Российская ювенальная юстиция

Ювенальная юстиция в России

1 декабря 2009 года в региональном информационном центре «ТАСС-Урал» состоялась пресс-конференция на тему: «Ювенальная юстиция в России – угроза семье и обществу?» В конце ноября в Москве прошли общественные слушания на тему «Ювенальная юстиция – угроза семье, обществу и государству». В мероприятии приняли участие представители общественности из 27 регионов России, в том числе 4 человека от Свердловской области. Поводом для проведения слушаний стали настойчивые попытки определенных заинтересованных кругов (в том числе – зарубежных) ускоренно ввести в России под предлогом «защиты детей» так называемую «ювенальную систему», скопированную у Запада. Известно, что представители церкви, целый ряд общественных и родительских движений высказываются по этому поводу весьма критически.

Участники:

Владимир Хомяков, Сопредседатель Общественного движения «Народный собор» (г. Москва)
Вячеслав Боровских, Директор наркологического реабилитационного центра «Подвижник», врач-психотерапевт
Валерий Неталиев, Председатель Екатеринбургского городского родительского комитета

Владимир Хомяков:

Я возглавлял комитет по организации общественных слушаний в Москве, которые прошли 24 ноября. Реализация ювенальной системы может коснуться уже завтра каждой семьи в России так же, как она коснулась семей в Европе. Что же вызывает тревогу? Сама мотивация необходимости введения ювенальной юстиции. Есть некие международные стандарты, которым Россия должна, якобы, соответствовать, потому что она, дескать, подписала и ратифицировала Социальную хартию. Беспокоит то, что, не адаптировав международный опыт к своим собственным проблемам и задачам, мы можем получить нечто противоположное тому, что сегодня так расписывают «ювенальщики». За этим, как правило, стоят иностранные круги, например, фонд ЮНИСЕФ, круги ООН и различные международные организации, которые финансируют практически все пилотные ювенальные проекты в России, многие некоммерческие организации, которые отмечены в финансировании антироссийской деятельности.

Что такое ювенальная юстиция? Это введение специальных судов для несовершеннолетних. Это особое – «мягкое» – правосудие для лиц, не достигших 18 лет, как правило, не связанное с лишением свободы. Этот суд сводится к профилактическим беседам, работе психологов, записи в спортивные секции и т.д. Вторая часть этой ювенальной программы – это система защиты прав детей. Очень важно понимать, что здесь понимается под правами ребенка, потому что часто это кардинально расходится с тем, к чему мы привыкли.

Все это делается в соответствии с Социальной хартией, в которой вопрос вызывает всего один момент: ст. 17, п. 1б, где предписывается защищать детей и молодежь от безнадзорности, насилия и эксплуатации. Только этим единственным документом мотивируется необходимость введения в России ювенальной юстиции. Хотя в данной хартии про ювенальную юстицию не сказано ни слова. Как именно защищать детей от насилия и эксплуатации и что под этим понимать – это должно быть исключительно национальной прерогативой.

Один из ярких примеров функционирования ювенальной юстиции – это Франция. Там ювенальная юстиция существует с 50-х гг. Общий итог ее: порядка двух миллионов отобранных детей, из них по каждому второму случаю родители судятся, потому что детей отбирали на недостаточных основаниях.

В Германии, по данным журнала «Spiegel», отобрано семьдесят тысяч детей за один год. Из них более 30 тыс отобраны из-за недостаточно хорошего материального положения семьи. Прикинув все это на Россию, можно понять, какое количество детей можно будет отобрать у нас за недостаточно хорошее материальное положение семьи. Последствия этой ювенальной системы следующие: разрушается семья, ребенок начинает воспринимать родителей как своих потенциальных оппонентов по судебному процессу, он получает право доносить на них в суд и жаловаться на них по телефону. Таким образом, нарушается система образования, неприкосновенность жилища, потому что омбудсмен вправе влезать в любую «подозрительную» семью и выяснять то, что с ним происходит.

Уничтожается презумпция невиновности родителей – родители изначально считаются виноватыми. Главное то, что создается страшная система внутри государства – система теневого управления. Ведь угроза отнять детей в любой семье означает появление мощнейшей базы для коррупции, для шантажа и теневого управления.
Появляются фостерные семьи, то есть семьи, в которые отдают отнятого у родителей под «благовидным» предлогом ребенка, ведь детских домов очень мало. Семье платят деньги, и ребенок временно там проживает, пока его не устраивают в детский дом. На Западе это очень прибыльный бизнес: в семью берут 20-40 детей. Этим широко пользуются секты, гомосексуалисты и педофилы. Выходит, если мы ЭТОГО не принимаем, то мы нарушаем хартию.

Вячеслав Боровских:

Валерий Неталиев:

Кто должен следить за тем, чтобы права ребенка соблюдались?

Валерий Неталиев:

Главным органом, который в этой системе следит за нарушением прав детей, является прокуратура. Но какие-то ее действия тоже можно пересмотреть. Потому что закон о профилактике правонарушений, которым многие пользуются, существует еще с советских времен. В рамках этого закона необходимо посмотреть, что усилить, что поставить на первый план.

Владимир Хомяков:

Необходимо также сформулировать права так, как они должны соответствовать нашей культуре, нашей духовности, нашему миропониманию. Бороться нужно с причинами, а не со следствиями. Насилие над ребенком – это уже следствие некоторых вещей. Необходимо дополнить официальную систему защиты родительским компонентом. Мы забыли, что родительский комитет – это не только группа родителей, в чьи обязанности входит сбор средств на подарки учителям. Это орган местного самоуправления в школах. Я являюсь сторонником того, чтобы такой важный аспект, как ювенальные технологии, вводился только после широкого общественного обсуждения. Такие вещи не могут проходить тихо, без участия общественности. Основная опасность может состоять в том, что криминал может использовать этих несовершеннолетних для самых тяжких преступлений, ведь их нельзя будет ни посадить в тюрьму, ни задержать на длительный период. Не надо думать, что последствия ювенальной юстиции могут придти не только в бедные семьи, они могут придти в любую семью. Среди жертв ювенальной юстиции на Западе огромное число вполне состоятельных семей. Ведь это прекрасная возможность для вымогательства.

В каких государствах действует ювенальная система, а в каких она отвергнута?

Владимир Хомяков:
Она действует практически во всем Евросоюзе, поскольку почти весь Евросоюз подписал эту хартию. Права ребенка они понимают именно в трактовке европейской бюрократии. Система вводится в бывших советских республиках, например, в Латвии. Поскольку сегодня людей для внедрения ювенальной юстиции уже массово готовят при кафедрах ряда институтов по иностранным программам, соответственно, тот, кто их обучает, на того они и будут работать, в их ключе и по их стандартам. Естественно, что это будут не наши стандарты. Во Франции говорили о выделении ежегодного бюджета на ювенальную систему, равного порядка 2,5 млрд евро. Эти деньги должны отрабатываться.
Самый позитивный пример страны, где отвергнута ювенальная юстиция, – Украина. Там родители подняли тревогу и остановили закон о ювенальной юстиции уже в третьем (!) чтении. Родителей поддержали депутаты Верховной Рады от разных фракций.

Читайте так же:  Психологическое насилие над детьми статья

Владимир Евгеньевич, Вы упомянули о пилотных проектах в России. Уточните, пожалуйста, какие это проекты?

Если внедрить эту западную ювенальную систему в России, что называется, «под копирку», какой процент семей могут лишиться детей в связи с этим?

Владимир Хомяков:
Я думаю, что примерно 90 проц семей попадают под эту опасность. Семья может не очень хорошо жить. Поводом взять под контроль семью может, например, послужить то, что два ребенка проживают в одной комнате. Мы получаем потенциальную опасность, которая может настигнуть каждого. Поскольку эта система будет создаваться как параллельная власть, имеющая возможность влезть в любую семью. В России самым оптимальным вариантом влияния на взрослых являются их дети: можно придти и сказать, что у вас существует проблема с детьми, на вас поступают сигналы, вы у нас под пристальным вниманием, и если вы не хотите лишиться детей, выполните следующие требования.
Эта система должна создаваться под мощным общественным контролем. Никто не должен влезать в чужую семью и предписывать, как воспитывать детей, когда повышать голос, какие слова при этом использовать. Наш духовный суверенитет – на уровне семьи. Не случайно говорят, что семья – это малая церковь, потому что на ней все стоит. Если падает семья, то автоматически падает и государство.

Ваши планы на Урале? В каких регионах вы планируете еще побывать?

Владимир Хомяков:
Первый визит на Урал был потому, что именно Екатеринбург выдвигал наиболее эффективную инициативу снизу. В наших силах ввести широкую общественную дискуссию. И первый наш визит должен быть туда, где люди на местах пытаются противопоставить что-то этой системе. Планирую съездить в южные регионы. Очень хорошо на всю эту ситуацию отреагировал владыка на Кубани, который призвал нас стать стеной против этой чумы – ювенальной юстиции.

Ювенальная юстиция в России уже внедрена на практике, хотя окончательно не узаконена

Методы власти на рынке детей в РФ: фальсификация, доносы, ложь, беззаконие, насилие

Предлагаем ознакомиться с выдержкой из 300-страничного аналитического доклада РВС (Родительского Всероссийского Сопротивления). К сожалению, антиювенальные заявления высших руководящих лиц РФ доходят не до всех чиновников в регионах и городах.

Поэтому остановить в нашей стране эту ползучую заразу, ювенальную юстицию, возможно лишь силами самих родителей. В том числе, обращаясь в РВС с целью использования накопленного организацией практического опыта борьбы с беззаконием на российском РЫНКЕ ДЕТЕЙ.

Если же кому-то проблема покажется надуманной, то таким людям невредно ознакомиться со статистикой и масштабами изъятия детей из немецких семей в Германии. Соотнеся население РФ и ФРГ, т.е. увеличить число изъятых немецких детей в 1,75 раза, пропорционально численности населения двух стран.

Это то ближайшее будущее, которое в случае пассивности родителей ожидает их детей и внуков. Немецкая ужасающая статистика помещена в конце публикации.

1. С 2013 по 2016 г. Общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» удалось помочь в борьбе с незаконными действиями должностных лиц более чем 150 семьям.

2. Наибольшая заинтересованность зафиксирована в незаконном изъятии из семьи детей в возрасте от 0 до 3 лет.

3. Топ-10 регионов по числу обращений в РВС (в порядке убывания): Москва, Московская область, Новосибирская область, Санкт-Петербург, Пермский край, Волгоградская область, Татарстан, Челябинская область, Ростовская область, Нижегородская область.

4. В 60% случаев при незаконном изъятии детей не выдается никаких документов.

5. 3/4 изъятий детей у опекунов включают нарушения прав на родственную опеку.

6. 44% обратившихся в РВС по поводу незаконного изъятия или угроз изъятия детей проживают в городах-миллионниках либо в центрах регионов России.

7. Четыре года работы РВС показали, что ювенальные технологии уже внедрены в России, хотя окончательно не узаконены.

8. Ювенальными технологиями охвачены практически все регионы страны.

Типичные ошибки и нарушения участников межведомственного взаимодействия в работе с российскими семьями

Причины злоупотребления участников межведомственного взаимодействия (предположения, основанные на практике)

Среди причин злоупотреблений правоприменителей, являющихся системными, а не случайными, эксперты РВС называют следующие.

1. Созданный в России «рынок» детей и высокий спрос на детей, который порождает корыстную заинтересованность в «передаче детей в семью» или в постановке семьи на обслуживание;

2. Заинтересованность в наполнении организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (различных НКО: реабилитационных центров, Центров содействия устройству детей и др.), имеющих подушевое финансирование;

3. Непродуманные показатели работы соц. служб:

– заинтересованность (доплата) в объеме выявления неблагополучия приводят к излишнему рвению;

– объединение противоположных функций в единое ведомство приводят к конфликту интересов.

4. Незнание законов:

а) подмена законов сложившимися обычаями;

б) неразличение видов неблагополучия и их правовых режимов:

– «ненадлежащее выполнение обязанностей»;

– «социально опасное положение»;

– «непосредственная угроза жизни и здоровью» при игнорировании слова «непосредственная»;

в) игнорирование родительского права (ст. 63, ст. 68 СК РФ) в пользу перестраховки.

5. Профессиональная деформация – неправильные психологические установки в отношении к семьям:

– установка на защиту детей вместо защиты семьи в целом;

– установка, что нужно найти ребенку родителей «получше».

6. Новые технологии социальной работы, созданные на гранты ювенальных фондов, не соответствующие законодательству.

Эти технологии аморальны и приносят страдания людям.

Виды злоупотреблений

1. Процесс выявления семейного неблагополучия

Сотрудники опеки чаще всего (по неграмотности или не считая нужным соблюдать закон) не различают виды неблагополучия и виды его выявления – выявление социально опасного положения (ст. 13 ФЗ-120) и выявление детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 121 ч. 1 СК РФ). В силу этого органы опеки участвуют в первом виде выявления, который не входит в их полномочия.

2. Процесс захвата детей

А. Органами полиции по ФЗ-120:

1) Сотрудники ПДН забирают с улицы не только безнадзорных (ст. 1 ФЗ-120 «контроль за поведением которого отсутствует», «вследствие ненадлежащего исполнения обязанностей»).

Иногда очевидно, что сотрудники неправильно понимают, что значит «безнадзорный». Например, распространено объяснение «находился без законного представителя» (в том числе под это определение подпадают гуляющие на улице дети или даже подростки по дороге из театра).

2) Забирают из дома, когда безнадзорность ни при чем, то есть в присутствии членов семьи, при отсутствии доказательств ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей, нередко фальсифицируя документы:

Читайте так же:  Отец может подать алименты на опекуна

а) по признакам социально опасного положения, хотя это только основание для индивидуально-профилактической работы, а не для отобрания детей;

б) по субъективному ощущению неблагополучия, когда нет даже признаков социально опасного положения: например, если в доме беспорядок, родители выпившие, и т.п., то есть когда нет оснований говорить о непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка;

в) по основаниям, отсутствующим в законодательстве, но взятым из методичек, несущих собственную, не узаконенную идеологию (и это нарушает требование ст. 8 ФЗ-120 о необходимости соблюдения Конвенции о правах ребенка; служащие отделов ПДН словно не знают, что согласно ст. 21 ч. 1 п. 1 неисполнение родителями обязанностей требует от сотрудников проведения с ними профилактической работы, а не изъятия детей);

г) проникают в дом, не глядя на несогласие жильцов, без должных оснований, без судебного постановления, в нарушение ст. 165 ч. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ со взломом дверей (в таких случаях усматриваются признаки преступления, предусмотренного частью 3 ст. 139 Уголовного кодекса РФ – «Нарушение неприкосновенности жилища, совершенные лицом с использованием своего служебного положения»; однако уголовные дела следственными органами не возбуждаются);

д) с применением физической силы к родственникам и опекунам;

[1]

ж) без разъяснения законным представителям несовершеннолетних их прав, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях РФ;

з) с применением психологического воздействия на родителей – вторжение в квартиру с автоматчиками, удержание на руках вытащенного из постели ребенка до тех пор, пока родитель не подпишет требуемые документы.

Б. Опекой по ст. 77 Семейного кодекса РФ:

1) забирают не по постановлению главы администрации;

2) не оставляют Акта изъятия;

3) причина отобрания – не «непосредственная угроза», а просто неблагополучие, которое должно влечь или социальную помощь, или рассмотрение в КДНиЗП по ст. 5.35 КоАП РФ;

4) неправильно оформляют документы при проведении плановых и внеплановых осмотров мест проживания несовершеннолетних;

5) нередко фальсифицируют документы, отражая в актах обстоятельства, не соответствующие действительности, применяя оценочные определения, не регламентированные законами и подзаконными актами, такие как: «кошмарное состояние жилого помещения», «ужасная грязь в квартире, беспорядок», без расшифровки отмеченного, при этом «антисанитария» не подтверждается заключениями «санэпиднадзора» и чаще всего означает отсутствие ремонта в жилом помещении;

6) расширительно толкуют понятие «угроза жизни и здоровью» несовершеннолетнего», позволяющее изымать детей по надуманным основаниям.

3. Заключение детей в медицинское учреждение

1) Согласно ст. 18 ФЗ-120, больницы должны принимать заблудившихся, подкинутых, оставшихся без попечения. На практике же больницы принимают всех, кого привезет полиция, даже если за ними идет плачущая мать, то есть в ситуации, когда статус «оставшийся без попечения» ребенку еще не мог быть присвоен.

2) Как правило, это инфекционная больница, в которой запрещают посещения, ссылаясь на режим, не разрешают родителям и законным представителям оставаться в медицинском учреждении вместе с несовершеннолетними, нуждающимися в постоянном уходе, вопреки ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

3) Администрация медицинских организаций не отдает детей родителям по их требованию даже по окончании «лечения» или в случае отсутствия необходимости в стационарном лечении (ст. 63, 68 СК РФ), отсылая в опеку.

4. Непередача детей под предварительную опеку родственникам

При изъятии детей обычно даже не рассматривается вопрос о целесообразности временного назначения опекуна или попечителя (тем более из числа родственников) вместо помещения ребенка в организацию для детей-сирот (ст. 12 ФЗ-48 «Об опеке и попечительстве»).

5. Невозвращение опекой детей родителям по их требованию (ст. 63, 68 СК РФ)

1) После отобрания ребенка статьи 63 и 68 Семейного кодекса РФ на практике не работают.

Органы опеки родителям выдвигают незаконные требования: собрать документы для возврата детей – «справки о благополучии», то есть об условиях проживания и уровне достатка, прописке, «белой» зарплате и пр. На основании справок сама опека дает или не дает заключение о целесообразности соблюдения закона.

2) В случае подачи опекой заявления в суд на лишение родительских прав отказываются вернуть детей родителям до суда, хотя фактически родители являются законными представителями своих детей, не лишенными по решению суда родительских прав.

6. Отсутствие реабилитационной работы с семьей

Для лишения прав, согласно постановлению Верховного суда РФ от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», необходимо, чтобы были исчерпаны все меры для реабилитации семьи.

Чаще всего опека никаких мер не предпринимает или формально направляет родителей в какую-нибудь НКО для проведения с ними непонятно какой работы.

7. Поспешное присвоение статуса «оставшийся без попечения»

1) Устройство ребенка в приемную семью происходит без вынесения постановления органа опеки о признании ребенка оставшимся без попечения и до лишения родителей родительских прав.

Видео (кликните для воспроизведения).

2) При присвоении статуса оперируют тем, что мать ребенка «не забрала из учреждения», тогда как закон требует, чтобы она «отказалась забрать из учреждения». При этом мать бывает вполне доступна и даже хочет вернуть ребенка себе.

Фактически эта процедура является внесудебным лишением родительских прав, так как ею опека присваивает себе право устраивать ребенка по своему усмотрению.

8. Передача под опеку (в т.ч. в приемную семью) ребенка, чьи родители не лишены прав

[2]

1) передаются дети, чьи родители не лишены судом родительских прав и хотят воспитывать ребенка;

2) не отрабатываются родственные связи;

3) не отрабатывается приоритет усыновления перед опекой (ст. 124 ч. 1 СК РФ).

9. Выходы «на адрес» по доносам

Родители обвиняются в уголовном преступлении (жестоком обращении) не в уголовно-процессуальном порядке, а на основе методичек, несущих неузаконенную в РФ идеологию и терминологию («эмоциональное насилие», «психологическое насилие»).

10. Со стороны сотрудников детских учреждений системы профилактики безнадзорности правонарушений и преступлений, таких как детские дома и приюты, отмечены следующие нарушения:

1) запрещение свиданий с родителями, не лишенными родительских прав, другими близкими родственниками;

2) помещение анкеты ребенка, родители которого не лишены родительских прав, в федеральную базу со статусом «возможно усыновление»;

3) оформление документов для иностранного усыновления при наличии кровных родственников, проживающих на территории Российской Федерации;

4) удержание подростков в стенах приютов, несмотря на их желание покинуть приют и вернуться в семью;

5) отсутствие своевременных проверок семей опекунов.

11. Со стороны опекунов (не из числа родственников) установлено злоупотребление своими правами:

1) использование детского труда;

2) вовлечение в преступную деятельность.

График изъятия детей из немецких семей Германии. Взят из того же доклада РВС.

Изъятие детей из семьи: презентация итогового доклада

Читайте так же:  Право на получение материнского капитала

Зарубки на память: Ювенальщики

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Система ювенальной юстиции в России есть и действует

Сенатор Елена Мизулина, ставшая голосом родительских организаций, представила альтернативный доклад по практике изъятий детей в стране

Родительская общественность берет дело по защите семей и детства в собственные руки.

Доклад, который не спрятали от общества

В частности, на основании мониторинга проблемы общественниками был подготовлен альтернативный доклад президенту России по практике изъятия детей из семей в России. Соответствующее поручение Владимир Путин давал еще в начале января этого года Минтруду, Общественной палате и уполномоченной по правам ребенка.

Однако судя по риторике последней, предоставленная родительскими организациями информация в официальный доклад не вошла, а само содержание итогового документа не предано огласке и по сей день.

Поэтому общественники, кстати, вышедшие из общественного совета при детском омбудсмене пошли ва-банк, председатель комиссии Совета Федерации по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина решила представить содержание «альтернативного» доклада широкой общественности.

В частности, сенатор сообщила о том, что в России из семей ежедневно изымают 850 детей, в год же — более трех тысяч! Причем 740 детей из 850 изымаются с формулировкой «временно». Но по имеющейся статистике, в семьи возвращаются только 38 процентов ребятишек.

Растет и число случаев помещения отобранных детей в медицинские учреждения «по заявлениям родителей». На самом деле к этому неискушенных в знании собственных прав и законодательства взрослых принуждают представители государственных служб под формулировкой «в больнице им будет лучше, чем в приюте». Причем нередко подобные заявления подаются постфактум — уже после помещения ребенка в стационар.

При подготовке доклада был проведен комплексный анализ 150 действующих законодательных актов, изучены 44 региональных регламента, и эксперты временной рабочей группы по совершенствованию Семейного Кодекса пришли к однозначному выводу, что система ювенальной юстиции в России не только создана, но и успешно внедрена во все сферы, которые касаются семьи и детей, прокомментировала ситуацию Елена Мизулина.

По ее словам, только лишь изъятиями несовершеннолетних она не ограничивается, система предлагает узаконенные способы контроля за семьей с несовершеннолетними детьми и вторжения в семью, характеризуется наличием замещающей среды — институтов, куда ребенка можно поместить временно. В результате сформировалась гигантская сеть учреждений и органов. Сейчас их уже более шести тысяч, и все они находятся на гособеспечении. Причем речь идет о триллионах рублей.

Саморазрушение за собственные деньги

Таким образом, разрушая институт семьи, государственная машина работает себе в убыток. Даже приемная семья, в какие нередко помещают изъятых детей, обходится бюджету, а, следовательно, налогоплательщикам в семь раз дороже, чем среднестатистическая обычная семья с двумя детьми вместе со всеми пособиями и маткапиталом. Ну а содержание ребенка в детдоме дороже господдержки обычной семьи уже в восемь раз.

Тем не менее маховик ювенальных репрессий запущен, его механизм работает вовсю и, по информации Елены Мизулиной, на острие атаки сейчас находятся малоимущие семьи, семьи, проживающие в коммунальных квартирах, семьи, находящиеся в состоянии развода, а также многодетные семьи — 25 процентов изъятий происходит именно оттуда.

«В преддверии летних отпусков хотела бы предостеречь и родителей, оставляющих своих детей на бабушек и дедушек, — сообщила сенатор в ходе общения с журналистами, приуроченного к выходу альтернативного доклада. — Вы тоже в зоне риска!»

По действующему законодательству бабушка и дедушка не являются законными представителями ребенка, поэтому и случаи, когда у них забирают внуков — не редки, предупреждает сенатор.

Какого детства десятилетие?

Странная ситуация. С одной стороны, лидер страны объявил грядущее десятилетие «десятилетием детства», с другой — государственные чиновники и служащие, в том числе и те, кому президент поручил это направление, делают все, что чтобы нормального детства у многих детей России просто не было.

На сегодняшний день научно-экспертный совет при временной рабочей группе по совершенствованию Семейного Кодекса подготовил поправки в существующее законодательство.

По словам Мизулиной, это — три поправки в действующий Семейный Кодекс.

Одна из них касается определения оснований для лишения и ограничения родительских прав, отмены института отобрания ребенка. Вторая говорит об установлении гарантий прав усыновителей. Третья поправка определяет приоритет кровной родственной опеки, когда ребенок, оставшийся без попечения родителей, приоритетно должен отдаваться в семью родственников, а не чужих людей. И, наконец, разработан законопроект, вносящий изменения в Уголовный Кодекс и предусматривающий установление ответственности за незаконное изъятие детей из семей.

Таким образом, битва за наших детей продолжается, и очевидно, что она будет тяжелой, поскольку даже явные союзники, соратники и единомышленники внезапно оказываются очарованными «продвинутыми финскими методами».

Впрочем, в России редко когда бывало легко, и опыт, когда вне домов и семей из детей расстрелянных «помещиков, белогвардейцев, кулаков и буржуев» лепили идейных строителей коммунизма, у нее уже был. Задачи новых адептов идеи системного разрушения семей пока не ясны, но каковы бы они ни были — однозначно они преследуют цель очередного удара по нашим многовековым традиционным ценностям, в число которых входит и семья. Посему для того, чтобы «десятилетие семьи» не превратилось в «десятилетие изъятия детей из семьи», нужно бороться денно и нощно, не отступая ни на шаг.

Эксперты рассказали, почему ювенальная юстиция в России будет карательной

Читайте также

Почему американцам могут запретить усыновление российских сирот

Почему не заработает главный ювенальный закон России

Обращение к премьер-министру Дмитрию Медведеву

Чего ожидать от введения социального патроната

Почему специалисты выступают за введение ювенальной юстиции

Дактилоскопия системы. Зачем у сирот берут отпечатки пальцев

Проблемным семьям навяжут социальный патронат

Что такое ювенальная юстиция, о которой так много говорят в последнее время, какие следствия и риски нас ожидают, в случае появления этого института в России. В этих непростых вопросах, специально для фонда «Измени одну жизнь» разбирались: доцент Института практической психологии и психоанализа Лидия Тихонович и кандидат психологических наук Андрей Сучилин.

Ювенальную юстицию теперь критикуют не только консерваторы, но и либералы. Иллюстрация b177.ru

Немного истории

Первоначально ювенальная юстиция (лат. juvenālis — юношеский; лат. jūstitia — правосудие) трактовалась как правовая основа системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними. Она, как считается, берет свое начало в 70-х годов XIX века, когда граждане американского города Бостона Кук и Аугустус начали предлагать судьям не применять к несовершеннолетним, способным встать на путь исправления, наказания, а передавать их под присмотр органов попечительского надзора.

Читайте так же:  Проект закона о домашнем насилии обсуждение

В июле 1899 года в Чикаго был учрежден первый детский суд. Затем идея ювенальной юстиции получила развитие в Великобритании, где в 1908 году была принята серия законов о детях и молодежи. Во Франции первый ювенальный суд был учрежден в 1914 году на основе опыта США, а первый ювенальный суд в России действовал с января 1910 до 1918 года, но после революции ювенальные идеи были надолго забыты.

Принято считать, что к настоящему времени в мире сложилось несколько моделей ювенальной юстиции: англо-американская, континентальная и скандинавская.

Что в России

В России ювенальная юстиция понимается ближе всего к скандинавской модели, поэтому ее сторониики говорят в первую очередь о вопросах «защиты прав ребенка» вообще и, в кризисных семьях, – особенно. Российская версия «ювенальной юстиции» предполагает не просто введение специальных судов, а именно создание целой «ювенальной системы», позволяющей государству курировать жизнь несовершеннолетних. При этом парадоксальным образом собственно ювенальные суды, то есть – суды рассматривающие правонарушения несовершеннолетних в соответствии с иными нормами, нежели «суды для взрослых» — так и не были созданы как система.

Например, на круглом столе «Об опыте работы и основных направлениях взаимодействия Общественных Советов при территориальных органах ФСИН России с администрациями исправительных учреждений», который состоялся в Ростове-на-Дону в 2007 году отмечалось: «Комитет ООН по правам ребенка высказал замечания по последнему (2006 год) Докладу РФ об исполнении Конвенции ООН о правах ребенка. В частности, было указано, что до сих пор на национальном уровне в России не создано специализированное правосудие по делам несовершеннолетних, не выстроена работа по реабилитации, ресоциализации, по оказанию помощи несовершеннолетним правонарушителям в возвращении к нормальной жизни в обществе».

А ведь Комитет ООН по правам детей предлагает странам принять закон о ювенальной юстиции прежде всего с целью либерализации наказания для несовершеннолетних, а не для того, чтобы ограничивать права родителей в семье.

Карательная юстиция?

Понятие «ювенальная юстиция» и ее практика встретили у нас серьезное сопротивление и рассматриваются многими родителями и экспертами чуть ли не как синоним «карательной психиатрии» для родителей. Вокруг ювенальной юстиции возникает множество различных слухов и разговоров. Отношение к ней стало совсем отрицательным, когда были предприняты первые попытки «защиты прав детей» от политически неблагонадежных родителей в форме их изъятия из семей, причем — часто под очевидно абсурдными и надуманными предлогами.

Например, стали известны попытки отнять детей у независимой журналистки Галины Дмитриевой в Тольятти, у активистки «Другой России» Ольги Жуковой в Петербурге. Так же пострадала Виктория Луганская, участница протестных акций в Москве. Лидер защитников химкинского леса Евгения Чирикова рассказывала журналистам о попытках изъять из семьи детей у нее и у другой экологической активистки, Аллы Чернышевой.

А вот история женщины, которая вообще никакой политической активностью не занималась, но попала под каток ювенальной юстиции. К сожалению, подобных случаев достаточно много.

Поначалу ювенальная юстиция вызывала отторжение, в основном, у консервативно настроенных граждан, у религиозных фундаменталистов и блюстителей традиций, но сейчас уже многие вполне либеральные родители и эксперты также настроены против ее введения.

Интересны результаты интернет голосования, представленные на сайте Ньюсленд: «за» — 42 голоса, а «против» — суммарно 484.

Против ювенальной юстиции проводилось уже несколько массовых акций. Одна из последних: многотысячный митинг, который состоялся 22 сентября этого года в столице. Организаторы акции — движение «Суть времени» и Ассоциация родительских комитетов и сообществ. Более 3,5 тысяч человек прошли по центральным улицам Москвы с лозунгами «Нет Ювенальной Юстиции!», «Защитим своих детей!»

На митинге были собраны 135 тысяч подписей под письмом президенту Владимиру Путину с просьбой отказаться от введения в стране норм ювенальной юстиции. Аналогичные акции прошли примерно в то же время в Казани, Томске, Братске, других городах России.

Против введения ювенальной юстиции официально высказалась и православная Церковь. На обращения верующих об опасности введения системы ювенальной юстиции по благословению Святейшего Патриарха Кирилла ответил председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин: «Русская Православная Церковь разделяет озабоченность людей, которые опасаются создания фактически неподконтрольного другим органам власти и обществу института с обширными полномочиями и возможностью безапелляционного вмешательства во внутренние дела любой семьи, имеющей детей. В результате доведения церковной позиции по данному вопросу до представителей власти, действий и выступлений общественности, активной и бескомпромиссной позиции, занятой православными верующими, а также последователями других традиционных религий, перспектива утверждения в РФ полномасштабной системы ювенальной юстиции в настоящее время представляется неактуальной».

Быть или не быть?

Но, судя по всему, ювенальная юстиция в России все же будет . Вероятно, так же, как и в истории с принятием группы законов о коммерциализации бюджетной сферы, всю юридическую базу для нее будут готовить медленно и постепенно, осторожно и незаметно.

Фактически прошло почти три года с принятия рамочного закона о платных услугах бюджетных организаций (школ, институтов, больниц и т.п.) до объявленного в январе 2013 года вступления в действие «Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг», утвержденных 8 октября Дмитрием Медведевым.

Похоже, что примерно такой срок отведут и созданию правовой базы для ювенальной юстиции. Причем, не кажется вероятным, что ее позитивная – и основная часть – будет подготовлена первой. «Ювенальных судов», за небольшими региональными исключениями, пока не видно и не слышно, а та ее часть, которая занимается «защитой прав и интересов детей» развивается быстро и активно .

Уже принят закон о социальном патронате, реально предоставляющий возможность для различных злоупотребление, вызывающий особенные опасения у противников ювенальной юстиции.

Ювенальная юстиция: существует ли она в России?

В последнее время призывы направить как можно больше усилий государства и всего общества на защиту детей звучат все чаще. В связи с этим повсюду мелькает понятие «ювенальная юстиция». В предыдущих статьях мы много писали о защите прав несовершеннолетних, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях. Вопросы такого рода подлежат урегулированию на уровне гражданского, уголовного, административного или семейного законодательства. Ювенальная же юстиция — понятие более широкое, многогранное, и мы попробуем разобраться в его тонкостях.

Что такое «ювенальная юстиция»?

Итак, слово «ювенальный» можно перевести с латинского как «молодой», «юношеский», а слово «юстиция» означает правосудие в широком смысле. Таким образом, ювенальная юстиция – это система государственных органов контроля, законов, мер, защищающих права детей, а не только система судов для подростков, как может показаться на первый взгляд.

Читайте так же:  Алименты на 3 детей безработной

Обратимся к истории. Закрепление прав ребенка произошло во второй половине XX века: в 1959 году Генеральной Ассамблеей ОOН была принята Декларации прав ребенка, позднее — Европейская социальная хартия и Конвенция ООН о правах ребенка. Считается, что именно эти три документа стали основным фундаментом для формирования ювенальной системы.

А что происходит в России?

Как таковой ювенальной системы в настоящий момент в России нет, хотя ее принципы были зафиксированы на законодательном уровне довольно давно. Российский Семейный кодекс, принятый еще в 1995 году, содержит почти весь перечень прав и гарантий несовершеннолетних, предусмотренный в международных конвенциях.

Кроме того, законодательную основу того, что можно назвать ювенальной юстицией, в России составляют Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и Постановление пленума Верховного суда РФ от 01.02.2011 года № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

Поэтому даже малейший упрек в том, что наше государство предоставляет детям меньше прав, чем европейские страны, несправедливы и несостоятельны.

По данным на 2016 год в России действует 11 составов судей по делам несовершеннолетних судов общей юрисдикции в следующих регионах России:

  • Таганрогский, Шахтинский и Азовский городские суды, Егорлыкский районный суд – в Ростовской области;
  • Ангарский городской суд – в Иркутской области;
  • Абаканский городской суд – в республике Хакасия;
  • Петропавловск-Камчатский городской суд – в Камчатском крае;
  • Елецкий районный суд – в Липецкой области;
  • Володарский и Бежецкий районные суды г. Брянска, Дубровский районный суд– в Брянской области;
  • Ульяновский областной суд (специализированный состав при коллегии по уголовным делам).

В 2009 году была введена должность Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка – классический элемент ювенальной системы. Аналогичные должности есть во всех субъектах страны.

Аргументы «за»

Споры о ювенальной юстиции не стихают уже несколько лет. Сторонниками ее законодательного оформления, как правило, являются люди, чья профессиональная деятельность связана с детьми из неблагополучных семей и так называемыми «трудными» детьми (несовершеннолетние правонарушители, беспризорники). Сторонники «ювеналки», например, понимают, что нельзя детскую и взрослую преступность мерить одинаковыми категориями, что наказание не всегда помогает исправиться подросткам и порой, наоборот, лишь усугубляет имеющуюся проблему. Практика показывает, что далеко не всегда судьи, специализирующиеся, к примеру, на рассмотрении «взрослых» уголовных дел, способны в полной мере дать правовую оценку действиям несовершеннолетнего подсудимого и вынести справедливый приговор.

К рассмотрению дел с участием несовершеннолетних всегда должен быть привлечен психолог, это предписано законом, но его помощь не всегда бывает полезной в обычных судах, так как судья не обязан прислушиваться к суждениям такого специалиста. Похожая ситуация складывается и с органами опеки: обычный суд обязан привлечь их к рассмотрению дела, но при этом может не учитывать их мнение.

Ювенальные же суды должны состоять из специально подготовленных судей, специализирующихся только на рассмотрении дел с участием несовершеннолетних. Это должно оградить детей от чрезмерного стресса и давления и гарантировать объективное рассмотрение дела и защиту интересов.

Кроме того, сотрудники органов опеки поддерживают ювенальную юстицию потому, что лучше других знают, насколько бесправны и беззащитны порой бывают дети в семье, если та является неблагополучной.

И хотя в обществе существует мнение о том, что введение ювенальной юстиции разрушит институт семьи и приведет к массовому отлучению детей от родителей, сторонники ювенального законодательства уверены, что этого не произойдет. Наоборот, основной задачей ювенальной юстиции должно стать сохранение кровной семьи для ребенка.

Аргументы «против»

Противников введения ювенальной юстиции в России тоже более чем достаточно.

Во-первых, это активные граждане, которые выступают против только потому, что не владеют в достаточной мере информацией. Во-вторых – люди, которые боятся, что контролирующие органы получат неограниченные полномочия и смогут отбирать ребенка у семьи при малейшем подозрении на нарушение его прав (например, если ребенок от простой детской обиды пожалуется на мать или отца за то, что родитель повысил на него голос). В-третьих, ювенальную юстицию не принимают религиозные люди, которые считают, что ее принципы не соответствуют российской традиционной культуре и православной духовности.

Если проанализировать публикации в СМИ, то можно прийти к выводу, что противников ювенальной юстиции больше, чем сторонников. Возможно, так и есть, но это не значит, что идея ювенальной системы плоха, просто в данной ситуации оппоненты смотрят на нее с разных ракурсов.

Те, кто выступают ЗА, в первую очередь говорят о необходимости введения ювенальных судов и систем реабилитации несовершеннолетних преступников. Противники же обращают внимание на то, что ювенальная юстиция также предполагает контроль семьи со стороны органов опеки, ведение паспорта здоровья, должность омбудсмена и другие механизмы и институты, которые раньше в России не существовали, не проработаны и поэтому пока кажутся сомнительными.

Безусловно, защита детей должна быть одной из приоритетных государственных задач, но как найти компромисс в спорах вокруг ювенальной юстиции? В 2008 году в России был введен новый термин «ювенальные технологии» — это общее название для разных институтов и технологий, помогающих отстаивать права детей.

Видео (кликните для воспроизведения).

К ним, например, относятся курсы повышения квалификации судей, рассматривающих дела в отношении неcовершеннолетних, программы реабилитации после детских психологических травм, методическая и психологическая помощь родителям и многое другое. Это тоже можно назвать ювенальной юстицией, но из нее исключены принципы, ставящие ребенка в противоречие с собственной семьей и делающие чиновников более полезными и авторитетными для детей, чем родные родители. Вероятней всего, ювенальная юстиция в ее традиционном виде никогда не будет принята нашим обществом, а значит, что пока нам не стоит переживать за сохранение семейных ценностей.

Источники

Литература


  1. Власова, Т.В. Теория государства и права / Т.В. Власова. — М.: Книга по Требованию, 2012. — 226 c.

  2. Тихомиров, М. Ю. Защита жилищных прав. Комментарии, судебная практика, образцы документов / М.Ю. Тихомиров. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2016. — 144 c.

  3. Омельченко, О.А. Всеобщая история государства и права; Остожье; Издание 255-е, 2013. — 576 c.
  4. Авакьян, С.А. Конституционное право России: Методическое руководство к семинарам; М.: Российский Юридический Издательский Дом, 2013. — 370 c.
  5. Малько, А.В. Теория государства и права. Гриф УМО МО РФ / А.В. Малько. — М.: Норма, 2015. — 203 c.
  6. Российская ювенальная юстиция
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here