Стариков о законе о домашнем насилии

Стариков Н.В. (2019.12.02) — Закон «о насилии над семьей» никого не защищает

2 декабря 2019 года в ИА Росбалт, Санкт-Петербург, состоялся круглый стол по вопросу готовящегося к принятию антисемейного ювенального закона. В работе круглого стола принял действенное участие лидер движения «Патриоты Великого Отечества» Николай Викторович Стариков.

Пресловутый ювенальный законопроект, который в народе уже окрестили закон «о насилии над семьей» не может быть принят. С этим согласны даже его лоббисты и ювенальщики. Это стало понятно во время круглого стола, который прошел в Санкт-Петербурге.

Симпатии организаторов из агентства «Росбалт» проявлялись даже в названии мероприятия: «Бьет – значит любит? ». Столь удивительно название вынудило меня начать свое выступление с констатации очевидного факта: в зале нет людей, которые считают насилие человека над человеком нормой. Не надо пытаться выставлять противников этого вредного антисемейного закона упырями и любителями мордобоя.

Чтобы объяснить абсурдность и юридическую безграмотность закона, мне пришлось зачитать несколько терминов и формулировок. Ведь этот закон, якобы призванный защитить жертв насилия, распространяется только на деяния «не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». То есть предлагают принять закон для защиты от побоев, который на побои вообще не распространяется. Ведь любое насилие есть состав правонарушения или преступления по КОАП или УК.

«Защитники законопроекта говорят, что те, кто выступают против его принятия – якобы «за» насилие в семье. Это неправда. Это попытка манипулировать эмоциями. Нам не нравится этот закон по одной простой причине: он ни в коем случае не решает тех задач, о которых говорят лоббисты этого закона. Лоббисты закона говорят нам о насилии в семье, подразумевая избиения, убийства, изнасилования и другие страшные вещи, которые происходят. Тем не менее, просто понятие того, о чем этот закон, говорит, что закон не будет заниматься вопросами, уже прописанными как административные правонарушения или уголовные преступления — это значит, что все то, ради чего принимается этот закон, в этот закон не входит. Возникает вопрос: зачем принимать законопроект, в котором прямо написано, что он точно не достигнет тех целей, ради которых принимается» — сказал Николай Стариков.

«В мероприятии приняли участие: ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга, член Совета по правам человека при Президенте России Наталия Евдокимова, координатор психологической службы ИНГО «Кризисный центр для женщин» Елизавета Великодворская, лидер общественного движения «Патриоты Великого Отечества» Николай Стариков, редактор РИА «Катюша» Андрей Цыганов, психолог, начальник Службы медиации Городского центра социальных программ и профилактики асоциальных явлений среди молодежи «КОНТАКТ» Михаил Бриль, профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков, протоиерей Константин Пархоменко».

Николай Стариков: Закон «о насилии над семьей» никого не защищает

2 декабря 2019 года состоялся круглый стол по вопросу готовящегося к принятию антисемейного ювенального закона. В работе круглого стола принял действенное участие лидер движения «Патриоты Великого Отечества» Николай Викторович Стариков.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться или восстановить пароль от аккаунта, если Вы его забыли.

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Закон о «насилии над семьей» защищает не женщину, а имущество

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия», который в народе уже окрестили «законом о насилии над семьей», пробудил огромную дискуссию в нашем обществе. Десятки общественных организаций выступили с протестом против принятия этого законопроекта. По стране прошла волна митингов и пикетов с требованиями не допустить принятия закона, который разрушит наши семью.

В пятницу 29 ноября, на сайте Совета Федерации был выложен новый текст законопроекта, который мы сейчас попробуем проанализировать. Первоначальный текст был несколько изменен, и из него были убраны особо неприемлемые формулировки, такие как «сексуальное насилие», «половая свобода», «преследование». Однако то, что осталось, никак не может считаться законопроектом, который надо принимать и который принесет обществу пользу.

Слова из законопроекта ниже выделены курсивом, жирным шрифтом выделены слова, на которые мы будем делать акцент. Это нами сделано для улучшения понимания написанного в законопроекте.

Самым первым в глаза бросается статус планируемого законопроекта. Это — Федеральный закон. Т.е. это будет рамочный документ, на основании которого субъекты профилактики семейно-бытового насилия, перечисленные в статье 5, будут выполнять различные функции в рамках этого федерального закона. А список субъектов большой и состоит из 12 пунктов, начиная от органов МВД и заканчивая общественными объединениями и некоммерческими организациями.

То есть — все, кому не лень.

Но что интересно, статьей 7 «Полномочия федеральных органов государственной власти в сфере профилактики семейно-бытового насилия»

Федеральные органы государственной власти в пределах своей компетенции:

2) осуществляют нормативно-правовое регулирование в сфере профилактики семейно-бытового насилия;

Т.е. теперь федеральные органы смогут сами вводить и определять меры и способы по вмешательству в семейную жизнь. И общество никак не сможет это ни контролировать, ни обсуждать, ни воздействовать. Потому, что законы будут приниматься без общественных обсуждений. И не известно, что и как будет в этих законах прописано.

[3]

Давайте подробно рассмотрим основные понятия предлагаемого Федерального закона.

семейно-бытовое насилие — умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления;

Немаловажная вещь – лоббисты этого законопроекта всегда говорят, что он поможет спасти женщин от избиения и побоев. Как же с этими «благими пожеланиями» стыкуется фраза в законе что семейное насилие, это деяние… «не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Погодите, от какого же насилия вы собираетесь защищать женщин, если это не уголовное деяние, и даже не административное правонарушение?

Читайте так же:  Развод речь в суде

Схема, которую рисуют обществу лоббисты такова: женщину бьют, её надо защитить. Но в проекте закона прямо написано, что защищать будут только от «имущественного вреда», ведь избиение или нанесение телесных повреждений уже сегодня относится к действиям, классифицированным в КОАП и УК!?

Так зачем нужен новый закон, если он будет защищать только имущество, а не самого человека?!

Идем дальше. Что такое это странное семейно-бытовое насилие, описанное, как имущественный вред? Кто может объяснить понятие «имущественного вреда» внутри семьи? Муж пил чай из кружки жены, это имущественный вред? Муж не купил жене сапоги или шубу — это имущественный вред? Жена разбила машину мужа – этой имущественный вред? Мама не дает ребенку компьютер или смартфон, потому что ребенок не хочет делать уроки, а хочет играть в электронный девайс – это имущественный вред? Непонятно. А вот это непонятное толкование и будет подводиться под формулировку семейно-бытовое насилие. Представляете, какие огромные возможности для различных злоупотреблений?

Читаем закон дальше:

лица, подвергшиеся семейно-бытовому насилию – супруги, …и т.д. …. в отношении которых есть основания полагать, что им вследствие семейно-бытового насилия могут быть причинены физические и (или) психические страдания и (или) имущественный вред;

Что значит, «могут быть причинены»? Почему при рассмотрении дело самообороне, когда жертва сталкивается с превосходящей силой и агрессией нападающих, суд в массе своей выносит обвинительные приговоры обороняющимся, с формулировкой «превышение мер самообороны»? А ведь суд не считается с тем, что обороняющемуся мог быть причинен физический вред, когда парень защищает свою девушку от пятерых нападающих на улице или отец семейства защищает свою семью от бандитов, проникших к нему в квартиру или дом? А по этому законопроекту сразу будут наказывать за ВОЗМОЖНЫЕ действия!

нарушитель — лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие;

А почему в законе виновны могут быть только совершеннолетние? У нас в стране что, нет детских колоний, где находятся даже малолетние убийцы? А если такое «чадо» будет тиранить мать или опекунов – бабушку и дедушку (при отсутствии родителей)? А если это семнадцатилетний наркоман, который запугал и держит в страхе свою семью? Он по этому закону не подлежит ответу? Странно как-то….

И в этой версии законопроекта законодатели никак не смогли обойтись без введения обязательного атрибута ювенальной юстиции — защитного предписания.

Защитное предписание выносится в отношении лица, достигшего на момент его вынесения восемнадцати лет. Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено:

1) вступать в контакты, общаться с лицом (лицами), подвергшимся (подвергшимися) семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;

2) предпринимать попытки выяснять место пребывания лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, если это лицо (лица) находится (находятся) в месте, неизвестном нарушителю.

Итак, лицо, получившее защитное предписание не имеет право общаться с членами своей семьи и, внимание, лишается возможности договориться между членами семьи после конфликта. Оно не дает возможности прийти к взаимопрощению и согласию членов семьи. Потому, что за нарушение защитного предписания ведет к КОАП и УК РФ.

Но самое главное, за всеми этими красивыми словами, родителям запрещается искать своих детей, которых заберут органы опеки или НКО, которые посчитали, что детям может (мы уже это разобрали выше) угрожать семейно-бытовое насилие в виде угрозы забранного телефона (про имущественный вред мы тоже писали выше)!

А в судебном защитном предписании ко всему этому ещё и добавляется требование:

2) покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

И тут тоже возникает множество вопросов – как определить есть ли возможность у нарушителя пребывать в ином жилом помещении? Что делать, если такой возможности нет, то оставить нарушителя в этой же семье? А в чем же тогда смысл этого закона? Что за специализированное жилое помещение? На основании какого закона, нарушителя обяжут снять это помещение, ведь у нас запрещено навязывать платные услуги? Вопросов много, а ответов нет….

Мы будем и дальше внимательно следить за развитием ситуации и обязательно информировать обо всех новостях по данному законопроекту.

Который нельзя ни в коем случае принимать, так как его конечной целью является нанесение удара по институту семьи, а не защита кого-либо от насилия.

Члены Президиума общественного движения «Патриоты Великого Отечества»

В.П. Обозный

Н.В. Стариков

Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

Новые видео

Комментарии

НОВАЯ КНИГА
НИКОЛАЯ СТАРИКОВА

РПЦ предупредила о серьезных последствиях закона о домашнем насилии

Москва. 29 ноября. INTERFAX.RU — Закон о домашнем насилии в случае принятия чреват серьезными негативными последствиями для России, заявил глава Патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов.

«Когда начнется практическое выполнение этого закона, будут стрелять. Государству это надо?» — заявил священник РПЦ в эфире радио «Радонеж» в пятницу. Он пояснил, что борьба с домашним насилием, которую декларируют авторы законопроекта, — «просто флаг», на самом деле цель закона, по мнению Смирнова, — облегчить изъятие детей из семей и «передачу их на воспитание гомосексуалистам», как в Америке, где это произошло после принятия аналогичного закона.

Священник утверждал, что законопроект, по сути, предлагает заместить суды неправительственной организацией, которая «вешается на плечи налогоплательщиков, а результатом будет уничтожение остатков наших семей» при том, что в России и так распадается половина заключенных браков. «И если мы все вместе, всем народом не поднимемся, то тогда это может пройти, потому что, видать, есть какие-то средства у этих лоббистов», — заявил представитель РПЦ.

Читайте так же:  Фактические брачные отношения раздел имущества

По его мнению, реально помочь борьбе с домашним насилием могло бы прямое указание главы государства министру внутренних дел о том, чтобы полиция реагировала на жалобы женщин на побои от мужа. «Чтобы приходили сотрудники (МВД — ИФ) и вмешивались, как было в моей юности, тут же арестовывали (домашнего тирана — ИФ), 15 суток минимум, и человек охлаждал свой пыл», — сказал отец Димитрий.

Ранее в ноябре на тему упомянутого законопроекта также высказался замглавы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе. Он назвал сомнительными те меры по борьбе с семейным насилием, которые предлагаются в документе. По его словам, эти меры основываются на западном опыте борьбы с домашним насилием и могут негативно отразиться на институте семьи в России.

Резонансный законопроект

В последнее время в России после нескольких резонансных случаев домашнего насилия вновь заговорили о необходимости усиления борьбы с этой проблемой. В то же время защитники «традиционных духовно-нравственных ценностей» опасаются, что подобные инициативы могут повредить «традиционной семье».

На днях зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила, что законопроект о профилактике семейно-бытового насилия должен быть подготовлен до декабря. «На следующей неделе собирается рабочая группа по поправкам. Сейчас собираем (мнения — ИФ) со всех министерств, ведомств. Думаю, к концу следующей недели, срок до 1 декабря, будем понимать про текст все», — сказала Пушкина, отвечая на вопрос «Интерфакса» 23 ноября.

На вопрос о том, когда можно ждать принятия законопроекта, Пушкина ответила: «Это будет война миров. Тут кто кого. Если мы живем в прогрессивном обществе, мы должны победить».

[1]

Она сообщила, что пока в тексте законопроекта остаются охранные ордера (запрет на приближение к преследуемым лицам), укрытия для женщин, алгоритм работы полиции в случае обращения жертвы насилия и другое. «Наверно, законопроект будет усечен, но отступать нельзя. Если будет вариант законопроекта от Совета Федерации усеченный, мы подадим свой. Могут под давлением общественного мнения (тех, кто против принятия — ИФ) пойти на поводу», — сказала депутат. По ее данным, сенаторы предлагают принять не закон, а поправки в существующие акты. «Условно говоря, криминализировать побои, определить термин преследование, из частного в публичное вывести побои. Это не вариант», — заявила Пушкина.

25 ноября председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что парламентарии не будут медлить с внесением в Госдуму законопроекта о борьбе с домашним насилием, его доработают до конца ноября. «Сегодня и в парламенте, и в правительстве единодушная точка зрения, что нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием. И здесь противоречий нет. Сам закон о профилактике насилия — это выражение в государственной политике необходимости бороться с этим злом, с этими, я бы сказала, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия вообще любых форм насилия, это понимание того, что это постыдное явление недопустимо в нашем государстве», — говорила Матвиенко.

При этом она высказала мнение о беспочвенности опасений относительно того, что закон открывает двери к избыточному вмешательству в дела семьи. «Это не так, этого ничего нет», — заявила Матвиенко.

В пятницу на сайте Совета Федерации был опубликован проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. В течение двух недель он будет предметом открытого общественного обсуждения.

Матвиенко заявила, что работа над законом о домашнем насилии отложена до конца пандемии

Сенаторы намерены вернуться к работе над законопроектом о профилактике семейно-бытового насилия после того, как будет побежден коронавирус. Об этом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, сообщает «Интерфакс».

По ее мнению, в условиях карантинных и других ограничительных мер не будет всплеска домашнего насилия, так как «семьи, наоборот, вместе переживают этот трудный период». Сейчас эксперты собирают сведения по этому вопросу. Матвиенко отметила, что сообщения о росте числа случаев бытового насилия нуждаются в проверке. И добавила, что «тема никуда не ушла», к ней вернутся после того, «как позволят обстоятельства».

К слову, о росте жалоб на издевательства над пожилыми людьми после начала карантина ранее сообщала зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Как отметила депутат, в любой стране во время продолжительных выходных число жертв домашнего насилия увеличивается в разы. «Но ситуация в России осложняется отсутствием соответствующего закона о профилактике семейно-бытового насилия. Беда и в том, что многие кризисные центры закрылись в связи с карантином. Их у нас на всю страну всего порядка 15. В Швеции, к слову, 200», — отметила Пушкина.

Владимир Путин прокомментировал законопроект о домашнем насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации была опубликована последняя версия законопроекта. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье.

В декабре экспертное сообщество представило поправки к законопроекту. В них уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Оксана Пушкина: из-за самоизоляции участились случаи домашнего насилия над пожилыми

Зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, соавтор законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия Оксана Пушкина рассказала о росте домашнего насилия над пожилыми людьми в период самоизоляции.

Режим самоизоляции, введенный из-за пандемии коронавирусной инфекции, вызвал рост числа жертв домашнего насилия, в том числе среди пожилых людей. Их бьют собственные дети, заявила зампредседателя думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина в интервью радио «Говорит Москва».

Читайте так же:  Новые счастливые истории усыновления детей

По ее словам, каждый день поступают звонки от тех, кто стал жертвами домашнего насилия. В основном, это женщины. Однако с объявлением карантина возросло число звонков от соседей пожилых граждан, которые также страдают от семейно-бытового насилия. «Над ними издеваются их собственные дети, вымещая свою неудовлетворенность жизнью, отбирая пенсии», — пояснила Пушкина.

При этом депутат отметила, что точная статистика по домашнему насилию в РФ отсутствует, так как нет соответствующего закона. Помимо этого, в связи с эпидемией у сотрудников правоохранительных органов увеличился объем работы. «Сейчас полиция занята карантинными мерами и выпиской протоколов», — добавила парламентарий.

В прошлом году был подготовлен проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. По задумке авторов документа, виновных в домашнем насилии следует ставить на профилактический учет. По мнению сторонников законопроекта, нынешний вариант инициативы имеет множество недочетов. В частности, они подвергают критике содержащееся в тексте понятие «содействовать примирению». Прошлой осенью в сети появилось письмо, адресованное главе государства Владимиру Путину, с призывом не принимать закон о домашнем насилии. Под петицией подписалось 180 общественных организаций. По мнению авторов послания, закон является «антисемейным».

Николай Стариков. Ювенальная Грета, запрет на курение и закон о домашнем насилии

В новом видеоблоге, записанном совместно с проектом «Политраша», обсуждали важные темы — антисемейный закон «о домашнем насилии», ювенальную юстицию и Грету Тунберг, защиту наших граждан за рубежом и запрет в отношении курения.

Видео (кликните для воспроизведения).

0:20 – Нужен ли России резонансный закон о домашнем насилии?
8:00 – Как будет действовать ювенальная юстиция в отношении Греты Тунберг?
13:05 – Как государство должно защищать граждан России, задержанных за рубежом?
19:12 – Насколько далеко могут зайти ограничения в отношении курения?

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Оказавшиеся в изоляции россияне принялись бить своих пожилых родителей

Режим изоляции, введенный в связи с распространением в России коронавируса, привел к увеличению числа жертв домашнего насилия, в том числе среди пожилых людей. Их стали бить собственные дети, оказавшиеся в изоляции. Об этом заявила заместитель председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, соавтор законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия Оксана Пушкина в беседе с радиостанцией «Говорит Москва».

«Звонки от жертв каждый день. (. ) В основном жертвы — женщины. С карантином увеличились звонки от соседей людей преклонного возраста. Они тоже становятся жертвами семейно-бытового насилия. Над ними издеваются их собственные дети, вымещая свою неудовлетворенность жизнью, отбирая пенсии», — рассказала Пушкина.

Читайте так же:  Сделать доверенность на ребенка у нотариуса

По словам депутата, точной статистики по домашнему насилию в России нет, поскольку нет соответствующего закона. Кроме того, она отметила, что в связи с пандемией у полицейских прибавилось работы. «Сейчас полиция занята карантинными мерами и выпиской протоколов», — отметила Пушкина.

В 2019 году был разработан законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. Авторы законопроекта, в частности, предлагают ставить на профилактический учет виновных в семейном насилии. Сторонники законопроекта считают, что в действующей редакции есть много недочетов, к примеру, критикуется понятие «содействовать примирению». В октябре в сети было опубликовано открытое письмо президенту России Владимиру Путину против принятия закона о домашнем насилии, под которым подписались 180 общественных организаций. Авторы письма считают закон «антисемейным».

Всего в России с начала эпидемии зарегистрировано 6343 случая заражения коронавирусом в 80 регионах. За все время зафиксировано 47 летальных исходов, два пациента скончались за последние сутки; 406 человек выздоровели, из них за последние сутки — 51.

Проект закона о домашнем насилии: Не купил жене шубу — уже насильник? Выселяйся из квартиры?!

В телевизоре и интернете рвут друг на друге рубахи — депутаты и общественники спорят — зачем нужен и что нам принесет новый Закон о «домашнем насилии». Защитит женщин от мужей-тиранов? Или разобьет тысячи семей, сделает детей сиротами, отправив их в детдом, а родителей — в тюрьму?

Поняв, что страсти заполыхали не на шутку, Совет Федерации просто взял и опубликовал проект этого Закона — для обсуждения. Всеми кто хочет. На 2 недели.

Давайте обсудим и мы. А главное — посмотрим — что, собственно, в Законе написано.

1. Что такое «домашнее насилие»?

Авторы закона отвечают так:

«Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Что это получается: не дал жене денег на новую шубу — причинил психический вред? Или отказался продавать машину ради поездки на море — вред имущественный?

[2]

— Имущественное насилие — это не про какие-то капризы с шубой или отдыхом за границей, — объяснила «КП» адвокат Людмила Айвар. — Вот зарабатывают муж и жена вместе. А деньгами распоряжается кто-то один. И вместо того, чтобы купить колбасу, хлеб домой — он или она тратит все на алкоголь или казино. Психическое насилие — это действия, направленные на создание у жертвы страха перед насильником. Говорят: «Женщины весь мозг проедают». Это насилие, когда тебя постоянно унижают, оскорбляют словами. Определяется через психологическую экспертизу. Там психологи не задают прямых вопросов, но через научные методики определяют, была ли в семье травля.

— Тут нет точных юридических формулировок. Поэтому остаются сплошные маневры для манипуляций, — сказал «КП» депутат Госдумы Виталий Милонов. — Что такое психический вред? В чем он измеряется. Вот посадите перед нами 10 психологов и каждый из них по-своему этому объяснит. Нет одной шкалы для измерения. Но любая ерунда, которая общественнику показалось странной, может стать поводом для проверки семьи. Дальше. Имущественный вред. Как это повернут на практике. Ведь жена или муж смогут терроризировать друг друга: купи сапоги или напишу заявление на тебя в полицию. Или кто-то извне устроит шантаж, давя на самое ценное — их брак.

Почему закон о домашнем насилии расколол общество на тех, кто сильно «за» и резко «против»

2. Кто жертва?

«Супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка (детей), близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица», — говорится в законе.

— Это ваша жена, ребенок, бабушка. Речь идет о тех, кто живет в одной квартире. Или находится в постоянном контакте, — говорит адвокат Людмила Айвар. — Например, сын-алкоголик приходит к своим пожилым родителям и отбирает у них пенсию. Он по новому закону будет расцениваться, как насильник. Или бывший муж, которой не дает спокойно жить прежней жене.

— Никто не мешает уже сейчас вызвать полицию, если вас терроризирует муж или сын-алкоголик, — уверен депутат Виталий Милонов. — Другой вопрос, смогут ли вас защитить. Раз отобьют. На второй уже не поедут: «А, они постоянно дебоширят». Вот лучше бы заставили участковых и полицейских работать, ходить на вызовы. Зачем плодить новые странные законы.

По новому Закону предлагают сразу ряд мер, которые помогут отгородить насильника от жертвы Фото: EAST NEWS

3. Касается ли это детей?

Чего боятся противники закона? Что соцработники смогут влезать в семью и забирать у родителей малышей. Или какой-нибудь маленький Павлик Морозов сможет настучать на своих родителей. Мол, мама с папой не купили новый мобильник или приставку — разберитесь с ними.

— С 14 лет ребенок и сам сможет обратиться в полицию или органы соцзащиты, — объясняет адвокат Людмила Айвар. — А если он совсем маленький, то жалобу примут от учителя, воспитателя, соседа или бабушки. На ровном месте подозрений не бывает. Тут, конечно, не про мобильник или приставку речь. Если ребенку не покупают теплую куртку, а на улице холодно. Если не кормят его. Если постоянно запугивают и унижают — и от этого сломалась его психика. Вообще-то, и сейчас соцработники могут изъять ребенка из семьи. Но шашкой махать никто не будет. Мы говорим о проверках, когда есть серьезные подозрения.

— Главное лукавство — закон не коснется детей. В тексте ясно сказано, что речь идет о близких родственниках, — сказал депутат Виталий Милонов . — Представим, что сын не хочет ходить в школу. А его заставляют идти на занятия. Это же против его воли. Чем не повод для того, чтобы ребенок написал жалобу на маму и папу. Закон это только поощряет. Или дали вы ребенку ладошкой по заднице за всякие провинности. Это увидел сосед. Или какой-то активист. Написал кляузу. И ребенка изымают из семьи.

С 14 лет ребенок и сам сможет обратиться в полицию или органы соцзащиты. А если он совсем маленький, то жалобу примут от учителя, воспитателя, соседа или бабушки Фото: EAST NEWS

Читайте так же:  Оспаривание отцовства матерью образцы исковых заявлений

4. Как спасать?

Согласно новому Закону, заниматься этим будут и участковые, и врачи, и соцработники.И даже общественники, подозревающие факт домашнего насилия, смогут написать жалобу на семью в полицию. Уже потом эксперты смогут прийти в квартиру с проверкой.

Также по новому Закону предлагают сразу ряд мер, которые помогут отгородить насильника от жертвы.

Первое: дебошира могут отправить на профилактическую беседу. Там ему объяснят, чем для него обернутся домашние издевательства.

Второе: психологическая работа. С жертвой и насильником поговорят специалисты, которые попытаются разобраться в их семейной проблеме.

Третья: открытие кризисных центров. Там женщины смогут спрятаться от мужа, чтобы он их не преследовал в обычной жизни.

Четвертое: для нарушителей будут выдавать защитное Предписание на срок от 30 дней до одного года (выдавать его будет участковый). За это время тот, кто напал на своего родственника, не сможет приближаться к жертве. Будет запрещено писать в соцсетях и звонить по телефону. Если правила будут нарушены — выдается уже Судебное предписание (что строже и выдается судом). А если не подействует и оно — будет заведено уголовное дело.

— Здесь все сложно. Если жилье принадлежит жертве — насильника выселят (через суд). И это его проблемы — куда он пойдет. Это тоже должно его останавливать от издевательств, — пояснила «КП» адвокат Айвар. — Если жилье в совместной собственности, тут несколько вариантов. Или насильника выселят. Или женщина временно переедет в кризисный центр. В конце концов, они или помирятся, или окончательно разъедутся, продав квартиру. Последнее — квартира принадлежит агрессору. Тогда жертва уезжает в кризисный центр. Их откроют на деньги государства. Регионам придется на это раскошелиться. Например, в Москве уже существует такой кризисный центр (ул. Дубки, 9А, Москва). И сейчас женщины могут там получать помощь.

Михаил Леонтьев: Чтобы защитить женщин, надо очень сильно расширить границы необходимой самообороны

МНЕНИЕ «ПРОТИВ»

Павел Островский, священник:

— В нынешнем виде закон не нужен. Оговорюсь, мы против домашнего насилия. Никто из нас не собирается защищать мужчин, которые избивают своих жен. Но этот закон — он совсем не про домашнее насилие. Посмотрите, какие-то непонятные общественные организации смогут писать жалобы на мам и пап. Потом эти организации хотят наделить правами работать с семейными проблемами. Кто эти люди? Почему мы должны их пускать в свою семью?

Дальше — зачем принимать новый закон, если не работают старые. Вот издевается мужчина над женщиной, написали заявление в полицию, а там ответ: «Когда убьют — приходите». Когда примут этот закон — что-то поменяется? Нет. Нужно уже сейчас заставить работать полицию, участковых.

И еще — Закон о «домашнем насилии» предполагает вмешательство в воспитание наших детей. Вот я воспитываю малышей по-христиански. А с либеральной точки зрения это могут расценить как насилие. Якобы я им навязываю свою веру. Или принуждаю учить уроки, что могут расценить как психологическое насилие. Это очень страшный закон для каждой семьи.

МНЕНИЕ «ЗА»

Оксана Пушкина, депутат Госдумы:

В сегодняшнем нашем обществе, где уровень агрессии зашкаливает, не вмешиваться в семью нельзя. Как вмешиваться, кем вмешиваться, какими путями, насколько деликатно, как с точки зрения права — вот это всё обсуждается. И служба опеки обсуждается. А ничего не двигается. Наш законопроект не про детей, потому что, по нашей установке, дети сегодня защищены, у них есть свои защитные механизмы: служба опеки, инспекция по делам несовершеннолетних и так далее. Мы сегодня говорим только о жертвах домашнего насилия. И вот здесь у нас полный бардак. Кому-то надо наводить порядок. Кто-то должен взять на себя ответственность. Никто не хочет брать. Так комфортно. Фразу «после нас хоть потоп» я слышу и в здании Госдумы тоже. И «раньше как-то жили и теперь разберутся». И «куда вы лезете в семейную жизнь». И «только внутри можно разобраться». Ну вот, один разобрался: руки отрубил. Кстати, 80% женщин, сидящих на зоне за убийство, сидят за так называемую самооборону от мужей-тиранов.

Николай Стариков: Законопроект о домашнем насилии говорит о «психических страданиях». То есть зять сможет выселить пилящую его тёщу за страдания?

МНЕНИЕ

Побить жену все равно, что не правильно припарковаться?

Пока мы тут рассуждаем нужен закон или нет, 30 000 жертв насилия (такая неофициальная цифра, официальных нет) в опасности у себя дома. Домашнее насилие, пожалуй, единственное преступление которое вообще никак не регламентировано и не рассматривается уголовными законами РФ .

Ни профилактики, ни мер, ни адекватных следствий и наказаний — ничего. А жертв — тысячи. (подробности)

Поссорился с женой — жди на кухне Шарикова из «Собачьего сердца»

Эпидемия из Европы под названием «профилактика семейно-бытового насилия» рвется в Россию .

Что из этого может получиться? Да примерно понятно. То же, что было несколько лет назад с общественной организацией «Стопкиднеппинг». Этой интересной организации «Комсомолка» посвятила несколько материалов. (подробности)

Видео (кликните для воспроизведения).

Екатерина Шульман: Полицейские не любят принимать заявления о побоях, так как знают, что 7 из 10 заберут в течение 3 дней

Источники

Литература


  1. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Том 2 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 895 c.

  2. Маранц, Ю. В. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О судебной системе Российской Федерации» / Ю.В. Маранц. — М.: Юстицинформ, 2014. — 120 c.

  3. Отсутствует Теория государства и права / Отсутствует. — М.: АСТ, 2012. — 127 c.
  4. Ивин, А.А. Логика для юристов; М.: Гардарики, 2011. — 288 c.
  5. Общая теория государства и права. Академический курс в 3 томах. Том 2. Учебник. — М.: Зерцало-М, 2002. — 528 c.
  6. Стариков о законе о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here