнего насилия. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

В документе также предлагается заменить штраф на один год лишения свободы в качестве наказания за повторное нарушение предписания. Штрафы ударят по материальному благополучию семьи, считают авторы поправок, поэтому они могут только усугубить ситуацию. В качестве иных видов наказания предлагается использовать исправительные и обязательные работы.

В конце ноября Совет Федерации опубликовал проект закона о домашнем насилии. Его разработали сенаторы, депутаты, правозащитники и члены президентского Совета по правам человека. Предполагается, что он будет внесен в Госдуму через две недели. Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что до внесения с законопроектом могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ.

К 6 декабря к размещенному на сайте Совфеда законопроекту поступило более 5 тыс. комментариев, сообщила зампредседателя верхней палаты Галина Карелова. По ее словам, замечания будут приниматься и обсуждаться до 15 декабря.

Изначально обсуждались разные версии законопроекта: из последней, как писал РБК, были исключены гражданские браки, в ней не уточнялось расстояние, на которое преследователю запрещено приближаться к жертве. Также в законопроекте прописали обязанность общественных организаций содействовать примирению жертвы с виновником насилия.

Противники и сторонники закона

Поручение разработать законопроект о домашнем насилии сенаторам дала спикер Совфеда Валентина Матвиенко. Мнения общества об этой инициативе разделились. О поддержке законопроекта заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков признавал, что в России существует проблема домашнего насилия.

Патриарх Кирилл, комментируя инициативу парламентариев, призвал с «большой осторожностью относиться к любым попыткам вторжения в семейную жизнь». Он подчеркнул, что церковь считает насилие в семье великим грехом и преступлением, но, выступая против такого насилия, вынуждена «возвысить голос» в защиту семейного пространства «от всякого вторжения извне под любыми предлогами». Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства назвала принятие законопроекта недопустимым и попросила парламент отказаться от него.

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что думская фракция партии будет голосовать против законопроекта из-за несогласия с внедрением через него принципов ювенальной юстиции.

Премьер-министр Дмитрий Медведев на своей пресс-конференции сказал, что «если люди жалуются, значит, домашнее насилие есть», эта проблема не придумана журналистами и «не инспирирована врагами». Он, однако, увидел в законопроекте риск манипулирования и заметил, что проблема может быть решена с новой версией Кодекса об административных правонарушениях.

Законопроект о семейном насилии: беспомощная защита, нарушители без нарушений

Мы примерили обсуждаемый законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» на ситуацию, когда в семье обижают стариков – а такое встречается. Сможет ли новый закон защитить их?

Фото с сайта diariobasta.com

Преступление без преступления: логическая загадка

Согласно определению, предложенному в законопроекте, семейно-бытовое насилие — это умышленные действия, которые причиняют или «содержат угрозу причинения» физического или психического страдания, а также имущественного вреда. При этом к семейно-бытовому насилию не относятся административные правонарушения и уголовные преступления.

[2]

Не защищает: закон беспомощен, когда преступление совершено

Получается, закон беспомощен против наиболее опасных правонарушителей. Если родственник уже избил пожилого человека с деменцией, никаких мер по отношению к нему законопроект не предусматривает, потому что побои в зависимости от причиненного вреда являются или административным правонарушением, или уголовным преступлением.

«В данной редакции документ выглядит неэффективным», — считает Александра Имашева, руководитель Центра психологической помощи «Свеча».

Впрочем, группа разработчиков законопроекта уже подготовила поправки, которые распространяют понятие «семейно-бытовое насилие» и на те деяния, которые перечислены в КоАП и УК.

Читайте так же:  Госпошлина на развод через суд без детей

Нарушает права: «подвергшимся насилию считается человек, не подвергшийся насилию»

Если действия человека не являются правонарушением, преступлением или проступком, значит, он не нарушитель, отметил Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, профессор Высшей школы экономики. «Если он нарушил право, то какое именно это правонарушение? Если он нарушил правила общежития, то какое до этого дело государству? Закон не должен регламентировать, как надо объясняться в любви девушке и как супруги должны жить вместе», — считает Пашин.

В нынешней редакции непонятно, кого и от чего защищает закон. «Оскорбление – это административный проступок, как и клевета. Угроза – это преступление. Побои – это иногда административный проступок, иногда преступление. Что это за нарушения, которые не являются ни преступлением, ни проступком, но могут причинять психические страдания?» — недоумевает эксперт.

Согласно законопроекту, лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию, — это в том числе люди, «в отношении которых есть основание полагать», что им «могут быть причинены» физические или психические страдания, или же имущественный вред. «Значит, подвергшимся насилию считается человек, не подвергшийся насилию», — делает вывод Сергей Пашин.

Законопроект нарушает неприкосновенность частной жизни и наносит удар по принципу правовой определенности (ясности и точности правового регулирования), считает юрист.

В Генеральной прокуратуре, однако, полагают, что законопроект будет способствовать профилактике административных правонарушений и уголовных преступлений до их совершения.

Что беспокоит детей и взрослых

Руководитель детского телефона доверия Московского государственного психолого-педагогического университета Анна Ермолаева также заявляет, что количество обращений растет, но около 40% звонков связано с попытками получить информацию — как получить пропуск, куда обратиться за выплатами.

По ее словам, есть звонки от детей, которые боятся сказать родителям, что у них есть симптомы ОРВИ.

Дети от 7 до 11 лет в режиме самоизоляции испытывают смешанные чувства, страх неизвестности, усталость, что нет прогулок, нет возможности выплеснуть энергию, подавленность. У детей постарше возникают вопросы, как теперь сдавать экзамены, будут ли они, кроме того, есть вопросы и по взаимоотношениям с родителями и со своими «вторыми половинками».

«Звонки от родителей, как правило, связаны с беспокойством в экономическом плане, кто-то потерял работу и находится в панике, стрессе. Кто-то запрещает ребенку выходить, а он выходит. Повышается конфликтность — как учить уроки, не выходя из себя. Звонков от детей стало меньше, но все еще есть звонки-розыгрыши. Раньше могли уединиться от родителей, позвонить, но теперь меньше звонков от детей. В целом 20-30% звонков в день поступает от детей по коронавирусу. Количество ночных звонков увеличилось. Иногда их больше, чем днем», — сказала Ермолаева.

Все новости

Путин наградил медалью машиниста из Новосибирска

Вторая смерть от коронавируса и перенос парада Победы: COVID-19 за сутки

Английские кресты и золотой хлеб: смотрите, какие куличи и пасхи можно заказать, не выходя из дома

«Пятёрочка» сняла социальный ролик с участием генерального директора

Доставят бесплатно: детям — молочную кухню, взрослым — для укрепления иммунитета

Не выходите из самоизоляции: 10 крутых доставок, которые привезут еду, косметику, одежду, коляски, товары для дома и ремонта

За этим набором законно не выйти: где купить корейские гидрогелевые маски, патчи и филлеры для волос со скидкой

Курьеры приходят в масках и вооружены антисептиком: «Пеппер Пицца» перешла на бесконтактную доставку пиццы из печи

В Новосибирске загорелся цех приборостроительного завода

Алтай пал. В России больше нет регионов без коронавируса

Владимир Путин отменил парад Победы 9 мая

В Новосибирской области от коронавируса вылечились ещё два человека

На Юго-Западном жилмассиве загорелась квартира: людей эвакуировали

Путин объявил о программе льготной ипотеки

На девятый день поднялась температура: вылечившаяся от коронавируса сибирячка рассказала, как её лечили

Авто: Штрафной удлинитель: «льготный период» оплаты долгов перед ГИБДД предложили продлить втрое

«Есть примерно секунда, чтобы дать отпор»: учимся защищаться от нападающего с тренером по рукопашному бою

«Самый яркий объект после Луны»: новосибирец сделал фото большой Венеры на обычную «мыльницу»

Банки будут обслуживать клиентов с просроченными паспортами

Милые камерунские козлята попали на видео в Новосибирском зоопарке — они гуляют по открытому вольеру

Вы что, слова «карантин» стесняетесь? Как мутные указы чиновников распространяют заразу по всей стране

«Лучше почку продать, чем такой кредит взять»: как малый бизнес оценил путинские меры поддержки

Две маленькие девочки пострадали в аварии на Волочаевской

В Новосибирске начали летний ремонт дорог — посмотрите, как выглядит один из участков

Отправились на прогулку по Бердску: суд назначил наказание двум мужчинам, которые вышли из дома

Министр под видом простого бизнесмена обратился в банк за помощью. Ему отказали

Военные заканчивают каркас госпиталя для больных коронавирусом — свежие фото со стройки

Недалеко от Академгородка «Сузуки» въехал в грузовик: пострадали трое

Пациента из Убинского района привезли в инфекционку Новосибирска с подозрением на коронавирус

В Первомайском сквере стали разбирать двухэтажное кафе — начали с летней террасы

Ожидание и пустота: 15 пугающих своей безлюдностью кадров из госпиталя для больных коронавирусом

Минздрав остановил всю плановую вакцинацию из-за коронавируса

Оставьте свой кашель себе: какие маски защитят вас от вируса, а какие бесполезны

Смотрите на ноги: врачи рассказали о новом симптоме коронавируса

В мэрии рассказали, когда введут в эксплуатацию детский сад в «Европейском береге»

Почти 28 тысяч россиян заразились коронавирусом. За последние сутки еще +3448 человек

Можно ли заразиться коронавирусом в такси? Изучаем, как дезинфицируют машины

«Предавались празднеству и утехам»: кого еще наказали за нарушение карантина — перепись оштрафованных

10 самых популярных постов в нашем Instagram (мы влюблены в эти кадры)

«Бейте женщин, мы не будем их защищать»: почему закон о домашнем насилии опять не примут?

Эксперты объясняют, зачем депутаты проигнорируют закон, который нужен всей стране

Декриминализация домашних побоев сделала борьбу с насилием в семье еще более сложной

Фото: Александра Савельева / 76.RU

Законопроект о профилактике домашнего насилия хотели вынести на рассмотрение Госдумы еще в 2019 году, потом отложили до конца января 2020 года, но вот январь подходит к концу, а документ в повестку так и не внесен. Одной из причин называют его широкое обсуждение — у, казалось бы, полезного закона нашлось много противников.

Вместе с авторами законопроекта, юристами и общественниками мы разбираемся, что не так с законом, который нужен всей стране.

О чем этот закон?

Закон о профилактике семейно-бытового насилия, по мнению авторов проекта, поможет защитить жертв домашних тиранов. В первую очередь речь идет о женщинах и детях. Он вносит ряд изменений в текущее законодательство:

— вводит понятие семейно-бытового насилия;
— обязывает медиков сообщать полиции, если полагают, что травма получена пациентом в результате домашнего насилия;
— обязывает госорганы реагировать на информацию о домашнем насилии немедленно;
— обязывает соцслужбы заниматься реабилитацией и социальной адаптацией жертв;
— вводит профилактический учет и контроль для проблемных семей;
— включает в число жертв домашнего насилия сожителей и бывших супругов;
— разрешает выдавать защитное предписание — временный охранный ордер, запрещающий насильнику общаться с жертвой.

Впервые законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда не прошел даже первое чтение. О необходимости такого закона заговорили вновь после того, как в 2017 году были декриминализированы побои в семье.

Читайте так же:  Какие документы на подачу алиментов на ребенка

— Я глубоко убеждена, что декриминализация побоев в отношении близких лиц — большая ошибка. Власть дала домашним тиранам опасный сигнал: «Бейте женщин, бейте детей, мы не будем их защищать!», — говорит один из авторов законопроекта, депутат и член профильного комитета Госдумы Оксана Пушкина. — Это сделало и без того латентную проблему домашнего насилия ещё более скрытой, а борьбу с ним — более сложной.

По данным Совета Федерации, на которые ссылаются авторы закона, в 2018 году за помощью к государству обратились 33 тысячи жертв домашнего насилия. При этом речь идет только о людях, чьи отношения официально зарегистрированы, — супругах и прочих членах семьи. Люди, которые регулярно фигурируют в криминальной хронике под кодовым названием «сожитель», в этой статистике не учитываются. При этом число официальных браков уменьшается с каждым годом. По данным Росстата, в 2010 году было 1,2 миллиона свадеб, а в 2018-м — только 893 тысячи.

Авторы законопроекта ссылаются на то, что, даже когда женщины пытаются обратиться в полицию, им не помогают. Оксана Пушкина говорит, что срабатывает убеждение «милые бранятся — только тешатся», что в конце концов приводит к трагическим последствиям. Буквально на днях резонансное убийство беременной женщины произошло в Новосибирске: в преступлении подозревают ревнивого бывшего возлюбленного, от которого ей приходилось скрываться. Знакомые погибшей говорят, что она не раз писала на него заявления в полицию, но на них никто не реагировал.

В ноябре законопроект в новой редакции был опубликован на сайте Совета Федерации и сразу же вызвал бурный протест. Оппоненты заявили, что закон противоречит Конституции: в нем отсутствует презумпция невиновности, и вообще, он «направлен на разрушение семьи и общества». За две недели обсуждения только на сайте Совфеда было оставлено более 11 тысяч комментариев. Широко он обсуждался и в соцсетях.

Пикеты проходят как в поддержку закона, так и против него

Фото: Густаво Зырянов / NGS.RU

Высказались о законопроекте не только полуанонимные пользователи интернета, но и публичные личности — общественники, депутаты и даже представители церкви. РПЦ выпустила официальное заявление, в котором однозначно осудила закон в текущей редакции, заявив, что он «несовместим с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями».

— Он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей, в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект тем самым фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь», — заключили в Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

Там убеждены, что статистика, которую используют авторы законопроекта, никак не связана с реальностью. Патриарх Кирилл тоже ознакомился с предложенным текстом закона и заявил, что такой документ не удержит от совершения преступлений. При этом он призвал священников не стесняться приходить в семьи, где «царят глубокие неурядицы».

Не поддержали закон и некоторые депутаты. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что партия не будет голосовать за законопроект, потому что он приведет к увеличению разводов и отказов от брака. Лидер либерал-демократов убежден, что проблема в семьях из-за того, что мужчин в России мало, поэтому женщины терпят плохое отношение.

— Да, обязательно нужно найти форму защиты женщин, потому что они чаще подвергаются насилию. Но жертвами в плане убийств по статистике чаще становятся мужчины. Хотя женщин такая ситуация тоже не радует, потому что им нужны мужья, отцы их детей. Он может бить её, пить горькую, но она будет соглашаться, потому что другого мужа может и не быть, — заключил Жириновский.

Еще одним его аргументом стало то, что обратиться в полицию могут и родители, и дети.

— Вот у ребёнка отобрали смартфон, сказали ему идти учить уроки. А он пожаловался на родителей, и тут уже его мать и отца упрекают, что они плохо воспитывают детей, — объяснил депутат.

Противникам закона не нравится, что дети могут пожаловаться на родителей

Фото: Тимур Шарипкулов / UFA1.RU

Неожиданностью стало, что против закона в том виде, в каком он есть сейчас, выступили даже его соавторы из числа правозащитников. Активистку Алену Попову возмутило, что цели закона — «сохранять семью» и «содействовать примирению сторон». По ее словам, именно после формального примирения домашние насильники идут на убийство своих жертв. С ней во многом согласна член рабочей группы по созданию законопроекта при Совфеде, адвокат Мари Давтян.

— Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами, — объяснила она.

Закон критикуют преимущественно за его размытые, а местами и вовсе неверные формулировки, которые по факту лишают его всякого смысла. Например, семейно-бытовое насилие трактуется так: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но юристы утверждают, что все такие действия так или иначе попадают либо под административный кодекс, либо под уголовный. В то же время противники законопроекта обращают внимание, что в нем нигде не дается определение «психического страдания», что может привести к злоупотреблению этим законом на практике.

Семейный юрист из Нижнего Новгорода Елена Прохорова, представлявшая в Госдуме доклад о своем регионе, пообщалась с депутатами и уверена, что шансов у этого законопроекта нет.

— Я думаю, что не примут его в такой редакции. Нужно отредактировать, но пока никто не знает как — слишком сильное противостояние, — объясняет она. — Есть депутаты, которые поддерживают, есть те, кто категорически против. Они основываются на чем? Мы так жили и вроде выросли. Многие этого просто не понимают. Они придираются даже к тому, что если будет охранный орган, то женщины могут потом этим злоупотреблять, выгонять мужчин из своего жилья.

Автор законопроекта, депутат Оксана Пушкина полагает, что все эти доводы не обоснованны. Она считает, что законопроект полностью готов.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Я знаю, что России нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, и убеждаю коллег-депутатов принять его, чтобы чётко обозначить нашу позицию по этому важнейшему вопросу. Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

Источники

Литература


  1. Лившиц, Р.З.; Чубайс, Б.М. Трудовой договор; М.: Наука, 2011. — 174 c.

  2. Образцов, В.А. Криминалистика. Курс лекций; М.: Право и закон, 2011. — 448 c.

  3. Жан, Мишель Ламбер Маленький судья / Жан Мишель Ламбер. — М.: Прогресс, 2016. — 352 c.
  4. Чухвичев, Д. В. Законодательная техника / Д.В. Чухвичев. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2012. — 416 c.
  5. Кудрявцев И. А., Ратинова Н. А. Криминальная агрессия; Издательство МГУ — Москва, 2013. — 192 c.
  6. Противники закона о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here