Ювенальная юстиция испании

Эксперт: ювенальную систему в Испании создал фашистский режим Франко

О том, как мимикрировала служба незаконного отъема детей во времена франкизма и в период испанской демократии рассказала делегатам III съезда общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» представитель РВС из Испании Вера Родионова 15 апреля, передает корреспондент ИА Красная Весна.

Вера Родионова отметила, что ювенальная система, действующая в настоящий момент в Испании, уходит своими корнями в то время, когда после окончания гражданской войны, при режиме генерала Франко, женщины-республиканки помещались в тюрьмы, а их новорожденные дети передавались на воспитание в семьи франкистов. Когда необходимость отнимать детей у республиканцев, чтобы воспитать их в лояльном к власти духе, отпала, то сложившаяся система с помощью так называемого патроната защиты женщин стала похищать детей в коммерческих целях. Патронат защиты женщин выявлял социально незащищенных женщин, сопровождал их во время беременности и госпитализировал в определенные клиники, где на свет появлялись якобы мертворожденные дети. Матерям выдавали справку, а младенца оформляли на имя бенефициаров.

Затем, при переходе Испании от франкистской диктатуры к демократии, институт патронажа защиты женщин, не претерпев изменений, с тем же персоналом был передан в ведение администраций автономных областей Испании. Одновременно в конце 70-х годов был принят закон, который покончил с частным характером семьи и ее независимостью.

Как утверждают испанские правозащитники из антиювенального движения «Бирюзовая волна», интервью с которыми В. Родионова продемонстрировала во время своего доклада, в современной Испании система соцзащиты построена таким образом, что ребенка можно изъять практически из любой семьи, так как любой родитель не идеален, он может потерять работу или не иметь жилья в собственности. Активисты «Бирюзовой волны» отмечают, что при обращении женщины в сложной жизненной ситуации в социальную службу ей не оказывают никакой помощи, а начинают полную проверку ее образа жизни, после чего приходят к выводу, что женщина недостойна быть матерью, отбирают ребенка и передают его в платную семью, которая зарабатывает деньги на содержании детей.

Правозащитники также рассказали о многочисленных скандалах, когда подростки, отобранные у родителей и помещенные в детские учреждения или приемные семьи, подвергаются сексуальному насилию и эксплуатации со стороны сетей педофилов и производителей порнофильмов.

Во второй части своего доклада Вера Родионова обсудила нацистские корни ряда международных организаций, занимающихся вопросами детства.

После окончания гражданской войны в Испании установилась военная диктатура Франсиско Франко, которая длилась с 1939 по 1975 гг. Испанию покинули 600 тыс. человек. Десятки тысяч человек были расстреляны, захоронены в общих могилах и до сих пор числятся пропавшими. Во время диктатуры существовала практика изъятия младенцев у неблагонадежных родителей и передачи их в приемные семьи. В этой практике ключевую роль играла католическая церковь, поддерживающая Франко. Она управляла больницами, школами и детскими домами Испании. По неофициальным данным, за годы франкизма было похищено около 300 тыс. младенцев.

Добавим, что проблемы, описанные испанскими правозащитниками, аналогичны российским: обращение в социальную службу давно является не поводом для помощи семье, а предлогом, чтобы взять семью «на заметку», вмешаться в ее жизнь. Щедрая государственная поддержка приемных семей и платного родительства в ущерб пособиям, которые получают родные семьи, создает предпосылки для отобрания детей из родной, любящей, но бедной семьи, и передачи тем, кто сможет зарабатывать на их содержании.

Напомним, что 15 апреля в Москве прошел III съезд РВС. В работе съезда приняли участие 1300 участников и делегатов РВС из 64 регионов России. Гости съезда — депутаты, сенаторы, представители общественных и религиозных организаций, МИДа, МВД, эксперты, журналисты федеральных и региональных СМИ.

Дети: приказано уничтожить,
или Ювенальная юстиция в действии.
Защита прав ребенка на Западе как способ разрушения семьи и общества

Фото: Стефани Кляйн / Flickr.com

Я ходила с двумя детьми в открытый детский садик – платное учреждение, где мамы смотрят за своим ребёнком сами. Администрация детсада заявила на меня в Barnevern, что я «в депрессии», а мой старший Андреас не всегда смотрит в глаза взрослым, когда с ним разговаривают. В Норвегии принято часто улыбаться, показывая свой позитивный настрой и благополучие (даже если этого нет), таков их менталитет. Я пояснила, что дело в различии в культуре поведении, и депрессия здесь ни при чем. Нелегко было избавиться от Barnevern. Они ходили к нам домой и в детский садик, наблюдать за моим сыном. Они решили за нас, что Герман (младший) пойдёт в садик с одного года, и ещё пытались заставить нас принять назойливые и наглые «советы» Veiledning. Говорили, что Андреас (в 2,5 года!) отстаёт в языке, стесняется взрослых и чтобы привлечь внимание детей постарше забирает у них игрушки. Поэтому администрация детского садика и Barnevern решили, что он должен быть под их присмотром.

Мы с мужем наняли адвоката. Он объяснил нам, что мы должны добиваться освобождения из-под «опеки» социалистов. Наша участковая медсестра сказала только хорошее о нашей семье и показала, что развитие Андреаса для ребёнка его возраста вполне удовлетворительно. Она предложила, что сама походит к нам 6-8 раз с «советами», и мы с мужем решили, что уж лучше медсестра, чем надзиратели Barnevern. Но и после этого нас продолжали запугивать и говорили, что подадут жалобу в областную администрацию. Это дело длилось почти 6 месяцев. Я пережила очень тяжёлое время, в постоянном страхе, что детей могут забрать…

Barnevern – это своего рода общество «защиты» детей. Оно забирает детей в бедных семьях, у матерей-одиночек. Их не волнует, что лишение маленького ребёнка родителей всегда является для него большим шоком, что это разрушает детскую психику.

Граждане Норвегии имеют очень большие выгоды от гражданства и хорошо защищены экономически. Например, после развода государство оплачивает обучение женщины; оплачивает услуги адвоката бедной семье; инвалиды получают хорошее пособие и т.д. Казалось бы, с правами человека здесь все в порядке. Однако они грубо нарушаются, причем начиная с детства. Так, в Норвегии детей с детства учат жаловаться друг на друга в различные инстанции. Сидят, например, на уроке два норвежских мальчика, лучших друга, и первый списывает у второго. Второй подходит к учителю и говорит, что его друг списывает, а на перемене мальчики, как ни в чём не бывало, идут вместе пить кофе.

В Норвегии так называемые социалисты пытаются воплотить в жизнь идею о том, что все должны одинаковыми. Все дети должны ходить в детский садик с года, дети должны быть хорошо адаптированы к социальной среде, хорошо воспитаны. Если ребенок отличается от других, выделяется из общей массы (даже если стеснительный, или непоседливый), принимается за работу Barnevern. Эти социалисты уверяют, что умеют формировать детей. Это их логика: легче формировать маленького ребёнка, чем подростка, который уже испорчен.

Читайте так же:  Статус матери одиночки кто имеет право получить

Причины для подачи жалобы в эту организацию могут быть различными. Например, если родители «заставляют» ребёнка убирать в комнате и выносить мусор, это называется принудительным использованием детского труда.

Эта организация имеет весьма широкие полномочия. Основанием для того, чтобы забрать ребёнка от родителей, может быть мнение одного человека – классного руководителя, врача, медсестры, заведующей детсадом, работника самого Вarnevern, если вы им не понравились, просто даже случайного человека, недоброжелателя… Они говорят о соблюдении прав человека и заботе о детях. Но они не понимают или не хотят понимать, что если ребёнка забрали от родителей, травма детской психике уже нанесена, и это уже никакими средствами не вылечишь…

Обычно Barnevern вызывает родителей на встречу письменно. Они должны бросить всё и немедленно явиться, иначе их забирает полиция, где бы они ни находились. Затем в Barnevern заводится конкретное дело. Начинается сбор информации, звонки в различные инстанции. Сотрудники Barnevern ходят наблюдать за детьми в школу, детский садик, опрашиваются врачи, учителя, работники детского садика, медсестры по контролю за детьми (которые определяют детское питание, контролируют рост, вес ребенка и т.д.). Ходят также на дом и надзирают за тем, как родители воспитывают детей. Причем приходят без звонка, без предупреждения; могут неожиданно постучать в дверь, а если не пустите – значит, оказываете сопротивление властям, а это повод для того, что забрать у вас детей.

Еще Barnevern заставляет родителей принимать программу Veiledning – это «давание советов» по воспитанию детей. В таком случае они ходят домой раз в неделю и ставят воспитание ваших детей под полный и неограниченный контроль; заявляются в детский садик, школу, всюду, куда ходит ребёнок. Это может продолжаться годами.

У многих матерей в Норвегии есть двое, трое, четверо детей. Если кто-то из соседей доносит в Barnevern на мать-одиночку, которая лишь выглядит уставшей, к ней в дом приходят и делают произвольные выводы о том, что дети ее не слушают, она не справляется. Сначала забирают у неё детей на одни выходные в месяц, а со временем могут и вообще забрать и отдать в приёмные семьи. Если родители вдруг ссорятся, то это тоже одна из причин, чтобы забрать детей.

Одна дама невзлюбила в детском садике мою знакомую и донесла в Barnevern, что её сын якобы плохо воспитан. А они работают с детьми, как со взрослыми, оценивая их достоинства и недостатки. Они пытались найти в мальчике недостатки, доказать, что родители не занимаются его воспитанием и что детей нужно забрать. Мать была вынуждена сбежать с семьёй в Южную Норвегию из-за боязни потерять детей.

Проблемы с Barnevern неоднократно возникают у живущих в Норвегии выходцев с Украины. Одна из причин в том, что они дают детям конфеты в середине недели, а в Норвегии принято давать конфеты только в выходные. Соседи, школа, детский садик жалуются в Barnevern, что родители портят детям здоровье и зубы. Когда у маленького ребёнка высокая температура и он простужается, у нас принято вызывать скорую и лечить. А в Норвегии большинство родителей детей от простуды не лечит – «само пройдёт». Поэтому здесь могут заявить на вас в Barnevern, что вы детей «залечиваете».

Были случаи, когда у наших украинских граждан забирали детей и отдавали в приёмные семьи, потому что они не хотели идти на сотрудничество с Вarnevern и оказывали сопротивление.

На одну русскую семью соседка написала жалобу о том, что она использует свою дочь как домработницу, «незаконно использует детский труд». Это соседка подглядела, что дочь (7 лет) выносит мусор из дома, пылесосит в своей комнате, а также застилает свою постель и вытирает дома пыль.

Одна норвежка поругалась со своим сожителем. За ее ребёнком смотрела прабабушка. Прабабушка позвонила в полицию. На следующий день их вызвали на встречу в комитет, и после этого стали ходить с наблюдениями. У ребёнка были колики, а мать «выглядела уставшей». Комитетчики сказали, что ребёнка заберут на время, чтобы она отдохнула, но её обманули и ребёнка не вернули. Случаи коликов бывают разные, мой старший сын от 5 недель до 3 месяцев вообще не спал и часто кричал. Если в такой сутуации какой-то «доброжелательный» сосед подал жалобу о коликах вашего ребёнка, то вы можете его потерять.

Татьяна приехала в Норвегию из Сочи и вышла замуж в Осло. Муж стал выпивать, и она уехала с трехлетним ребёнком к матери на север страны. Ей положено от государства пособие и оплата обучения. Для этого она должна написать не одно письмо и написать грамотно. Но она не знает норвежских законов и языка. К ней пришли из Barnevern и забрали ребенка: комитет по правам детей решил, что у неё нет дохода, она не знает язык – значит, ребёнок будет жить в приёмной семье.

Об организации Barnevern в прессе только негатив. Профессор университета в Бергене Марианэ Сколань (61 год) была свидетелем во многих делах и говорит, что знакома с проблемой изнутри. М.Сколань была приглашена в газету «Moss Dagblad» высказать своё мнение о норвежском Комитете по правам детей, за работой которого она следит много лет. По ее словам, они совершают ошибки в 99 процентах дел. Как правило, комитет выбирает тех родителей, которые многого не понимают и поэтому дают собой управлять. И еще за работу в Barnevern платят хорошие деньги, поэтому его работники очень старательны.

Многие дети становятся депрессивными, когда прибывают в приёмный дом. Здесь они также бывают подвержены издевательствам. Все данные статистики говорят о том, что многие из них портятся, вырастают с криминальными наклонностями, злоупотребляют алкоголем и принимают наркотики. Большое количество заключённых выросли в приёмных домах. «Дети не верят никому в этом обществе взрослых, – говорит Марианэ Сколань. – Они замыкаются в себе и думают: «Как я буду вести себя в обществе, которое так со мной поступило?». Эти люди из Комитета виноваты во многих сломанных жизнях»…

Проблемы с алкоголем, преступность и насилие становятся причиной постоянного увеличения числа детей и подростков, которые принудительно помещаются в учреждения Комитета. Так, например, в 2001 году от родителей были изолированы 6 215 детей. Всего в этом году комитету пришлось разбираться в судьбе более чем 33 тысяч детей. Другими словами, на каждую тысячу детей в мероприятиях комитета были задействованы 23 ребенка. Исследователи считают, что в Норвегии от 10 до 20 % детей и подростков растут и развиваются в неудовлетворительных условиях, что является причиной серьезных психологических проблем, страха и депрессии.

В спецзаведениях Barnevern 90 процентов подростков становятся наркозависимыми! В нескольких норвежских интернет-изданиях опубликовано интервью с 17-летним подростком. Его жизнь в Barnevernet началась, когда ему было 13. Он жил в коммуне возле Бергена и у него было плохое поведение в школе. Ему поставили диагноз «гиперактивность», и подросток был отобран у родителей и помещён в спецзаведение Комитета. Под здешним попечительство он начал курить гашиш. «Это как большой нарколагерь. Люди приходят сюда, чтобы купить, продать или употреблять наркотики», – говорит 17-летний! По его словам, в организации об этом знают и это их не волнует. «На дому родители бы не разрешили этим заниматься. А здесь свобода» (. ) «Ежедневные контакты с работниками учреждения ограничиваются их одноразовым вечерним посещением квартиры, где я живу, – для того, чтобы убедиться в том, что все дома, – рассказал мальчик. – Речь не всегда идёт о гашише. Несколько месяцев назад умерла девушка от передозировки. Она начала употреблять героин в спецзаведении детской организации».

Читайте так же:  Как менять полис при смене фамилии

Комитет по защите прав детей – серьезная международная организация, имеющая неограниченные полномочия и хорошо отлаженный механизм действия. В перечне мероприятий, призванных защитить права ребенка и улучшить условия их содержания – довольно широкий выбор средств: от помощи психологов, преподавателей, материальной и консультативной поддержки до лишения родителей прав на ребенка и помещения ребенка в другую семью. За последние шесть лет в среднем около 400 детей каждый год в результате действий Комитета передаются на «попечительство» государства. Как отмечается в одной из российских публикаций, из структуры, изначально призванной помогать родителям, Barnevern превратилась в карающий меч, от которого невозможно избавиться на протяжении всей жизни. Благодаря ее деятельности многие семьи оказываются разрушенными.

Ювенальный беспредел в Италии

Органы опеки из города Бари отняли у русской матери Анны Варгановой сына Георгия

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Ювенальная юстиция: лишение родительских прав в Испании

В любой стране, при любом социальном строе в семьях время от времени возникают проблемы. От этих проблем, часто связанных с психологическим состоянием родителей, страдают дети. Кто поможет в этих случаях самым слабым и беззащитным? В каждой стране эти вопросы решаются по-своему. В Испании, как и в других развитых странах, уполномоченные государственные структуры наделены правом вмешиваться в семейные дела, чтобы, разобравшись во всех сложностях, помочь ребенку. Иногда единственный выход – лишение родителей их прав на воспитание несовершеннолетнего.

Что является причиной лишения родительских прав в Испании? Какие требования предъявляются органами опеки к родителям, заподозренным в плохом отношении к детям? Могут ли правоохранительные органы отобрать права на ребенка у родителей-иностранцев?

Правовая защита детей в Испании

Ювенальная юстиция (Justicia de menores) – одна из составляющих правоохранительной системы Королевства, занимающаяся вопросами соблюдения законности в отношении детей и наказания взрослых при совершении ими правонарушений в отношении детей. О части ювенальной юстиции, рассматривающей меры наказания в случае совершения правонарушения ребенком, мы рассказали в статье «Ювенальная юстиция: правонарушения со стороны несовершеннолетних». Другая часть рассматривает проблемы отношений дети – родители, и именно на этот раздел права опираются прокуратура и службы социальной опеки, принимая решение о лишении родительских прав и отбирании ребенка у родителей, в том числе у иностранцев.

Законодательство

  • Конвенция о правах ребенка, Генеральная Ассамблея ООН 20 ноября 1989 года.
  • Королевский указ от 24 июля 1889 года, текст издания Гражданского кодекса (Real Decreto de 24 de julio de 1889, texto de la edición del Código Civil).
  • Органический закон 8/1985 от 3 июля, регулирующий право на образование (Ley Orgánica 8/1985).
  • Закон 26/2015 от 28 июля «О модификации системы защиты детей и подростков» (Ley 26/2015).
  • Закон об иностранцах (Ley Orgánica 4/2000).

Права детей-иностранцев в Испании

Иностранные дети, независимо от легальности или нелегальности проживания в стране их родителей, имеют все права детей – граждан Испании: на медицинское обслуживание, посещение детского сада и школы, высшее образование (ст. 1 Закона о праве на образование). Испания и ее Конституция гарантируют ребенку все права и свободы согласно Конвенции о правах детей, так что дети не будут ощущать себя брошенными на произвол судьбы в сложный момент. Но также ясно, что только добросовестные и заботливые родители могут дать детям любовь и заботу, привить чувства защищенности и уверенности в себе. Поэтому взрослые должны осознанно относиться к родительству и не доводить семейные конфликты до такого уровня, что в них вмешается государство. Тем более очевидно это должно быть для родителей-иностранцев, которые своим поведением могут создать ребенку неисчислимые психологические проблемы в чужой стране.

Под контролем социальной службы

Нужно отметить, что работники социальных служб не приходят в дом без причин. Такой визит может быть вызван полученной информацией и от самого ребенка, и от соседей или других свидетелей плохого отношения к несовершеннолетнему. Об этом написано в статье «Уголовный Кодекс – оружие испанских детей для борьбы против собственных родителей». Самый распространенный случай – подача судебного иска второго родителя, который оспаривает опекунство и хотел бы забрать общего малыша. Это также повод для проверок со стороны государственных органов.

Социальные службы очень внимательно рассматривают каждое заявление и обязательно посещают неблагополучную семью. Однажды став таковой, семья надолго остается в поле зрения этих органов. К ней прикрепляется работник, который наблюдает за семьей и регулярно посещает ребенка. Отказ от проверок будет воспринят как неповиновение решению властей.

В каждом случае началу процесса по установлению надзора за семьей предшествует официальное заявление, поданное в полицию самим ребенком или лицом, неравнодушно относящимся к судьбе несовершеннолетнего.

В ситуации, когда оба родители лишаются родительских прав, ребенок помещается для проживания на два года в интернат. Решением суда устанавливаются правила его посещения родственниками или родителями. По истечении этого срока в суде рассматривается место дальнейшего проживания ребенка. Согласно данным телевизионного канала La Sexta, по состоянию на 2018 год в детских приютах Испании проживает 13 500 детей. Эти дети могут когда-либо вернуться к своим родителям или попасть в приемные семьи, где будут жить или под опекой новой семьи, либо станут усыновленными.

Главным ответственным лицом, контролирующим ситуацию в неблагополучной семье, согласно ст. 174 Гражданского кодекса, является прокурор. Прокуратура проверяет, по крайней мере, раз в полгода положение дел с несовершеннолетним, составляет об этом отчеты и формирует направление работы с семьей и ребенком.

Читайте так же:  Права отца на ребенка в гражданском браке

Могут ли лишить родительских прав родителей, если они – не граждане Испании?

Видео (кликните для воспроизведения).

Остаться без прав на своего ребенка могут и родители-иностранцы. Ребенок помещается для проживания в детский центр, при этом мать и отец по решению суда могут получить возможность навещать его и добиваться пересмотра судебного решения. Паспорт ребенка хранится в суде до тех пор, пока родители, родственники или заинтересованное лицо не обратятся в суд за отменой судебного решения.

Известны случаи, когда опекунами ребенка становились родственники, которые запрашивали через посольство Испании в стране проживания право опеки над малолетним и в дальнейшем – право на вывоз ребенка в страну гражданства. В случае депортации на родину нелегально проживавших иностранцев ребенок таких граждан размещается в интернате и находится там, пока подыскиваются возможности его отправки к родителям.

Причины начала процесса лишения родительских прав

«Власть родителей, как и ответственность, всегда должны осуществляться в интересах детей в соответствии с их личностью, с уважением к их правам, физической и умственной целостности», говорится в ст. 154 Гражданского кодекса (Codigo Civil, далее – СС). Когда исчерпаны все меры решения проблем внутри семьи, государственный обвинитель (прокурор) может установить контроль за семьей или начать процедуру лишения родительских прав (ст. 172 CC) в случаях если:

  • несовершеннолетний не имеет необходимой моральной и/или материальной поддержки родителей;
  • присутствует неадекватное поведение отца или матери, которые не выполняют возложенные на них законом обязательства защиты ребенка;
  • есть обстоятельства, которые наносят ущерб малолетнему.

Согласно ч. 2 ст. 172, органы опеки наблюдают за ребенком и родителями и принимают решение либо об отмене контроля, либо о полной отмене родительских прав. Если причины, которые привели к лишению прав на ребенка, устраняются, прокуратура обращается в суд с ходатайством о возвращении родителям их прав.

Требования социальных служб, предъявляемые к родителям

Социальные службы и прокуратура, ведя надзор за положением ребенка в неблагополучной семье, рассматривают все стороны жизни малыша и родителей:

  • условия проживания;
  • размеры жилья;
  • заработок родителей;
  • отношение к алкоголю и наркотикам;
  • методы воспитания.

Родители могут остаться без прав на ребенка, если они:

  • официально не трудоустроены;
  • не занимаются воспитанием ребенка;
  • плохо его кормят;
  • бьют ребенка.

Особое внимание уделяется посещению школы. Частые отсутствия ребенка в школе говорят о том, что родители не хотят воспитывать несовершеннолетнего и дать ему положенное по Конституции право на образование. В Испании нет закона, с юридической точки зрения устанавливающего минимальный возраст, при котором малыш может оставаться дома без присмотра. Тем не менее семья может подвергнуться санкциям, если службы опеки сочтут, что ребенок рискует, проводя слишком много времени в одиночестве.

Интересы ребенка – на первом месте

В Испании ребенок, страдающий от поведения родителей, имеет право рассчитывать на государственную помощь. В некоторых особо тяжелых случаях ребенка могут временно или даже навсегда разлучить с родителями, таким образом спасая ему жизнь и здоровье. В свою очередь, родители, осознавшие свои ошибки и изменившие свое поведение к лучшему, могут попытаться вернуть права на воспитание несовершеннолетнего. Эти и подобные вопросы решает суд, который во всех ситуациях будет в первую очередь отстаивать интересы ребенка.

Центр услуг в Испании

Нужна помощь в Испании? Центр услуг «Испания по-русски» — это более 100 наименований услуг на русском языке в любом регионе Испании.

«Ювенальная юстиция — узаконенный киднеппинг»

В Днепропетровске прошла пресс-конференция с участием общественных деятелей, отстаивающих семейные ценности

В Днепропетровске прошла пресс-конференция «Ювенальная юстиция — узаконенный киднеппинг», которую проводили политолог, представитель движения родителей «Батьківська держава» Игорь Друзь, преподаватель центра здорового образа жизни Национального горного университета, президент ОО «Здоровая нация» Иоханна Керестинь, председатель Православного родительского комитета Днепропетровска Геннадий Лаврентьев и член Православного родительского комитета Днепропетровска Юрий Истомин, сообщает сайт Ric.ua.

Юрий Истомин подчеркнул, что ювенальная юстиция подразумевает защиту прав ребенка, но подразумевает ее в весьма интересном ракурсе. Создается специальная разветвленная структура, включающая в себя ювенальные суды — очень мягкое и упрощенное правосудие, рассчитанное на несовершеннолетних, не предусматривающее в подавляющем большинстве случаев лишение свободы за уголовные преступления, совершенные подростками, а на работу с психологами и т.д., а также широкая сеть социальных работников, отслеживающих соблюдение прав ребенка, в первую очередь в семьях. Ювенальная юстиция изначально предполагает приоритет прав ребенка над павами его родителей. То есть, любое принуждение ребенка, включая мытье посуды за собой, уборка постели и его комнаты, рассматривается как эксплуатация детского труда. Если родитель высказал недовольство поведением ребенка в резкой форме или отшлепал его за провинность, ювеналами рассматривается, как повод наказать родителя на первый раз штрафом, а в случае повтора таких действий — ребенок у таких родителей должен быть отобран и помещен в интернат, а сами родители лишены своих родительских прав.

Кроме того, в ювенальной юстиции есть такое понятие, как «альтернативный стиль поведения ребенка». Проще говоря, хулиганство, разврат, алкоголизм, наркомания, при этом родители не имеют права жестко пресечь такое поведение, а лишь проводить с ребенком воспитательные беседы в мягком тоне. То есть, родителей лишают права воспитывать ребенка в таком духе, как считают нужным. Все эти принципы идут вразрез с нашими традициями и педагогикой, где дети в семьях воспитываются через труд и послушание старшим.

В Евросоюзе ювенальная юстиция практически (кроме Греции, которая полностью отвергла эти принципы, и еще нескольких стран, которые ввели ее у себя в урезанном виде) везде внедрена. Самой передовой страной в этом плане является Франция, где она существует с 50-х годов прошлого века. За это время там у родителей отнято более 2 миллионов детей, половина из которых отнята совершенно незаконно. Одновременно там же самый высокий в Европе уровень подростковой и молодежной преступности. Достаточно вспомнить последние молодежные бунты во Франции. И что? А ничего: полиция хулиганов ловит, доставляет в полицию, там с ними беседуют психологи, а дальше хулиганы отпускаются на волю. Все! И можно снова заниматься погромами.

Кроме того, во Франции могут отобрать ребенка даже по анонимным телефонным звонкам. То есть, если соседи захотели отомстить, звонят в социальную службу, а там доказывайте, что вы — не верблюд.

Вся эта огромная бюрократическая система требует и соответствующих затрат. Во Франции ежегодно на ювенальную систему — судей, полицию по делам детей, социальных работников и школьных омбудсменов (защитников прав человека, в данном случае — детей и подростков) тратится 5 миллиардов евро! Естественно, надо показывать за такую плату и работу. Вот они и отбирают как можно больше детей из семей по различным предлогам. На втором месте стоит Германия, где ежегодно у родителей отнимается до 70 тысяч детей. 30 тысяч детей там забирается по причине низкой финансовой обеспеченности родителей. Представляете, если такой закон будет принят у нас, скольких детей у родителей можно будет отнять?!», — считает Юрий Истомин.

Читайте так же:  Замена снилс работодателем при смене фамилии

Чем грозит для Украины введение ювенальной системы, и кто за этим стоит, рассказал Игорь Друзь. «Ратует за введение в Украине ювенальной системы ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, прочие общественные правозащитные организации на Западе. Конкретно в Украине «пробивают» этот закон различные «околоправительственные» организации Канады. Что же происходит на самом деле. Народу Украины пытаются доказать, что кучка якобы неуравновешенных людей, пытаются помешать стране исповедовать европейские гуманистические принципы и противятся созданию ювенальной юстиции. На самом деле год назад, в феврале 2009, Верховная Рада своим решением отвергла попытку принять закон о ювенальной юстиции во втором чтении именно по причинам, о которых говорил предыдущий оратор. Нам предлагают создать в стране очередного бюрократического монстра, который смог бы контролировать всю без исключения частную жизнь украинских семей. Нормально ли это? Нет, конечно. Но при этом радетели за ювенальную юстицию уверяют, что все у нас будет прекрасно, и эта система, якобы, поможет нам избавиться от детской и подростковой преступности», — продолжил эксперт.

«Но самые страшные последствия даже не эти, а то, что будет разрушена семья, как таковая. Дело в том, что ювеналы получают огромные и практически ничем не ограниченные возможности по изъятию детей и лишению родительских прав. Любая семья оказывается под дамокловым мечом. Даже если у нее ребенка не забрали, то и в этом случае ребенок начинает понимать, что он может подать на своих родителей в суд. На этом родственные отношения между ними заканчиваются, и начинаются отношения на чисто юридической основе. То есть, есть юридическое лицо «ребенок» и юридическое лицо «родитель». А теперь вспомните, сколько в современной Европе бездетных семей, потому что люди просто не хотят сами себе заводить проблемы на голову», – подчеркнул эксперт.

По его словам, «ювеналы учат детей, что на родителей надо постоянно доносить, поскольку они не ваши друзья и кровные родственники, а прямые конкуренты по урезанию вашей свободы». «Есть круглосуточные телефоны доверия, по которым вы можете позвонить и пожаловаться на то, как с вами плохо обращаются родители. А любой ребенок склонен фантазировать и сгущать краски, а также импульсивно и необдуманно поступать. Так уж устроена детская психика. И то, что взрослым кажется само собой разумеющимся, ребенку может показаться неразрешимой проблемой. Все мы через это проходили, но у нас был непреодолимы ограничитель — родительская воля, которую теперь хотят убрать. И это — правильно: родители обязаны ограждать детей от их же собственного неразумного своеволия: не совать пальцы в розетку, не пробовать опасных веществ и т.д.», — продолжил Игорь Друзь.

Все выступавшие были едины во мнении, что введение ювенальной юстиции будет одним из путей уничтожения нации. Люди просто не будут заводить детей, чтобы не растить себе на голову Павликов Морозовых, как это делают коренные народы старой Европы, и нация начнет вымирать естественным путем через старение. А освобождающиеся места будут заниматься иммигрантами из Азии и Африки, как это происходит сейчас в той же Европе. То есть введение ювенальной юстиции — прямая угроза существованию украинцев как нации, считают организаторы пресс-конференции.

«Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

Выступление Ирины Бергсет на секции Рождественских чтений, посвященной ювенальной юстиции

В минувшую субботу, 26 января, в Новом гуманитарном корпусе МГУ на Ломоносовском проспекте в рамках Рождественский чтений состоялась, ставшая уже традиционной секция по ювенальной юстиции «Новые угрозы семье и детству. Противодействие этим угрозам в России и за рубежом». Руководили работой секции – директор Общественного института демографической безопасности И.Я.Медведева и член правления Российского детского фонда Т.Л.Шишова. Курировал секцию – протоиерей Максим Обухов, руководитель Православного медико-психологического центра «Жизнь».

Предлагаем вниманию наших читателей выступление кандидата филологических наук Ирины Михайловны Бергсет «Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

.

Сегодня мы наблюдаем закат захватнической ювенальной политики Европы, за которым следует только полное умирание или вырождение наций и народностей, населяющих эту часть суши планеты Земля.

Все последние 30 лет политика насильственного захвата детей в странах ЕС проводилась исключительно под грифом «секретно», то есть фактически в атмосфере строжайшей гостайны. Родительское сообщество безропотно и молчаливо принимало все атаки ювенальных карательных отрядов, созданных и действующих практически в каждой стране Европы. После изымания родных детей госсистема предлагала семье только две альтернативы. Первое: родить себе новых детей. Или Второе: наслаждаться жизнью без детей. Практически никто из экспроприированных детей не мог и не может вернуться в родную семью, потому что все госсистемы, включая судебную, законодательную и исполнительные власти, работают на разрушение семьи и «естественной», «натуральной» связи ребенка и родителей.

Постепенно недовольство родителей государственными методами разрушения семьи нарастало. И в 2012 году несогласие родителей с повсеместно в Европе узаконенной политикой госкиднеппинга, наконец, превысило критическую массу и переросло в социальный протест.

Как явление «родительский протест против антисемейной политики ЕС и ООН, направленной на отчуждение детей от биородителей», достиг своего пика именно в 2012 году. Родители взломали табу «сверхсекретности» детского вопроса и выплеснули свои трагедии в СМИ Великобритании, Германии, Франции, Норвегии, Швеции, Финляндии, Индии, России, Шри-Ланки и других стран мира. Попав на страницы мировой прессы, родительский протест зафиксировал кризис ювенальной системы Европы и продемонстрировал, что ювенальные технологии требуют или немедленной отмены, или кардинального реформирования.

Всплеск родительского недовольства в связи с массовыми и повсеместными насильственными изъятиями детей из кровных семей госструктурами разных стран волной прошел с севера на юг Европы. В международное движение «Русские матери» в 2012 году обратились более сотни российских семей, пострадавших от принудительного разлучения с родными российскими детьми в 28-ми странах мира. Россияне били в колокола беды из Норвегии, Англии, Финляндии, Швеции, Дании, Бельгии, Франции, Германии, с Кипра, из Новой Каледонии, Мальты, Израиля, Турции, Египта, Канады, США, Австралии, Новой Зеландии, Греции и других стран.

В 2012 году осмелевшие или доведенные до отчаяния родители в разных концах Европы и мира вышли на демонстрации, митинги, пикеты, уличные шествия и даже объявили голодовки, требуя вернуть украденных и конфискованных госслужбами родных детей. Протесты против ювенальных карателей из норвежской «Барневарн» прошли у посольств Норвегии в Шри-Ланке, в Индии, в Сомали, в России и на площадях Осло в самой Норвегии. Против ювенального ГЕСТАПО Германии «югендамдт» выступили родители как в самой Германии, так и в России. Против ювенального фашизма финской «Ластенсуелу» поднялись родители не только в стране Суоми, но и у нас в России. А против самой секретной, старейшей и самой кровожадной ювенальной спецслужбы мира — английской — прошли демонстрации протеста в Индии, в Сербии и на Трафальгарской площади в самой Великобритании.

Читайте так же:  Судебный иск о разделе имущества

Кроме публичных акций протеста родительское сообщество осуществило в 2012 году стихийную попытку создать своего рода «освободительное родительское движение» с декларацией требований и намерений. В частности, была составлена петиция в ООН с требованием признать политику насильственного разделения детей и биологических родителей — преступлением против детства. Подписи под этой петицией были собраны в 199 странах мира, в том числе и в России. Сама петиция была передана в приемную штаб-квартиры ООН в Женеве. Согласно появившейся после этого в СМИ информации, генеральный секретарь ООН ответил родителям, что специальная комиссия будет рассматривать этот вопрос на заседании в декабре 2012 — феврале 2013 года.

Таким образом, в 2012 году родительское сообщество планеты впервые преодолело страх и барьер «секретности» и выступило в странах Европы против государственно-узаконенного киднеппинга в защиту естественного права детей жить и воспитываться в кровной семье с родными родителями.

Несмотря на многочисленные вспышки народного протеста, следует признать, что в Европе родительство ослаблено и крайне раздроблено. Кроме того, согласно опубликованной в 2012 году статистике, 1/3 всего населения Европы бесплодна. Ситуация в Европе усугубляется еще и тем, что почти 40 % европейцев имеет психиатрические диагнозы, сидит на антидепрессантах, то есть фактически нездорово. На таком фоне активизация родительского сообщества в России, вставшего на защиту традиционных ценностей и традиционной семьи может стать «спасательным кругом» для Европы, где семья убивается агонизирующей ювенальной госдиктатурой.

Прогрессивная роль России в этом случае связана с тем, что с вступлением в европейское сообщество Россия может и должна стать мотиватором преобразований, стимулятором реформ как внутристранового детского законодательства, так и общеевропейских конвенций и международных соглашений, на словах призванных защищать права детей, а на деле превращающих современного европейского ребенка в раба ювенальной карательной госмашины.

[2]

Корни проювенальных технологий уходят прямиком в фашисткою Германию. Адольф Гитлер открыл первые детские приюты в Финляндии, Швеции, Норвегии и других странах для целенаправленной смены национального кода у детей, экспроприированных у родителей. Гитлеровские технологии прижились и мимикрировали сегодня в ювенальные системы спасения детей всей Европы и мира от биологических родителей.

Пик ювенальных изобретений приходится на 1980 год, когда, по сути, было узаконено «неокрепостничество» или «крепостное право с детским лицом». В соответствии с Гаагской конвенцией о международных похищениях детей от 1980 года, дети всех стран одномоментно «отчуждались» от родных родителей и приписывались или прикреплялись к той земле или стране, где они физически находились на момент изъятия. С этого времени в Европе родительские права «де-юре» разделились надвое: «право родить» и «право воспитывать», которое иначе стали называть родительским правом опеки над ребенком. Государство в одночасье экспроприировало «право опеки» над всеми детьми, которые в буквальном смысле на момент создания этого документа «стояли» на территории конкретной страны. А родителям государство выдавало с этих пор временное право заботиться о родном ребенке до первой провинности перед госсистемой.

Дальше – больше госправ и меньше прав родителей и детей. За 30 лет все Европейские страны перешли от судебно-санкционированных краж детей у биологических родителей к открытому немотивированному захвату детей без суда и следствия, то есть к массовым «чрезвычайным» экспроприациям здорового потомства у родителей в пользу государства. В Норвегии, которая лидирует в мире по жестскости ювенальных технологий, каждый год увеличивается государственная квота на немотивированный или «чрезвычайный» госзахват здоровых детей. За последние 15 лет этот «госплан на сверхбыстрый захват детей» в Норвегии скакнул от 500 детей в год до 4000 детей в год, которых госчиновники могут изымать у родителей без судебного или иного решения, то есть «внезапно» и без предупреждения. Государство теперь зачастую не обязано информировать родителей о причинах изъятия их потомства в сам момент конфискации. Просто в ваш дом днем или ночью постучат полицейские и под дулом пистолетов уведут ваших детей в неизвестном направлении. Строжайшая конфиденциальность не позволит вам вслух назвать подобные действия властей ни «государственно-санкционированным террором семьи», ни откровенным «госкиднеппингом» вашего потомства.

Почти каждая европейская страна имеет на сегодняшний день подобные законодательно разрешенные «внезапные» нападения на семью. Причем сроки предъявления письменного государственного уведомления родителя о причинах экспроприации вашего потомства варьируются в разных странах от 7 дней до 14 дней и больше ПОСЛЕ факта госкиднеппинга вашего ребенка. Родитель абсолютно лишен презумпции невиновности в ювенальной системе Запада, поэтому он всегда «виновен» только уж потому, что родил детей.

Все изъятые в чрезвычайных случаях дети помещаются на секретный для биородителя адрес. При этом государство всегда имеет безоговорочное право сменить экспроприированному из семьи ребенку не только адрес, но даже имя и гражданство. Известны случаи, когда эти «оказёненные» дети полностью исчезали из поля зрения не только родителей и родственников, но и из числа живых.

Государственные ювенальные системы стран Европы постепенно объединились в одно целое, а потом срослись с общемировой ювенальной сетью и превратились в транснациональный рынок детей. Так что под маской лжесекретности дел об изъятии детей из кровных семей скрывается, по сути, новый вид организованной преступности, контролирующей мировую торговлю детьми и всемирный киндертрафик.

В связи с вышеизложенным перед научным, культурным, политическим, экономическим и родительским сообществом России стоит сегодня выбор: или деградация до уровня госкиднеппинга Европы, или же навязывание Европе прогрессивного пути по пересмотру устаревших деструктивных международных конвенций о детях и полный отказ от ювенальных карательных технологий.

Подводя итог, можно заметить, что Европа сегодня агонизирует в своей захватнической политике по разлучению детей с их биологическими родителями из традиционных семей. Мы наблюдаем процесс полного аморального разложения в Европе, в то время как в России нарастают прогрессивные тенденции, базирующиеся на укреплении естественной, «натуральной» или традиционной семьи и приоритете традиционных ценностей «натуралов».

[3]

Видео (кликните для воспроизведения).

Нельзя копировать наихудшие достижения Европы, каковым является сегодня ювенальная юстиция. Ювенальные карательные технологии — это уродливый рудимент и наихудшее изобретение Европы, способное уничтожить сегодня не только саму Европу, но и все человечество.

Источники

Литература


  1. Договор мены. Официальные разъяснения, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2013. — 698 c.

  2. Все о пожарной безопасности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. — М.: Альфа-пресс, 2013. — 480 c.

  3. Попова, Анна Теория государства и права / Анна Попова. — М.: Питер, 2008. — 248 c.
  4. Ванская, Г.П. Библиотечно-библиографическая классификация. Средние таблицы. Практическое пособие. Выпуск 2: 65/68 У/Ц Экономика. Экономические науки; Политика. Политология; Право. Юридические науки; Военное дело. Военная наука / Г.П. Ванская. — М.: Либерея, 2017. — 883 c.
  5. Михайленко, Е. В. Менеджмент в юриспруденции / Е.В. Михайленко. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, МОДЭК, 2012. — 280 c.
  6. Ювенальная юстиция испании
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here