Табу домашнее насилие

«Весь день пьет и бьет»

Самоизоляция — идеальная среда для домашнего насилия. Что делать?

Maurizio Gambarini / TASS

  • Девять российских общественных организаций, работающих с жертвами домашнего насилия, обратились к правительству и главам регионов с просьбой принять срочные меры для обеспечения защиты и помощи пострадавшим в условиях карантина. По их прогнозам, Россия не избежит всплеска домашнего насилия в условиях самоизоляции. Нужны немедленно срочные меры по усилению помощи и организации ее доступности.

    Об обострении проблемы уже сообщала спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравка Симонович. О росте уровня домашнего насилия в условиях замкнутого пространства заявила в конце марта и генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич.

    Первые же статистические отчеты выглядят крайне пессимистично. Во Франции за первый месяц изоляции число случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% , в Британии число звонков на общенациональную горячую линию выросло на 65% за неделю, Испанская горячая линия отметила рост числа обращений на 12,5% в последние две недели, на Кипре зафиксирован рост в 30%.

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    В Китае число случаев домашнего насилия увеличилось в три раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

    В России пока одна кровавая драма. На подмосковной даче мужчина убил свою бывшую жену, а позже покончил с собой.

    Мари Давтян, один из авторов законопроекта о домашнем насилии рассказала «Новой», почему проблема будет только усугубляться.

    — Можно ли уже сейчас, после первой недели карантина, говорить о росте домашнего насилия?

    — Заявки в фонды, помогающие жертвам насилия, поступают, но прошло еще немного времени для статистических выводов. Но мы уверены, что количество обращений будет расти. На практике мы сталкиваемся с похожими ситуациями во время новогодних каникул и майских праздников, во время которых люди долго находятся вместе. Тоже растет число случаев, правда, к нам они доходят чуть позже.

    В стрессовой ситуации люди не всегда осознают, что помощь нужна срочно. А в условиях самоизоляции, когда агрессор постоянно дома, даже позвонить бывает сложно.

    — Во время карантина семьи, запертые в квартирах, фактически круглосуточно находятся вместе. Потенциальная жертва все время перед глазами. Для агрессора эта ситуация становится провокационной?

    — Это скорее не провокация, а возможность применять насилие постоянно. Если в обычных условиях человек может отвлечься, пойти на работу, то здесь он остается один на один с жертвой, делать особо нечего, и он начинает отрабатывать свою модель поведения. И, конечно, алкоголь играет свою роль. Алкоголь сам по себе не является причиной домашнего насилия, но он является ужесточающим фактором. И это уже звучит в обращениях женщин: «Весь день сидит дома: пьет и бьет».

    — Может ли усилить напряженность тот факт, что масса людей из малого бизнеса фактически лишилась работы и попала в жесткий кризис?

    — Конечно. Это непонятная для всех ситуация, денег нет, перспектив тоже. Это все добавляет напряжения в семье. А тут еще и самоизоляция. Все усугубляется в разы.

    Вы рассчитываете, что ваше обращение к правительству поможет решить проблему?

    — Мы надеемся на отклик. В этих условиях мы можем оказывать помощь лишь дистанционно, но это не тот объем, который сейчас необходим. А вопрос надо решать уже сегодня. Мы находимся в патовой ситуации: с одной стороны, у нас закрыты суды и полиция занимается всем, чем угодно, только не этим, с другой — мы до сих пор не понимаем, в каких регионах можно выходить из дома, в каких нет.

    Непонятно, может ли жертва насилия покинуть свое жилье или нет, хотя в ситуации угрозы жизни и здоровью, на мой взгляд, очевидно, что может. И, конечно, государство должно принять меры.

    Кризисные центры тоже находятся в сложной ситуации — они не имеют права принимать пострадавших в условиях всеобщего карантина, у них нет медицинских компонентов, чтобы обеспечить карантинный режим, а рисковать теми, кто там уже живет, тоже нельзя.

    Читайте также

    «Я тебя и убью». Как в России смягчают наказания за убийства детей, а виновных нередко отпускают: исследование «Новой»

    Не забудьте, лекарства, медицинские рецепты на препараты, которые вы должны постоянно принимать. И эта сумка должна лежать в укромном месте, чтобы при необходимости можно было ее взять и немедленно уйти. Времени на сборы в критических ситуациях не бывает, иногда приходится буквально бежать из дома.

    Еще важно знать, что медицинскую помощь женщина всегда может получить в травмпункте. Если женщина боится вызывать полицию или у нее нет возможности, то в травмпункте, кроме того что она получит помощь, в ее карту впишут причины повреждений.

    Когда травмы имеют криминальный характер, медики обязаны сообщать в полицию. По крайней мере, это обращение поможет зафиксировать факт избиения. Постарайтесь заранее договориться с друзьями или родственниками, что можете в случае необходимости приехать к ним. Посмотрите заранее, в каком режиме в вашем регионе работают кризисные центры. В некоторых они продолжают принимать.

    Бесплатная помощь в условиях карантина и всегда:

    Консорциум женских неправительственных объединений http://wcons.net/uridicheskayapomochs/ (форма онлайн-обращения за юридической помощью)

    Зона права +7 917 897-60-55 (обращение за юридической помощью в Whatsapp, Telegram)

    Центр «Насилию.нет» +7 495 916-30-00, [email protected]

    Центр «Сестры» — кризисная почта — [email protected] — психологическая помощь, поддержка и предоставление информации пережившим сексуализированное насилие.

    Центр против насилия в отношении женщин «АННА» (anna-center.ru; 8 800-7000-600 — Всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от домашнего насилия, бесплатно с городских и мобильных телефонов)

    Проект «Правовая инициатива», +7 499 678-21-37, +7 981 713-20-83 (смс и звонки)

    Женский кризисный центр «Китеж» +7 916 920-10-30 (Whatsapp)

    Сеть взаимопомощи «ТыНеОдна», tineodna.ru, [email protected]

    РОО ИНГО «Кризисный центр для женщин» в Санкт-Петербурге: 8 812 327-30-00, онлайн-приемная: https://crisiscenter.ru/, обращения в мессенджерах всех соцсетей, юридический чат в Whatsapp: 8 921 303-08-20

    Почему жертвы молчат

    Психолог Ануш Алексанян уверена, что люди, подвергавшиеся сексуальному насилию, предпочитают молчать об этом, потому что боятся реакции общества:

    «В обществе нет правильного отношения к людям, подвергшимся насилию, нет поддержки. Поэтому они просто предпочитают молчать или говорить на условиях анонимности. У нас нет также культуры обсуждения таких тем», — говорит психолог и напоминает историю об изнасиловании школьницы, которая произошла несколько лет назад. Девочка не смогла вернуться в школу – такое сложилось к ней отношение после обсуждений.

    Ануш Алексанян считает большой проблемой то, что общество часто оправдывает насильника и обвиняет жертву.

    Психолог объясняет — люди молчат о насилии по отношению к себе из чувства вины, неизбежного последствия насилия. Ведь они также являются носителями стереотипов своего общества и часто разделают мнение других о том, что имеют долю вины в произошедшем.

    Читайте так же:  Запрос в загс о смене фамилии

    Жертвам сексуального насилия некуда обратиться

    Проблемами людей, подвергшихся сексуальному насилию, государство не занимается. Они касаются государства, только когда на их основании возбуждаются уголовные дела. Участие государства ограничивается наказанием насильника.

    За помощью пережившие сексуальное насилие могут обратиться только в одну общественную организацию – «Кризисный центр сексуального насилия». С начала этого года специалисты центра уже оказали содействие жертвам 10 случаев сексуального насилия, в восьми случаях речь шла о детях.

    За помощью сюда в основном обращаются из столицы, однако это не значит, что в областях меньше насилия. Просто в регионах стереотипы, о которых говорилось выше, еще сильнее.

    Сексуальное насилие – табуированная тема

    С 2019 года в Армении стали активно обсуждать тему сексуального насилия.

    Сначала внимание пользователей интернета к существованию этого явления в Армении привлекла Эва из Чехии. Она рассказала о том, как ее изнасиловали в одной из областей Армении, а также о реакции общества на произошедшее, а точнее, о ее полном отсутствии.

    «Я сопротивлялась, пиналась, кричала, но он сунул руку мне в рот и стал душить. Потом ему удалось снять с меня нижнее белье. Он схватил меня за горло и душил меня. До этого мне казалось, что у меня достаточно сил и я смогу сбежать. Но когда я поняла, что задыхаюсь, я осознала, что он просто может меня убить – именно так, и никто не придет мне на помощь», — рассказала Эва.

    Насильник был осужден на три года заключения.

    Когда началось обсуждение этой истории, блогер и журналист Люси Кочарян в Facebook запустила кампанию с хештэгом #голос_насилия. Она опубликовала несколько анонимных писем людей, которые ей прислали те, кто пережил сексуальное насилие. Через несколько часов число писем с историями достигло уже двухсот. Тогда она открыла специальную страничку «Голос насилия», где любой может анонимно рассказать свою историю.

    «Мне было лет пять-шесть, у нас была игровая комната, мы часто там играли с сестрами. Мой двоюродный брат, который был на 10 лет старше меня, пришел к нам в гости, уложил меня в одежде, при этом очень крепко держал меня и неприятно терся об меня, делал какие-то движения, я чувствовала, как он прижимал ко мне “что-то твердое”. Это было ужасно неприятно, но у меня не получалось освободиться… Только после свадьбы я поняла, что это было… Интересно, что я не знала, что это было, но и не решилась никому рассказать об этом, даже маме…», — рассказывает одна из анонимных жертв.

    Многим эти истории казались невероятными, потому что в большинстве случаев насильниками были члены семьи – дед, дядя, двоюродный брат. Кроме того, часто речь шла о насилии над детьми. Недоверие вызывал еще и тот факт, что публикации были анонимными.

    Истории из судебной практики

    Пока в сети обсуждали правдоподобность анонимных историй и отказывались верить в их реальность, журналист Геворг Тосунян решил перевести этот эмоциональный разговор в сферу фактов. Он опубликовал настоящие истории из судебных дел:

    «После нашумевших публикаций журналистки Люси Кочарян в обществе, в том числе и среди моих друзей, я заметил справедливое недоверие к этому явлению. А я неоднократно сталкивался с ним, изучал его и убедился, что оно существует и в довольно опасной форме. Одновременно я замечал, что публикации на страницах Люси Кочарян в каком-то смысле преувеличены и искусственны.

    Несколько дней я следил за обсуждениями в сети и заметил, что многие довольно разумные люди не верят им и убеждаются, что это явление в нашем обществе раздувается искусственно. Тогда я решил представить людям настоящие истории. Мне не потребовалось много времени на поиски, так как в прошлом я сталкивался с подобными судебными делами. У меня была одна цель – с помощью авторитетного медийного издания, в данном случае “СивилНет”, представить реальные факты».

    Вот описание одного из судебных дел, опубликованных Геворгом:

    «В 2008 году Артур и его друг выпивали в его доме. Когда водка кончилась, он отправил свою дочь Анаит за водкой. Она отказалась, так как было уже темно. Отец начал материться и бить дочь, потом, угрожая ножом, заставил пройти в спальню.

    Артур повел дочь в комнату и изнасиловал. Другая дочь это слышала, но побоялась вмешаться. Через несколько минут Анаит вышла из дома, ей встретились двое молодых людей на машине. Они предложили подвезти ее в Ереван. Один из них изнасиловал ее в машине.

    Сестра Анаит после изнасилования зашла в комнату, увидела состояние комнаты, поняла, что сделал отец, и решила покончить с собой, выпив восемь таблеток из лекарств матери. Друг ее отца заметил это и отвез ее в больницу, где ей оказали помощь и спасли.

    Насильник осужден на четыре года заключения. Сейчас он уже на свободе».

    Геворг уверен, что людям нужно дать информацию о ситуации в стране:

    «Как бы мы не закрывали глаза на эту проблему, она сама не исчезнет. При этом я специально акцентировал внимание на судебной практике. Я описывал не явление, а выделил судебные приговоры, которые достаточно мягки по отношению к насильникам. Я заметил, что с этой точки зрения я добился своей цели, люди уже выражали несогласие с этим явлением».

    [2]

    Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

    Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

    Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

    Табу домашнее насилие

    В России 16 млн. жертв домашнего насилия, из них 95% – женщины. При этом Россия – та самая страна, где до сих пор не стыдно произнести что-то вроде: «Бьет – значит любит». На что похожа жизнь с домашним тираном? И может ли женщина действительно быть виноватой в том, что ее избивают?

    Домашнее насилие. 2 выпуск

    Психоневрологические интернаты (ПНИ) – это социально-медицинские учреждения, созданные для людей с хроническими психическими расстройствами. Известно, что в ПНИ часто нарушаются не только права пациентов, но и базовые права человека: людей закалывают лекарствами, привязывают к кроватям, не дают им гулять, не обеспечивают их нужным медицинским уходом.

    Доля оправдательных приговоров в российских судах — меньше одного процента. Это страшная цифра, которая означает, что судьба подсудимого почти всегда предрешена еще до начала суда. В этом эпизоде Табу мы поговорим с жертвой сфальсифицированного дела и с судьей, которого заставляли фальсифицировать дела.

    Привычные понятия о верности, семейном счастье и узах брака в 2019 году подвергаются пересмотру: многие люди обнаруживают, что для счастья им недостаточно моногамных отношений. Как жить, если вы решили пригласить в пару третьего?

    Читайте так же:  Чтоб подать на развод и алименты

    Шизофреник, аутист, олигофрен — в русском языке это по-прежнему ругательные слова, хотя они означают всего лишь людей с определенными диагнозами. Многие из тех, кто живет с психическими расстройствами, — наши друзья, соседи и коллеги. Тем не менее, признаться в том, что у тебя есть психиатрический диагноз, по-прежнему стыдно и страшно.

    Имеет ли женщина право решать, как распоряжаться собственным телом? Или с тех пор, как она беременеет, ее тело ей не принадлежит? Чем оборачиваются попытки государства и РПЦ влезать в вопросы, связанные с абортами? И как себя чувствуют врачи, которым приходится делать аборты ежедневно?

    Российские правозащитники утверждают, что издевательства в отделениях полиции и в местах лишения свободы – распространенная практика. Герои этого выпуска «Табу» – заключнный и бывший сотрудник СИЗО – рассказывают свою правду о насилии.

    Табу домашнее насилие

    На этой неделе: одни называют это «стокгольмский синдром», другие уверены – сама виновата. Почему жертвам домашнего насилия так сложно найти поддержку даже среди близких? Только на ТВ-3 они расскажут, что творится за закрытыми дверями. «Табу» премьера в среду в 23:00 на ТВ-3.

    Почему жертвам домашнего насилия так сложно найти поддержку? | среда 23:00

    Премьера! На этой неделе в проекте «Табу»: они расскажут всю правду о том, что на самом деле творится в российских тюрьмах. «Табу» в среду в 23:00.

    На этой неделе: о них не принято говорить, их как будто не существует. Только на ТВ-3 они расскажут всю правду: как живется в России тем, кто изменил свой пол. Смотри в самом откровенном проекте на российском телевидении – «Табу» с 30 октября в 23:00 на ТВ-3.

    Премьера! Мы не можем показать их лица, но можем рассказать их невероятные истории. Новый шокирующий проект ТВ-3, главная сенсация этой осени: темы, о которых не приняты говорить, но которые точно будут обсуждать – «Табу» с 30 октября в 23:00.

    Преступление и наказание: почему в Европе семейное насилие под табу

    6 декабря в Украине впервые была введена уголовная ответственность за домашнее насилие. В стране, где ежегодно от насилия в семье погибает 1,5 тысячи женщин, это бесспорно – крайне необходимая мера. Аналогичная статистика стран Западной и Северной Европы, которые являются флагманами борьбы против домашнего насилия не только на континенте, но и во всем мире, в среднем в 8-12 раз ниже украинской. И причина – далеко не в осознании или традициях: уголовное наказание за домашнее насилие здесь было введено достаточно давно. Кроме того, о домашнем насилии говорят постоянно и со всевозможных площадок, тогда как у нас эта тема до сих пор остается под табу, внутренним делом семьи, тем, в чем стыдно признаться.

    ЧЕМ СУРОВЕЕ КЛИМАТ – ТЕМ СУРОВЕЕ ПРАВИЛА

    Вопрос домашнего насилия был активизирован в Европе около столетия назад – уже тогда шли дебаты и даже писали научные работы относительно эффективности использования ветвей лозы в воспитании и обучении детей. Бить женщин в те времена было едва ли не нормой. Но мало помалу ситуация менялась: женщины получили причитающиеся им права, превращались из домохозяек в эмансипированных феминисток, стали бороться не только за избирательное право и право работать, но и за голос в собственных семьях.

    Термин «домашнее насилие», под которым раньше украинцы понимали применение физической силы, в странах Европы давно включает в себя физическое, сексуальное, психологическое, эмоциональное и экономическое насилие. И каждый из этих видов насилия (а на практике они, в основном, имеют комплексный характер) предусматривает наказание – от административного до тюремного заключения.

    Но наказания – довольно разные и зависят от стран. Самые суровые – в Северной Европе. Например, в Швеции криминализированы все формы домашнего насилия. Можно оказаться за решеткой даже за грубую эмоциональную ссору, во время которой высказывались угрозы. Суд часто приказывает обидчику придерживаться определенной дистанции от объекта насилия, в случае нарушения может быть наложен штраф или присуждено заключение сроком до года. Похожие по жесткости законы и в Норвегии и Финляндии.

    Именно для предотвращения жестокого обращения в семье, которое давно перестало быть семейным делом, на севере не принято занавешивать окна. Сначала запрет был введен в одном из небольших городов в Швеции, после того, как муж убил свою жену. Соседи могли этому помешать, но ничего не видели и не слышали за закрытыми окнами. Позже инициативу подхватили в других городах и странах, со временем она стала традицией. Хотя в Голландии таким способом пытаются противодействовать организации незаконных домашних цехов. Но в любом случае, «открытые окна» спасли не одну жизнь.

    Что касается детей, то наказание еще жестче. Бесспорное первенство установилось за Швецией, которая в 1979 году на законодательном уровне первой в мире запретила физическое наказание детей. К детям нельзя применять не только физическую силу, но и повышать голос до уровня, который имеет вредное эмоциональное воздействие. Как это правильно определить? Единого алгоритма нет, но если вы будете кричать на своего ребенка на улице, то будьте уверены – полиция приедет через несколько минут по вызову случайных прохожих.

    Строго запрещается оставлять детей дома одних (в отдельных случаях — до 12-летнего возраста). Соседи будут считать гражданским долгом заявить о таких случаях в полицию, и после возвращения домой родители-нарушители могут и не застать дома своих детей – их временно оформят в специальные приюты, пока судом не будет установлена вина родителей. Им придется доказывать свою способность соблюдать закон и снова воспитывать своих детей. Очень жестоко, говорите? Да, возможно, для нас. Но никто не бьет детей на улице, чтобы они переставали плакать, не позволяет этого делать себе и дома. В учебных заведениях с детьми работают психологи, и о любой форме насилия в семье рано или поздно становится известно.

    В ФРГ ЗАЯВИТЬ О НАСИЛИИ МОЖНО В СРОК ДО ТРЕХ МЕСЯЦЕВ

    В Германии поправки о запрете физического наказания детей сформулированы как право на воспитание без насилия. Их внесли в гражданский кодекс Германии только в 2000 году, через несколько десятилетий после «первых ласточек» с севера. Эксперты связывают это с влиянием в немецком обществе религиозных общин, где физическое наказание (в частности) детей не считается значительной виной. Но церковь сегодня шагает в ногу с государством. Особенно после нескольких скандалов, связанных с поведением священнослужителей в отношении своих малолетних прихожан.

    Вообще, в Германии не такие жесткие правила, как в северных странах: на некоторые вещи до сих пор закрывают глаза. В частности, если насилие не носит физического и сексуального характера. Опросы показывают, что 2-3 из 10 семей применяют легкие телесные наказания, хотя считают это неправильным.

    Относительно женщин, то времена, когда немки посвящали свою жизнь трем «К» (Kirche, Kinder, Kuche – в переводе с немецкого – церковь, дети, кухня) давно прошли. Но переход не был таким легким. В Германии несколько раз ужесточали наказание за случаи домашнего насилия в отношении женщин и это имело свой эффект. Сейчас немки предпочитают делить домашние обязанности со своими мужьями, так же как и содержание семьи. В последнее годы время от времени даже поднимается вопрос об усилении защиты мужчин от домашнего насилия.

    Читайте так же:  Документы на квартиру при смене фамилии

    По законодательству, в Германии жертвы домашнего насилия могут заявить в полицию в течение трех месяцев. Если же правоохранителей вызывали непосредственно на место совершения преступления, то заявление писать нет необходимости – дело возбудят без просьбы пострадавшего. Так же полиция на месте может назначить срок запрета на контакты, нарушение которого уже считается криминалом. Наказание за рукоприкладство (без тяжелых телесных повреждений) может стоить достаточно дорого: несколько тысяч штрафа или до года тюрьмы.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    ФРАНЦИЯ ПРИЗНАЛА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ ТОЛЬКО СЕМЬ ЛЕТ НАЗАД

    Во Франции парламент время от времени вносит поправки в законы, касающиеся домашнего насилия, расширяют и уточняют информацию о самих преступлениях, делают наказание более жестоким. В 2010 году был принят ряд поправок, по которым судьи получили право издавать специальные постановления для обеспечения безопасности жертв насилия. Речь может идти об изменении места проживания, которое предусматривает направление в специальные социальные центры, или отстранение мужа от пребывания в семье. За соблюдением последнего требования следят с помощью специальных электронных браслетов. Закон также ввел новый вид преступления – «психологическое насилие», что позволило защищать женщин от угроз и издевательств нефизического характера.

    В декабре 2016 года вступили в силу поправки, которые запрещают любое применение насилия по отношению к детям.

    Незначительные эпизоды домашнего насилия регулируется гражданским кодексом. Сумма штрафа может достигать 15 тысяч евро. В более серьезных случаях наступает уголовная ответственность и к штрафу добавляется срок лишения свободы – до трех лет в случае легких травм и до 20 лет и более в случае причинения увечий или убийства.

    В случаях насилия над детьми, строгость наказания определяется возрастом ребенка. Если жертве менее 15 лет, в зависимости от последствий можно получить от 5 до 20 лет тюрьмы. Если ребенок старше 15 лет, то наказание может определяется от 3 до 15 лет.

    БРИТАНИЯ: ЖЕНИХА МОЖНО ПРОВЕРИТЬ НА СЛУЧАИ НАСИЛИЯ

    В Британии, как и во Франции, легкие случаи домашнего насилия подпадают под действие гражданского права. Сообщить о фактах домашнего насилия жертва может в течение двух лет. У женщины, к которой мужчина применяет физическое насилие, есть возможность по упрощенному варианту добиться судебного запрета на применение по отношению к ней физической силы. Нарушение этого требования чревато уже уголовным делом – сроком в тюрьме до пяти лет и штрафом.

    Для обеспечения безопасности супружеской жизни до свадьбы или начала совместного проживания британцы могут обратиться в полицию и проверить своего будущего партнера на случаи домашнего насилия. Но достоверной информация будет лишь в том случае, если о прошлых случаях насилия было заявлено и их внесли в общий реестр правонарушений.

    В Британии запрещены телесные наказания детей, которые вызывают раны или травмы, но нет прямого запрета на применение «легких» форм наказания. Вместе с тем, детей поощряют рассказывать о любых формах насилия в семье, с ними работают психологи, родителей приглашают на профилактические беседы, если форма насилия выходит за рамки «легкой», к делу привлекают полицию.

    УКРАИНА: ЕВРОПЕЙСКИЙ ЗАКОН ЕСТЬ, ИМПЛЕМЕНТАЦИЯ ТРЕБУЕТ ВРЕМЕНИ

    Принятый 6 декабря Верховной Радой законопроект «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» предполагает ужесточение наказания для обидчиков и расширяет полномочия нацполиции по контролю нарушителей. Отныне «домашнее насилие» включает в себя все акты физического, сексуального, психологического или экономического насилия, совершенные между бывшими или нынешними супругами или людьми, которые вместе живут или жили. Раньше при незарегистрированном браке факты домашнего насилия квалифицировались иначе.

    Наказание за случаи домашнего насилия в Украине определили в виде 150-240 часов общественных работ, арестом до 6 месяцев или лишением свободы до 5 лет.

    На европейский манер в уголовный кодекс внесли раздел об ограничительных мерах, то есть на время рассмотрения дела, которое квалифицируется как домашнее насилие, могут запретить нарушителю находиться в населенном пункте совместного проживания, ограничить общение с женой/ребенком, запретить приближаться на определенное расстояние к лицу, которое пострадало от домашнего насилия. Ограничения будет устанавливать суд на срок от 1 до 3 месяцев, при необходимости они могут быть продолжены и во время или после вынесения приговора.

    В части закона, которая касается изнасилований, изменено не только определение, но и доведение самого преступления. Если раньше необходимо было доказать факт применения силы к жертве, то теперь «точкой отсчета» станет согласие или несогласие потерпевшей стороны. Именно по такому алгоритму определяют изнасилование как преступление в странах Европы.

    Относительно насилия над детьми, значительную роль в этом вопросе возлагают на работников сферы образования. В случае выявления фактов домашнего насилия, они должны сообщить об этом в службу по делам детей и нацполицию (не позднее чем через сутки), обеспечить пострадавшему ребенку помощь психолога или социального педагога. В свою очередь, медицинские работники должны будут сообщать нацполиции о повреждениях, которые пациент мог получить из-за домашнего насилия (касается всех), а если такие повреждения имеет ребенок, то врачи должны сообщить еще и службу по делам детей.

    Ольга Будник, Страсбург

    Табу. Табу, 2 выпуск. Домашнее насилие

    «Табу» — художественный фильм Мигеля Гомеша, повествующий историю жизни.

    Читайте также

    Подкаст «Книжная ссылка» #1. Отец с топором против семьи на самоизоляции: как пишут о домашнем насилии в книгах

    Думаю, что временными убежищами могли бы служить пустующие сейчас отели. Но для начала необходимо обратить внимание сотрудников полиции, что такие вызовы — это реально серьезные вызовы, и на них надо немедленно выезжать. Не просить жертву саму прийти к участковому и оставить заявление. Это в данной ситуации просто невозможно.

    Когда ждать всплеска эпизодов домашнего насилия?

    — Сложно сказать, это вопрос скорее к психологам, чем к юристам. На новогодних каникулах обычно все усугубляется к концу праздников. Я думаю, к третьей неделе карантина мы получим рост.

    — А какой можете дать совет тем, кто опасается за себя, применимо к этим уникальным обстоятельствам?

    — Если уже есть ситуация домашнего насилия, и вы понимаете, что она обостряется, в первую очередь надо собрать «чемоданчик безопасности», как мы его называем. Положите в него вещи первой необходимости, обязательно — документы: паспорт, полис медицинского страхования, и если вы забираете детей, то и их документы.

    «Глобальная вспышка»

    Случаи рукоприкладства в семьях в связи с вынужденной самоизоляцией резко участились по всему миру. Министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер 27 марта заявил, что за первый месяц изоляции количество случаев домашнего насилия выросло в среднем на 32% по стране и на 36% — в Париже.

    [3]

    В британской национальной телефонной службе для пострадавших сообщили, что количество подобных звонков за субботу в первую неделю ужесточённого карантина увеличилось на 65% по сравнению с аналогичным днём неделей ранее, когда карантинные меры были менее жёсткими. О росте числа сообщений заявила и Национальная горячая линия по домашнему насилию в США.

    Читайте так же:  Муж продал совместно нажитое имущество

    В китайской провинции Хубэй, которая стала эпицентром распространения коронавируса, полиция в течение февраля, когда население находилось на жёстком карантине, получила вдвое больше жалоб на домашнее насилие по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Об этом журналистам сообщили в местном центре помощи женщинам.

    В ООН также признали проблему, назвав её общемировой.

    «В последние недели по мере усиления экономического и социального давления и страха мы становимся свидетелями ужасающей глобальной вспышки насилия в семье», — заявил 5 апреля Генсек ООН Антониу Гутерреш.

    Международная организация призвала правительства всех стран включить в национальные планы борьбы с коронавирусом положения о предотвращении насилия в отношении женщин и возмещении ущерба, причинённого в результате такого насилия.

    Гутерреш заявил о необходимости увеличить господдержку профильным некоммерческим организациям и работающим в онлайн-режиме службам поддержки, установить аварийные системы сообщения об угрозе в аптеках и продуктовых магазинах, а также приравнять приюты к объектам жизнеобеспечения.

    Общественные организации, куда можно обратиться за поддержкой в случае домашнего насилия:

    «Зона права», +7 (917) 897-60-55 (WhatsApp, Telegram) — юридическая, информационная, психологическая поддержка

    Консорциум женских неправительственных объединений, +7 (495) 690-63-48 — защита прав женщин

    Центр «Насилию.нет» +7 (495) 916-30-00, [email protected]

    Центр «Сестры», +7 (499) 901 0201, [email protected] — психологическая и информационная поддержка пережившим сексуальное насилие

    Центр против насилия в отношении женщин «АННА», +7 (800) 7000 600 — юридическая помощь пострадавшим от домашнего насилия

    Проект «Правовая инициатива», +7 (499) 678-21-37, +7 (981) 713-20-83

    Женский кризисный центр «Китеж», +7 (916) 920-10-30 (WhatsApp) — юридическая и психологическая поддержка, помощь в трудоустройстве и съёме жилья

    Табу домашнее насилие

    Российские правозащитники утверждают, что издевательства в отделениях полиции и в местах лишения свободы – распространенная практика. Герои этого выпуска «Табу» – заключнный и бывший сотрудник СИЗО – рассказывают свою правду о насилии.

    Психоневрологические интернаты (ПНИ) – это социально-медицинские учреждения, созданные для людей с хроническими психическими расстройствами. Известно, что в ПНИ часто нарушаются не только права пациентов, но и базовые права человека: людей закалывают лекарствами, привязывают к кроватям, не дают им гулять, не обеспечивают их нужным медицинским уходом.

    Доля оправдательных приговоров в российских судах — меньше одного процента. Это страшная цифра, которая означает, что судьба подсудимого почти всегда предрешена еще до начала суда. В этом эпизоде Табу мы поговорим с жертвой сфальсифицированного дела и с судьей, которого заставляли фальсифицировать дела.

    Привычные понятия о верности, семейном счастье и узах брака в 2019 году подвергаются пересмотру: многие люди обнаруживают, что для счастья им недостаточно моногамных отношений. Как жить, если вы решили пригласить в пару третьего?

    Шизофреник, аутист, олигофрен — в русском языке это по-прежнему ругательные слова, хотя они означают всего лишь людей с определенными диагнозами. Многие из тех, кто живет с психическими расстройствами, — наши друзья, соседи и коллеги. Тем не менее, признаться в том, что у тебя есть психиатрический диагноз, по-прежнему стыдно и страшно.

    [1]

    Имеет ли женщина право решать, как распоряжаться собственным телом? Или с тех пор, как она беременеет, ее тело ей не принадлежит? Чем оборачиваются попытки государства и РПЦ влезать в вопросы, связанные с абортами? И как себя чувствуют врачи, которым приходится делать аборты ежедневно?

    В России 16 млн. жертв домашнего насилия, из них 95% – женщины. При этом Россия – та самая страна, где до сих пор не стыдно произнести что-то вроде: «Бьет – значит любит». На что похожа жизнь с домашним тираном? И может ли женщина действительно быть виноватой в том, что ее избивают?

    Табу нарушено: в Армении открыто заговорили о сексуальном насилии

    Лучшая защита — уходить

    Чтобы избежать первого или повторного случая домашнего насилия в условиях самоизоляции, важно не скрывать, что вам или вашим близким угрожает опасность от домочадцев. Правозащитники советуют предупредить соседей и попросить их вызвать полицию, если они услышат крики о помощи или продолжительный шум из вашей квартиры. Можно договориться с близкими людьми о кодовом слове, получив которое по звонку или смс, они вызовут полицию к вам домой.

    Психолог Татьяна Орлова считает, что лучше попытаться уйти от абьюзера.

    «Жизнь в квартире с агрессором непредсказуема — никто не знает, когда он может перейти к насилию. Лучше держать деньги, телефон и документы при себе, и в момент, когда вы предполагаете, что можете стать жертвой насилия, реагировать очень быстро и уходить», — поясняет она.

    Несмотря на то что полиция временно приостановила личный приём обращений от граждан в отделениях, правоохранители по-прежнему обязаны оперативно реагировать на заявления о домашнем насилии — подать их можно по телефону или через сайт МВД.

    «Если человек выходит из дома, чтобы доехать до врача и зафиксировать побои — это не является нарушением режима самоизоляции, — поясняет юрист Диана Рамазанова. — Очень важно сообщить о насилии в полицию, поскольку для возбуждения административного или уголовного дела должна проводиться судебно-медицинская экспертиза, а направление на неё выдаёт именно полицейский».

    Если вы подверглись нападению со стороны близкого человека, то лучше при посещении врача лично попросить его рассказать об этом полиции.

    «По закону врачи обязаны сообщить правоохранителям, что травма пациента получена в результате рукоприкладства», — рассказывает Рамазанова.

    2 апреля девять НКО направили премьер-министру России Михаилу Мишустину официальное письмо, в котором предложили создать координационный центр быстрого реагирования на сообщения о насилии со стороны близких, находящихся в совместной изоляции.

    «Правозащитники оказывают поддержку жертвам насилия, но сложность в том, что в стране нет единого центра этой помощи. Мы предлагаем, чтобы им и стал координационный совет, который сможет обеспечивать безопасность людей, заявляющих о насилии, и содействовать в получении медицинской, психологической и правовой помощи, — отметила Валентина Фролова. — Профильные общественные организации готовы помогать в создании такого органа, но без государственной поддержки нам просто не хватит ресурсов для качественной поддержки пострадавших».

    Видео

    Статистика

    По официальным данным, в Армении ежегодно регистрируются 150-160 случаев насилия, большая часть жертв – несовершеннолетние.

    Но в стране нет единой базы регистрации случаев сексуального насилия, различаются также методики сбора и обработки информации. Поэтому данные разных ведомств несколько отличаются.

    По данным следственного комитета, в 2016 году следователи структуры изучили 88 уголовных дел, касающихся сексуального насилия против детей, в 2017 году – 88, в 2018 – 76. В качестве подозреваемых или обвиняемых — 301 человек, из которых 170 были родственниками, членами семьи или соседями жертв.

    Читайте так же:  Замена мед полиса при смене фамилии

    Полиция предоставляет другие данные: в 2016 году – 81 случай, в 2017-м – 77, в 2018-м – 50.

    «Коалиция против насилия в отношении женщин» попыталась самостоятельно собрать и классифицировать случаи последних лет.

    Согласно данным коалиции, большинство жертв сексуального насилия в Армении – дети.

    В 2016 году из 160 человек, признанных жертвами сексуального насилия, 115 были детьми от пяти до 17 лет.

    В 2017 году потерпевшими были признаны 164 человека, 113 из них – дети.

    Энциклопедия: новые карточки

    Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77-35917 от 31 марта 2009 года. Любое воспроизведение, копирование, переработка или последующее распространение материалов с сайта www.vokrug.tv без письменного разрешения ООО «Вокруг ТВ» запрещается.

    ООО «Вокруг ТВ», 2009-2020. Все права защищены. Для детей старше 16 лет. Дизайн — Coalla.

    Жестокий карантин: как спастись от домашнего насилия при самоизоляции

    В России после введения режима самоизоляции растёт уровень домашнего насилия, сообщают правозащитники. При этом из-за угрозы распространения коронавируса в ряде центров для жертв домашнего насилия временно перестали принимать новых людей. Общественные организации перешли на удалённый режим работы, а полиция с 27 марта приостановила личный приём граждан в отделениях. Всё это, по мнению общественников, приводит к тому, что люди, которые подвергаются насилию со стороны домочадцев, не знают, куда и к кому обратиться.

    После окончания режима самоизоляции, когда жертвы смогут покинуть квартиры, в которых сейчас они вынуждены жить с тиранами, количество обращений в полицию существенно увеличится, считают правозащитники.

    «Из-за ограничительных мер, которые вводятся в регионах, люди не до конца понимают, как действовать, какие учреждения работают и в каком режиме», — пояснила куратор направления по защите прав женщин и детей правозащитной организации «Зона права», адвокат Валентина Фролова.

    За десять дней работы горячей линии юристы этой организации получили 35 сообщений о рукоприкладстве в отношении женщин и детей со стороны домочадцев. При этом лишь в восьми случаях пострадавшие согласились оставить свои контактные данные.

    До режима самоизоляции в организацию поступало примерно 30 аналогичных сообщений в течение двух недель, то есть количество обращений выросло более чем в полтора раза.

    «Ситуация доходит до непоправимого»

    Специалисты уверены, что число жертв домашнего насилия на самом деле превышает число поступивших обращений. Например, в Вологодской области в городе Сокол с населением 37 тыс. человек за первую неделю самоизоляции (с 30 марта по 5 апреля) полиция получила 70 сообщений о домашнем насилии от местных жителей.

    «Пик пришёлся на выходные дни — 4 и 5 апреля, когда поступало до пяти тревожных звонков за 15 минут. Все они были отработаны нашими сотрудниками, которым пришлось работать в усиленном режиме», — сообщили в городской полиции.

    Большинство заявителей, говорят общественники, отказываются писать обращения в полицию: чаще они просят не о юридической поддержке, а о консультации психолога или временном убежище.

    Жительница Свердловской области рассказала правозащитникам, что она вместе с двумя малолетними детьми подвергается насилию со стороны мужа и его матери. По словам пострадавшей, мужчина страдает алкоголизмом и в припадках ярости избивает её и приковывает к батарее. Женщина ушла с детьми жить к своей бабушке, но пока не стала обращаться в полицию.

    «Некоторые не готовы идти до конца по привлечению виновного к ответственности. Большинство просто описывают ситуации и на предложение юридического сопровождения говорят: «Хорошо, подумаем». Безусловно, каждый взрослый человек сам вправе принимать решение, но, исходя из нашей практики, могу сказать, что когда ситуация доходит до непоправимого, обращаются к нам уже не сами жертвы, а их родственники», — рассказал RT представитель «Зоны права» правозащитник Булат Мухамеджанов.

    Юрист «Кризисного центра для женщин» Диана Рамазанова также говорит о росте числа жалоб на домашнее насилие.

    «Количество обращений к нашим психологам увеличилось более чем в два раза, а вот у меня как у юриста количество обращений пошло на спад. Дело в том, что пострадавшие, обращавшиеся к нам ещё до изоляции, сейчас как раз должны были покинуть квартиры, где они живут со своими обидчиками. Вместо этого им приходится откладывать переезд в связи с самоизоляцией», — пояснила собеседница RT.

    По словам Рамазановой, о насилии в семье чаще всего сообщают женщины, хотя с этой проблемой сталкиваются и пожилые люди, которые страдают от побоев и оскорблений собственных детей или других родственников.

    Руководитель психологической службы центра «Насилию.нет» Татьяна Орлова считает, что уровень домашнего насилия увеличивается с ростом тревожности среди населения.

    «Многие люди сейчас потеряли работу, кто-то впервые оказался так близко к семье — бывает, что партнёры встречаются дома только по ночам, а теперь они целыми днями вместе. Агрессоры, которые привыкли использовать своего партнёра для снятия тревоги, прибегают к психологическому и физическому насилию. Кроме того, люди начинают выпивать, чтобы заглушить негативные эмоции, а это только усложняет ситуацию», — отмечает психолог.

    Жертвы сексуального насилия игнорируются

    Уже год, как бесплатными услугами общественных защитников могут пользоваться и жертвы домашнего насилия. Однако этот институт не действует в случае жертв сексуального насилия.

    Этим людям не предоставляются юридические или социально-психологические консультации.

    Исследования «Кризисного центра сексуального насилия» показывают, что уголовные дела по случаям сексуального насилия часто закрываются. Причем около 40 процентов прекращаются на начальном этапе расследования и не попадают в суд.

    По уголовному кодексу за сексуальное насилие не предполагается наказания вовсе, если насильник – законный муж.

    Исследование законодательства Армении с точки зрения конвенции Совета Европы «О предотвращении насилия в отношении женщин, семейного насилия и борьбе против них» вскрывает ряд серьезных пробелов.

    В частности, хотя конвенция строго запрещает использование «традиционных оправданий для насильников», тем не менее армянское законодательство предусматривает смягчающие обстоятельства. И здесь опять идет речь о «провокационном поведении жертвы» (статья 62 уголовного кодекса).

    Видео (кликните для воспроизведения).

    По данным того же исследования, в правоохранительные органы обращаются только 6,8 процента женщин, подвергавшихся сексуальному насилию. И это с их стороны — попытка избежать порицания общества.

    Источники

    Литература


    1. Егиазаров, В.А. Транспортное право: Учебник; М.: Юстицинформ; Издание 5-е, доп., 2012. — 552 c.

    2. Кудинов, О.А. Обязательства вследствие причинения вреда и неосновательного обогащения: Юридический комментарий / О.А. Кудинов. — М.: Городец, 2015. — 128 c.

    3. Герасимова, Л.П.; Зубко, Ю.А. Шпаргалка по коммерческому праву; Аллель-2000, 2011. — 167 c.
    4. Малахов, В. П. Теория государства и права / В.П. Малахов, И.А. Горшенева, А.А. Иванов. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2009. — 160 c.
    5. Исаков, Владимир Теория государства и права 3-е изд., пер. и доп. Учебник для бакалавров / Владимир Исаков. — М.: Юрайт, 2016. — 830 c.
    6. Табу домашнее насилие
      Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here