Саша митрошина о домашнем насилии

Сообщницы«Ты не одна»:
Алёна Попова и Саша Митрошина о сети взаимопомощи женщин

Как объединили усилия для борьбы с насилием

В РУБРИКЕ «СООБЩНИЦЫ» МЫ РАССКАЗЫВАЕМ О женщинах

, которые придумали общее дело и добились в нём успеха. А заодно разоблачаем миф о том, что женщины не способны на дружеские чувства, а могут лишь агрессивно конкурировать. На это раз наши героини — правозащитница Алёна Попова и блогерка Александра Митрошина, которые объединились, чтобы запустить сеть взаимопомощи женщин «Ты не одна» для поддержки столкнувшихся с домашнем насилием и пролоббировать закон, их защищающий. Мы обсудили, почему к борьбе за закон о домашнем насилии присоединилось столько людей, как женщины могут помочь друг другу и что изменило дело сестёр Хачатурян.

Сёстры и блогеры

Саша

: Я давно следила за тем, как развивается обсуждение домашнего насилия, сопереживала и поддерживала тему у себя в блоге. Но когда этим летом объявили, что сёстрам Хачатурян вменяют статью об убийстве, я поняла, что нужно делать что-то ещё, иначе я просто не смогу себя уважать. Поэтому я просто написала Алёне, за которой давно следила в фейсбуке, и спросила, чем я могу помочь, — она ответила: «Давай придумаем».

Алёна:

Сначала Саша сделала у себя репост моего поста — я вдруг заметила, что на моей странице в инстаграме происходит какая-то небывалая активность, и написала коллегам, чтобы они помогли разобраться, в чём дело. Я уже слышала о Саше, но никогда не изучала её страницу — когда увидела, как бурно отреагировали мои коллеги, сразу поняла, что произойдёт что-то хорошее. Меня подкупило, что Саша спросила «что я лично могу сделать?» и сразу была готова системно вкладываться в борьбу, делиться своей аудиторией. Многие звёзды, к которым мы обращались, не хотят, чтобы их имя ассоциировалась с такой «негативной темой». Так что Сашин энтузиазм меня сразу удивил и порадовал. А потом она придумала и полностью организовала флешмоб #ЯНеХотелаУмирать.

Саша:

Был вечер воскресенья, ко мне в гости приехала подруга, и я очень рассчитывала отдохнуть и расслабиться. Но тут написала Алёна — она узнала, что дело сестёр Хачатурян не переквалифицируют на самооборону, что их хотят посадить. Что следствие, имея все доказательства совершённого над ними насилия, считает сестёр убийцами.

Алёна

: Когда я узнала об этом, у меня буквально пошла кровь из носа — так мой организм реагирует на резкое возмущение и гнев. Тут же федеральные шоу начали снимать с эфиров программы о сёстрах Хачатурян и домашнем насилии, в которых должны были выступать наши эксперты-правозащитники. Я была в ужасе, мне казалось, что это конец.

Саша:

Прочитав Алёнины сообщения, я очень разозлилась и начала думать, что же я могу сделать. Если федеральные СМИ об этом не говорят, то почему блогеры должны молчать? У нас же нет редакционной политики, нет цензуры, а охваты у многих даже больше, чем у СМИ. Я быстро придумала концепцию флешмоба, название «Я не хотела умирать», написала фотографу, мы забронировали студию, и я стала раскидывать сообщения другим блогерам, которые, как я думала, согласятся поддержать эту историю. За один вечер собралось двенадцать девушек — и никого из них не пришлось уговаривать. Некоторые специально приехали из других городов, чтобы принять участие в проекте. И фотограф, и гримёры сказали, что будут работать бесплатно, я оплатила только материалы.

Я понимала, что нужно сделать что-то прямо сейчас, когда сестёр хотят посадить, что второго шанса, скорее всего, не будет, что нужен какой-то сильный эмоциональный толчок. Поэтому я пошла на эту рискованную идею. Съёмка в гриме с побоями и нам тяжеловато далась — это, конечно, несравнимо с тем, что переживают жертвы реального насилия, но было очень дискомфортно. Мне хотелось привлечь к теме как можно больше внимания: люди могут не заметить обычный пост с текстом, а на фото «с побоями» точно откроют. Шоковый эффект сработал, к флешмобу присоединились тысячи людей. После опроса в сториз, который я устроила пару дней назад, мне пришло множество историй о насилии, они приходили буквально каждую секунду, и это было жутко. Я поняла, что недооценивала масштаб проблемы.

Полиция: «Дело молодое — помиритесь»

Ещё одна девушка рассказывает, что когда она звонила в полицию, плача в трубку и прося о помощи, потому что её минуту назад избил парень, всё, что она услышала: «Дело молодое — помиритесь».

Девушка пишет , что её парень заявил: «Когда семья найдёт твой труп, я уже уеду из города».

Нет трупа — нет убийства

Анна рассказывает, что её история началась с мимолётной агрессии. Девушка вспоминает, что впервые её мужчина поднял на неё руку, забирая из роддома. Он её толкнул так, что она упала. Вскоре после этого инцидента она простила своего возлюбленного, но история повторилась.

Однажды он накинулся на меня с кулаками, и я поняла, что если не я его, то он меня. Я схватила тяжёлый кувшин и огрела его по голове изо всей силы. Он упал, истекая кровью, а я помчалась схватить двухлетнюю дочь из кроватки и в чём была, чуть-ли не босиком, убежала из дома. Поймала такси, без копейки в кармане, поехала к друзьям, а потом мы пошли в полицию. Я думала, что убила его. Но заявление у меня не приняли. Нет трупа — нет убийства, — вспоминает девушка.

Команда и «Ты не одна»

Алёна

: Мы поняли, что когда жертва понимает, что за её спиной хоть кто-то стоит, будь это даже сосед Иван или подруга Люба, она ощущает себя совершенно по-другому. У неё появляется мотивация бороться, она понимает, что это не с ней, а с виктимблеймерами что-то не так. Мы хотели объяснить жертвам, что они сильные, что когда они выходят из ситуации насилия — они вдвойне крутые, а если ещё и помогают другим жертвам потом — они вообще богини.

Саша:

Проект «Ты не одна» зародился в общем чате, где состоим мы вчетвером: я, Алёна, наш партнёр по проекту Евгений Лошак и Настя Глушкова.

Алёна

: С Женей мы давно работаем на разных проектах, а с Настей познакомились в автозаке — с нами была картонная фигура Слуцкого и шесть полицейских. Настя очень крутая: она, даже сидя в ОВД, рассказывала сотрудникам полиции и ФСБ, почему нужно равноправие и как оно поможет лично им.

Саша:

Мы впервые встретились все вместе после пикетной очереди в поддержку сестёр Хачатурян на Болотной площади. Я тогда окончательно поняла, что это мои люди, что мы точно сработаемся.

Мы начали обсуждать, что нужна сеть взаимопомощи женщин, и за месяц сделали сайт. Работает это так: столкнувшиеся с насилием заходят на страницу «Ты не одна», вбивают свой населённый пункт и видят, к кому в их городе или посёлке можно обратиться, кто сможет им помочь. Мне сейчас постоянно пишут юристы и психологи, которые говорят: «Я готов взять одного, пять или десять человек, переживших домашнее насилие, и работать с ними бесплатно». Теперь все неравнодушные люди смогут зарегистрироваться на сайте и оставить свои контактные данные, чтобы к ним могли обратиться реальные жертвы. Также мы добавляем на сайт данные всех существующих кризисных центров и благотворительных организаций, контакты блогеров, которые поддерживают нас и готовы говорить об этой проблеме, контакты СМИ и волонтёров, которые могут в случае необходимость приехать, подвезти, помочь собрать и донести вещи, посидеть с ребёнком, сопроводить куда-то.

Читайте так же:  Отказ от ребенка семейный кодекс

Мы ещё не делали масштабный анонс сайта «Ты не одна», но уже сейчас вы можете пойти и зарегистрироваться как волонтёр или специалист, желающий помочь. Надеемся, что в итоге получится большая и мощная сеть.

Алёна:

Мы понимаем, что не сможем контролировать всё, что пишут и говорят люди, попадающие в базу, но мы точно сделаем возможность фидбэка и строгие правила — за виктимблейминг и рассуждения в духе «это неоднозначная ситуация, вдруг она сама его спровоцировала» будет бан. Насилие недопустимо, точка.

Саша:

Кроме сети поддержки, на сайте будет теоретическая база: статьи, инструкции и форма для заявления в полицию — если человек юридически не подкован, он может просто прийти на сайт, почитать инструкцию и заполнить форму, заявление составляется автоматически.

Алёна:

Есть важная задача на будущее — заставить ОВД принимать заявления в электронном виде. Есть закон, приравнивающий электронное заявление к распечатанному и принесённому в отделение, только вот ОВД почту не проверяют. В будущем надо заставить их это делать. Хочется освободить жертв от необходимости куда-то идти или ехать на перекладных, тратить свои силы и деньги чтобы подать заявление в полицию.

«Я не хотела умирать»: блогеры организовали флэшмоб в поддержку закона о домашнем насилии

Соответствующую петицию подписали более 500 тысяч человек.

Популярные блогеры с аудиторией до 2 миллионов продвигают флэшмоб #ЯНеХотелаУмирать в поддержку закона о домашнем насилии, запущенный активисткой Аленой Поповой и Instargram-звездой Александрой Митрошиной.

Акция посвящена женщинам, которых убили в результате домашнего насилия, а также женщинам, которые защищая себя, убили партнера и попали в тюрьму.

На сегодняшний день проект поддержали 12 блогеров. Все участники опубликовали в своих аккаунтах фото с макияжем, имитирующим синяки и кровоподтеки. Снимок с псевдопобоями иллюстрирует реальную историю женщины, погибшей от рук домашнего тирана.

«Совсем недавно погибла очередная жертва домашнего насилия. Оксану Садыкову начал бить муж. И когда чаша терпения переполнилась, она написала на него заявление о побоях и подала на развод. В полиции ничего не сделали, мужа отпустили, он подкараулил ее в подъезде и убил на глазах у 8-летнего сына. Трое несовершеннолетних детей остались без матери», — написала Митрошина.

После блогер призвала своих фолловеров и всех неравнодушных к проблеме подписать соответствующую петицию на сайте Domesticviolence.ru. Сейчас она собрала более 500 тысяч электронных подписей. Цель — миллион.

«России нужен федеральный закон о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него. Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью. Чтобы это точно произошло, нам нужна максимальная огласка», — добавила Саша.

Девушки России массово поддерживают флешмоб против домашнего насилия

Жительницы разных городов России поддержали флешмоб против домашнего насилия, который запустила московский блогер Александра Митрошина.

Женщины размещают в Instagram фото со специальной маской, имитирующей побои на лице, чтобы привлечь внимание к проблеме, пишут «Моменты».

По замыслу Митрошиной, она хочет подсчитать, сколько женщин готовы подписать петицию за введение закона о домашнем насилии, поддержав этот флешмоб и поставив хэштег «я не хотела умирать».

По словам тележурналиста Ольги Ковалевой из Екатеринбурга, даже парни признаются, что «если бы они могли стать частью марафона в защиту женщин, то «разукрасили» бы лицо».

Московский блогер Александра Митрошина сделала пост в своем аккаунте после убийства мужем Оксаны Садыковой, которая подала заявление в полицию за побои и подала на развод. Мужчину отпустили, после чего он убил супругу на глазах малолетнего сына. Кроме того, в сети вспоминают дело сестер Хачатурян.

Инициативу Митрошиной поддержали в Красноярске, Хабаровске, Саратове, Самаре, Казани, Воронеже, Санкт-Петербурге, Ижевске, Владивостоке, Уфе и даже вышел за пределы страны. Девушки выкладывают снимки в Британии, Казахстане и Таджикистане.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

«Меня насилует муж!»: Сбежавшие от своих мучителей нижегородки рассказали о домашнем насилии

На протяжении 17 лет в кризисный центр на Заярской, 18 обращаются женщины, столкнувшиеся с домашним насилием или оказавшиеся в острой кризисной ситуации (умер близкий человек, настигло смертельное заболевание и прочее).

[3]

— Как правило, эти люди не умеют принимать самостоятельные решения, не контролируют свою жизнь и испытывают нехватку друзей и знакомых. Зачастую им просто не к кому обратиться за помощью, — заявила директор Нижегородского женского кризисного центра Анастасия Ермолаева в беседе с «Комсомольской правдой».

По большей части в центр приходят или звонят женщины в возрасте от 25 до 35 лет, хотя встречаются клиенты и старше 60-ти (в частности, пенсионерки, над которыми издеваются родные дети).

— Ошибочно полагать, что за помощью обращаются лишь неблагополучные женщины. Наоборот, наши клиентки работают и хорошо зарабатывают, иногда настолько, что обеспечивают мужей, проживая с ними на своей территории. Тем не менее некоторым сложно выстроить границы и как-то защитить себя, — добавила психолог, координатор телефона доверия Анна Смирнова.

Март только начался, а на личном приеме у психолога уже побывали 19 человек. В среднем же за месяц клиентами кризисного центра становятся до 40 женщин, в той или иной степени столкнувшиеся с домашним насилием.

— По количеству звонков на всероссийский телефон для женщин, пострадавших от насилия в семье, Нижний Новгород занимает третье место после Москвы и Санкт- Петербурга . Но это свидетельствует об информированности в нашем регионе, а не о количестве случаев насилия, — подчеркнула Анастасия Ермолаева . — Просто нижегородки стали больше говорить о своих проблемах!

5 марта 2020 года Нижегородскому женскому кризисному центру исполнилось 17 лет. По этому случаю «Комсомольская правда» публикует пять историй нижегородок, которые сбежали от своих мучителей.

«Мам, а когда ты умрешь?»

В 2018 году в центр обратилась женщина, которая не понимала, что с ней происходит. Когда она находилась дома, вдруг ни с того ни с сего загоралась проводка аккурат над входной дверью — так, что она не могла выбраться наружу. Через некоторое время на ходу отказали тормоза в автомобиле, отчего женщина попала в ДТП , но чудом выжила. Оправившись, обратила внимание на странный привкус в еде, которую потребляла. А потом начала находить блистеры от таблеток. Пустые, разумеется. Последней каплей стал разговор с маленьким сыном перед сном.

— Мам, а когда ты умрешь? — поинтересовался мальчуган.

На вопрос обескураженной матери «Почему ты об этом спросил?», ребенок ответил: «Папа уже познакомил нас с новой мамой».

Тогда-то картинка в голове женщины сложилась. До нее дошло, что все случайности не были случайными. Дожидаться, пока ее сживут со свету, не стала. Собрала вещи, взяла детей да сбежала из дому.

Читайте так же:  Раздел неделимого участка

— Мы поселили ее в кризисную квартиру. Муж, конечно, принялся разыскивать жену с детьми, даже заявление в полицию написал. Но поскольку мы взаимодействуем с ГУ МВД России по Нижнему Новгороду, сами связались с правоохранителями и сказали, что искать женщину не надо. Она находилась в кризисной квартире под защитой государства, — вспоминает юрист, заместитель председателя Нижегородского женского кризисного центра Елена Прохорова.

Закончилось все тем, что детей разделили по суду. И это, по словам юриста, было наилучшим вариантом, потому как женщине грозила реальная опасность.

«Брал кухонный нож и резал пальцы»

Однажды на пороге кризисного центра появилась женщина, которая сходу заявила: «Меня насилует муж!» На тот момент она уже сбежала из дома, и податься ей было особо некуда.

— Многие думают, что, когда женщина в законном браке, с ней можно делать все что угодно. Но это не так! — настаивает Елена Прохорова .

Поначалу ее клиентка пыталась сопротивляться. Тогда муж брал кухонный нож и резал ей пальцы, приговаривая: «Ты резала капусту и поранила палец. Какая полиция? Куда ты пойдешь?» А затем снова и снова принуждал немолодую жену к физической близости, причем в особо изощренной форме.

Порой муж-извращенец избивал мать своих взрослых детей так сильно, что она буквально лезла на стенку от боли. Но делал это мастерски, потому ни синяков, ни ссадин на теле женщины не было. Отчаявшаяся нижегородка подалась в полицию и прокуратуру. Вдруг помогут? А там рассмеялись пострадавшей в лицо: «Это ваши любовные утехи. Хотите — разводитесь».

— Мне пришлось выйти за нее в суд, потому что клиентка не могла прийти самостоятельно. Настолько боялась своего мужа, — рассказала юрист кризисного центра.

Поняв, что больше не сможет причинять физическую боль своей супруге, мужчина принялся за ее клиентов (она — самозанятая). Скидывал им интимные фотографии жены, порочащие ее честь и достоинство.

— Мы поселили ее в кризисной квартире, и она жила там до тех пор, пока их с мужем не развели. Сейчас с ней все хорошо, — добавила собеседница «Комсомолки».

«У меня сломаны ребра»

«Помогите мне, пожалуйста! У меня сломаны ребра. Я не могу выйти из дома — во дворе гуляют огромные собаки. У мужа-предпринимателя есть станки, перерабатывающие мясо. Не знаю, доживу ли до утра», — такое сообщение пришло в мессенджере юристу Нижегородского женского кризисного центра в 2019 году, когда та находилась на конференции в Москве.

[1]

Пострадавшая охотно рассказала, где именно находится и какую опасность представляет для нее гражданский супруг, отмотавший срок по статье «Убийство». При этом слезно умоляла не сообщать о ней в правоохранительные органы. Последнее сообщение от нее гласило: «Если со мной что-то случится, знайте, что я жила в этом доме».

— Мы обсудили эту ситуацию с председателем нашего центра и решили как можно скорее рассказать обо всем полиции. Хотя клиентка уверяла, что у сожителя там все куплено, — вспоминает Елена Прохорова. — И все же я позвонила в Главк с просьбой выслать наряд по такому-то адресу и вызволить оттуда женщину.

По возвращении домой юрист узнала, что никто не кинулся помогать нижегородке со сломанными ребрами. Тогда сотрудница кризисного центра решила самостоятельно вызволить пострадавшую из логова сожителя.

— Мы выждали, когда гражданский муж покинет дом. Я встретила ее у ворот и отвезла к нам на Заярскую. Теперь с женщиной все хорошо. Она жива и здорова, — заключила собеседница «Комсомолки».

«Она лишилась обоих родителей»

Влюбленные поженились и стали жить вместе в доме ее родителей. Отец и мать отдали молодоженам добрую половину особняка. Потом жена забеременела. И все было хорошо, пока на свет не появился малыш. Начались каждодневные скандалы, изматывающие и ее, и его. Поразмыслив немного, молодая мать решила сбежать от мужа- тирана .

— Так больше продолжаться не может. Я не хочу с тобой жить, — выпалила однажды жена.

В тот же миг отец семейства схватил годовалого ребенка и полоснул ножом по крохотной ножке. Прибежавшая на подмогу теща попыталась выхватить внучка из рук взбесившегося зятя, за что поплатилась жизнью. Мужчина вонзил кухонный нож прямо в сердце старушки, отчего та скончалась на месте.

— На женские крики прибежал и тесть, но также получил ножевое ранение. Через три дня пожилой мужчина скончался в реанимации, — добавила юрист кризисного центра. — В итоге с матерью младенца все хорошо. Но она лишилась обоих родителей. Сейчас идут судебные разбирательства. Ее муж заявил, что находился в состоянии аффекта… Посмотрим, чем все закончится.

«Папа пинал по голове и животу»

А вот из недавнего. В декабре прошлого года к специалистам обратилась женщина, которая призналась, что ей больше не к кому обратиться. Оказалось, муж-деспот третирует не только ее, но и двух несовершеннолетних сыновей. В попытке воспитать настоящих бойцов мужчина заставлял их убираться по дому, готовить и выполнять прочую домашнюю работу. О том, чтобы дарить детям игрушки или водить в кино, речи не шло.

— Папа вас бьет? — поинтересовалась судья у мальчишек.

В ответ дети замотали головой, мол, нет, не притронулся ни разу! Но судья продолжила: «Как же не бьет? А толчки? А пинки?»

— Он бил меня лишь однажды, когда я не смог отжаться сто раз. Папа пинал меня по голове и животу. Было больно, — потупил взор 9-летний мальчик.

У прокурора и судьи волосы встали дыбом. Получается, мальчик не считал пинки и затрещины физическим насилием. Юрист кризисного центра заявила, что никогда прежде не видела, чтобы дети настолько боялись родного отца.

— На вопрос судьи «Ты любишь папу?» дети ответили: « Любим . Но мы хотим общаться с ним, если он изменится». То есть они жили в постоянном страхе. А на все возражения матери глава семейства говорил: «Я делаю из мальчиков солдат! Воспитываю мужество!» Эта история пока продолжается. Чем она кончится, не знаю, — заключила собеседница «Комсомолки».

КОНКРЕТНО

Что нужно знать и делать, если вы — жертва домашнего насилия?

— Первым делом надо знать телефоны, по которым следует звонить в такой ситуации (см ВЫРЕЖИ И СОХРАНИ);

— необходимо договориться с родственниками и соседями о сигналах, которые вы подадите им в случае, когда нужно вызвать полицию;

— также специалисты советуют заранее собрать так называемый «чемоданчик безопасности», куда следует положить документы, ценные вещи, деньги, ключи от машины, ювелирные украшения, которые можно продать и прочее;

— стараться не находиться с агрессором в закрытом помещении вроде ванной или кухни, где имеются режущие предметы;

— нужно знать, куда можно сбежать в случае необходимости;

— если ситуация нагнетается и нет возможности прихватить с собой какие-то вещи, надо бежать! Есть угроза вашей жизни и жизни ваших детей.

ВЫРЕЖИ И СОХРАНИ

Обратиться к специалистам Нижегородского женского кризисного центра можно:

— по телефонам (831) 413-84-32, +7-920-253-84-32 (по будням с 9.00 до 18.00);

— по бесплатной горячей линии 8-800-700-06-00 (по будням с 7.00 до 21.00);

— по телефону 102 (в любое время, когда женщине угрожает опасность или ей необходима медицинская помощь).

Консультации психолога и юриста для женщин и детей, пострадавших от насилия, а также находящихся в сложной жизненной ситуации, оказываются бесплатно.

Читайте так же:  Детство согласно международной конвенции защиты прав ребенка
Видео (кликните для воспроизведения).

Консультации юриста проводятся по вторникам и пятницам с 14.00 до 17.00.

Консультации психолога проводятся с понедельника по пятницу с 14.00 до 17.00.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему закон о домашнем насилии расколол общество на тех, кто сильно «за» и резко «против»?

Вокруг инициативы, которую в России еще только собираются принять, уже схлестнулись либералы и патриоты, феминисты и домостроевцы. Страсти кипят (подробности)

Оксана Пушкина о жертвах домашнего насилия: Мы живем в мире, где можно бить баб и детей

Зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина рассказала, как ей угрожают из-за работы над законопроектом о домашнем насилии (подробности)

Закон о домашнем насилии: защитит или окончательно разрушит семью?

В эфире программы «Доживем до понедельника» Радио «Комсомольская правда» Максим Шевченко и Тина Канделаки обсуждают со слушателями и экспертами закон о домашнем насилии, который может быть принят в России (подробности)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам!

Вы можете написать нам в личные сообщения группы ВКонтакте или позвонить по телефону (831) 200-33-40.

«Меня насилует муж!»: Сбежавшие от своих мучителей нижегородки рассказали о домашнем насилии

На протяжении 17 лет в кризисный центр на Заярской, 18 обращаются женщины, столкнувшиеся с домашним насилием или оказавшиеся в острой кризисной ситуации (умер близкий человек, настигло смертельное заболевание и прочее).

— Как правило, эти люди не умеют принимать самостоятельные решения, не контролируют свою жизнь и испытывают нехватку друзей и знакомых. Зачастую им просто не к кому обратиться за помощью, — заявила директор Нижегородского женского кризисного центра Анастасия Ермолаева в беседе с «Комсомольской правдой».

По большей части в центр приходят или звонят женщины в возрасте от 25 до 35 лет, хотя встречаются клиенты и старше 60-ти (в частности, пенсионерки, над которыми издеваются родные дети).

— Ошибочно полагать, что за помощью обращаются лишь неблагополучные женщины. Наоборот, наши клиентки работают и хорошо зарабатывают, иногда настолько, что обеспечивают мужей, проживая с ними на своей территории. Тем не менее некоторым сложно выстроить границы и как-то защитить себя, — добавила психолог, координатор телефона доверия Анна Смирнова.

Март только начался, а на личном приеме у психолога уже побывали 19 человек. В среднем же за месяц клиентами кризисного центра становятся до 40 женщин, в той или иной степени столкнувшиеся с домашним насилием.

— По количеству звонков на всероссийский телефон для женщин, пострадавших от насилия в семье, Нижний Новгород занимает третье место после Москвы и Санкт- Петербурга . Но это свидетельствует об информированности в нашем регионе, а не о количестве случаев насилия, — подчеркнула Анастасия Ермолаева . — Просто нижегородки стали больше говорить о своих проблемах!

5 марта 2020 года Нижегородскому женскому кризисному центру исполнилось 17 лет. По этому случаю «Комсомольская правда» публикует пять историй нижегородок, которые сбежали от своих мучителей.

«Мам, а когда ты умрешь?»

В 2018 году в центр обратилась женщина, которая не понимала, что с ней происходит. Когда она находилась дома, вдруг ни с того ни с сего загоралась проводка аккурат над входной дверью — так, что она не могла выбраться наружу. Через некоторое время на ходу отказали тормоза в автомобиле, отчего женщина попала в ДТП , но чудом выжила. Оправившись, обратила внимание на странный привкус в еде, которую потребляла. А потом начала находить блистеры от таблеток. Пустые, разумеется. Последней каплей стал разговор с маленьким сыном перед сном.

— Мам, а когда ты умрешь? — поинтересовался мальчуган.

На вопрос обескураженной матери «Почему ты об этом спросил?», ребенок ответил: «Папа уже познакомил нас с новой мамой».

Тогда-то картинка в голове женщины сложилась. До нее дошло, что все случайности не были случайными. Дожидаться, пока ее сживут со свету, не стала. Собрала вещи, взяла детей да сбежала из дому.

— Мы поселили ее в кризисную квартиру. Муж, конечно, принялся разыскивать жену с детьми, даже заявление в полицию написал. Но поскольку мы взаимодействуем с ГУ МВД России по Нижнему Новгороду, сами связались с правоохранителями и сказали, что искать женщину не надо. Она находилась в кризисной квартире под защитой государства, — вспоминает юрист, заместитель председателя Нижегородского женского кризисного центра Елена Прохорова.

Закончилось все тем, что детей разделили по суду. И это, по словам юриста, было наилучшим вариантом, потому как женщине грозила реальная опасность.

«Брал кухонный нож и резал пальцы»

Однажды на пороге кризисного центра появилась женщина, которая сходу заявила: «Меня насилует муж!» На тот момент она уже сбежала из дома, и податься ей было особо некуда.

— Многие думают, что, когда женщина в законном браке, с ней можно делать все что угодно. Но это не так! — настаивает Елена Прохорова .

Поначалу ее клиентка пыталась сопротивляться. Тогда муж брал кухонный нож и резал ей пальцы, приговаривая: «Ты резала капусту и поранила палец. Какая полиция? Куда ты пойдешь?» А затем снова и снова принуждал немолодую жену к физической близости, причем в особо изощренной форме.

Порой муж-извращенец избивал мать своих взрослых детей так сильно, что она буквально лезла на стенку от боли. Но делал это мастерски, потому ни синяков, ни ссадин на теле женщины не было. Отчаявшаяся нижегородка подалась в полицию и прокуратуру. Вдруг помогут? А там рассмеялись пострадавшей в лицо: «Это ваши любовные утехи. Хотите — разводитесь».

— Мне пришлось выйти за нее в суд, потому что клиентка не могла прийти самостоятельно. Настолько боялась своего мужа, — рассказала юрист кризисного центра.

Поняв, что больше не сможет причинять физическую боль своей супруге, мужчина принялся за ее клиентов (она — самозанятая). Скидывал им интимные фотографии жены, порочащие ее честь и достоинство.

— Мы поселили ее в кризисной квартире, и она жила там до тех пор, пока их с мужем не развели. Сейчас с ней все хорошо, — добавила собеседница «Комсомолки».

«У меня сломаны ребра»

«Помогите мне, пожалуйста! У меня сломаны ребра. Я не могу выйти из дома — во дворе гуляют огромные собаки. У мужа-предпринимателя есть станки, перерабатывающие мясо. Не знаю, доживу ли до утра», — такое сообщение пришло в мессенджере юристу Нижегородского женского кризисного центра в 2019 году, когда та находилась на конференции в Москве.

Пострадавшая охотно рассказала, где именно находится и какую опасность представляет для нее гражданский супруг, отмотавший срок по статье «Убийство». При этом слезно умоляла не сообщать о ней в правоохранительные органы. Последнее сообщение от нее гласило: «Если со мной что-то случится, знайте, что я жила в этом доме».

— Мы обсудили эту ситуацию с председателем нашего центра и решили как можно скорее рассказать обо всем полиции. Хотя клиентка уверяла, что у сожителя там все куплено, — вспоминает Елена Прохорова. — И все же я позвонила в Главк с просьбой выслать наряд по такому-то адресу и вызволить оттуда женщину.

По возвращении домой юрист узнала, что никто не кинулся помогать нижегородке со сломанными ребрами. Тогда сотрудница кризисного центра решила самостоятельно вызволить пострадавшую из логова сожителя.

Читайте так же:  Исковое заявление об оспаривании отцовства от отца

— Мы выждали, когда гражданский муж покинет дом. Я встретила ее у ворот и отвезла к нам на Заярскую. Теперь с женщиной все хорошо. Она жива и здорова, — заключила собеседница «Комсомолки».

«Она лишилась обоих родителей»

Влюбленные поженились и стали жить вместе в доме ее родителей. Отец и мать отдали молодоженам добрую половину особняка. Потом жена забеременела. И все было хорошо, пока на свет не появился малыш. Начались каждодневные скандалы, изматывающие и ее, и его. Поразмыслив немного, молодая мать решила сбежать от мужа- тирана .

— Так больше продолжаться не может. Я не хочу с тобой жить, — выпалила однажды жена.

В тот же миг отец семейства схватил годовалого ребенка и полоснул ножом по крохотной ножке. Прибежавшая на подмогу теща попыталась выхватить внучка из рук взбесившегося зятя, за что поплатилась жизнью. Мужчина вонзил кухонный нож прямо в сердце старушки, отчего та скончалась на месте.

— На женские крики прибежал и тесть, но также получил ножевое ранение. Через три дня пожилой мужчина скончался в реанимации, — добавила юрист кризисного центра. — В итоге с матерью младенца все хорошо. Но она лишилась обоих родителей. Сейчас идут судебные разбирательства. Ее муж заявил, что находился в состоянии аффекта… Посмотрим, чем все закончится.

«Папа пинал по голове и животу»

А вот из недавнего. В декабре прошлого года к специалистам обратилась женщина, которая призналась, что ей больше не к кому обратиться. Оказалось, муж-деспот третирует не только ее, но и двух несовершеннолетних сыновей. В попытке воспитать настоящих бойцов мужчина заставлял их убираться по дому, готовить и выполнять прочую домашнюю работу. О том, чтобы дарить детям игрушки или водить в кино, речи не шло.

— Папа вас бьет? — поинтересовалась судья у мальчишек.

В ответ дети замотали головой, мол, нет, не притронулся ни разу! Но судья продолжила: «Как же не бьет? А толчки? А пинки?»

— Он бил меня лишь однажды, когда я не смог отжаться сто раз. Папа пинал меня по голове и животу. Было больно, — потупил взор 9-летний мальчик.

У прокурора и судьи волосы встали дыбом. Получается, мальчик не считал пинки и затрещины физическим насилием. Юрист кризисного центра заявила, что никогда прежде не видела, чтобы дети настолько боялись родного отца.

— На вопрос судьи «Ты любишь папу?» дети ответили: « Любим . Но мы хотим общаться с ним, если он изменится». То есть они жили в постоянном страхе. А на все возражения матери глава семейства говорил: «Я делаю из мальчиков солдат! Воспитываю мужество!» Эта история пока продолжается. Чем она кончится, не знаю, — заключила собеседница «Комсомолки».

КОНКРЕТНО

Что нужно знать и делать, если вы — жертва домашнего насилия?

— Первым делом надо знать телефоны, по которым следует звонить в такой ситуации (см ВЫРЕЖИ И СОХРАНИ);

— необходимо договориться с родственниками и соседями о сигналах, которые вы подадите им в случае, когда нужно вызвать полицию;

— также специалисты советуют заранее собрать так называемый «чемоданчик безопасности», куда следует положить документы, ценные вещи, деньги, ключи от машины, ювелирные украшения, которые можно продать и прочее;

— стараться не находиться с агрессором в закрытом помещении вроде ванной или кухни, где имеются режущие предметы;

— нужно знать, куда можно сбежать в случае необходимости;

— если ситуация нагнетается и нет возможности прихватить с собой какие-то вещи, надо бежать! Есть угроза вашей жизни и жизни ваших детей.

ВЫРЕЖИ И СОХРАНИ

Обратиться к специалистам Нижегородского женского кризисного центра можно:

— по телефонам (831) 413-84-32, +7-920-253-84-32 (по будням с 9.00 до 18.00);

— по бесплатной горячей линии 8-800-700-06-00 (по будням с 7.00 до 21.00);

— по телефону 102 (в любое время, когда женщине угрожает опасность или ей необходима медицинская помощь).

Консультации психолога и юриста для женщин и детей, пострадавших от насилия, а также находящихся в сложной жизненной ситуации, оказываются бесплатно.

Консультации юриста проводятся по вторникам и пятницам с 14.00 до 17.00.

[2]

Консультации психолога проводятся с понедельника по пятницу с 14.00 до 17.00.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему закон о домашнем насилии расколол общество на тех, кто сильно «за» и резко «против»?

Вокруг инициативы, которую в России еще только собираются принять, уже схлестнулись либералы и патриоты, феминисты и домостроевцы. Страсти кипят (подробности)

Оксана Пушкина о жертвах домашнего насилия: Мы живем в мире, где можно бить баб и детей

Зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина рассказала, как ей угрожают из-за работы над законопроектом о домашнем насилии (подробности)

Закон о домашнем насилии: защитит или окончательно разрушит семью?

В эфире программы «Доживем до понедельника» Радио «Комсомольская правда» Максим Шевченко и Тина Канделаки обсуждают со слушателями и экспертами закон о домашнем насилии, который может быть принят в России (подробности)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам!

Вы можете написать нам в личные сообщения группы ВКонтакте или позвонить по телефону (831) 200-33-40.

«Дело молодое — помиритесь»: как полиция реагирует на домашнее насилие

Чуть больше недели назад правозащитница и активистка Алёна Попова и блогер Александра Митрошина запустили в социальных сетях флешмоб в поддержку законопроекта о домашнем насилии #ЯНеХотелаУмирать. Активистка выложила пост на своей странице в Facebook, объясняя, зачем этот закон нужен.

По мнению призывающих к участию в акции #ЯНеХотелаУмирать, хештег имеет двойное значение. Одно из них трактуется как «я не хотела умирать, но меня убили», другое — «я не хотела умирать, поэтому защищалась». Сама акция призвана поддержать женщин, которые подверглись домашнему насилию, но терпят его дома, так и тех, кто убил, обороняясь, и отбывает наказание.

Активистка Попова привела статистику, подчеркнув, что 80% женщин-заключённых сидят за то, что оборонялись от близких мужчин-агрессоров.

Она убеждена : «Дела сестёр Хачатурян не было бы вообще, если бы государство вовремя бы вмешалось и выдало бы Хачатуряну запрет на приближение, угрозы, насилие, преследование. Не было бы отрубленных рук Маргариты Грачёвой, трупов Алёны Вербы, Оксаны Садыковой, Яны Савчук».

Хештег быстро разлетелся по всем социальным сетям. В Instagram публикаций с #ЯНеХотелаУмирать более 10 тысяч. Блогеры, известные личности, журналисты и просто обычные пользователи поддержали инициативу Поповой, призывая, так же как она, подписать петицию. Но не все ограничились только призывом. Кто-то нашёл в себе силы и на собственном примере рассказал, почему нужен этот закон.

Публикуем некоторые из них (орфография и пунктуация авторов сохранены).

Мне 31 и я трогаю пальцем шрам на лбу и резкие воспоминания снова врезаются в голову: как многие годы он издевался над матерью, над семьёй, пишет девушка по имени Ирина.

В посте она задаёт немой вопрос: «Почему и за что?» Участница акции вспоминает, что очередная домашняя ссора закончилась убийством её питомца. Отец девушки просто вышел из себя и убил животное.

Митинги и перемены

Алёна:

За последние два года сильно изменилось общественное восприятие домашнего насилия. Жертвы начали говорить: Маргарита Грачёва на программе у Малахова сказала, что нужен закон, мама убитой Елены Вербы ходит по всем эфирам и говорит, что нужен закон. Не знаю, откуда у них берутся ресурсы на то, чтобы выступать и поддерживать других, это невероятно.

Читайте так же:  Как проходит процедура усыновления ребенка

Когда в самом начале 2017 года депутаты должны были голосовать за декриминализацию побоев, к зданию Госдумы с пикетами сначала вообще вышло всего четыре человека. Не было массового движения, за закон о домашнем насилии публично выступало очень мало людей. Но уже этим летом на согласованный митинг в поддержку сестёр Хачатурян легко собралось 1500 человек — участники заняли всю площадь Ленина перед Финляндским вокзалом. Было видно, что это не случайные люди, а искренне сопереживающие, с подготовленными заранее плакатами, горящими глазами. Перед митингом в Петербурге Саша организовала блогеров, чтобы вместе поехать из Москвы — занялась логистикой, помогла всем подготовиться и купить билеты.

Помню, что пять лет назад мы с Мари Давтян были вдвоём на каком-то круглом столе, а напротив нас сидели пять-шесть человек, которые прямо говорили: «Насилие в семье — это часть нашей культуры». Тогда мы были в меньшинстве. А теперь даже одиозный персонаж Милонов, который предлагает всех подряд сжечь — женщин, гомосексуалов, — на открытых дебатах был вынужден сказать, что он против насилия. Публично поддерживать насилие становится постыдным. Это признак настоящих перемен.

Саша:

Когда я недавно ходила на шоу к Малахову, я была уверена, что там будет треш и виктимблейминг. Но всё было ровно наоборот: лишь один человек начинал говорить что-то вроде «а чего она сама от него не ушла», а все остальные его затыкали. Это меня приятно удивило. Кстати, Малахов — один из немногих знаменитостей, которые открыто выступают за закон, его подпись стоит под петицией.

По моим подписчикам тоже заметно, что общественная позиция меняется: конечно, есть неподготовленные люди, которые говорят «бьёт значит любит» или «что же она сразу не ушла», но большинство в курсе того, что есть системная проблема домашнего насилия, и выступают за закон, защищающий жертв.

Алёна:

Я лично бьюсь за этот закон уже шесть лет, другие правозащитницы и того дольше. Но депутаты никогда даже не заикались о том, чтобы вынести его на чтения — каждый раз кастрировали и отдавали нам обратно. И вдруг в этом году я прихожу выступать на заседание рабочей группы Госдумы за неделю до их отпуска, и Оксана Пушкина мне говорит: «Алёна, ты только не начинай сразу кричать, здесь все собравшиеся заинтересованы в том, чтобы принять закон, и как можно скорее». Сказать, что я была в шоке, — ничего не сказать. А потом на другом заседании сенатор Совета Федерации Галина Карелова спросила меня: «Как вы думаете, может, 116-ю статью обратно в Уголовный кодекс вернуть?» Коллеги, которые были на этой встрече, потом смеялись, что у меня глаза на лоб полезли, как в мультфильме. Всё это стало возможным благодаря общественному резонансу. Я думаю, что депутаты пересмотрели свою позицию, потому что их собственные дети читают о домашнем насилии у блогеров и в СМИ, подходят и спрашивают: «Пап, мам, а почему до сих пор нет закона? Чем вы там в Думе занимаетесь вообще?»

В законопроекте есть три принципиальных момента, за которые мы будем биться. Это определение домашнего насилия с разными его видами: психологическое, физическое, экономическое и сексуальное. Второе — охранные ордера: специальное полицейское и судебное охранное предписание, запрет на приближение, преследование. Третье — частно-публичное и публичное обвинение: независимо от того, написала жертва заявление или нет, её защищает государство. Ещё важная задача — убедить судей, что вопросы в духе «А вы точно не побились сами о стенку головой?» — это ненормально.

Закон и реальность

Статья 116 УК РФ «Побои», которая, как правило, фигурировала в делах о домашнем насилии, была декриминализирована в 2017 году. Теперь если факт лёгких побоев зафиксирован впервые, то агрессору грозит лишь административная ответственность. Уголовное же наказание возможно, только если в течение года избиение повторится.

Предложение смягчить ответственность за домашнее насилие вызвало широкий общественный резонанс. Законопроект ещё на стадии подготовки столкнулся с волной критики со стороны правозащитников. Высказывались опасения, что такое решение, основная цель которого — разгрузить суды от подобных дел, вызовет эпидемию безнаказанных преступлений.

По мнению общественного деятеля Алёны Поповой, худшие предположения сбылись. В понедельник на пресс-конференции она озвучила неутешительные данные Росстата, согласно которым в России за год с домашним насилием сталкиваются 16 миллионов человек. При этом лишь 51 тысяча дел доходит до суда. В этой связи Попова активно выступает за принятие отдельного закона, направленного на борьбу с домашним насилием.

Ещё до вступления в силу закона о декриминализации побоев, в 2016 году в Госдуму был внесён проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия». Депутат Госдумы Салия Мурзабаева и сенатор Антон Беляков предлагали ввести такие понятия, как «семейно-бытовой нарушитель», «семейно-бытовое насилие» и «пострадавший». Также, согласно их инициативе, пострадавшая сторона могла рассчитывать на социально-правовую защиту от государства, бесплатную юридическую помощь, возмещение имущественного ущерба и компенсацию морального вреда. Документ был отправлен на доработку, сейчас на странице законопроекта стоит пометка «в архиве».

Планируется, что в новом проекте закона, который лоббирует Попова, будут учтены все виды насилия : физическое, сексуальное, психологическое и экономическое. Распространяться же он должен не только на официальных членов семьи, но и на сожителей в гражданском браке и бывших супругов. Помимо прочего, жертва насилия должна иметь возможность получить краткосрочный полицейский охранный ордер, действующий до суда, и тревожную кнопку вызова полиции. Агрессор, чья вина доказана, согласно инициативе, будет обязан под контролем полиции покинуть место общего проживания и пройти психологическую программу.

То, что подобный закон в ближайшее время будет принят — шансы очень высоки. На проблему обратила внимание председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она поручила сенаторам проанализировать состояние законодательства РФ и правоприменительной практики, касающейся семейного бытового насилия, чтобы принять меры, необходимые для защиты женщины. Свою роль может сыграть и то, что в начале июля ЕСПЧ взыскал с российских властей более 25 тысяч евро в пользу жительницы Ульяновска Валерии Володиной. Это стало первым решением по иску о домашнем насилии в России. Суд отметил, что власти страны не «признают серьёзность и масштабность проблемы домашнего насилия и дискриминационный эффект, который оно оказывает на женщин».

Видео (кликните для воспроизведения).

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен

Источники

Литература


  1. Под. Ред. Ванян, А.Б. Афоризмы о юриспруденции: от античности до наших дней; Рязань: Узорочье, 2013. — 528 c.

  2. Рогожин Н. А. Арбитражный процесс; Юстицинформ — Москва, 2012. — 240 c.

  3. Земельные споры. Комментарии, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 705 c.
  4. Неуймин, Я. Г. Вопросы истории и методологии автоматизации промышленного производства / Я.Г. Неуймин. — М.: Главная астрономическая обсерватория АН СССР, 2014. — 160 c.
  5. Беляева, О. М. Актуальные проблемы теории государства и права. Практикум / О.М. Беляева. — М.: Феникс, 2015. — 448 c.
  6. Саша митрошина о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here