Психолог о домашнем насилии

Домашнее насилие

Как справиться с насилием в семье? Читай мнение эксперта.

Как справиться с насилием в семье? Читай мнение эксперта.

Марина Писклакова-Паркер, директор Национального центра по предотвращению насилия «АННА», эксперт социальной программы Avon «Скажем нет домашнему насилию» в России, ответила на самые распространенные вопросы о насилии в семье.

В чем основные причины насилия в семье?
Первая – это отсутствие адекватной системы реагирования на данную проблему. Так как в законодательстве не прописано определение домашнего насилия, мужчины чувствуют свою безнаказанность. Вторая причина – это свойственная любому человеку воспроизводимая модель поведения. У мужчины, наблюдавшего в детстве за тем, как отец бьет мать, больше шансов самому стать семейным тираном.

Когда я только начинала свои исследования по вопросам домашнего насилия, эта тема в России не обсуждалась, была практически под запретом, поэтому мне стали приходить письма от женщин, столкнувшихся с ужасом проявления агрессии в семье. Посмотрев на проблему «изнутри», услышав реальные истории от женщин, подвергающихся насилию, и осознав, что они «невидимы» в обществе (для них нет системы помощи, их самих обвиняют и т. д.), я и решила сделать все, чтобы помочь им.

В чем причина тотальной безнаказанности семейных тиранов в России?
• Недопонимание обществом проблемы домашнего насилия;
• недооценка серьезности проблемы – мало, кто думает о психологическом состоянии женщины, переживающей насилие в семье, о том, что переживают дети, на глазах которых отец истязает мать;
• в нашем обществе, к сожалению, часто путают понятия «конфликт» и «насилие» – принято считать, что поднять руку на жену во время ссоры – это в порядке вещей, и систематическое насилие часто воспринимается как последствие бытовых скандалов.

С чего необходимо начать борьбу с домашним насилием? Какие шаги предпринять в первую очередь?
Конечная цель любых общественных организаций, занимающихся данной проблемой, – улучшение системы реагирования. Для достижения этой цели в первую очередь необходимо проводить образовательные кампании. Когда наше общество поймет, насколько проблема серьезна, начнут появляться институты для защиты женщин, что и выведет систему реагирования на новый уровень.

К сожалению, многие женщины в России до сих пор руководствуются поговоркой «Бьет – значит любит» и молчат о своих проблемах. Как изменить сознание таких женщин?
Ни одна женщина, столкнувшаяся с насилием в семье, не считает эту поговорку верной. Подвергающаяся насилию женщина может любить обидчика, допускать, что, несмотря ни на что, он также любит ее, но побои и унижения никогда не воспринимаются как доказательство любви. Это выражение, скорее, придумали мужчины для оправдания своих действий.

С каким видом домашнего насилия женщины в России сталкиваются чаще всего?
Физическое насилие легче выявить и зафиксировать. Но на самом деле насилие крайне редко проявляется в одной форме, как правило, женщина сталкивается с несколькими видами насилия в комплексе – эмоциональным, моральным, экономическим и физическим.

Часто общественность забывает о еще одной проблеме – влиянии обстановки в семье на ребенка. Как уберечь ребенка от агрессии?
В первую очередь мужчина должен нести ответственность за свои действия и думать о том, что будет чувствовать его собственный ребенок, глядя на нечеловеческие деяния отца. Мать, в свою очередь, может только одно – не окружать ребенка стеной молчания. Существует миф, что, если о проблеме не говорить, ее как будто не существует. Ребенок же все равно чувствует, что в семье проблемы, не понимает причину и начинает винить себя, что влияет на его психологическое состояние наихудшим образом.

Почему так сильно отличается официальная статистика и реальное положение вещей по проблеме домашнего насилия?
Основная проблема в процедуре регистрации домашнего насилия в правоохранительных органах – такой вид насилия не выделяется в отдельную категорию – факты приходится вычленять из общей статистики по бытовому насилию, где нет даже разбивки по полу. Пока в законодательстве не появится определение домашнего насилия, ситуация не изменится. Также необходимо отметить, что количество обратившихся за помощью в милицию не соответствует реальному количеству пострадавших, так как женщины не верят, что им смогут помочь.

В первую очередь я бы ввела в Уголовной кодекс и Административный кодекс понятие домашнего насилия. На мой взгляд, важно, чтобы ответственность наступала не только в тяжелых случаях (причинение вреда здоровью, убийство), но и при «легких» проявлениях насилия (угрозах, моральном давлении) было возможно применить административные рычаги. Кроме того, я перевела бы домашнее насилие из сферы частных обвинений в сферу публичных обвинений, чтобы невозможно было забрать заявление. Тогда, если уж дело начинается, хоть какие-то решения приводились бы в исполнение. И еще я считаю необходимым ввести охранные ордера, но когда мы вели дискуссии об этом, к сожалению, сразу возникал вопрос о возможном нарушении прав мужчины. Почему-то никто не думает, что права женщины уже нарушены и что она реально подвергается угрозе.

Куда в первую очередь обращаться женщине, впервые столкнувшейся с проблемой домашнего насилия?
У женщины есть два пути. Первый – обратиться в полицию, где ей должны предоставить защиту. Второй – прибегнуть к помощи социальных служб и общественных кризисных центров. Необходимо учитывать, что социальные службы и кризисные центры не смогут обеспечить защиту, но в состоянии повлиять на государственные органы.

Наш совместный шаг с социальной программе Avon «Скажем нет домашнему насилию» – первый бесплатный всероссийский телефон доверия – поможет вывести осознание важности проблемы на новый уровень и сделать следующий шаг в развитии единой системы реагирования на проблему в нашей стране

Главное, к чему мы сейчас стремимся, – к круглосуточной поддержке женщин, столкнувшихся с проблемой домашнего насилия.

Сейчас мы с нетерпением ждем результатов от образовательной кампании населения. Чем быстрее общество поймет актуальность проблемы, тем быстрее государство начнет реагировать.

Домашнее насилие: почему они не уходят?

Наша колумнистка Екатерина Попова рассказывает, почему некоторые женщины, ставшие жертвами домашнего насилия, не спешат расставаться с абьюзерами.

Всякий раз, когда на слуху оказывается новость о женщине, которую муж убил после многих лет домашнего насилия, сразу тут и там звучит вопросы. А почему она не ушла? Почему после первого же раза не собрала свои вещи и не уехала — к подруге, маме, в гостиницу? Раве непонятно было, чем это может кончиться? Что же это за дурочка, которая осталась жить с чудовищем в одном доме, вместо того чтобы бежать — пусть даже без вещей и босиком по снегу, но сохранив жизнь?

Читайте так же:  Право матери одиночки на реструктуризацию задолженности

В большинстве случаев причины, по которым люди остаются жить с домашними боксёрами, банальны: уйти нет возможности. Например, школьница Маша, которую отец лупит за каждый проступок, как-то попыталась уехать к бабушке, но раздражённый родитель привёз её домой в тот же вечер, избил сильнее обычного и объяснил, что по закону бабушка ей никто, а если она сделает так ещё раз, то он сам пойдёт в полицию: писать заявление о похищении несовершеннолетней. Или, скажем, девушка Мария: она продолжает жить с мужем, который начал распускать руки, когда она забеременела вторым ребёнком. Ей очень страшно, но идти некуда: младшему сыну четыре, работы нет и на восьмом месяце не найти, родители умерли, подруги сочувствуют, но домой пустить не могут. А, может быть, речь о старенькой Марии Петровне: её избивает собственный сын, отбирая пенсию. Мария Петровна почти не слышит и потому ей даже некому пожаловаться: никто не хочет разговаривать со старухой, которой надо кричать в ухо, да и то она понимает, о чём речь, с пятого раза.

Иногда люди признают: да, пожалуй, бывают случаи, когда уйти нельзя. Но почти всегда сразу за этим добавляют: но ведь таких случаев мало! Большинство жертв — нестарые женщины, трудоустроенные и с головой на плечах. Они могли бы найти какую-нибудь возможность: завести тайный счёт и накопить на съём квартиры, нагуглить шелтер, куда вообще пускают без денег, наконец, найти каких-нибудь правильных подруг вместо этих мокрых куриц, которые боятся чужих агрессивных супругов.

Действительно, часто со стороны кажется: женщина легко могла бы уйти. И тогда начинаются разговоры про «вторичные выгоды»: её же, наверное, всё устраивает! Может быть, даже нравится: муж после избиений приносит новое колечко, а все вокруг считают бедняжечкой и жалеют. Вот поэтому девушка и не сбегает: за такие бонусы не жалко заплатить парой синяков. Так что сама виновата, что на смену бланшам пришли сломанные рёбра, а за ними не задержались и пышные похороны.

Психолог рассказала о признаках домашнего насилия в семье

Психолог Мария Меркулова перечислила признаки, по которым можно определить жертву домашнего насилия. По словам специалиста, первым признаком является роль «спасительницы», которую примеряет женщина.

В интервью сайту aif.ru Меркулова рассказала, что это проявляется в поступках женщины после того, как на нее подняли руку: жена утром приносит выпившему вчера мужу таблетки и рассол. По словам специалиста, таким образом она повышает чувство собственной важности и чувствует, что помогает своему мужу исправиться, воспитывает его.

Второй признак — наличие синяков и ссадин, а третий — внезапная смена настроения. Например, если женщина чувствует себя подавленно, а потом внезапно впадает в эйфорию, это говорит о «смене ролей»: с жертвы на спасительницу, отметила Меркулова.

Кроме того, по словам психолога, следует обратить внимание на резкий сброс веса, а также если женщина перестает посещать коллективные занятия и избегает общения с подругами. Обычно в таких ситуациях оправдываются фразами «не пускает супруг».

Материальная зависимость также является признаком, по которым можно распознать домашнее насилие, отметила Меркулова. Когда все деньги находятся под контролем супруга, он может требовать от женщины отчет за каждый потраченный рубль. Подобное поведение может вылиться в открытое проявление агрессии.

Еще один признак — жертва оправдывает своего обидчика. Например, не пустил на встречу с одноклассниками, потому что «сильно любит». Меркулова отмечает, что подобное отношение к насилию формируется в детском возрасте.

По словам психолога, патологическая мужская ревность также указывает на насильника. Это чувство является свидетельством низкой самооценки, которую мужчина пытается скрыть с помощью применения насилия, отмечает специалист.

В августе психологи рассказали, какие отношения можно считать безнадежными и почему их надо заканчивать. Так, в первую очередь разрывать связь нужно, если в ней нет взаимоподдержки.

«Не повторяйте моих ошибок». Жертва домашнего насилия о том, как его распознать

Рассказ психотерапевта Анны Пинкертон, о том, как взрослая женщина с образованием психолога стала «жертвой» в отношениях с мужчиной, подвергая себя риску домашнего насилия.

«Вероятно, была лишь одна вещь, в которой я была уверена на 100% как женщина и как психотерапевт: я НИКОГДА не буду жить с мужчиной в оскорбительных для меня отношениях. Я думала, я увижу знаки. Но я этого не сделала.

Мне было 38 лет, и я не видела его таким, каким он был на самом деле. Я верила в фантастическую паутину иллюзий, хотела быть счастливой, но меня обманули. Свою роль он исполнял безупречно, но не без ошибок — а я просто не знала, как их интерпретировать. Не понимала того, что ясно видела. Я полюбила самого злого человека, которого я когда-либо встречала.

Конечно, к тому времени, когда я поняла, что просто жертва, я уже планировала прекратить наши отношения. Этот процесс растянулся на полгода. И хотя это стало большой травмой для меня, перспектива жить, как раньше, была еще ужаснее. Но я сделала это, я счастливчик! Многим женщинам не повезло так, как мне. Мои травмы, хоть и болезненные, больше не угрожали мне».

Как это случилось со мной

«Жертвы» в таких отношениях обычно окутаны саваном нереальности, смятения и обмана. «Обидчик» обычно запутывает жертву так, что та не может разобраться сразу в том, что происходит, не видит вещи такими, какие они есть на самом деле. Сначала этот человек выглядит как ангел-хранитель, упавший с неба, затем — как удивительный идеальный партнер, а в итоге — как самый противный человек на свете.

Он будет играть в ангела-хранителя так долго, как только сможет, но когда-нибудь это закончится. Его потребность контролировать вас всегда победит. Он будет меняться, и в итоге станет злым, агрессивным и ревнивым.

Естественный вопрос, который в этом случае возникает у любой женщины: «Что такое есть во мне, что заставило его измениться?». И он тоже обвинит во всем вас. Но это ложь. Он не менялся, он просто стал собой настоящим. Игра не может продолжаться долго.

Читайте так же:  У ребенка язык разводами

Я помню день, когда возвращалась домой и пыталась понять, что происходит. Я думала о наших реальных отношениях, а не о том, что мне было обещано или на что я надеялась. И я поняла, что в моем доме происходит настоящее домашнее насилие. Все его обещания, редкие извинения внезапно застряли у меня в голове и я почувствовала страх, которого никогда раньше не испытывала.

Я застряла. Застряла со своими детьми в небезопасном месте с ужасным человеком.

Я не была ни грустной, ни злой — я чувствовала себя униженной. Как я могла этого не видеть? Почему я не замечала его манипуляций, все эти рассказы о его «ужасном 20-летнем браке с фригидной женщиной». Это было полной чушью.

Я получила специальное образование, но я не сталкивалась с таким в реальности. Я не понимала то, что видела, хотя знала, что это неправильно.

Для «обидчика» гораздо важнее то, кем он выглядит, а не то, кем он является. Это самая запутанная шарада, с которой вы когда-либо сталкивались. Но вот самые яркие признаки, по которым вы можете распознать нездоровые отношения.

1. Постоянная критика и словесные оскорбления

Он кричит, насмехается, обвиняет, навешивает ярлыки, угрожает вам.

2. Тактика давления

Он обижается, угрожает забрать у вас деньги, отключить телефон и Интернет, отобрать планшет, ноутбук и машину, увезти детей. Грозится вызвать полицию, социальные службы или психиатрическую бригаду, если вы не выполняете его требования. Угрожает причинить себе вред или совершить самоубийство. Лжет о ваших отношениях семье и друзьям. Говорит, что у вас нет выбора в принятии каких-либо решений.

3. Неуважение

Он унижает вас перед другими людьми. Не слушает или не отвечает, когда вы задаете вопрос. Прерывает ваши телефонные разговоры. Берет деньги из вашего кошелька, не спрашивая. Отказывается помогать в уходе за детьми или домом.

[1]

4. Недоверие

Он лжет или скрывает информацию, ревнует, изменяет, не держит обещания.

5. Контроль

Он мониторит ваши телефонные звонки, электронную почту и соцсети, говорит, куда вы можете пойти и во сколько должны вернуться. Не позволяет вам встречаться с друзьями или родственниками, запирает в доме.

6. Преследование

Он следит за вами, устраивает сцены на публике и повсюду сопровождает вас.

7. Угрозы

Он угрожает физической силой, кричит на вас, ломает ваши вещи. Угрожает не только вам, но и вашим детям, шантажирует расправой над домашними животными.

8. Сексуальное насилие

Он использует силу или угрозы, чтобы заставить вас делать в постели то, чего вы не хотите. Занимается сексом тогда, когда этого хочет он, а не вы. Заставляет смотреть порно, давит и преследует.

9. Физическое насилие

Он может дать пощечину, ударить, пнуть, таскать за волосы, душить, запирать в комнате.

10. Отрицает обвинения

Он говорит, что вы сами во всем виноваты, сами спровоцировали его гнев. Плачет и просит о прощении, говорит, что этого больше не повторится. Но оно всегда повторяется.

«Насилие проистекает от бессилия». Психолог о причинах агрессии в семье

Статистики насилия внутри семей нет, эта тема – табу для публичного обсуждения. По крайней мере, до тех пор, пока насильственные действия не выливаются во что-то иное, требующее вмешательства правоохранительных органов.

О том, в чем причина семейного насилия, где проходит тонкая грань между воспитанием и понуждением, «АиФ-Черноземье» поговорил с практикующим психологом-консультантом и психотерапевтом Ириной Ильиной.

Просто – неуважение

Андрей Федотов, «АиФ-Черноземье»: Ирина Сергеевна, сейчас много говорят и пишут о семейном насилии. Что это такое с точки зрения психологов, и можно ли дать этому какое-то общее определение?

Ирина Ильина: Большинство людей в нашем обществе привыкло считать насилием применение грубой физической силы в отношении кого-либо – избиение, изнасилование и тому подобные действия. Но понятие насилия гораздо шире, нежели нанесение физических повреждений. Оно включает в себя и эмоциональное насилие, распространёнными формами которого являются игнорирование другого человека и его потребностей, унижение, насмешки, угрозы, тотальный контроль, нарушение договорённостей, обесценивание другого человека как личности в целом и его достоинств и достижений – в частности.

То есть фактически любые действия одного человека в отношении другого, не учитывающие волю, желания и благо этого другого, – это и есть по сути насилие. Когда один или несколько членов семьи держат всех остальных домочадцев, что называется, в ежовых рукавицах. Насилие – противоположность уважению. Это когда я не рассматриваю другого как отдельную личность с собственными взглядами, идеями, желаниями, потребностями, а считаю, что моё мнение и решение хороши и универсальны для всех, главное – удовлетворение моих желаний и амбиций.

И ещё полбеды, когда жертвами семейного насилия являются взрослые люди. Хуже всего, когда родители, причём часто руководствуясь самыми благими намерениями, причиняют эмоциональный ущерб собственным детям. Конечно, здесь очень тонкая грань – где необходимое применение родительской власти переходит в насилие. И основная рекомендация – быть внимательными и чуткими к своим детям, не игнорировать их эмоции и потребности. Родителям надо знать, что ребёнок – это не маленький взрослый, он физиологически другой, мозг у него тоже пока другой, и иногда он просто не может не только вас правильно понять, но и себя контролировать, и это нормально. И выходить из себя, а тем более применять физическую силу – бессмысленно и вредно.

В чём залог счастья?

– На каком этапе в семейные конфликты, приводящие к насилию, допустимо вмешательство со стороны?

– Если действия правоохранительных структур регламентированы действующим законодательством, то вмешательство со стороны близких семьи и её социального окружения, на мой взгляд, регулируется только нравственной позицией этих людей. Это история про оказание помощи и поддержки, защиту слабого, проявление уважения к человеческому достоинству жертвы. Вопрос ценностей каждого свидетеля насилия и одновременно понимания того, что помочь не всегда можно. Но оставаться равнодушным — значит поощрять безнаказанность насильника и содействовать дальнейшему распространению зла.

– Кто-то допускает в качестве метода воздействия шлепок или подзатыльник, кто-то может строго и громко прикрикнуть, кто-то ставит в угол. Это тоже насилие?

Видео (кликните для воспроизведения).

– Однозначно – насилие, которое часто проистекает от бессилия. От неумения воздействовать иначе, слабости и истощённости собственных ресурсов, нежелания признать свою несостоятельность и научиться чему-то более эффективному.

– А вообще, с вашей точки зрения, возможна ли гармоничная семья и воспитанные дети без жёстких действий, особенно с точки зрения ювенальной юстиции?

Читайте так же:  Минимальный размер оплаты алиментов на ребенка

– Не могу говорить о решениях, принимаемых сотрудниками ювенальной юстиции. Понятно, что эта система столь же несовершенна, как и прочие институты власти, и призвана скорее усилить влияние государства на то, что ещё осталось от личной жизни у наших граждан. Лично я вижу, что гармоничные семьи и воспитанные дети не только теоретически возможны, но и имеются в немалом количестве в реальной жизни. И залогом существования подобных семей являются как раз любовь, уважение, внимание супругов друг к другу и к своим детям.

Ссора в избе: 25% россиян считают домашнее насилие семейным делом

Четверть россиян считают домашнее насилие внутрисемейным конфликтом, в который не стоит вмешиваться посторонним, в том числе государству. Такого мнения придерживается каждый третий мужчина и каждая пятая женщина, показал опрос аналитического центра НАФИ. 27% респондентов согласны с утверждением, что семейные конфликты должны расследоваться с послаблениями. Опрошенные «Известиями» эксперты отметили, что в условиях самоизоляции число конфликтов в семье вырастет, а из-за введения электронных пропусков их жертвы даже не смогут сбежать от обидчиков.

Некуда бежать

25% россиян расценивают домашнее насилие как сор, который не стоит выносить из избы. Таковы итоги опроса аналитического центра НАФИ. Правда, среди мужчин такого мнения придерживается каждый третий (31%), а среди женщин — лишь каждая пятая (20%).

[3]

29% опрошенных считают, что с женщиной что-то не так, если она подвергается насилию в семье. При этом мужчины в полтора раза чаще женщин соглашались с этим утверждением (38% и 21% соответственно).

В целом большую терпимость к домашнему насилию в своих оценках проявляют мужчины, люди старшего поколения и респонденты с низким уровнем образования, отмечается в исследовании.

Опрошенные «Известиями» эксперты считают, что количество семейных конфликтов и домашнего насилия в России может возрасти в период изоляции в рамках мер по борьбе с коронавирусом.

— О насилии в семье говорить не принято и даже стыдно, и это свойственно не только России, — сказала «Известиям» директор направления социально-экономических исследований НАФИ Елена Никишова. — Изоляция в замкнутом пространстве приводит к повышению агрессии, прежде всего в отношении женщин и детей. И если у женщин есть правовые рычаги, которыми они могут воспользоваться, чтобы защитить себя, то у детей таких рычагов нет.

По словам эксперта, за последний месяц в Китае на 30% возросло число поданных заявлений о разводе. А во Франции и Испании зафиксирован рост числа заявлений о насилии, поданных в полицию. Властям пришлось даже придумать специальную схему для жертв насилия: в любой аптеке, назвав специальное кодовое слово, можно получить защиту.

В изоляции жертвы домашнего насилия ограничены в возможностях получения и психологической помощи, подчеркнула преподаватель факультета социальных наук департамента психологии Высшей школы экономики (ВШЭ) Анна Иванова.

— Решить проблему с домашним насилием сложнее, когда не работают кризисные центры и нет места возможного убежища. Психологическая консультация в режиме онлайн не оказывает должного эффекта. Кроме того, чаще всего пострадавшие звонят, когда обидчика рядом нет, а в изоляции нет возможности куда-то убежать или уехать, особенно сейчас, когда для этого нужно получить электронный пропуск, — сказала она «Известиям».

Лояльное отношение мужчин к домашнему насилию психологи объяснили тем, что они просто не знают, как выстраивать отношения, если муж не главный в семье.

— Прежде всего, нужно отметить, что до патриархата семьи не было. При патриархате женщины были поставлены под контроль мужчин. Сейчас человечество переживает постпатриархат. Женщины пошли учиться, стали руководителями, депутатами, чиновниками, главами государств, — сказал «Известиям» психолог Павел Волженков. — Семей, в которых мужчина главный, сейчас всё меньше. Исключение — пары, где доходы мужа значительно превышают доходы жены. А если супруги зарабатывают одинаково, то почему женщина должна подчиняться мужчине?

По словам психолога, мужчины не понимают, как строить отношения в условиях, если ты не можешь оказать ни моральное, ни физическое давление на женщину.

— Поэтому они начинают хвататься за семейные конструкции предыдущих поколений. С привычными формулировками «бьет — значит любит», «стерпится — слюбится» и т.д. Это чистой воды манипуляция женщинами. И это объясняет, почему мужчины толерантнее относятся к домашнему насилию, — пояснил Павел Волженков.

Преступление без свидетелей

Проведенный НАФИ опрос также показал, что 27% россиян считают насилие в семье особым преступлением, которое нужно расследовать с поблажками. Работающие с такими делами адвокаты отметили, что до судов и так доходит очень низкий их процент и рассматриваются они в основном формально.

— Большую сложность в работе с жертвами домашнего насилия представляет невозможность физической защиты женщины. Правоохранительные органы неохотно берутся за расследование таких дел ввиду отсутствия эффективных правовых мер защиты и сложности в изоляции женщины, а чаще всего женщины с ребенком, от насильника, — рассказала «Известиям» руководитель проекта «Женское право» Федерального союза адвокатов России Татьяна Сустина.

Также расследование подобных дел осложняется и отсутствием очевидцев преступления, считает советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) России Нвер Гаспарян.

— Когда семейный конфликт происходит один на один, возникают сложности с доказыванием. Другая частая проблема заключается в том, что жертва домашнего насилия после обращения в полицию и возбуждения уголовного дела сама пытается смягчить ответственность своего законного или гражданского супруга. Например, изменяет показания, прощает его, — сказал «Известиям» адвокат.

Хотя, по его словам, с точки зрения скорости расследования и рассмотрения таких дел проблем возникать не должно, так как не требуется производить большой объем следственных и иных действий. Достаточно допросить потерпевшую, обвиняемого, получить заключение судебно-медицинской экспертизы.

Наказание за домашнее насилие зависит от степени тяжести причиненных телесных повреждений. По словам адвокатов, за побои положен штраф или арест до 15 суток. При систематических побоях может наступить ответственность за истязание (ст. 117 УК РФ), что при наличии квалифицирующих признаков может повлечь наказание от трех до семи лет лишения свободы.

При легком вреде здоровью (ст. 115 УК РФ) присуждают административный штраф либо исправительные работы. При средней тяжести (ст. 112 УК РФ), например переломах, — принудительные работы либо лишение свободы условно. При нанесении тяжкого вреда с применением предметов, используемых в качестве оружия (ст. 111 ч. 2 УК РФ), почти всегда наказывают лишением свободы до десяти лет.

Жестокий карантин: как спастись от домашнего насилия при самоизоляции

В России после введения режима самоизоляции растёт уровень домашнего насилия, сообщают правозащитники. При этом из-за угрозы распространения коронавируса в ряде центров для жертв домашнего насилия временно перестали принимать новых людей. Общественные организации перешли на удалённый режим работы, а полиция с 27 марта приостановила личный приём граждан в отделениях. Всё это, по мнению общественников, приводит к тому, что люди, которые подвергаются насилию со стороны домочадцев, не знают, куда и к кому обратиться.

Читайте так же:  Как получить свидетельство о разводе после суда

После окончания режима самоизоляции, когда жертвы смогут покинуть квартиры, в которых сейчас они вынуждены жить с тиранами, количество обращений в полицию существенно увеличится, считают правозащитники.

«Из-за ограничительных мер, которые вводятся в регионах, люди не до конца понимают, как действовать, какие учреждения работают и в каком режиме», — пояснила куратор направления по защите прав женщин и детей правозащитной организации «Зона права», адвокат Валентина Фролова.

За десять дней работы горячей линии юристы этой организации получили 35 сообщений о рукоприкладстве в отношении женщин и детей со стороны домочадцев. При этом лишь в восьми случаях пострадавшие согласились оставить свои контактные данные.

До режима самоизоляции в организацию поступало примерно 30 аналогичных сообщений в течение двух недель, то есть количество обращений выросло более чем в полтора раза.

«Ситуация доходит до непоправимого»

Специалисты уверены, что число жертв домашнего насилия на самом деле превышает число поступивших обращений. Например, в Вологодской области в городе Сокол с населением 37 тыс. человек за первую неделю самоизоляции (с 30 марта по 5 апреля) полиция получила 70 сообщений о домашнем насилии от местных жителей.

«Пик пришёлся на выходные дни — 4 и 5 апреля, когда поступало до пяти тревожных звонков за 15 минут. Все они были отработаны нашими сотрудниками, которым пришлось работать в усиленном режиме», — сообщили в городской полиции.

Большинство заявителей, говорят общественники, отказываются писать обращения в полицию: чаще они просят не о юридической поддержке, а о консультации психолога или временном убежище.

Жительница Свердловской области рассказала правозащитникам, что она вместе с двумя малолетними детьми подвергается насилию со стороны мужа и его матери. По словам пострадавшей, мужчина страдает алкоголизмом и в припадках ярости избивает её и приковывает к батарее. Женщина ушла с детьми жить к своей бабушке, но пока не стала обращаться в полицию.

«Некоторые не готовы идти до конца по привлечению виновного к ответственности. Большинство просто описывают ситуации и на предложение юридического сопровождения говорят: «Хорошо, подумаем». Безусловно, каждый взрослый человек сам вправе принимать решение, но, исходя из нашей практики, могу сказать, что когда ситуация доходит до непоправимого, обращаются к нам уже не сами жертвы, а их родственники», — рассказал RT представитель «Зоны права» правозащитник Булат Мухамеджанов.

Юрист «Кризисного центра для женщин» Диана Рамазанова также говорит о росте числа жалоб на домашнее насилие.

«Количество обращений к нашим психологам увеличилось более чем в два раза, а вот у меня как у юриста количество обращений пошло на спад. Дело в том, что пострадавшие, обращавшиеся к нам ещё до изоляции, сейчас как раз должны были покинуть квартиры, где они живут со своими обидчиками. Вместо этого им приходится откладывать переезд в связи с самоизоляцией», — пояснила собеседница RT.

По словам Рамазановой, о насилии в семье чаще всего сообщают женщины, хотя с этой проблемой сталкиваются и пожилые люди, которые страдают от побоев и оскорблений собственных детей или других родственников.

Руководитель психологической службы центра «Насилию.нет» Татьяна Орлова считает, что уровень домашнего насилия увеличивается с ростом тревожности среди населения.

«Многие люди сейчас потеряли работу, кто-то впервые оказался так близко к семье — бывает, что партнёры встречаются дома только по ночам, а теперь они целыми днями вместе. Агрессоры, которые привыкли использовать своего партнёра для снятия тревоги, прибегают к психологическому и физическому насилию. Кроме того, люди начинают выпивать, чтобы заглушить негативные эмоции, а это только усложняет ситуацию», — отмечает психолог.

Лучшая защита — уходить

Чтобы избежать первого или повторного случая домашнего насилия в условиях самоизоляции, важно не скрывать, что вам или вашим близким угрожает опасность от домочадцев. Правозащитники советуют предупредить соседей и попросить их вызвать полицию, если они услышат крики о помощи или продолжительный шум из вашей квартиры. Можно договориться с близкими людьми о кодовом слове, получив которое по звонку или смс, они вызовут полицию к вам домой.

Психолог Татьяна Орлова считает, что лучше попытаться уйти от абьюзера.

«Жизнь в квартире с агрессором непредсказуема — никто не знает, когда он может перейти к насилию. Лучше держать деньги, телефон и документы при себе, и в момент, когда вы предполагаете, что можете стать жертвой насилия, реагировать очень быстро и уходить», — поясняет она.

Несмотря на то что полиция временно приостановила личный приём обращений от граждан в отделениях, правоохранители по-прежнему обязаны оперативно реагировать на заявления о домашнем насилии — подать их можно по телефону или через сайт МВД.

«Если человек выходит из дома, чтобы доехать до врача и зафиксировать побои — это не является нарушением режима самоизоляции, — поясняет юрист Диана Рамазанова. — Очень важно сообщить о насилии в полицию, поскольку для возбуждения административного или уголовного дела должна проводиться судебно-медицинская экспертиза, а направление на неё выдаёт именно полицейский».

Если вы подверглись нападению со стороны близкого человека, то лучше при посещении врача лично попросить его рассказать об этом полиции.

«По закону врачи обязаны сообщить правоохранителям, что травма пациента получена в результате рукоприкладства», — рассказывает Рамазанова.

2 апреля девять НКО направили премьер-министру России Михаилу Мишустину официальное письмо, в котором предложили создать координационный центр быстрого реагирования на сообщения о насилии со стороны близких, находящихся в совместной изоляции.

«Правозащитники оказывают поддержку жертвам насилия, но сложность в том, что в стране нет единого центра этой помощи. Мы предлагаем, чтобы им и стал координационный совет, который сможет обеспечивать безопасность людей, заявляющих о насилии, и содействовать в получении медицинской, психологической и правовой помощи, — отметила Валентина Фролова. — Профильные общественные организации готовы помогать в создании такого органа, но без государственной поддержки нам просто не хватит ресурсов для качественной поддержки пострадавших».

Превращение в предмет

– Когда воспитание детей в семье трансформируется в насилие физическое и моральное, есть ли грань, которую нельзя переступать, какие бы воспитательные методы не дозволялись в семье?

Читайте так же:  Как подать на развод при наличии несовершеннолетних

– Я бы сказала, что любое физическое и моральное насилие и есть та самая грань. Она проходит по линии того, что в психологии называют «объективизацией», когда вы человека перестаёте воспринимать как личность (субъект), а начинаете считать его чем-то типа предмета (объекта). У личности есть своё мнение, желания, человеческое достоинство, а предмет вы вольны использовать так, как вам заблагорассудится, и делать с ним то, что придёт вам в голову. Так и возникает насилие. Применяя насильственные методы воспитания, вы формируете личность с психологией жертвы, которая не считает себя человеком, достойным уважения, и, как следствие, не способна на уважение к другим.

Ведь что происходит в голове у ребёнка, которого регулярно унижают или бьют? У этого маленького человека формируется модель тотального недоверия к миру, собственной беспомощности, ощущение враждебности и превосходства всех окружающих над ним. И вот с этим он выходит в общество. Как вы думаете, с кем он будет дружить, кого выберет в супруги, как сложится его карьера с таким вот воспитанием? Все ценностные ориентиры и основные поведенческие модели формируются у любого из нас максимум до десяти лет. Дальше мы только усердно их повторяем всю жизнь в самых разных ситуациях.

Есть ещё и другая сторона последствий семейного насилия в отношении ребёнка. Это так называемая гиперкомпенсация, при которой жертва в соответствующих условиях превращается в тирана. Вы хотите, чтобы вашего сына, если у него всё-таки получится построить карьеру, ненавидели подчинённые на работе? Или чтобы ваша дочь била и унижала ваших будущих внуков? Про тяжёлое детство Чикатило и Гитлера слышали практически все. Вывод один – насилие порождает только насилие. Хотите сделать мир хотя бы на миллионную долю процента добрее, лучше, чище, красивее – начните с собственной семьи и своих отношений с родными и близкими.

– Если родители агрессивны, это стопроцентная гарантия того, что дети обязательно будут повторять их действия, или это не обязательно?

– Дело в том, что родители для детей в любом случае являются примером. На биологическом уровне заложено, что условием выживания ребёнка является его любовь к родителям. Модель поведения родителей и их отношений являются тем, что в любом случае будет скопировано ребёнком. Другое дело, проявиться это может по-разному, всё-таки мы люди и поведение наше весьма сложно и обусловлено очень многими факторами. То есть преломиться луч родительского послания может, но вот исчезнуть – нет. Например, бить жену ваш битый сын, может, и не будет. Но вот изменять, придираться по мелочам, оскорблять – вполне возможно, что да.

Два самых распространённых варианта – это когда выросший ребёнок полностью повторяет родительскую линию поведения – и называется это зависимостью, и когда происходит разворот на 180 градусов, то есть человек ведёт себя с точностью до наоборот, а это уже контрзависимость.

Человеку банально неоткуда взять другие значимые примеры поведения, кроме своей семьи. То есть точечно научиться чему-то можно, но базис всегда остаётся именно родительским, уйти от этого практически нереально, за исключением продолжительной и нелёгкой работы над собой совместно со специалистом, или же проживания весьма серьёзного, часто околосмертного опыта, когда происходит переоценка ключевых ценностей. И первый, и второй варианты – удел очень немногих людей.

«Глобальная вспышка»

Случаи рукоприкладства в семьях в связи с вынужденной самоизоляцией резко участились по всему миру. Министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер 27 марта заявил, что за первый месяц изоляции количество случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% по стране и на 36% — в Париже.

В британской национальной телефонной службе для пострадавших сообщили, что количество подобных звонков за субботу в первую неделю ужесточённого карантина увеличилось на 65% по сравнению с аналогичным днём неделей ранее, когда карантинные меры были менее жёсткими. О росте числа сообщений заявила и Национальная горячая линия по домашнему насилию в США.

В китайской провинции Хубэй, которая стала эпицентром распространения коронавируса, полиция в течение февраля, когда население находилось на жёстком карантине, получила вдвое больше жалоб на домашнее насилие по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об этом журналистам сообщили в местном центре помощи женщинам.

В ООН также признали проблему, назвав её общемировой.

«В последние недели по мере усиления экономического и социального давления и страха мы становимся свидетелями ужасающей глобальной вспышки насилия в семье», — заявил 5 апреля Генсек ООН Антониу Гутерреш.

Международная организация призвала правительства всех стран включить в национальные планы борьбы с коронавирусом положения о предотвращении насилия в отношении женщин и возмещении ущерба, причинённого в результате такого насилия.

Гутерреш заявил о необходимости увеличить господдержку профильным некоммерческим организациям и работающим в онлайн-режиме службам поддержки, установить аварийные системы сообщения об угрозе в аптеках и продуктовых магазинах, а также приравнять приюты к объектам жизнеобеспечения.

Общественные организации, куда можно обратиться за поддержкой в случае домашнего насилия:

«Зона права», +7 (917) 897-60-55 (WhatsApp, Telegram) — юридическая, информационная, психологическая поддержка

Консорциум женских неправительственных объединений, +7 (495) 690-63-48 — защита прав женщин

Центр «Насилию.нет» +7 (495) 916-30-00, [email protected]

Центр «Сестры», +7 (499) 901 0201, [email protected] — психологическая и информационная поддержка пережившим сексуальное насилие

[2]

Центр против насилия в отношении женщин «АННА», +7 (800) 7000 600 — юридическая помощь пострадавшим от домашнего насилия

Проект «Правовая инициатива», +7 (499) 678-21-37, +7 (981) 713-20-83

Видео (кликните для воспроизведения).

Женский кризисный центр «Китеж», +7 (916) 920-10-30 (WhatsApp) — юридическая и психологическая поддержка, помощь в трудоустройстве и съёме жилья

Источники

Литература


  1. Теория государства и права в вопросах и ответах:Учебно-методическое пособие. -5-е изд. исп. — Москва: ИЛ, 2015. — 725 c.

  2. Темнов, Е. И. Теория государства и права / Е.И. Темнов. — М.: КноРус медиа, 2014. — 589 c.

  3. Рассказов, Л. П. Теория государства и права / Л.П. Рассказов. — М.: РИОР, 2009. — 464 c.
  4. Мельниченко Р. Г. Адвокатская деятельность. Универсальные правила успеха; Центрполиграф — М., 2013. — 216 c.
  5. Рассказов, Л. П. Теория государства и права / Л.П. Рассказов. — М.: РИОР, 2009. — 464 c.
  6. Психолог о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here