Ювенальная юстиция оон

Дети: приказано уничтожить,
или Ювенальная юстиция в действии.
Защита прав ребенка на Западе как способ разрушения семьи и общества

Фото: Стефани Кляйн / Flickr.com

Я ходила с двумя детьми в открытый детский садик – платное учреждение, где мамы смотрят за своим ребёнком сами. Администрация детсада заявила на меня в Barnevern, что я «в депрессии», а мой старший Андреас не всегда смотрит в глаза взрослым, когда с ним разговаривают. В Норвегии принято часто улыбаться, показывая свой позитивный настрой и благополучие (даже если этого нет), таков их менталитет. Я пояснила, что дело в различии в культуре поведении, и депрессия здесь ни при чем. Нелегко было избавиться от Barnevern. Они ходили к нам домой и в детский садик, наблюдать за моим сыном. Они решили за нас, что Герман (младший) пойдёт в садик с одного года, и ещё пытались заставить нас принять назойливые и наглые «советы» Veiledning. Говорили, что Андреас (в 2,5 года!) отстаёт в языке, стесняется взрослых и чтобы привлечь внимание детей постарше забирает у них игрушки. Поэтому администрация детского садика и Barnevern решили, что он должен быть под их присмотром.

Мы с мужем наняли адвоката. Он объяснил нам, что мы должны добиваться освобождения из-под «опеки» социалистов. Наша участковая медсестра сказала только хорошее о нашей семье и показала, что развитие Андреаса для ребёнка его возраста вполне удовлетворительно. Она предложила, что сама походит к нам 6-8 раз с «советами», и мы с мужем решили, что уж лучше медсестра, чем надзиратели Barnevern. Но и после этого нас продолжали запугивать и говорили, что подадут жалобу в областную администрацию. Это дело длилось почти 6 месяцев. Я пережила очень тяжёлое время, в постоянном страхе, что детей могут забрать…

Barnevern – это своего рода общество «защиты» детей. Оно забирает детей в бедных семьях, у матерей-одиночек. Их не волнует, что лишение маленького ребёнка родителей всегда является для него большим шоком, что это разрушает детскую психику.

Граждане Норвегии имеют очень большие выгоды от гражданства и хорошо защищены экономически. Например, после развода государство оплачивает обучение женщины; оплачивает услуги адвоката бедной семье; инвалиды получают хорошее пособие и т.д. Казалось бы, с правами человека здесь все в порядке. Однако они грубо нарушаются, причем начиная с детства. Так, в Норвегии детей с детства учат жаловаться друг на друга в различные инстанции. Сидят, например, на уроке два норвежских мальчика, лучших друга, и первый списывает у второго. Второй подходит к учителю и говорит, что его друг списывает, а на перемене мальчики, как ни в чём не бывало, идут вместе пить кофе.

В Норвегии так называемые социалисты пытаются воплотить в жизнь идею о том, что все должны одинаковыми. Все дети должны ходить в детский садик с года, дети должны быть хорошо адаптированы к социальной среде, хорошо воспитаны. Если ребенок отличается от других, выделяется из общей массы (даже если стеснительный, или непоседливый), принимается за работу Barnevern. Эти социалисты уверяют, что умеют формировать детей. Это их логика: легче формировать маленького ребёнка, чем подростка, который уже испорчен.

Причины для подачи жалобы в эту организацию могут быть различными. Например, если родители «заставляют» ребёнка убирать в комнате и выносить мусор, это называется принудительным использованием детского труда.

Эта организация имеет весьма широкие полномочия. Основанием для того, чтобы забрать ребёнка от родителей, может быть мнение одного человека – классного руководителя, врача, медсестры, заведующей детсадом, работника самого Вarnevern, если вы им не понравились, просто даже случайного человека, недоброжелателя… Они говорят о соблюдении прав человека и заботе о детях. Но они не понимают или не хотят понимать, что если ребёнка забрали от родителей, травма детской психике уже нанесена, и это уже никакими средствами не вылечишь…

Обычно Barnevern вызывает родителей на встречу письменно. Они должны бросить всё и немедленно явиться, иначе их забирает полиция, где бы они ни находились. Затем в Barnevern заводится конкретное дело. Начинается сбор информации, звонки в различные инстанции. Сотрудники Barnevern ходят наблюдать за детьми в школу, детский садик, опрашиваются врачи, учителя, работники детского садика, медсестры по контролю за детьми (которые определяют детское питание, контролируют рост, вес ребенка и т.д.). Ходят также на дом и надзирают за тем, как родители воспитывают детей. Причем приходят без звонка, без предупреждения; могут неожиданно постучать в дверь, а если не пустите – значит, оказываете сопротивление властям, а это повод для того, что забрать у вас детей.

Еще Barnevern заставляет родителей принимать программу Veiledning – это «давание советов» по воспитанию детей. В таком случае они ходят домой раз в неделю и ставят воспитание ваших детей под полный и неограниченный контроль; заявляются в детский садик, школу, всюду, куда ходит ребёнок. Это может продолжаться годами.

У многих матерей в Норвегии есть двое, трое, четверо детей. Если кто-то из соседей доносит в Barnevern на мать-одиночку, которая лишь выглядит уставшей, к ней в дом приходят и делают произвольные выводы о том, что дети ее не слушают, она не справляется. Сначала забирают у неё детей на одни выходные в месяц, а со временем могут и вообще забрать и отдать в приёмные семьи. Если родители вдруг ссорятся, то это тоже одна из причин, чтобы забрать детей.

Одна дама невзлюбила в детском садике мою знакомую и донесла в Barnevern, что её сын якобы плохо воспитан. А они работают с детьми, как со взрослыми, оценивая их достоинства и недостатки. Они пытались найти в мальчике недостатки, доказать, что родители не занимаются его воспитанием и что детей нужно забрать. Мать была вынуждена сбежать с семьёй в Южную Норвегию из-за боязни потерять детей.

Проблемы с Barnevern неоднократно возникают у живущих в Норвегии выходцев с Украины. Одна из причин в том, что они дают детям конфеты в середине недели, а в Норвегии принято давать конфеты только в выходные. Соседи, школа, детский садик жалуются в Barnevern, что родители портят детям здоровье и зубы. Когда у маленького ребёнка высокая температура и он простужается, у нас принято вызывать скорую и лечить. А в Норвегии большинство родителей детей от простуды не лечит – «само пройдёт». Поэтому здесь могут заявить на вас в Barnevern, что вы детей «залечиваете».

Читайте так же:  К чему снится подавать на развод

Были случаи, когда у наших украинских граждан забирали детей и отдавали в приёмные семьи, потому что они не хотели идти на сотрудничество с Вarnevern и оказывали сопротивление.

На одну русскую семью соседка написала жалобу о том, что она использует свою дочь как домработницу, «незаконно использует детский труд». Это соседка подглядела, что дочь (7 лет) выносит мусор из дома, пылесосит в своей комнате, а также застилает свою постель и вытирает дома пыль.

Одна норвежка поругалась со своим сожителем. За ее ребёнком смотрела прабабушка. Прабабушка позвонила в полицию. На следующий день их вызвали на встречу в комитет, и после этого стали ходить с наблюдениями. У ребёнка были колики, а мать «выглядела уставшей». Комитетчики сказали, что ребёнка заберут на время, чтобы она отдохнула, но её обманули и ребёнка не вернули. Случаи коликов бывают разные, мой старший сын от 5 недель до 3 месяцев вообще не спал и часто кричал. Если в такой сутуации какой-то «доброжелательный» сосед подал жалобу о коликах вашего ребёнка, то вы можете его потерять.

Татьяна приехала в Норвегию из Сочи и вышла замуж в Осло. Муж стал выпивать, и она уехала с трехлетним ребёнком к матери на север страны. Ей положено от государства пособие и оплата обучения. Для этого она должна написать не одно письмо и написать грамотно. Но она не знает норвежских законов и языка. К ней пришли из Barnevern и забрали ребенка: комитет по правам детей решил, что у неё нет дохода, она не знает язык – значит, ребёнок будет жить в приёмной семье.

Об организации Barnevern в прессе только негатив. Профессор университета в Бергене Марианэ Сколань (61 год) была свидетелем во многих делах и говорит, что знакома с проблемой изнутри. М.Сколань была приглашена в газету «Moss Dagblad» высказать своё мнение о норвежском Комитете по правам детей, за работой которого она следит много лет. По ее словам, они совершают ошибки в 99 процентах дел. Как правило, комитет выбирает тех родителей, которые многого не понимают и поэтому дают собой управлять. И еще за работу в Barnevern платят хорошие деньги, поэтому его работники очень старательны.

Многие дети становятся депрессивными, когда прибывают в приёмный дом. Здесь они также бывают подвержены издевательствам. Все данные статистики говорят о том, что многие из них портятся, вырастают с криминальными наклонностями, злоупотребляют алкоголем и принимают наркотики. Большое количество заключённых выросли в приёмных домах. «Дети не верят никому в этом обществе взрослых, – говорит Марианэ Сколань. – Они замыкаются в себе и думают: «Как я буду вести себя в обществе, которое так со мной поступило?». Эти люди из Комитета виноваты во многих сломанных жизнях»…

Проблемы с алкоголем, преступность и насилие становятся причиной постоянного увеличения числа детей и подростков, которые принудительно помещаются в учреждения Комитета. Так, например, в 2001 году от родителей были изолированы 6 215 детей. Всего в этом году комитету пришлось разбираться в судьбе более чем 33 тысяч детей. Другими словами, на каждую тысячу детей в мероприятиях комитета были задействованы 23 ребенка. Исследователи считают, что в Норвегии от 10 до 20 % детей и подростков растут и развиваются в неудовлетворительных условиях, что является причиной серьезных психологических проблем, страха и депрессии.

В спецзаведениях Barnevern 90 процентов подростков становятся наркозависимыми! В нескольких норвежских интернет-изданиях опубликовано интервью с 17-летним подростком. Его жизнь в Barnevernet началась, когда ему было 13. Он жил в коммуне возле Бергена и у него было плохое поведение в школе. Ему поставили диагноз «гиперактивность», и подросток был отобран у родителей и помещён в спецзаведение Комитета. Под здешним попечительство он начал курить гашиш. «Это как большой нарколагерь. Люди приходят сюда, чтобы купить, продать или употреблять наркотики», – говорит 17-летний! По его словам, в организации об этом знают и это их не волнует. «На дому родители бы не разрешили этим заниматься. А здесь свобода» (. ) «Ежедневные контакты с работниками учреждения ограничиваются их одноразовым вечерним посещением квартиры, где я живу, – для того, чтобы убедиться в том, что все дома, – рассказал мальчик. – Речь не всегда идёт о гашише. Несколько месяцев назад умерла девушка от передозировки. Она начала употреблять героин в спецзаведении детской организации».

Комитет по защите прав детей – серьезная международная организация, имеющая неограниченные полномочия и хорошо отлаженный механизм действия. В перечне мероприятий, призванных защитить права ребенка и улучшить условия их содержания – довольно широкий выбор средств: от помощи психологов, преподавателей, материальной и консультативной поддержки до лишения родителей прав на ребенка и помещения ребенка в другую семью. За последние шесть лет в среднем около 400 детей каждый год в результате действий Комитета передаются на «попечительство» государства. Как отмечается в одной из российских публикаций, из структуры, изначально призванной помогать родителям, Barnevern превратилась в карающий меч, от которого невозможно избавиться на протяжении всей жизни. Благодаря ее деятельности многие семьи оказываются разрушенными.

Ювенальная юстиция: как ООН сокращает население

В Украине намерены ввести так называемую «французскую», или «континентальную» модель ювенальной юстиции, которая уже реализована в России.

Многие ли из нас осознают, чем это грозит законопослушным украинским семьям, имеющим несовершеннолетних детей?

Ровно два года назад я написал памфлет «Зачем нам эти кондооны», в которой рассказал о специфической деятельности Фонда населения ООН (UNFPA). Напомню: в мае 2008 года разрушительный ураган унес жизни десятков тысяч жителей Бирмы, сотни тысяч остались без крыши над головой. ООНовский фонд немедленно направил гуманитарную помощь, самое, по их мнению, необходимое: семьдесят две тысячи восемьсот презервативов.
Когда правительство Бирмы возмутилось и отказалось принимать это издевательство, ООНовские чиновники привлекли тяжелую артиллерию. После заявлений министра иностранных дел Франции и госсекретаря США о возможном применении силы, кондооны наконец поступил в руки несчастных обездоленны бирманцев.

Читайте так же:  Закон о домашнем насилии против семьи

Поставка противозачаточного в районы стихийных бедствий – не единственная специализация UNFPA. В феврале прошлого года официальный представитель фонда, Арье Хокман (Arie Hoekman) заявил, что высокий процент разводов и большое число детей, родившихся вне брака – это на самом деле не «проявления социального кризиса», а «торжество прав человека над патриархальностью» (triumph of “human rights” against “patriarchy”).

В таких заявлениях нет ничего удивительно: кто платит, тот и заказывает музыку. Фонд населения ООН (UNFPA), также, как и Детский фонд ООН (UNICEF) и Всемирная организация здравоохранения (WHO), финансируется из средств United Nations Foundation. Это финансовое учреждение часто (умышленно и неумышленно) называют «Фондом ООН». На самом деле это частный благотворительный фонд, основателем которого является владелец телекомпании CNN Тед Тернер. Тернер не скрывает, что поставил целью сократить население Земли – именно в этом он видит решение нынешних проблем человечества.

В оруэлловской антиутопии «1984» Министерство Правды занималось распространением изощренной лжи, а Министерство Любви – пытками. В нашей реальности Фонд населения ООН занимается сокращением населения земного шара. Возникает закономерный вопрос: а чем занимаются другие тернеровские выкормыши – Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ)?

Напомню, два года назад обе эти организации активно участвовали в авантюре, уже вошедшей в историю под названием «КаКа» — от названия комбинированной вакцины КК против кори и краснухи. Отличительной чертой «КаКи» было наглое и беспардонное игнорирование украинских норм и законов, а также очевидное несоответствие навязываемых мероприятий заявленным целям. Другими словами, нас, украинцев, откровенно держали за идиотов. Неудивительно, что против «КаКи» восстало практически все украинское здравоохранение, от академиков до участковых врачей. Исключением были разве что чиновники министерства, которые стали исполнительными подручными у экспертов ВОЗ и специалистов ЮНИСЕФ.

[2]

Сегодня ситуация повторяется. На этот раз объектом атаки стали наши семьи, а поводом – проблемы, связанные с детской и подростковой преступностью. Исполнителями снова выступают чиновники министерства, на сей раз – министерства юстиции, во главе с заместителем министра Валерией Лутковской.

В Украине намерены ввести так называемую «французскую», или «континентальную» модель ювенальной юстиции, которая уже реализована в России. Что это такое, можно прочитать, например, здесь. Как обычно, все начиналось с благих целей – перевоспитание малолетних правонарушителей. Были созданы специальные суды, «центры срочного размещения», «центры усиленного воспитания», «закрытые воспитательные центры». Наиболее «гуманный» способ – так называемые фостерные семьи, которые принимают детей на перевоспитание. Чтобы получить представление о том, что и себя представляе эта, с позволения сказать, «семья», приведу одну цитату из вполне нейтрального обзора: «Есть примеры, когда несовершеннолетний, уже став взрослым и самостоятельным, продолжает общаться с фостерной семьей, например, снимает рядом квартиру. Но, к сожалению, чаще подростки отказываются жить у «чужих» и предпочитают идти в тюрьму«…

Французским специалистам в области ювенальной юстиции приходится нелегко. Еще одна цитата: «Судья использует для воспитания «фактор неожиданности»: представитель Центра забирает подростка прямо из зала суда (авиабилеты приобретены заранее) и мчится с ним на юг Франции, в цирк, не давая даже зайти домой. Если подросток зайдет домой за одеждой, пообщается с семьей, воспитателю будет сложнее влиять на него«…

Окончательное перерождение ювенальной юстиции из юридического в карательный инструмент произошло 23 декабря 1958 года. Изданный в этот день Декрет расширил понятие «несовершеннолетнего преступника» вообще на всех несовершеннолетних, и преступников, и не преступников, разрешив применять все вышеперечисленные механизмы в отношении любого ребенка.

Статистика показывает, что ювенальная юстиция успешно справляется с задачей сокращения населения: дети превращаются уже не в обузу, а в опасность для родителей. Фонд населения ООН уже прогнозирует: к 2025 году население Южной Европы должно сократиться на 8 млн. человек, а Восточной — на 17 млн. В Германии, где на одну женщину сегодня приходится 1,3 ребенка, также ждет неизбежное сокращение населения. Только Францию, где гайки были закручены особо сильно (из семей было изъято более 2 миллионов детей), ждет послабление, и ожидается некоторый рост. Следствием сокращения рождаемости станет старение население и увеличение доли пенсионеров, которых вряд ли будут содержать родители, воспитанные в «современных европейских семейных традициях», о которых мы успели забыть со времен Павлика Морозова.

Но это все в перспективе. А пока ювенальная юстиция внедряется в Украине, как всегда, в режиме строгой секретности. Идет обсуждение проекта Концепции, который не удосужились даже опубликовать. А что, не наше это собачье дело – знать, что собираются делать с нашими детьми Тед Тернер и его украинские подручные. В конце концов, для ювенальной юстиции мы, родители – понятие биологические, а дети – это государственное имущество.
Ходят слухи, что ювенальная юстиция будет введена у нас до конца мая. Сделано это будет, опять же, втихаря, указом Президента, минуя сложную и рискованную процедуру обсуждения законопроекта в Верховной Раде. Рискованную, потому что нас, приверженцев традиционных семейных ценностей, в этой стране пока еще больше. Пока еще.

Но если все пойдет по их планам, то уже в июне вас может посетить социальный работник, который обязан проверить, правильно ли вы воспитываете своих детей. В результате вы можете столкнуться с «фактором неожиданности», если соц. работник выявит:

плохой уход за ребенком (ваш сын гуляет во дворе или сам возвращается из школы);
следы избиений (ссадина или синяк на коленке);
плохие жизненные условия (вы делаете ремонт или живете на съемной квартире);
аморальное поведение родителей (вы были в трусах и в майке);
антисанитарию (у вас в доме есть собака или кошка, или имелись разбросанные на полу игрушки);
эксплуатация детского труда (мать приучает дочку мыть посуду);
плохое питание (в холодильнике нет набора продуктов, который, по мнению соц. работника, должен быть).

Законным основанием для изъятия ребенка может стать анонимная жалоба на плохое обращение с ребенком. И не надейтесь, что безукоризненное исполнение родительских обязанностей вам поможет: «удушающая родительская любовь» тоже является достаточным основанием для конфискации вашего ребенка, ибо она может «подавлять развитие его личности».

Все это звучит настолько чудовищно, что сложно поверить в реальность происходящего. Но в Российской Федерации, где соответствующий закон еще обсуждается, но ювенальная юстиция фактически действует, новую заботу государства уже ощутили тысячи семей.

Читайте так же:  Кто может требовать отмены усыновления ребенка

Приверженцы идей Теда Тернера считают, что целенаправленное сокращение численности населения является единственной альтернативой войне. Одна из извечных задач войны – убить как можно больше противников. Так, нацистские преступники планировали радикально сократить численность польского и чешского народов, чтобы «очистить жизненное пространство для арийской расы». Врачи, которые поводили в Бухенвальде и Освенциме эксперименты по массовой стерилизации, на Нюрнбергском процессе врачей приговаривались к повешению, расстрелу и длительным срокам тюремного заключения. Сегодня апологеты идеи сокращения населения Земли уже не считаются преступниками, наоборот – это достойные и уважаемые члены общества. И сегодня мы с вами стоим на их пути.
Это – война.

Ювенальная юстиция: как Мировое правительство разрушает семью в Европе и России

Ювенальная юстиция зародилась в Европе больше века назад, за это время она превратилась в средство разрушения семьи, для этой же цели ее теперь пытаются внедрить в России

О том, что в России может появиться такая система, как ювенальная юстиция, заговорили еще около 15 лет назад. Общество тогда разделилось на две неравные части: большая часть была уверена, что для страны такое нововведение не только чуждо, но и опасно. Однако меньшая, в подавляющем большинстве либерально настроенная часть россиян, уверяла, что в ЮЮ нет ничего страшного и именно по этому пути сейчас идет все прогрессивное человечество. Что собой представляет юстиция такого рода и как она связана с нынешней политической обстановкой в мире, попробуем разобраться далее.

История вопроса и что же такое вообще — ювенальная юстиция?

Видео (кликните для воспроизведения).

Дословно этот термин переводится с латыни как «правосудие для юношей». Зародилось оно в 70-е годы XIX века в США, а позже получило развитие в Великобритании. Именно там в 1908 году приняли целый пакет законов, направленных на отношения с судом детей и молодежи. Позже по тому же пути пошла и Франция, а за ней и остальная Европа .

Во многом это было сделано из-за того, что в Париже, Нью-Йорке и Лондоне — столицах этих трех стран, именно детская и подростковая преступность достигла просто угрожающих величин. Западный обыватель стал бояться несовершеннолетних преступников, причем зачастую больше, чем взрослых, поскольку как раз подростки действовали с особой жестокостью, идя на убийство там, где матерый уголовник ограничился бы простыми угрозами.

Правозащитники тех лет поняли, что обыденным ужесточением права делу не помочь — малолетние преступники тюрем не боялись, а казнить их в те, уже довольно цивилизованные времена все-таки уже гнушались. Стали искать иные способы. В тех же США, наряду с внедрением ювенальной юстиции появилось движение бойскаутов — как способ отвлечь подростков от улицы. В Европе пошли другим путем — воздействием на семьи и через семьи. То есть влиять на юных нарушителей закона путем попечения и воспитания. Таким образом, по мнению педагогов тех лет, а именно они и играли решающую роль в появлении современной ювенальной юстиции, у подростков должна была измениться нравственная мотивация. И как раз это и должно было затормозить процесс по превращению малолетнего воришки в матерого уголовника.

Затормозила развитие Первая мировая, однако после нее детские суды по всей Европе стали появляться уже повсеместно. Однако положительных результатов видно не было — рост подростковой преступности продолжался, особенно это касалось правонарушений сексуального характера. Решить проблему в какой-то мере удалось только после Второй мировой, поскольку до этого лет 30–40 миру было вовсе не до детских сложностей. А в 1960-х годах снижение подростковой преступности все же произошло — в США и Европе перестали делать специальное снисхождение для детей, вводя для них особые режимы и рассматривая их дела в судах в особом порядке. Во Франции, например, в 70-х годах ХХ века, перед судом представал только тот несовершеннолетний, которого обвиняли в преступлении, наказуемом сроком лишения свободы больше 7 лет. Нечто похожее было и в США, и в итоге спустя годы, к началу XXI века, в мире сложилось три основные системы ЮЮ: англо-американская, континентальная и скандинавская .

В Европе и США ее возникновение было связано еще и с тем, что в этих странах зачастую в тех же разбойничьих шайках и крестовых походах на Восток дети участвовали наравне со взрослыми. А потому еще в те времена и судили их наравне со взрослыми, нередко отрубая головы и посылая на костер, — правда, пока еще без всяких прав человека и юридических терминов. Цивилизованные рамки все это обрело уже в период господства капитализма, а равно с ним и с ростом влияния адвокатских контор, которые таким образом довольно успешно собирали немалые барыши с богатых, но всегда хороших родителей.

Три системы ювенальной юстиции, в общем-то, между собой не слишком различаются. В англо-американской акцент сделан на либерализацию и профилактику преступлений, хотя в свое время именно эта система была наиболее жесткой. Континентальная модель наиболее ярко выражена во Франции. Эта система базируется на мерах воздействия, которые зависят от возраста подсудимого, а также наличии суда присяжных и жесткого регламента — это если вкратце. Третья, скандинавская модель, считается в мире наиболее совершенной, и именно ее планируется брать за основу в России разного рода правозащитниками. Именно там, в Швеции, Норвегии, Финляндии и Дании, в ювенальную систему включены не только суды, как в остальных моделях, но разного рода социальные органы, которые, по их же словам, «стоят на защите детства и прав детей». И именно в этой модели у родителей чаще всего отбирают детей.

В России ювенальную юстицию ввели в 1910-м в городе на Неве. Там открылся первый такой суд, практика начала было распространяться, однако большевики, придя к власти, быстро ее отменили, впоследствии заменив комиссиями по делам несовершеннолетних. В таком виде все это по большому счету существует и до сих пор, пока с вступлением России в Совет Европы с Запада не стали все настойчивее предлагать внедрить и у нас в стране так полюбившуюся европейцам систему судебного правосудия в отношении детей и их родителей. В Ростове-на-Дону создали даже экспериментальный ювенальный суд, но он не получил широкого распространения по всей стране из-за неоднозначности проблемы. Однако пока окончательного решения вопроса нет — и вот почему .

Читайте так же:  Взыскание задолженности по алиментам в судебном порядке

Протесты все громче

Что интересно, в последние годы они звучат все громче, как в России, так и в Европе. Наши сограждане не хотят введения ювенальной юстиции, а вот простые европейцы требуют ее отменить — видимо, уже натерпелись. Что интересно, яростно бунтуют именно в скандинавских странах. В 2012 году к генсеку Совета Европы г-ну Ягланду написала письмо целая группа правоведов из Швеции и Норвегии. Их поддержали педагоги, психологи, медики и просто неравнодушные граждане этих стран. Они требовали отменить главный постулат ЮЮ — изъятие детей из семей. Здесь стоит напомнить, что в этих странах подобная практика существует уже с начала ХХ века и только в Швеции у родных родителей за 90 лет отобрали больше 300 тысяч их любимых чад, и зачастую по надуманным или необоснованным причинам.

Буквально чуть позже выступили против ювенальной юстиции и жители Германии. Писем они не писали, а сразу вышли на улицы, причем одновременно в нескольких городах. Митинги против ЮЮ прошли в Берлине, Кельне, Гамбурге, Мюнхене, Штутгарте и ряде городов помельче. Главный лозунг был один — «Детям нужны и папа, и мама», а еще — «Долой ювенальную юстицию». А проведенные чуть позже соцопросы показали: 80% немцев выступают за отмену ювенальной юстиции.

Сейчас в Европе это движение поутихло, но не потому, что европейцы смирились, — просто данная проблема в связи с наплывом мигрантов из Сирии и других стран Азии и Африки отошла на второй план.

А вот в России акции протеста, наоборот, все активнее набирают ход. И катализатором тому послужило рассмотрение в Думе так называемого «закона о шлепках». Его вступление в силу в июле прошлого года вызвало бурное возмущение родителей по всей стране. Напомним, закон вводил уголовную ответственность и лишение свободы на срок до 2 лет за наказание детей, а также их изъятие из семьи в ряде особых случаев. «Оставьте нам право быть родителями», — таков был лейтмотив посланий и петиций россиян, требовавших отмены закона. В ситуацию был вынужден вмешаться и Владимир Путин. Впрочем, и до этого глава государства не раз подчеркивал свое отношение к ювенальному праву.

В итоге осенью и зимой 2016-го активисты РВС провели в городах страны протестные акции и собрали подписи за отмену закона. Всего набралось 263 тысячи подписей. Их и передали Президенту России. А он практически сразу, как всегда, четко отреагировал. Владимир Путин призвал тщательно обсуждать «ювенальные инициативы и декриминализовать законодательство». В итоге уже в январе этого года Госдума внесла поправки в закон, исключив побои близких (к которым, безусловно, относятся и дети) из числа уголовных правонарушений.

По мнению одного из инициаторов отмены Елены Мизулиной, «уголовное преследование за подобные правонарушения направлены фактически против самой российской семьи, позволяют с легкостью вмешиваться в отношения родителей и детей, где иногда сиюминутные порывы могут привести к неисправимым последствиям». Тем более парламентарий обратила внимание на несоответствие наказания, по которому первоначально выходило так, что если отец или мать дали сыну подзатыльник за найденную сигарету, то их могут посадить чуть ли не на два года, а если сосед сделал то же самое и по другому поводу — ему максимум грозит штраф. Как отметили активисты РВС, они пойдут дальше и будут просить Думу установить порог невмешательства в дела семьи, подчеркивая — родители сами вправе выбирать способы воспитания своих детей, если это не вредит их физическому и психическому здоровью. Пока данная идея на уровне Думы еще не обсуждалась, но свою первую победу над западными ценностями общественники уже одержали. А значит, и в этот раз либерально настроенная общественность вновь проиграла, обвиняя власти страны чуть ли не в садизме.

Политический подтекст ювенальной юстиции

По большому счету, это еще одно проникновение западных ценностей в историческую систему традиций в России. Смысл ЮЮ состоит в том, чтобы повязать все семьи одной юридической цепью и в то же время разъединить их буквой закона. То есть ребенок в семье, согласно европейским правилам, это уже не совсем ребенок, а скорее контролер своих пап и мам. Он должен вести дневник поведения в семье, сообщать о случаях насилия, заявлять о нарушениях своих прав. Чуть что не так — «прощайте, родитель номер 1 и 2, я ухожу в лучшее место». При этом мало кто задумывается, насколько это удобный способ контроля свободолюбивых жителей Старого Света: школьник, например, ведь может писать не только о том, кто на него накричал за «двойку» и в какой угол его поставили дома. А по своей наивности может и сообщить, где подработал и скрыл налоги папа, какие политические взгляды высказывает на кухне мама и за кого хочет голосовать бабушка, а еще чем в стране недоволен дедушка — вот и готовый экономико-политический донос на целую семью.

Кроме того, раз уж у Европы не получилось продавить в России законы о пропаганде гомосексуализма, то можно зайти и с другой стороны. Ювенальная юстиция четко оговаривает: полов нет, есть гендеры, родителей лучше называть не папой и мамой, а по номерам. Однополая любовь — не нечто из ряда вон, а вполне нормальная вещь — именно такие принципы исповедует ювенальное право, при этом имея подтекст в виде презумпции виновности родителей. Помимо этого, ЮЮ в корне способна изменить всю правовую систему России в целом, так как базируется на кардинально иных принципах правосудия, а заодно внести сумятицу в действия всей правоохранительных органов государства.

То есть по большому счету приверженцы ЮЮ хотят установить над семьей полный контроль. Отдельные случаи нарушений будут трактоваться как правило, а все папы и мамы заранее будут определены как садисты и преступники.

[3]

Как считает руководитель Института демографической безопасности Ирина Медведева, ювенальная юстиция определяет более мягкое правосудие для подростков, а это ведет к тому, что малолетние преступники остаются на воле и ничего не страшатся, ощущая свою безнаказанность. А это в свою очередь приводит к геометрической прогрессии роста подростковой преступности. Сожженные машины, магазины и участки полиции во Франции, Германии, Швеции и других странах Европы уже наглядно показывают, что нас ждет в случае ее внедрения.

Ряд экспертов европейского уровня из России не раз указывали также и на то, что внедрение в стране ювенальной юстиции может оказать влияние и на рождаемость. «Дело в том, что она не решает социальные проблемы и практически не борется с преступностью, зато хорошо контролирует повседневную жизнь молодых семей, которые в таком случае вряд ли захотят рожать больше двух детей — чтобы избежать излишнего государственного контроля», — считает лидер РВС Мария Мамиконян.

Читайте так же:  Установление отцовства после смерти лица

Таким образом, попытка внедрить в России ювенальную юстицию, а через нее впоследствии посеять хаос и раздор в стране, пока любителям западных ценностей не удалась. Более того, пример борьбы родителей с ЮЮ наглядно показал: в нашей стране есть не только либеральное, но и патриотическое гражданское общество. И в отличие от ориентированных на Запад сил, оно сумело наладить диалог с руководством страны.

Отобранные российские дети: обратная сторона «борьбы за свободу»

Илья Ремесло, юрист, для РИА Новости

В Министерстве социальных дел и здравоохранения Финляндии ранее утверждали, что в стране «не отбирают детей по национальному признаку и без причины», а изъятие — «это крайняя мера, к которой прибегают только в экстренных случаях».

Подобные случаи принудительного изъятия детей «без суда и следствия» не редкость в странах Скандинавии, где полномочия так называемой ювенальной юстиции огромны. Однако жертвами ее почему-то становятся россияне. Один из последних громких случаев — история Римме Салонен, ее ребенка отец-финн с помощью дипломатов увез из России в багажнике автомобиля.

«Вопреки высказываемым опасениям, в Финляндии не идет травля детей из иностранных семей», — говорится в сообщении Министерства иностранных дел Финляндии, опубликованном в четверг на официальном сайте. Однако сложившаяся практика свидетельствует: речь идет о системном вмешательстве государства в семейные отношения с выходом вопроса на международный уровень.

Причин подобного положения дел две: сама система ювенальной юстиции в Северной Европе, а также особое отношение к российским гражданам, которое в ряде случаев можно охарактеризовать как русофобское.

Ювенальная юстиция: угнетение наоборот

Следует заметить, что в странах Европы и США широко распространена практика «обратной дискриминации»: когда защита меньшинств приводит к диктату со стороны тех, кто еще вчера был в рядах угнетаемых. Ровно то же самое произошло с ювенальной юстицией: благая идея о защите прав ребенка превратилась в монстра, разлучающего детей с родителями.

По данным 2013 года, в Финляндии за пределами своей семьи проживало более 17 000 детей. Для такой маленькой страны это громадная цифра. Если признать, что органы опеки были правы во всех случаях отбора детей от родителей, то неизбежен вывод, что финские семьи уникальны в своей жестокости по отношению к детям. Но так ли это, если органы опеки признают «жестоким обращением с детьми», влекущим изъятие ребенка, обычный шлепок?

В России среди либеральной интеллигенции распространено заблуждение, что в Европе государственный аппарат более ограничен в правах. Однако ювенальная юстиция со всей очевидностью доказывает обратное: государство «железной рукой» вмешивается во все личные сферы граждан. Удивительно, но борьба с «тоталитаризмом и сексизмом» в Европе переросла в тот же самый тоталитаризм с обратным знаком.

Законы бюрократии

Как это произошло? «Ювеналка» работает по тем же законам, как и любая бюрократическая система. Общеизвестна история с созданием в царской России специального отдела по борьбе с конекрадством — в результате чего последнее внезапно появилось в тех регионах России, где ранее о нем и не слышали.

Любая бюрократия заинтересована в признании государством собственной важности и в росте своего влияния и выделяемого бюджета. А чтобы росло влияние, должны быть проблемы, с которыми структура призвана бороться.

А чтобы СМИ и прочие активные граждане не докучали вопросами о «ювеналке», ее можно просто запретить обсуждать. Как сообщила в свое время сотрудник посольства Финляндии в ответ на претензии российской стороны, «финский Закон об охране детства запрещает представителям власти комментировать какие-либо случаи взятия детей на попечение органами государственной опеки, запрещает выносить семейные проблемы на всеобщее обсуждение».

Отличная «либеральная» логика — государство имеет неограниченное право вмешиваться в семейные проблемы, но обсуждать это нельзя.

[1]

Иностранное усыновление: история повторяется

Человек, не являющийся гражданином, зависящий от работы на территории государства, поставлен в заведомо неравные условия в противостоянии с ним. Складывается впечатление, что российские граждане в споре с финскими считаются априори виноватыми (вспомним историю Риммы Салонен, ребенка которой тайно вывезли финские дипломаты). В ответ на все претензии российского МИДа и иных госорганов финские «защитники детей» отвечают следующее: неправильно вмешиваться на государственном уровне в деятельность органов власти суверенного государства.

Видимо, принудительный тайный вывоз ребенка самими финскими дипломатами с территории России не считается таковым вмешательством.

Складывается впечатление, что мы видим повторение истории с запретом на американское усыновление. Сначала — нарушения прав российских детей, демонстративные отказы от объяснений и любого сотрудничества на международном уровне. Затем, когда российская сторона поставлена в такое положение, что вынуждена ответить принятием соответствующего закона, самое время поднять шум о «законе подлецов».

Однако у проблемы есть и другая сторона. Зачастую российские граждане, выезжая на ПМЖ в скандинавские страны, не утруждают себя изучением местных законов. Если кто-то выбрал другую страну жительства, завел там ребенка — ему следует понимать, что тем самым он принял на себя определенные обязательства.

Видео (кликните для воспроизведения).

Другой вопрос, что российское государство обязано защищать своих граждан от произвола, не допускать их дискриминации. И в этом отношении предстоит сделать еще очень многое.

Источники

Литература


  1. Юзефович, Р.М. Санкт-Петербург — автомобилисту. Справочник; СПб: Кронверк-Принт, 2012. — 922 c.

  2. Катрич, С. В. Юридическое пятикнижие российского бизнеса. Правовые основы предпринимательства / С.В. Катрич. — М.: Дело, 2012. — 528 c.

  3. Севан, О.Г. «Малые Корелы». Архангельский музей деревянного зодчества. История создания, методология, современное состояние / О.Г. Севан. — М.: Прогресс-традиция, 2011. — 909 c.
  4. Картрайт, Г. Обвиняется в убийстве. История судебных процессов над Калленом Дэвисом / Г. Картрайт. — М.: Прогресс, 2017. — 384 c.
  5. Михайленко, Е. В. Менеджмент в юриспруденции / Е.В. Михайленко. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, МОДЭК, 2012. — 280 c.
  6. Ювенальная юстиция оон
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here