Верховный суд о разделе имущества супругов

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Квартира за машину. Верховный суд объяснил, как действует соглашение о разделе имущества

На примере семьи из подмосковного Красногорска Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда объяснила тонкости действия соглашения о разделе имущества. Вопрос этот очень важный и болезненный, ведь в случае развода большинству супругов, как правило, есть что делить.

Соглашение о разделе имущества — это один из вариантов решить возможную в будущем проблему: кто из супругов что получит, если брак распадется. Кроме соглашения есть еще брачный договор. Но это разные вещи. В нашем случае супруги прожили в браке десять лет и за три года до развода подписали соглашение о разделе имущества, поделив в документе все, что нажили. Но, спустя несколько лет, уже после развода бывший супруг пошел в суд с иском, в котором попросил признать это соглашение о разделе недействительным и поделить поровну все, что было у семьи перед разводом. Ответчица заявила, что все сроки исковой давности прошли.

Красногорский городской суд в иске бывшему супругу отказал. Московский же областной суд с таким решением не согласился и встал на сторону истца. Он отменил вердикт коллег из Красногорска и принял другое решение — соглашение о разделе имущества признал недействительным и отдал истцу половину нажитой квартиры.

Бывшая супруга с таким решением не согласилась и попросила Верховный суд отменить несправедливое, на ее взгляд, решение. И с ее доводами согласились.

Судя по материалам дела, супруги прожили в браке практически десять лет. За это время жена по ипотеке купила квартиру. Деньги на нее она получила в банке по кредитному договору. Через три года супруги заключили соглашение о разделе имущества. По нему жене отошла машина Mazda и квартира, а также обязательство выплатить по ней ипотеку самой. Супругу достались две машины — Opel, BMW и телевизор.

Красногорский горсуд увидел, что супруг с момента подписания соглашения все пять лет молчал и его не оспаривал. Поэтому суд и согласился с ответчицей, что сроки исковой давности оспаривания истец пропустил.

Областной суд, когда сам принимал новое решение, исходил из того, что дележ — одному машина и квартира, другому две машины — неправильный. Ведь машины, которые получил супруг, не были их общей собственностью. Поэтому апелляция сказала, что ответчица не представила нужные доказательства. То есть в соглашении нет общей цены всего семейного добра. И не доказано, что стоимость общего имущества и части, которую получила ответчица по соглашению, — равна. Да и срок давности оспаривать соглашение, по мнению областного суда, не пропущен.

Супруги вправе включать в договор о разделе имущества любые соответствующие закону условия

Верховный суд с такими утверждениями не согласился и объяснил, почему. Начал он с Семейного кодекса. Граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, которые вытекают из семейных отношений (статья 7). Изменения правового режима общего имущества возможно на основе брачного договора (статья 41.42), соглашения о разделе имущества (статья 38), соглашения о признании имущества одного из супругов общей собственностью (статья 37).

Теперь подробнее про соглашение о разделе. В законе сказано, что общее имущество может быть разделено между супругами по их соглашению. Такое соглашение по их желанию можно нотариально удостоверить. Соглашение о разделе является основанием для возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей супругов по отношению к их совместной собственности.

Вывод Верховного суда: супруги, в том числе бывшие, вправе по своему усмотрению не только изменять режим общей собственности добра, нажитого в браке, но и включать в брачный договор или иное соглашение любые не противоречащие закону условия. В том числе и о распоряжении личным имуществом каждого.

Именно такое соглашение и было у экс-супругов. Вывод апелляции, что стоимость имущества, передаваемого по соглашению одному, должно соответствовать стоимости оставшегося у другого, не основан на законе, сказал Верховный суд. Областные судьи не приняли во внимание, что соглашение стороны исполнили. Ответчица выплатила ипотеку сама, истец получил Opel, которым он пользовался и не оспаривался. Да и срок исковой давности посчитан неправильно. В Гражданском кодексе (статья 181) сказано, что срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае если предъявляет иск человек, не являющийся стороной сделки, то со дня, когда он узнал или должен был узнать об этом.

Срок же исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной составляет всего год. И течение этого срока начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка. Областной суд посчитал, что срок давности не нарушен. Но никаких мотивов он не привел. Соглашение о разделе имущества супруги подписали в 2013 году. Именно с этого момента у сторон возникли предусмотренные соглашением права и обязанности. Верховный суд велел дело пересмотреть.

Судебный раздел имущества супругов: определение Верховного суда от 31.07.2018 г. № 33-КЛ8-3

Во многих бракоразводных процессах ключевым является вопрос раздела общего имущества супругов. Принято считать, что собственность делится пополам, однако возможны разные дополнительные варианты. И судьи принимают во внимание множество факторов.

В их число могут входить затраты на приобретение собственности, наличие общих детей, а также права второго супруга на жилое помещение. Следует сказать, что практика судебного раздела имущества при разводе во многих случаях противоречива. Об этом свидетельствует и одно из недавних решений Верховного Суда.

Его судьи рассматривали спор между бывшими супругами, которые прожили вместе 17 лет. Предметом раздела стали квартира, дом с землей, автомобиль, а также непогашенные на момент расторжения брака банковские кредиты. Был первоначальный и встречный иск, но обо всем по порядку.

С чего все началось: судебная практика по разделу имущества супругов

Бывшим супругам при разводе не получилось договорится. В 2015 году муж обратился в суд с иском к бывшей супруге. В обосновании требований пояснил, соглашение о разделе имущества не достигнуто, предлагал разделить дом с земельным участком и квартиру в равных частях. Купленный в кредит автомобиль истец просил оставить за собой с выплатой жене денежной компенсации.

Читайте так же:  Случаи развода через суд

Впоследствии истец уточнил собственные требования в части компенсации с поправкой на то, что после развода он взял на себя обязательства по выплате кредитов.

В свою очередь, гражданка подала встречный иск о разделе имущества между бывшими супругами со своими требованиям.

Бывшая супруга просила:

  1. Оставить за собой квартиру и 2/3 дома с участком.
  2. Отдать бывшему мужу треть дома и земли, а также автомобиль.

Обосновывая свою позицию, женщина указывала на то, что с ней остаются две дочки, одна из которых несовершеннолетняя. Впрочем, бывшая супруга согласилась в полном объеме взять на себя выплату общих кредитов.

Верховный суд разъяснил, что доходы каждого из супругов, полученные ими во время брака от трудовой и предпринимательской деятельности, относятся к совместному имуществу, подлежащему разделу между супругами.

Продолжаем рассматривать новый Обзор судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2019), включенные в Обзор прецеденты.

Т.Н. с учетом уточненных требований обратилась в суд с иском к Т.А. о расторжении брака (стороны состояли в браке с 1980 года) и разделе совместно нажитого имущества. Просила признать за ней право на ½ доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок, выделить в ее собственность 40 тонн семян подсолнечника, предметы бытовой техники, также просила взыскать с Т.А. в ее пользу компенсацию стоимости передаваемого ему общего имущества супругов.

В обоснование требований Т.Н., в частности, указала, что с 17 декабря 2009 г. Т.А. является индивидуальным предпринимателем и главой крестьянского (фермерского) хозяйства (далее – КФХ), в деятельности которого она принимала непосредственное участие, вела бухгалтерский учет, принимала урожай, в связи с чем фактически является его членом и вправе претендовать на половину стоимости общего имущества супругов в КФХ.

Т.А. иск не признал, предъявил к Т.Н. встречный иск о разделе совместно нажитого имущества, в котором просил исключить из состава общего имущества супругов имущество, принадлежащее КФХ, признать доли в совместно нажитом имуществе сторон равными и осуществить его раздел.

В обоснование требований Т.А. указал, что в период брака сторон приобретено заявленное к разделу имущество, вместе с тем тракторы, комбайн с жаткой, плуг, культиватор, сеялка, опрыскиватель, бочка для воды, цистерна для топлива, тележка тракторная, сварочный аппарат, земельные участки, а также сельскохозяйственная продукция, которой являются семена подсолнечника, в состав имущества, нажитого супругами в период брака, не входят, разделу не подлежат.

Решением суда исковые требования Т.Н. удовлетворены частично. Брак, заключенный между Т.Н. и Т.А., расторгнут. Суд произвел раздел движимого и недвижимого имущества, определив компенсацию разницы стоимости имущества, переданного сторонам.

Разрешая, в частности, требования Т.Н. о взыскании с Т.А. компенсации половины стоимости имущества, приобретавшегося для осуществления деятельности КФХ, суд первой инстанции исходил из его принадлежности КФХ, в связи с чем исключил спорные земельные участки и предназначенное для работы КФХ движимое имущество из состава совместно нажитого сторонами в период брака имущества. Поскольку Т.А. не отрицал того, что ведение фермерского хозяйства осуществлялось супругами совместно до фактического прекращения брачных отношений в ноябре 2016 года, несмотря на отсутствие письменного соглашения об этом, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 162, п. 2 ст. 258 ГК РФ, пришел к выводу о том, что оба супруга являлись членами КФХ, поэтому взыскал с Т.А. в пользу Т.Н. компенсацию половины стоимости этого имущества и выделил в собственность Т.Н. 40 тонн семян подсолнечника.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения данных исковых требований и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении этих требований, суд апелляционной инстанции признал приведенные выводы суда первой инстанции противоречащими п. 2 ст. 33 СК РФ, ст. 1, 4, 6 и 8 Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», ст. 78 ЗК РФ, ст. 257 ГК РФ, указав, что представленные в суд доказательства свидетельствуют о том, что Т.А. является главой и единственным членом крестьянского (фермерского) хозяйства, соглашение между Т.А. и Т.Н. о создании фермерского хозяйства не заключалось, Т.А. как единственный член КФХ согласия на членство Т.Н. в КФХ не давал, из трудовой книжки Т.Н. следует, что она в период с 1996 по 2002 год работала бухгалтером в КФХ, в связи с чем между КФХ и Т.Н. имелись трудовые правоотношения.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что Т.Н. в рамках рассматриваемого дела с требованиями о признании ее членом КФХ не обращалась, оснований выйти за пределы заявленных требований в порядке ч. 3 ст. 196 ГПК РФ у суда первой инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы судебных инстанций не соответствующими требованиям закона.

В соответствии с пп. 1, 2 ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся в том числе доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности. Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (пп.1, 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128 и 129, пп. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст. 38, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела.

Читайте так же:  Подать на алименты без брака какие документы

В силу п. 1 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Согласно пп. 1, 2 и 3 ст. 1 Федерального закона от 11 июня 2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и инуюхозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии. Фермерское хозяйство может быть создано одним гражданином. Фермерское хозяйство осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

В силу ст. 33 СК РФ права супругов владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом, являющимся совместной собственностью членов крестьянского (фермерского) хозяйства, определяются ст. 257 и 258 ГК РФ.

Вместе с тем у супругов, ведущих крестьянское (фермерское) хозяйство, кроме продуктов, плодов и орудий для ведения этого хозяйства, есть еще и совместно нажитое имущество, используемое в процессе их семейной деятельности. Следовательно, в зависимости от вида и назначения имущества, источника его приобретения у членов крестьянского (фермерского) хозяйства могут быть разные права на принадлежащее им имущество.

Как видно из материалов дела и было установлено судами обеих инстанций, 17 декабря 2009 г. деятельность КФХ как юридического лица прекращена, с указанной даты Т.А. осуществляет единолично предпринимательскую деятельность по ведению крестьянского (фермерского) хозяйства, других членов в крестьянском фермерском хозяйстве не имелось. В ходе судебных заседаний Т.Н. поясняла, что на момент осуществления предпринимательской деятельности фермерского хозяйства Т.А. стороны состояли в браке, спорные земельные участки, а также движимое имущество приобретались супругами за счет совместных денежных средств, кроме того, истец как член семьи совместно с ответчиком принимала участие в деятельности КФХ, что не отрицалось Т.А.

Поскольку к совместному имуществу относятся доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, судам надлежало принять во внимание, что заявленное в иске Т.Н. спорное имущество приобретено в период брака на общие средства супругов, в том числе полученные в результате ведения Т.А. предпринимательской деятельности, в связи с чем она вправе претендовать на денежную компенсацию половины стоимости этого имущества. Между тем данные доводы не получили оценки в обжалуемых судебных постановлениях, чем были нарушены права Т.Н.

В ходе судебных заседаний Т.Н. поясняла, что на момент осуществления предпринимательской деятельности фермерского хозяйства Т.А. стороны состояли в браке, спорные земельные участки, а также движимое имущество приобретались супругами за счет совместных денежных средств, кроме того, истец как член семьи совместно с ответчиком принимала участие в деятельности КФХ, что не отрицалось Т.А.

Поскольку к совместному имуществу относятся доходы каждого из супругов от трудовой и предпринимательской деятельности, судам надлежало принять во внимание, что заявленное в иске Т.Н. спорное имущество приобретено в период брака на общие средства супругов, в том числе полученные в результате ведения Т.А. предпринимательской деятельности, в связи с чем она вправе претендовать на денежную компенсацию половины стоимости этого имущества. Между тем данные доводы не получили оценки в обжалуемых судебных постановлениях, чем были нарушены права Т.Н.

Такая страница не существует

История судебного разбирательства

Итак, первая инстанция своим решением от 2 марта 2017 года сочла нужным поступить следующим образом.

Основная часть имущества и обязательства перед банком делятся пополам между истцом и ответчицей. В то же время за бывшим супругом остается автомобиль, однако он должен будет выплатить жене денежную компенсацию стоимости ее доли в машине.

Не согласившись с таким положением вещей, супруга подала апелляцию. Рассмотрев изложенные в ней доводы, вышестоящая инстанция приняла решение рассматривать дело заново. И в итоге апелляционный суд своим определением от 2 августа 2017 года принял решение поделить имущество следующим образом.

Дом и земля под ним распределились между участниками конфликта пополам. Что касается однокомнатной квартиры, суд распределил ее между супругой и дочерьми, обязав при этом выплатить мужу половину от стоимости средств, потраченных на приобретение недвижимости.

В свою очередь прежнему супругу суд оставил автомобиль, возложив при этом обязательства выплатить второй стороне денежную компенсацию ее части в транспортном средстве.

[1]

А также апелляционная инстанция распределила и судьбу кредитов. Погашать обязательства по займу на квартиру должна супруга. В то же время женщина получила право регрессного требования в части сумм, уплаченных ею после развода по кредиту на автомобиль.

Глава бывшей семьи не устроило такое положение вещей, и последовала кассационная жалоба, которая была частично удовлетворена. В итоге дело было передано на повторное рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Мнение эксперта о разделе имущества в судебном порядке

На практике суды руководствуются разными соображениями, распределяя собственность между бывшими супругами. Часто принимаются во внимание личностные взаимоотношения между людьми и невозможность их совместного проживания под одной крышей. Кроме того, анализируются и права на жилье одного из лиц.

Если совместное имущество супругов не делится физически, то возмещается денежный эквивалент части совместной собственности. И конечная сумма определяется не на основе затрат, понесенных в связи с приобретением недвижимости, а на базе его текущей стоимости. Поэтому, подавая в суд исковое заявление о разделе имущества, стоит запастись заключениями экспертов.

Из рассматриваемого определения также можно сделать следующий вывод. Он состоит в том, что величина издержек каждого из супругов по приобретению активов не должна быть главным фактором при определении размера долей.

В то же время суды, решая вопрос, по недвижимости, должны учитывать интересы общих детей супругов и их жилищные условия. Но при разделе квартиры есть одна тонкость. Если в результате процесса бывшие супруги останутся вообще без жилья, можно говорить о нарушении конституционных прав гражданина.

Автор: Олег Владимирович Росляков, источник yurist-spb24.ru.

Обязательно поделитесь с друзьями!

Верховный суд о разделе имущества между супругами

Определение Верховного суда по делу № 33КГ 18-13

Судебное разбирательство о разделе имущества при разводе было продолжено в Верховном суде. Своим определением от 31.07.2018 г. по делу № 33 КГ 18-13 кассационная инстанция отменила предыдущие решения в части присуждения денежных компенсаций за доли в квартире, автомобиле, а также по выплаченному кредиту.

Верховный Суд указал, что при определении размера компенсации в счет имущества апелляционный суд учел расходы по его приобретению. Эта позиция не является правильной, поскольку при разделе собственности в расчет берется ее текущая рыночная стоимость.

Читайте так же:  Алименты если родился второй ребенок

В материалах дела имелись данные по экспертной оценке квартиры и автомобиля, однако суд при вынесении спорного определения не учел данные доказательства.

Кроме того, апелляционная инстанция не выяснила, какова была доля бывшего мужа в квартире. Только после определения размера части можно определить ее реальную стоимость.

Видео (кликните для воспроизведения).

Отменяя решения в части компенсации в полном объеме выплат по кредиту за автомобиль, Верховный Суд сделал также важный вывод. По его мнению, расходы по выплаченному займу должны возмещаться пропорционально долям в имуществе, приобретенном с помощью банка.

Кроме того были допущены и процессуальные нарушения. Так, вышестоящая инстанция не дала никакой оценки иску бывшего мужа и не изложила правовой позиции по первоначальным требованиям.

Карта сайта

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

[2]

  • Войти через:

Мы подобрали для Вас интересные материалы

Единый государственный реестр записей актов гражданского состояния (ЕГР ЗАГС)

Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН)

Безвозмездное пользование недвижимым имуществом

Как получить градостроительный план земельного участка (ГПЗУ)?

Главное об ипотеке: что такое? что можно купить в ипотеку? как зарегистрировать?

Как оформить залог недвижимости для получения кредита?

Плата за вывоз мусора будет снижена

Дачная амнистия 2019. Всё самое важное о новом законе

Взносы на капитальный ремонт — надо ли платить?

ВС пояснил тонкости раздела имущества бывших супругов при наличии брачного договора

10 сентября Верховный Суд вынес Определение по делу № 18-КГ19-82 о разделе имущества супругов при наличии брачного договора.

Брак Сергея Ульянченко и Ирины Кондрашевой длился четыре с половиной года. За этот период женщина купила квартиру по ДДУ и оформила ее на себя. За три месяца до развода супруги заключили брачный договор, удостоверив его у нотариуса. По его условиям, нажитое супругами в период брака имущество являлось их совместной собственностью, за исключением принадлежащего одному из супругов по закону личного имущества. В договоре также отмечалось, что все доходы супругов в период брака (в том числе от предпринимательской деятельности) являются собственностью того из них, на имя которого они оформлены.

Кроме того, супруги заключили нотариально удостоверенное соглашение о разделе имущества. По его условиям квартира, приобретенная Сергеем Ульянченко по ДДУ еще до заключения брака, является общей совместной собственностью супругов. Кадастровая стоимость такого жилья составила 3,7 млн руб. на момент заключения соглашения. Квартира перешла в собственность мужа после выплаты жене компенсации в размере 700 тыс. руб., о чем свидетельствовала соответствующая расписка.

После развода мужчина обратился в суд с иском к бывшей супруге о признании недействительными соглашения о разделе совместно нажитого имущества и брачного договора. По мнению истца, условия спорных документов поставили его в крайне невыгодное положение, поскольку он лишался всего совместно нажитого в браке имущества.

Сергей Ульянченко настаивал, что квартира, за которую он заплатил компенсацию, не является совместной собственностью супругов, ведь она была приобретена до их вступления в брак и на его личные денежные средства путем заключения ДДУ, что подтверждалось проведением расчетов по договору. В этой связи он потребовал взыскания с ответчицы выплаченной компенсации, а также взыскания судебных расходов в размере около 11 тыс. руб.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, указав, что оспариваемые документы соответствуют закону. Он отметил, что сделки были заключены супругами в период брака на добровольных началах. При этом суд учел, что на момент заключения соглашения право собственности на указанную квартиру было зарегистрировано за Ульянченко на основании соответствующего ДДУ, причем регистрация этого права была произведена в период брака супругов. Как указал суд, истец не доказал, что условия спорных документов ставили его в крайне неблагоприятное положение. Кроме того, он счел несостоятельным довод истца о несоразмерности выделенного каждому из супругов имущества, поскольку возможность отступления от законного режима имущества супругов посредством заключения брачного договора и соглашения о разделе имущества предусмотрена действующим законодательством.

Апелляция отменила решение первой инстанции в части отказа в удовлетворении иска о признании недействительным соглашения о разделе имущества между супругами.

Данное соглашение было признано апелляционным судом недействительным, поэтому он взыскал с ответчицы 700 тыс. руб. и судебные расходы. Свою позицию вторая инстанция обосновала тем, что в нарушение требований ст. 38 СК РФ в соглашение о разделе имущества стороны включили квартиру, не являющуюся совместным имуществом супругов. Поскольку апелляция сочла недвижимость личным имуществом Ульянченко, она признала спорную сделку недействительной.

В дальнейшем Ирина Кондрашева подала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ.

Изучив обстоятельства дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что в силу п. 2 ст. 38 СК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения соглашения о разделе совместно нажитого имущества) общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. Такое соглашение может быть нотариально удостоверено. В соответствии с п. 1 ст. 42 СК РФ стороны вправе определить в брачном договоре имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся их имущественных отношений. «Таким образом, супруги (бывшие супруги) вправе по своему усмотрению изменить режим общей совместной собственности имущества, нажитого в браке (или его части), как на основании брачного договора, так и на основании любого иного соглашения (договора), не противоречащего нормам действующего законодательства», – отмечено в определении Суда.

Со ссылкой на ряд положений Семейного кодекса РФ Верховный Суд пояснил, что супруги свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. В этой связи он поддержал вывод суда первой инстанции о том, что стоимость спорной квартиры на момент заключения Сергеем Ульянченко ДДУ составляла 2,3 млн руб., а на момент заключения спорного соглашения о разделе имущества последняя оценивалась в 3,7 млн руб. «Из дела видно, что оспариваемое соглашение о разделе имущества между супругами Ульянченко и Кондрашевой от 3 мая 2017 г. является самостоятельной сделкой, которой определены все существенные условия в целях урегулирования взаимных имущественных прав и обязанностей по разделу имущества, приобретенного сторонами в браке. В результате заключенного на добровольной основе между ними соглашения о разделе имущества за истцом Ульянченко, являвшимся на момент заключения соглашения титульным собственником квартиры, право собственности на эту квартиру сохранилось при условии выплаты им ответчику Кондрашевой денежной компенсации без уточнения, за что именно эта компенсация выплачивается», – указал ВС.

Читайте так же:  Где выдается сертификат на материнский капитал

Верховный Суд добавил, что супруги, в том числе бывшие, вправе по своему усмотрению не только изменять режим общей совместной собственности имущества, нажитого в браке, но и включать в брачный договор и в иное соглашение, определяющее имущественное положение его участников, любые не противоречащие закону условия (в том числе и о распоряжении имуществом, являющимся личным имуществом каждого из супругов). Включение таких условий в брачный договор или в соглашение о разделе имущества не может толковаться как незаконное, поскольку ст. 38 СК РФ запрета на это не содержит.

Таким образом, Суд отменил определение апелляции о признании недействительным соглашения о разделе имущества между супругами и вынесении нового решения, оставив в силе соответствующую часть судебного акта первой инстанции. В остальной части решение второй инстанции оставлено без изменения.

Руководитель семейной практики Коллегии адвокатов г. Москвы № 5, адвокат Татьяна Сустина отметила, что судебные споры о брачных контрактах достаточно молодые для России, поэтому практика по ним находится в стадии формирования. «Категория всех семейных споров (в том числе урегулированных брачными контрактами) имеет свою специфику, ведь, находясь в острой стадии конфликта в бракоразводном процессе, каждая из сторон желает не только защитить себя, но и максимально усложнить жизнь другой стороны. Казалось бы, брачный контракт должен нивелировать имущественный конфликт между супругами, но, к сожалению, он не всегда защищает от судебных тяжб, создавая сложности иного характера», – отметила она.

По словам эксперта, в рассматриваемом деле апелляционный суд вышел за пределы стандартного национального правоприменения, истолковав право гражданина на имущество шире, чем районный суд. «Интересным является признание апелляционным судом недействительности сделки по основанию включения в предмет договора имущества, приобретенного до брака. По всей видимости, вторая инстанция применила общие нормы права о разделе имущества по аналогии к контрактным отношениям в отсутствие прямого правового регулирования. С одной стороны, ст. 34, 38 СК РФ говорят только об имуществе, нажитом в браке или о будущем имуществе супругов, с другой стороны, данные нормы резонируют со ст. 7 СК РФ и ст. 421 ГК РФ, согласно которой граждане свободны в заключении договора и могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом», – пояснила адвокат.

Татьяна Сустина считает, что ст. 42 СК РФ устанавливает, что брачный договор может заключаться в отношении имеющегося у супругов имущества и исходя из буквального толкования данной нормы и всего семейного законодательства ограничений по моменту приобретения имущества нет. «Таким образом, подход Верховного Суда, фактически установившего право супругов включать в супружеские соглашения имущество, приобретенное до брака, согласуется с семейным и гражданским законодательством и защищает договорные обязательства», – резюмировала она.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Ольга Истомина считает, что выводы Верховного Суда сложно назвать революционными. «Отменяя решение апелляции в части ничтожности соглашения о разделе имущества, ВС упомянул, что квартира хоть и была личной собственностью супруга, но титульным собственником он стал уже в браке и кадастровая стоимость ее на дату раздела увеличилась на 1,5 млн руб. В этой ситуации некритична выплата компенсации в 700 тыс. руб. при сохранении права собственности на квартиру», – пояснила она. Эксперт добавила, что комментируемое определение вряд ли существенно повлияет на всю судебную практику, ведь каждое дело рассматривается индивидуально с учетом совокупности конкретных обстоятельств.

[3]

Верховный суд объяснил, как действует соглашение о разделе имущества

Соглашение о разделе имущества — возможный вариант решения проблемы при расторжении брака. Альтернативный сценарий — брачный договор. Но это разные вещи. В случае, произошедшем в Подмосковье, супруги прожили в браке десять лет и за три года до развода подписали соглашение о разделе имущества, поделив в документе всё, что нажили. А спустя несколько лет, уже после развода, бывший супруг вдруг пошёл в суд с иском, в котором попросил признать это соглашение недействительным и поделить поровну всё, что было у семьи перед разводом. Ответчица заявила, что все сроки исковой давности прошли.

«Красногорский городской суд в иске бывшему супругу отказал. Областной суд с таким решением не согласился и встал на сторону истца. Он отменил вердикт коллег и принял другое решение: соглашение о разделе имущества признал недействительным и отдал истцу половину нажитой квартиры», — говорит юрист Семён Гнездилов.

Бывшая супруга с таким решением не согласилась и попросила Верховный суд отменить несправедливое, на её взгляд, решение. И с её доводами согласились. Судя по материалам дела, супруги прожили в браке практически десять лет. За это время жена купила квартиру в ипотеку. Деньги на неё она получила в банке по кредитному договору. Через три года супруги заключили соглашение о разделе имущества. По нему жене отошли машина и квартира, а также обязательство выплатить долг.

«Супругу достались две машины и телевизор. Красногорский городской суд увидел, что мужчина с момента подписания соглашения все пять лет молчал и его не оспаривал. Поэтому инстанция согласилась с ответчицей, что сроки исковой давности оспаривания истец пропустил. Областной суд, в свою очередь, исходил из того, что раздел неправильный. Ведь машины, которые получил супруг, не были их общей собственностью. Поэтому апелляция сказала, что ответчица не представила нужные доказательства. То есть в соглашении нет общей цены всего семейного добра. И не доказано, что стоимость общего имущества и части, которую получила ответчица по соглашению, равна. Да и срок давности оспаривать соглашение, по мнению областного суда, не пропущен», — поясняет юрист Семён Гнездилов.

Верховный суд с такими утверждениями не согласился и объяснил почему. Начал он с Семейного кодекса. Граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами. Изменения возможны на основе брачного договора, соглашения о разделе имущества или о признании имущества одного из супругов общей собственностью. Вывод Верховного суда: супруги, в том числе бывшие, вправе по своему усмотрению не только изменять режим общей собственности, нажитой в браке, но и включать в брачный договор или иное соглашение любые не противоречащие закону условия.

«Именно такое соглашение и было у экс-супругов. Вывод апелляции, что стоимость имущества, передаваемого по соглашению одному, должна соответствовать стоимости оставшегося у другого, не основан на законе. Областные судьи не приняли во внимание, что соглашение стороны исполнили. Срок же исковой давности по требованию о признании оспариваемой сделки недействительной составляет всего год. Соглашение о разделе имущества супруги подписали в 2013 году. Верховный суд велел дело пересмотреть», — рассказал юрист Семён Гнездилов.

Читайте так же:  Минимальная площадь земельного участка при разделе

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС поправил судебную практику по разделу имущества при разводе

Верховный суд РФ представил второй за 2018 год обзор судебной практики, утвержденный 4 июля Президиумом ВС.

В 194-страничном документе анализируется практика президиума и всех судебных коллегий Верховного суда, а также международных договорных органов. Кроме того, ВС дает ряд разъяснений по актуальным вопросам, возникающим в судебной практике.

Так, в частности, в разделе, посвященном практике коллегии по гражданским делам, Верховный суд анализирует спор о разделе имущества супругов. ВС отмечает, что земельный участок, предоставленный бесплатно одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления, подлежит включению в состав общего имущества, подлежащего разделу между супругами.

К.Н. обратилась в суд с иском к К.С. о расторжении брака, разделе совместно нажитого имущества в равных долях, ссылаясь на то, что с 1984 года состоит в браке с ответчиком, семейные отношения между ними прекращены 23 июля 2008 г. В период брака сторонами нажито подлежащее разделу имущество, состоящее из двух земельных участков, трактора, снегохода, недостроенного жилого дома, автомобиля и индивидуального жилого дома.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением, исковые требования удовлетворены частично. Брак между сторонами расторгнут. За К.Н. и К.С. признано право собственности каждого на ½ доли в праве собственности на индивидуальный жилой дом.

В удовлетворении иных исковых требований отказано.

Отказывая К.Н. в удовлетворении требований о разделе спорных земельных участков, суд исходил из того, что данные объекты недвижимости в силу положений п. 2 ст. 36 СК РФ не относятся к общему имуществу супругов, поскольку получены К.С. по безвозмездной сделке.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала, что такой вывод сделан судами с существенным нарушением норм материального права.

Положениями ст. 34 СК РФ и ст. 256 ГК РФ предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное (п. 1 ст. 33 СК РФ). Согласно п. 2 ст. 34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Вместе с тем имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью (п. 1 ст. 36 СК РФ).

Как видно из материалов дела, спорные земельные участки образованы в результате раздела земельного участка, ранее предоставленного ответчику на основании решения органа местного самоуправления от 26 октября 1984 г. о предоставлении земельного участка в бессрочное пользование. Впоследствии на основании указанного выше акта произведена государственная регистрация права собственности на земельный участок за К.С. В рассматриваемый период стороны состояли в браке (брак заключен 2 июня 1984 г.).

В соответствии с подп. 1, 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров или иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, а также из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Таким образом, законодатель разграничивает в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры (сделки) и акты государственных органов, органов местного самоуправления и не относит последние к безвозмездным сделкам. Бесплатная передача земельного участка одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления не может являться основанием его отнесения к личной собственности этого супруга.

Поскольку право собственности у К.С. на спорные участки возникло не на основании безвозмездной сделки, выводы судов об отнесении данного спорного имущества к личной собственности ответчика в порядке ст. 36 СК РФ противоречат указанным выше положениям закона.

Видео (кликните для воспроизведения).

При таких обстоятельствах оснований для отказа К.Н. в требовании произвести раздел спорных земельных участков между супругами у суда не имелось (определение № 64-КГ17-10).

Источники

Литература


  1. Габов, А. В. Ликвидация юридических лиц. История развития института в российском праве, современные проблемы и перспективы: моногр. / А.В. Габов. — М.: Статут, 2011. — 304 c.

  2. Поставка. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 537 c.

  3. Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова. Годичная научная конференция. Том 2. История химико-биологических наук. История наук о земле. Проблемы экологии. История техники и технических наук. — М.: Ленанд, 2013. — 440 c.
  4. Сомов, В.П. Латинско-русский юридический словарь: моногр. / В.П. Сомов. — М.: ГИТИС, 2014. — 104 c.
  5. Десницкий, С. Е. Слово о прямом и ближайшем способе к научению юриспруденции. Юридическое рассуждение о вещах священных, святых и принятых в благочестие, с показанием прав, какими оные у разных народов защищаются… и др. / С.Е. Десницкий. — Москва: Гостехиздат, 2016. — 193 c.
  6. Верховный суд о разделе имущества супругов
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here