Технологические основы ювенальной юстиции

Краткое изложение концепции введения ювенальной юстиции в Российской Федерации

Под системой ювенальной юстиции понимается совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего). В рамках системы ювенальной юстиции осуществляются программы, проекты и мероприятия социального, педагогического, юридического, психологического и медицинского характера, направленные на профилактику и реабилитацию ребенка.

Правовой основой системы ювенальной юстиции должны стать специализированные суды – ювенальные суды в рамках системы судов общей юрисдикции.

На первоначальном этапе создание таких судов, прежде всего, связано со специализацией судей на делах несовершеннолетних, что в настоящее время в полной мере обеспечить не представляется возможным. Несмотря на решение пленума Верховного Суда от 26.03.2000г., процесс специализации судей происходит по усмотрению председателей судов. Во-первых, даже в тех судах, где сделаны попытки ввести такую специализацию, судьи не рассматривают только дела несовершеннолетних. Отсутствие закона, закрепляющего рассмотрение дел данной категории за специальными судьями, как правило, влечет загрузку указанных судей другими, находящимися в производстве суда, делами. Во-вторых, в настоящее время, когда обсуждают специализацию судей по делам несовершеннолетних, подразумевают только уголовные дела. Отсутствуют специальные участники судебного процесса – социальные работники, которые могли бы осуществлять социально-психологическое сопровождение несовершеннолетних в судебном процессе и обеспечивать психокоррекционное содержание судебного заседания.

В настоящее время судебное решение не взаимосвязано с реабилитационным процессом и не ориентировано на него. В результате судебный процесс в отношении несовершеннолетних не обеспечивает профилактику рецидива правонарушения и не создает предпосылок к ресоциализации ребенка.

В этих условиях невозможно реализовать переход к важной функции ювенального суда – рассмотрение категории дел, в которых ребенок выступает в качестве социально-психологической жертвы, и не совершил правонарушение.

В первую очередь истоки девиантного поведения детей можно найти в распаде семьи (а развод осуществляется при наличии несовершеннолетних детей исключительно в судебном порядке), или в потере жилья (если родители продали квартиру или дом), либо иной жизненной ситуации, рассмотрение которой относится к гражданскому или административному праву. Соответствующие меры, принятые в гражданском или административном процессе могут создать условия, при которых тот же ребенок не появится в качестве подсудимого в уголовном процессе.

Первоочередным условием, обеспечивающим успешность проводимой в данный момент политики либерализации уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних, является развитие ювенальных технологий в контексте создания ювенальной юстиции. В ином случае судебное решение, выраженное в условном наказании, не связанном с ограничением свободы и не имеющем реабилитационного содержания, будет восприниматься несовершеннолетним как безнаказанность, которая неизбежно приведет к повторному, зачастую, более тяжкому правонарушению. Судебное решение, связанное только с ограничением свободы, как правило, не обеспечивает задачи реабилитации и дальнейшей ресоциализации несовершеннолетнего. Целью судебного процесса с участием несовершеннолетнего должно являться не только установление истины и наказание виновного, а, прежде всего, защита прав ребенка, что может достигаться решением, направленным на восстановление внутрисемейных отношений в интересах ребенка; в то же время произвольное, не правовое вмешательство в жизнь семьи недопустимо.

Закрепленный законом статус ювенального судьи, безусловно, обеспечит возможность специализации судей, рассматривающих данную категорию дел. Ювенальный судья сможет глубже изучить особенности правового статуса несовершеннолетних, законодательство и правоприменительную практику в отношении таких дел.

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, проводимый в ряде регионов (Ростов-на-Дону, Саратов и др.) эксперимент по целенаправленной и полномасштабной специализации судей на делах несовершеннолетних с развернутым включением в судебный процесс социальных работников, в полной мере подтверждает необходимость и реальную возможность создания ювенальных судов в рамках судов общей юрисдикции.

Примат интересов ребенка в действиях государственной системы, включая судебную систему, закреплен в статье 3 Конвенции о правах ребенка и является основополагающим принципом этого международного акта. В октябре 1999 г. Комитет ООН по правам ребенка в своем заключении по 2-му Периодическому государственному докладу Российской Федерации о реализации Россией Конвенции о правах ребенка, в пункте 67 указанного доклада отметил: «Правосудие в отношении несовершеннолетних остается предметом постоянной и серьезной обеспокоенности Комитета, в особенности в связи с недостаточным исполнением государством-участником рекомендаций Комитета 1993 года о необходимости создания системы ювенальной юстиции, что включает принятие закона о ювенальной юстиции и учреждение судов по делам несовершеннолетних».

В настоящий момент Министерство труда и социального развития готовит очередной Периодический доклад Российской Федерации о реализации Россией Конвенции о правах ребенка, в котором пытается обосновать отсутствие существенного продвижения в вопросе создания ювенальной юстиции в РФ. Единственный позитивный факт, изложенный в проекте этого доклада, это факт принятия Государственной думой ФС РФ 15 февраля 2002 г. в первом чтении проекта федерального конституционного закона «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» в части введения ювенальных судов.

20 ноября 2001г. Постановлением №805 Правительство Российской федерации утвердило федеральную целевую программу «Развитие судебной системы России» на 2002-2006гг., где, в частности, предусмотрена разработка «финансово-экономического обоснования создания специализированных ювенальных составов (судов) в системе судов общей юрисдикции».

На основании вышеизложенного, становится очевидной необходимость незамедлительно приступить к формированию системы ювенальной юстиции в РФ. Этот процесс необходимо осуществлять поэтапно. При этом на первом этапе следует сконцентрировать усилия на:

1) специализации судей («ювенальный судья») – исполняющее свои обязанности на профессиональной основе лицо, достигшее возраста 30 лет, имеющее высшее юридическое образование и специальную подготовку в сфере детской психологии и специально наделенное полномочиями осуществлять правосудие по делам, участником в которых является несовершеннолетний и (или) представители его интересов;

2) создании условий участия в процессе, в качестве самостоятельного, (наряду с законным представителем несовершеннолетнего) официального лица (специалиста по социальной работе), обладающего специальными познаниями в сфере детской психологии (это официальное лицо должно иметь особый процессуальный статус и являться сотрудником социозащитного учреждения системы Министерства труда и социального развития);

3) обеспечении в полной мере положений Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» в части создания подразделений по реабилитации и ресоциализации несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, с целью оказания психологической, юридической, социальной и медицинской помощи данной категории несовершеннолетних, а также введение индивидуальных программ реабилитации ребенка в правоприменительную практику (в отношении несовершеннолетних, отбывающих наказание, готовящихся к освобождению, условно осужденных, отбывших наказание и т.д.).

4) усилении роли комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав в части внедрения социально-реабилитационных технологий и закрепление этой работы в соответствующей нормативной базе, как элемента системы ювенальной юстиции.

В судах второй инстанции и в Верховном Суде РФ необходимо создать ювенальные коллегии, которые вместе с ювенальными судьями в судах первой инстанции и составили бы систему ювенальных судов в рамках системы судов общей юрисдикции. Такая специализация не повлекла бы за собой увеличения количества дел и не потребовала бы в ближайшее время существенного увеличения количества судей (введение дополнительных единиц потребовалось бы только в односоставных судах).

Читайте так же:  Номер снилс меняется при смене фамилии

Для законодательного обеспечения создания и развития системы ювенальной юстиции в Российской Федерации необходимо:

1. Поддержать прошедший первое чтение в Государственной думе 15 февраля 2002 г. проект Федерального конституционного закона «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» в части введения ювенальных судов как специализированных судов в системе судов общей юрисдикции. Данный законопроект в полной мере обеспечивает реализацию вышеизложенной концепции на первоначальном этапе.

2. Внести в Государственную Думу ФС РФ от имени Президента РФ проект Федерального конституционного закона «О ювенальных судах в Российской Федерации», проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции», а также ряд изменений и дополнений в процессуальные нормы Российской Федерации.

Приложение 1. Проект Федерального конституционного закона «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации».

Приложение 2. Проект Федерального конституционного закона «О ювенальных судах в Российской Федерации».

[2]

Приложение 3. Проект Федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции».

Приложение 4. Предложения по изменению процессуальных норм в связи с организацией судопроизводства с участием несовершеннолетних.

Приложение 5. Концепция деятельности специалиста по социальной работе.

Приложение 6. Финансово-экономический расчет расходов, требуемых при внедрении ювенальных судов.

http://www.oprf.ru/nw/13379

§ 4. Технологические основы ювенальной юстиции

Определение ювенальных технологий.

Под технологией понимают совокупность взаимосвязанных и выстроенных в определенной последовательности методов производства чего-либо, а также научное описание этого.

Но как бы там ни было в XX столетии (что остается актуальным и для начала XXI века) методы теоретического и практического освоения действительности приобрели огромную важность. В силу этого технологичный подход (базирующийся на отношении к технологии как совокупности методов) к решению различных проблем вышел за рамки собственно техники и распространился в социальной сфере. Вполне привычными стали сегодня такие словосочетания, как «политические технологии», «предвыборные технологии», «социальные технологии» и т. п. Итак, под ювенальными технологиями понимается совокупность взаимосвязанных и выстроенных в определенной последовательности методов работы с детьми, подростками и молодежью, содействующей раскрытию индивидуального потенциала каждого для свободного развития в обществе и самостоятельного отказа от асоциального поведения. Понятие ювенальных технологий, как это принято называть в логике, сложное, состоит из двух терминов.

Восстановительное правосудие как одна из ведущих современных ювенальных технологий.

Л. М. Карнозова справедливо отмечает, что восстановительное правосудие зарождалось отнюдь не как специфическая форма «детской» юстиции, и все же «восстановительный подход, задавая новые рамки правосудию для несовершеннолетних, перестраивая тем самым последнее, и формирует то, что можно определить как восстановительную ювенальную юстицию» [58] .

Примечательно, что философские рассуждения именно в терминах восстановления правды и справедливости и в преступнике и в его жертве, что было нарушено в результате преступления можно обнаружить в конце XIX века у В. С. Соловьева, который подчеркивает, что «в случае преступления, т. е. обиды человека человеком». «нравственный принцип требует, чтобы мы признавали право обоих на нашу помощь для восстановления нарушенной правды и в том и в другом» [59] . Хотя идеи были столь давние сам по себе восстановительный подход как практика, а затем как определенная ювенальная технология утвердился и получил распространение только в третьей четверти XX века. При этом, хотя приведенные слова принадлежали отечественному философу, к нам восстановительный подход пришел с Запада.

Для успешности восстановительного подхода необходимо соблюдение последовательности шагов (при творческом подходе к ситуации на каждом из них), соблюдение определенных принципов, что и должно обеспечить технологичность процесса. В частности, к основным принципам посредничества как одного из важнейших технологических узлов восстановительной юстиции относятся, во-первых, добровольность участия сторон; во-вторых, нейтральность посредника, т. е. ведущего (в литературе его называют также медиатором, но это, по сути, калька с английского слова, которое и означает буквально «посредник»); в-третьих, конфиденциальность процесса.

Отметим, что в данной книге не ставится задача обучения конкретным технологиям, для этого существует специальная литература. Но необходимо помнить о важности технологичности процессов в рамках ювенальной юстиции и об особой значимости технологии восстановительного правосудия.

http://pravo.studio/pravo-rossii-yuvenalnoe/tehnologicheskie-osnovyi-yuvenalnoy-74348.html

Технологические основы ювенальной юстиции

Ювенальное право — это отрасль российского права, состоящая из системы правовых норм, обеспечивающих юридическое регулирование общественных отношений, связанных с установлением, реализацией и гарантированием основ правового статуса ребенка в РФ, регулированием имущественных и личных неимущественных прав и свобод, законных интересов несовершеннолетних, условия их юридической ответственности.

Ювенальная юстиция -правовая основа системыучреждений и организаций, осуществляющихправосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними.

1. охранительнаый- защиты прав детей и подростков и уголовного преследования несовершеннолетних преступников

2. Воспитательное воздействие на несовершеннолетнего

3. Социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа — в широком использовании в судебном процессе о делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название «непрофессиональный элемент».

4. Индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии.

Социально-экономические условия развития молодежной сферы. Характеристика и особенности социально-экономического развития страны.

Глаболизация — роцесс всемирной экономической, политической, культурной и религиозной интеграции и унификации.

1. Молодые люди более гибкие и лучше всего приспосабляються к новым возможностям и условиям. Они являються самым образованным поколение в области инноваций, многи ездят по всему мирум для работы и учебы . Телефон и интернет позволяет поддерживать отношения с родителями и друзьями.

2. увелечение возможности в области труда , на смену физическому труду приходит информационных.

4. молодежная культура

5. информационные коммуникативные технологи

http://studopedia.ru/9_180569_yuvenalnoe-pravo-i-yuvenalnaya-yustitsiya-sootnoshenie-ponyatiy-ponyatie-i-printsipi-yuvenalnoy-yustitsii.html

Проблемы становления ювенальной юстиции в России

В настоящее время под ювенальной юстицией в РФ принято пони­мать уголовное судопроизводство в отношении несовершеннолетних. От­сутствие законодательной базы, определяющей сферу деятельности юве­нальной юстиции, ее цели и задачи, не позволяет говорить о ней как о свершившемся юридическом факте, хотя в порядке эксперимента юве­нальные суды действуют в ряде регионов РФ, например в Санкт-Петербур­ге, Москве; в Ростовской области их уже 14.

Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолет­них» на российские суды возложена обязанность при рассмотрении уго­ловных дел в отношении несовершеннолетних применять международные нормы ювенального правосудия; рассматривать такие дела должны специ­ально подготовленные судьи с позиций защиты интересов несовершенно­летних.

В проекте закона «О ювенальной юстиции в Российской Федера­ции», разработанного в 2000 г. в рамках Федеральной президентской программы реализации судебной реформы в РФ (но так и не принятого), под ювенальной юстицией понимается судебная система, осуществля­ющая правосудие по делам несовершеннолетних, которая имеет следу­ющие задачи:

• судебная защита прав и законных интересов несовершеннолетних;

• судебное разбирательство дел о правонарушениях и преступлениях несовершеннолетних (ст. 1 проекта закона).

В проекте закона ювенальная юстиция рассматривается как часть системы общего правосудия, действующая на общей правовой базе. Несо­вершеннолетний выделяется как особый субъект правовой защиты и су­дебного преследования, а одним из принципов ювенальной юстиции про­возглашается приоритет судебной защиты прав и законных интересов не-

Читайте так же:  Если уже получили материнский капитал за второго

совершеннолетних. Суд по делам несовершеннолетних рассматривается как суд комплексной юрисдикции, в компетенцию которого входят и граж­данские дела по искам несовершеннолетних, иски их законных представи­телей о посягательствах на имущественные, личные неимущественные, трудовые, жилищные и иные права несовершеннолетних.

В проекте закона были предусмотрены следующие виды судов по де­лам несовершеннолетних:

• судья, рассматривающий дела несовершеннолетних единолично (ст. 11);

• коллегиальный суд по делам несовершеннолетних, состоящий из трех судей (ст. 12);

• суд присяжных по делам несовершеннолетних (ст. 13).

В 2005 г. Советом при Президенте РФ по содействию развития ин­ститутов гражданского общества и прав человека был подготовлен проект федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции».

В проекте закона под системой ювенальной юстиции понимается со­вокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, непра­вительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершенно­летнего).

В рамках системы ювенальной юстиции осуществляются программы, проекты и мероприятия социального, педагогического, юридического, пси­хологического и медицинского характера, направленные на профилактику и реабилитацию ребенка (несовершеннолетнего) (ст. 2).

Деятельность системы ювенальной юстиции и (или) ее институтов осуществляется в отношении:

• детей (несовершеннолетних), нуждающихся в защите их прав, сво­бод и законных интересов, в том числе в первую очередь в отношении бес­призорных и безнадзорных детей (несовершеннолетних);

• детей (несовершеннолетних), признанных потерпевшими в соот­ветствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ;

• детей (несовершеннолетних), находящихся в различных формах конфликта с законом, а также в отношении родителей и лиц, их заменя­ющих, ответственных за воспитание детей (несовершеннолетних) (ст. 3).

Профилактика как цель прямо обозначена в ст. 2 проекта закона и закреплена в одном из принципов построения и функционирования сис­темы ювенальной юстиции, приведенных в ст. 4:

• приоритет прав, свобод и законных интересов ребенка (несовер­шеннолетнего);

• открытость и прозрачность процедур деятельности всех институ­тов системы ювенальной юстиции;

• приоритет профилактического подхода,

• защита прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершенно­летнего) специализированными государственными органами, органами мест­ного самоуправления, государственными, муниципальными и неправитель­ственными некоммерческими организациями, в том числе учреждениями;

• расширение восстановительного подхода при осуществлении пра­восудия в отношении детей (несовершеннолетних);

• создание условий для всесторонней социализации ребенка (несо­вершеннолетнего) как предпосылки для его наилучшего развития;

• поддержка государством семьи в качестве наиболее благоприятной и естественной среды для воспитания ребенка (несовершеннолетнего);

• взаимодействие государственных органов, органов местного самоуп­равления, государственных, муниципальных и неправительственных неком­мерческих организаций, в том числе учреждений, в ходе реализации и обес­печения прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего);

• доступность для детей (несовершеннолетних) социально-правовой помощи;

• создание условий, обеспечивающих деятельность лиц, ответствен­ных за воспитание детей (несовершеннолетних);

• создание системы активного взаимодействия с ребенком (несовер­шеннолетним).

Любое физическое и юридическое лицо вправе осуществлять де­ятельность по реализации и обеспечению прав, свобод и законных интере­сов ребенка (несовершеннолетнего).

Согласно ст. 5 проекта закона законодательство о ювенальной юсти­ции включает:

Видео (кликните для воспроизведения).

• Федеральный конституционный закон «О ювенальных судах в РФ»;

• Федеральный закон «Об основах системы ювенальной юстиции»;

• законодательство о комиссиях по делам несовершеннолетних и за­щите их прав;

• законодательство об уполномоченных по правам ребенка;

• иное федеральное законодательство, законодательство субъек­тов РФ, касающееся реализации и обеспечения прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего).

Следует заметить, что законы «О ювенальных судах в РФ» и «Об уполномоченном по правам ребенка в РФ» до сих пор не приняты.

В соответствии со ст. 6-8 проекта закона субъектами системы юве­нальной юстиции являются государственные органы и учреждения, входя­щие в систему ювенальной юстиции. К ним относятся:

• уполномоченные по правам ребенка;

• комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав;

• должностные лица и иные работники прокуратуры, органов след­ствия и дознания, специализирующиеся на работе с детьми (несовершен­нолетними);

• специализированные органы и учреждения юстиции, внутренних дел, здравоохранения, образования и культуры, социальной защиты, социального обслуживания, опеки и попечительства, государственной службы занятости, государственные органы, осуществляющие молодежную политику;

• воспитательные колонии и иные специализированные пенитенци­арные учреждения длительной изоляции несовершеннолетних правонару­шителей.

Муниципальные органы и учреждения, входящие в систему ювеналь­ной юстиции:

• органы опеки и попечительства;

• муниципальные социальные, исследовательские, диагностические, кризисные и реабилитационные центры служб и учреждений.

Неправительственные некоммерческие организации, работающие с детьми (несовершеннолетними):

• общественные объединения и иные неправительственные неком­мерческие организации, действующие в интересах детей (несовершенно­летних) и занимающиеся обеспечением и защитой их прав, свобод и закон­ных интересов;

• негосударственные социальные, исследовательские, диагностичес­кие, кризисные, реабилитационные центры, службы и учреждения, втом

числе учреждения для круглосуточного пребывания беспризорных и без­надзорных детей (приюты);

В соответствии с проектом федерального конституционного закона «О ювенальных судах в РФ» для осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних в качестве системы специальных судов, действу­ющих на основании Федерального конституционного закона «О судебной системе РФ», создаются ювенальные суды.

К делам в отношении несовершеннолетних относятся дела, в кото­рых несовершеннолетний является подсудимым либо потерпевшим — при рассмотрении уголовных и административных дел или одной из заинтере­сованных сторон — при рассмотрении гражданских дел.

Проект закона предусматривает создание ювенальных судебных кол­легий в составе Верховного суда РФ, верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, судов автоном­ных областей и автономных округов.

Дела в отношении несовершеннолетних рассматриваются федераль­ными ювенальными судьями единолично, а в вышестоящих ювенальных судебных коллегиях — в составе трех профессиональных судей.

Сущность функций субъектов системы ювенальной юстиции заклю­чается в направленности их непосредственной деятельности (при взаимо­действии с другими субъектами ювенальной юстиции) на профилактику нарушений прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних и пре­дупреждение правонарушений несовершеннолетних. Формы их деятель­ности зависят от содержания законодательства, которое в настоящее время находится в стадии проектов и обсуждений.

В Москве 13-14 декабря 2005 г. состоялась Международная конфе­ренция «Перспективы становления и развития ювенальной юстиции в сов­ременной России», где Российская Федерация была подвергнута критике за медлительность в учреждении суда по делам несовершеннолетних и соз­дании системы ювенальной юстиции.

Необходимо избегать медлительности и в то же время не допускать излишней поспешности в процессе принятия и апробации ювенального за­конодательства в России, так как темпы роста преступности, в том числе преступности несовершеннолетних, не позволяют оставлять указанные проблемы без их оперативного, но взвешенного решения.

http://lawbook.online/pravo-rossii-yuvenalnoe/problemyi-stanovleniya-yuvenalnoy-yustitsii-71460.html

Ювенальная юстиция как технология разрушения основ общества

Никак не дают покоя «неразумные» россияне «цивилизованному» миру. Сначала нас учили основам «свободной» экономики и демократии. В результате, разрушены целые отрасли науки, промышленности и сельского хозяйства, фантастически разбогатело меньшенство и обнищало большинство населения страны, а кучка людей узурпировала процесс поднятия «России с колен» в своих интересах.

Теперь западные «общечеловеки» добрались и до основ нашего общества — в Российской Федерации объявлено о необходимости построения ювенальной юстиции. В целом благородное, это начинание означает, по мнению многих экспертов, демонтаж устоев традиционной семьи. Ведь по европейским законам, можно лишиться родительских прав даже по причине «удушающей родительской любви к ребенку».

Читайте так же:  Всемирная организация по защите прав детей

Один из примеров того, на каких других «европейских» принципах строится нынешняя ювенальная система в России. Страну недавно потрясла история отъема детей у многодетных родителей по причине несделанного ремонта в квартире. При том, что оба родителя работают и не являются «асоциальными элементами». Чиновники, вместо того, что бы помочь такой семье в создании достойных условий для жизни и воспитания детей, предпочли забрать их в детский дом.

Кстати, ни для кого не секрет, что российские детские дома становятся «перевалочными базами» для отправки детей за границу, фактически, для торговли ими. Естественно, дети, изъятые по «европейским» принципам из нормальных семей, будут цениться гораздо дороже, чем дети из неблагополучных семей. Но об этом не говорят, зато произносят много правильных слов о «правах ребенка» и насилии в семье на самом высоком межгосударственном уровне.

РОССИЙСКИМ СЕМЬЯМ ГОТОВЯТ ЮВЕНАЛЬНЫЙ АД

Итоги прошедшей недавно в Москве российско-французской конференции «Защита детей от насилия», организованной уполномоченным при президенте РФ по правам ребенка, посольством Франции в России, Советом Европы и Детским Фондом ООН (ЮНИСЕФ), свидетельствуют о том, что щупальца международного ювенального спрута уже вплотную подобрались к российским властным структурам.

В этой связи нельзя не отметить исключительно высокий представительный состав участников состоявшегося мероприятия. Достаточно сказать, что в нем приняли участие посол Франции в России г-н Жан де Глиниасти, уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, заместитель Генерального секретаря Совета Европы г-жа Мод де Бур-Букиккио, представитель Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в РФ г-н Бертран Бейнвель, советник президента РФ Вениамин Яковлев, заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Наталья Карпович, представители российских и французских министерств и ведомств, структур Совета Европы, фонда ЮНИСЕФ и многие другие.

При этом обращает на себя внимание, что сама конференция проходила в закрытом режиме: состав ее участников был утвержден заранее и состоял в основном из омбудсменов субъектов РФ (мероприятие проходило в рамках их съезда), в то время как заинтересованные представители общественных объединений на нее допущены не были.

Как и полагается респектабельным форумам подобного рода, официально заявленные цели и риторика присутствующих были просто обречены на то, чтобы выглядеть в глазах неискушенных российских обывателей исключительно благородно. Ведь факты насилия и жесткого обращения с детьми не могут оставить равнодушным любого нормального человека. Однако более детальное ознакомление с характером выступлений участников и основными тезисами, озвученными на ней, заставляют вспомнить сразу два крылатых изречения – «дьявол кроется в деталях» и «благими намерениями может быть вымощена дорога в ад».

В данном случае трудно избавиться от ощущения, что адепты либеральной трактовки прав ребенка в случае последовательной и системной реализации основных ее постулатов уготовили российским семьям настоящий «ювенальный ад».

Итак, о чем же конкретно говорили участники данного форума? Выступившая на конференции г-жа Мод де Бур-Букиккио сообщила присутствующим, что борьба с насилием является политическим приоритетом Совета Европы, и подчеркнула, что в силу ст. 19 Конвенции ООН о правах ребенка и стандартов СЕ под насилием понимаются все формы нарушения прав детей.

Если кто-то поспешил подумать, что представитель Совета Европы начала клеймить позором власть предержащих в России, которые недостаточно эффективно борются с безработицей и выплачивают мизерные пособия на детей, остающихся фактически без средств к существованию после увольнения их родителей, то он заблуждается. Нет, прибывшая в Москву «евробюрократша» грамотно расставила акценты. Из ее выступления напрашивается вывод, что карающая десница международных радетелей за соблюдение прав детей в первую очередь должна обрушиться на головы самих родителей, поскольку они замечены в проявлении жестокости по отношению к своим чадам.

Заместитель Генерального секретаря СЕ напомнила, что российские власти успели подписаться под Конвенцией ООН о правах ребенка и ратифицировали Европейскую социальную Хартию, а значит, теперь должны выполнять свои международные обязательства. Для этого, по ее словам, необходимо привести национальное законодательство в соответствие с международными нормами. В частности, добиться запрета телесных наказаний на уровне законодательства и выполнять не только эти международные документы, но и Европейскую конвенцию о защите прав человека, т. к. Европейский суд по правам человека распространяет на ребенка все права, которыми наделены взрослые люди в Европе.

Для тех, кто понял, что подразумевает данный пассаж в стиле европейского бюрократического канцелярита, поясним, что отныне даже не просто легкий шлепок по мягкому месту нашкодившего сорванца (который, допустим, несмотря на многочисленные предупреждения и увещевания родителей, раз за разом упорно норовит перебежать проезжую часть на красный свет светофора), но даже угроза его применения будут расцениваться как факт жесткого обращения с ребенком – со всеми печальными вытекающими последствиями, вплоть до лишения родительских прав по отношению к «злостным рецидивистам».

В ходе выступлений других ораторов участникам конференции был последовательно оглашен весь список родительских «жестокостей», подлежащих полному искоренению. В их числе – физическое, психическое и духовное насилие, пренебрежительное отношение, плохое обращение, лишения и наказания в воспитательных целях, а также невнимание к ребенку, конфликты родителей и др.

Как нетрудно понять, под такое предельно расширительное толкование понятия насилия в семье могут подпадать практически все методы и способы дисциплинирующего воздействия родителей на своих детей. Т. е. отныне любой взрослый должен тысячу раз подумать, прежде чем он отважится произнести при свидетелях сакраментальное «Не будешь делать уроки – останешься без сладкого». Причем чисто теоретически он не сможет даже просто попросить своего ребенка сделать что-либо – даже без упоминания о возможном наказании, потому что и в этом случае все равно останется возможность обвинить папу или маму в использовании своего родительского авторитета как средства психологического давления на «неокрепшее сознание» ребенка с целью добиться нужной поведенческой реакции с его стороны. Таким образом, родительская власть, даже применяемая в разумных пределах, по сути, объявляется вне закона, и ставится задача просто «ликвидировать ее как класс». К чему это может привести в смысле социализации подрастающего поколения, догадаться, наверное, нетрудно.

Среди прочих ювенальных перлов выступавших обращают на себя внимание следующие. Оказывается, правосудие по отношению к детям – это более широкое понятие, чем ювенальная юстиция, т. к., согласно практике ЕСПЧ и специальных директив СЕ по этому вопросу, дети, обладая теми же правами, что и взрослые, должны иметь доступ к органам правосудия, чтобы непосредственно обращаться с жалобами на нарушения своих прав (в этом месте становится особенно жалко Павлика Морозова, который не дожил до этих «райских дней»).

Представители ЮНИСЕФ в своих выступлениях указывали на то, что в Российской Федерации нет достаточно полного механизма, позволяющего обнаруживать случаи насилия над детьми в семьях. Поэтому России нужна глобальная система, которая будет заниматься координацией всех служб в этом направлении и осуществлять превентивные меры. Было также указано на необходимость создания национальной системы сбора данных в отношении детей.

Выступающие с российской стороны повторяли вслед за западными коллегами, что в России нужна система раннего выявления семейного неблагополучия, и для этого необходимо ввести систему государственного сопровождения семьи, а также создать банки данных (в т. ч. в органах полиции) о людях, которые не привлекались к ответственности, но у которых были замечены проблемы с детьми. Для этих целей необходимо принять ряд законов: об усилении наказаний за насилие в отношении детей, об автоматическом лишении родительских прав осужденных матерей, о государственной системе сопровождения семьи и т. д.

Читайте так же:  Раздел лицевых счетов в неприватизированной квартире

Заметим, что создание данных на неблагополучные семьи выходит за пределы полномочий органов полиции и заставляет их заниматься антиконституционной деятельностью по сбору и использованию информации о частной жизни граждан, не находящихся в конфликте с законом, попирая конституционный принцип презумпции невиновности.

Что же касается «сопровождения семьи», то существующий в настоящее время проект «Государственная система сопровождения семьи в России» хотя формально и провозглашает необходимость сохранения и поддержки семьи, на самом деле представляет собой ювенальную систему западного образца, когда всевластный и никому не подотчетный федеральный координационный орган по вопросам семьи и детей вправе через свои органы давать обязательные предписания родителям, невыполнение которых влечет лишение родительских прав, т. е. является органом превентивного правосудия вместо ювенальных судов, которые «не прошли» в нашей стране по причине активного протеста населения.

Основные тезисы, озвученные на конференции, комментирует директор Института демографических исследований Игорь Белобородов:

– Прошедшее мероприятие я оцениваю очень настороженно. Особую тревогу вызывает участие в подобных форумах многих известных и раскрученных медийных личностей. Обратите внимание: одной из заметных фигур на конференции стал посол Франции в России. Ответ на вопрос, почему такое происходит, давался на протяжении нескольких столетий. Никто не заинтересован в сильной, мощной и крепкой России. А вот в том, чтобы ее ослабить, есть очень много заинтересованных. В этой связи остается процитировать одного известного человека, который сказал о том, что только в нашей стране возможно такое, когда на парламентских слушаниях по теме ювенальной юстиции в Думе на первых рядах сидят иностранные граждане. Нигде – ни в Швейцарии, ни в той же Франции – даже по существующему этикету гражданам России не дадут возможность сидеть на первых рядах. Хотя, казалось бы, очевидно, что процесс принятия важных внутренних и внешнеполитических решений должен зависеть только от граждан России и их представителей в парламенте. У нас же, к сожалению, получается «страна перевернутых ценностей и смыслов». Конечно, это не отменяет того хорошего, что делается в т. ч. на высшем уровне, но сумма общих издержек у нас все же слишком велика.

Давайте посмотрим на опыт Франции в сфере применения ювенальных принципов, чтобы понять, нужно ли нам его перенимать. Обратите внимание, что система ювенальной юстиции действует здесь очень избирательно. Например, арабов никто не трогает – боятся. А страдают только коренные французы, и еще русские. В качестве примера можно привести нашумевшую историю российской актрисы Натальи Захаровой, которая проживала во Франции, и у которой была после развода отобрана дочь (по причине «захватнической, удушающей любви матери к своему ребенку», как мотивируется это решение в экспертном заключении психолога приюта, куда была помещена дочь актрисы. – Прим. KM.RU). Говорить о социальном благополучии этой российской матери, как мне представляется, совершенно излишне: ведь Наталья Захарова не просто социально благополучна, но и социально успешна. Вот вам пример Франции, когда у социально успешного человека забирают ребенка. То же самое хотят сделать и в России. Я надеюсь, что не получится.

Что касается системы сбора информации по неблагополучным семьям, которая также обсуждалась в ходе последней конференции в Москве, то я рассматриваю это как дискриминацию целых слоев граждан по совершенно надуманному и непонятно кем созданному критерию. Вообще, по моему мнению, насилие в отношении детей исходит сегодня в первую очередь от уполномоченных по правам ребенка, органов опеки и некоторых руководителей детских домов. И чтобы попытаться обосновать готовящееся драконовское ущемление прав человека, кому-то приходится апеллировать к общепринятым вещам: дескать, «мы против насилия». Да сотрудники ювенальных структур и апологеты всяких драконовских мер в обсуждаемой сфере – это первые насильники в нашей стране! Потому что в России уже есть сотни пострадавших детей (включая семью Агеевых, которую намеренно оклеветали), оторванных от своих родителей. Плюс запущена огромная информационная машина и выделены большие бюджеты.

В итоге все это повлияет на показатели рождаемости в еще более худшую сторону. В той же Франции коренные французы, убегая от ювенальных служб, уже переезжают с места на место, а если это не получается, то они просто не рожают. Они просто боятся рожать – даже те, кто хочет иметь детей. Как можно назвать людей, которые способны отнять ребенка у родной матери или отца, думайте сами. Но мне кажется, что слово «насильники» здесь вполне подходит.

http://baikal24.ru/text/24-11-2010/yuvenalnaya/

Технологические основы ювенальной юстиции

Кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой уголовного процесса и криминалистики

Пермский государственный национальный исследовательский университет

614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Ключевые слова: ювенальная юстиция; направления (аспекты) ювенальной юстиции;
дружественное к ребенку правосудие

Введение

[1]

Законодательство большинства правовых государств проникнуто заботой об обеспечении прав, законных интересов несовершеннолетних во всех видах судопроизводства. Исключением не являлось законодательство СССР, РСФСР, Российской Федерации. В России на несовершеннолетних распространяются общие конституционные правила защиты их прав, а также дополнительные гарантии, обусловленные социальными, психофизиологическими, возрастными особенностями подростков.

Основной контент

В юридической литературе уже давно отмечено, что правосудие по делам о преступлениях несовершеннолетних, являясь составной частью правосудия вообще, осуществляется в соответствии с другими принципами по сравнению с разбирательством дел в отношении взрослых правонарушителей. Исследователи относят к ним такие фундаментальные положения уголовного процесса как охранительная ориентация, социальная насыщенность, конфиденциальность правосудия, индивидуализация судебного процесса [5, с. 15–18].

Сам термин «ювенальная юстиция» был предусмотрен Национальным планом действий в интересах детей, утвержденным Указом Президента РФ от 14 сентября 1995 г. № 942. В соответствии с данным документом основными направлениями государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 г. было предусмотрено «создание системы ювенальной юстиции, специальных составов судов по делам семьи и несовершеннолетних», а также «создание правовой базы по профилактике безнадзорности и правонарушений подростков».

В последние 5–6 лет в России наблюдается отождествление ювенальной юстиции с ее семейно-правовым направлением, а точнее с проблемой изъятия ребенка из семьи. И, как следствие, звучат категорические возражения против ювенальной юстиции вообще [4]. Согласиться с этим ни в коем случае нельзя. Подчеркнем, что ювенальная юстиция имеет несколько направлений, которые нельзя подменять и в каждом из них возникающие проблемы законодательного регулирования и правоприменения нужно решать своевременно и качественно. Иной подход ошибочно ориентирует не только правоприменителей, но и обычных граждан, нанося вред достижению общей задачи – охраны прав и законных интересов несовершеннолетних.

Читайте так же:  Алиментов на ребенка достижение ребенком

На сегодняшний день в России имеется солидный опыт по реализации идей ювенальной юстиции [6,7,8]. В ряде субъектов РФ созданы и действуют специализированные (ювенальные) суды. Важнейшим условием создания и эффективного функционирования судов по делам несовершеннолетних является их организация на основе соответствующей специализации, предусматривающей высокий уровень знаний судей не только в вопросах права, но и педагогики, социологии, психологии. Успешная экспериментальная работа ряда регионов России по внедрению ювенальных технологий основывается именно на выделении в судах специализированных судей по делам несовершеннолетних. К слову, в Пермском крае на сегодняшний день специализация введена в 53% судов.

Совершенно очевиден тот факт, что для обеспечения рассмотрения дел несовершеннолетних исключительно специализированным судьей (составом судей) в России необходимо решить серьёзные кадровые и финансовые проблемы действующей судебной системы.

Для ювенального суда, исходя из международных требований, помимо специализации судей и комплексной юрисдикции необходимо особое помещение. При невозможности обеспечить суд по делам несовершеннолетних изолированными помещениями можно использовать зарубежный опыт проведения заседаний в общем помещении суда, но в отдельные дни или часы. Вместе с тем следует основательно подумать, оправданы ли будут расходы на создание автономной системы ювенальных судов, если большая часть средств будет затрачена не на их работу, а на организацию? Представляется, что создание автономной системы ювенальных судов – вариант не совсем подходящий для современной России. В этом убеждает экспериментальная работа ряда регионов нашей страны по внедрению ювенальных технологий, в которых созданы и действуют специализированные судебные составы в структуре действующих судов общей юрисдикции. К тому же создание и функционирование судебных составов также подчеркивает определенную автономность ювенальных судов, поскольку определяются границы подсудности «детских» и «взрослых» составов суда.

Важно понимать, что суды по делам несовершеннолетних должны быть организованы таким образом, чтобы была обеспечена реализация принципов ювенальной юстиции, возможность практического применения всех тех особенностей производства, которые предусмотрены международным и национальным правом. Нам представляется, что достичь исправления несовершеннолетних правонарушителей, добиться снижения рецидивной преступности среди подростков возможно и без существенного реформирования судебной системы, то есть скорого создания системы автономных ювенальных судов[2, c. 27–29].

[3]

Сегодня, осуществляя работу по поэтапному построению в России ювенальной юстиции, необходимо заниматься вопросами дальнейшего углубления специализации судей, прокуроров, следователей, дознавателей, адвокатов по рассмотрению как уголовных, так и гражданских дел, повышением их квалификации, созданием специализированных судебных составов в структуре судов общей юрисдикции, построения четкой системы взаимодействия и сотрудничества суда с социальными службами.

Как уже упоминалось, одним из важнейших принципов ювенальной юстиции, является социальная насыщенность правосудия по делам несовершеннолетних. Сущность этого принципа заключается в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучение социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности. Эти знания черпаются из неюридических источников, различных учреждений и служб ювенального профиля. Не вызывает сомнения тот факт, что без широкого применения именно неюридических специальных знаний, ювенальная юстиция как некий единый механизм, центральное место в котором занимает суд, не просто утрачивает свою способность эффективно работать, а утрачивает способность работать вообще.

В рамках Концепции ювенальной юстиции предполагается в помощь судье привлекать социального работника (пробатора, куратора), которые во многих странах мира обеспечивают исследование социальной ситуации и психологических характеристик личности несовершеннолетнего, реализацию программ реабилитации и помощи.

Несмотря на очевидную необходимость и целесообразность деятельности социальных работников далеко не во всех субъектах России, занимающихся экспериментальной работой по совершенствованию правосудия по делам несовершеннолетних, подобная должность в штате суда вводится.

Так, например, в ювенальном составе Абаканского городского суда функции социального работника и психолога выполняют секретари. В ювенальных составах районных судов Брянской области карту социально-психологического сопровождения совместно с психологами составляют предусмотренные штатным расписанием помощники судей, не наделенные полномочиями социального работника. Некоторые суды для осуществления функций социального сопровождения используют возможности региональных государственных учреждений социального образования, выделяющих своих сотрудников для работы в судах (в Иркутской области рабочие места социальных сотрудников и психологов находятся в ювенальном суде). Финансирование в этом случае производится за счет средств областного бюджета. Для этих же целей Комитет по образованию и науке Пермского края предоставляет социального педагога, психолога и ведущего программ восстановительного правосудия, являющихся сотрудниками муниципального образовательного учреждения.

Московская область пошла по пути формирования модели ювенальной юстиции, которая при наличии полноценной системы комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав не требует создания штатов социальных работников при суде. В судах Московской области развернутые справки-характеристики несовершеннолетних готовят сотрудники комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав (координаторы), которые вызываются в суд в качестве свидетелей для предоставления информации о несовершеннолетнем[8].

На сегодняшний день в судах Пермского края должность помощника судьи с функциями социального работника (или должность социального работника при суде) отсутствует. Работа по собиранию сведений о несовершеннолетнем и составлению карты социально-психологического сопровождения подростка дополнительно возложена на помощников судей, прошедших обучение основам ювенальной юстиции и восстановительным технологиям, что существенно увеличивает их нагрузку. Именно поэтому на заседании Президиума Пермского краевого суда, от 13 февраля 2009 года, подчеркивалась необходимость введения в судах края должности помощника судьи с функциями социального работника.

Во-вторых, помощник судьи с функциями социального работника ни при каких обстоятельствах не должен привлекаться к выполнению работы, не связанной с рассмотрением дел несовершеннолетних.

В-третьих, помощник судьи, с функциями социального работника должен постоянно взаимодействовать с органами и учреждениями системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Характеризуя работу судов Российской Федерации по внедрению элементов ювенальной юстиции, следует отметить положительный опыт Пермского края. Особенностью «Пермской модели» ювенальной юстиции является то, что судебная система, являясь основным звеном в системе отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, встроена в общую систему профилактики правонарушений среди несовершеннолетних, объединяющую усилия досудебных, судебных и пенитенциарных учреждений[6].

Заключение

Представляется, что правило об ограничении гласности, а также другие принципы правосудия в отношении несовершеннолетних должны быть закреплены непосредственно в УПК РФ.

Названные документы свидетельствуют о необходимости продолжения эффективной работы в Российской Федерации по созданию ювенальной юстиции по всем ее направлениям, в частности, в сфере уголовного судопроизводства, дальнейшей реализации ее принципов в досудебном и судебном разбирательстве, совершенствовании уголовного и уголовно-процессуального законодательства в отношении несовершеннолетних подозреваемых (обвиняемых, осужденных, потерпевших, свидетелей).

Библиографический список

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.jurvestnik.psu.ru/index.php/ru/vypusk-1-27-2016?id=2156

Литература


  1. Габов, А. В. Ликвидация юридических лиц. История развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы: моногр. / А.В. Габов. — М.: Статут, 2011. — 304 c.

  2. Кабинет и квартира В.И. Ленина в Кремле. Набор из 8 открыток. — М.: Изогиз, 2016. — 297 c.

  3. Валютное право; Юрайт — Москва, 2011. — 592 c.
  4. Марчалис, Николетта Люторъ иже лютъ. Прение о вере царя Ивана Грозного с пастором Рокитой / Николетта Марчалис. — М.: Языки славянской культуры, 2017. — 870 c.
  5. Кабинет для девочки. Объемная аппликация. — М.: Проф-Пресс, 2014. — 10 c.
  6. Технологические основы ювенальной юстиции
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here